Портал психологических изданий PsyJournals.ru
ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП К НАУЧНЫМ ИЗДАНИЯМ 
Каталог изданий 92Рубрики 51Авторы 7910Ключевые слова 19153 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

Аддиктивное поведение: профилактика и реабилитация

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

Год издания: 2011

 

Формирование прогностической функции мышления и социальных ценностей у делинкветных подростков как условие первичной профилактики аддиктивного поведения

Муртазина Г.И., ГОУ ВПО Сургутский государственный университет, Сургут, Россия
Самойлова В.М., кандидат психологических наук, доцент кафедры специального (дефектологического), Московский государственный психолого-педагогический университет, Москва, Россия, vmsamojlova@mail.ru
Полный текст

Проблема зависимого поведения, в частности, обусловленного наркоманией и алкоголизмом, традиционно выступает сферой деятельности клинического психолога. На сегодняшний день существует большое количество клинико-психологических, социально-психологических программ сопровождения как наркозависимых подростков, так и подростков группы риска. Мы хотим поделиться опытом работы с одной из таких групп риска, а именно с подростками 12-14 лет, находящимися на обучении в специальной общеобразовательной школе закрытого типа для несовершеннолетних преступников г. Сургута.  Сотрудничество с администрацией школы началось несколько лет назад.

Наряду с дисциплинарными нарушениями обучающихся остро стоял вопрос об эпизодическом употреблении ими ПАВ, проникавших в школу нелегальным путем. На кафедре клинической психологии СурГУ были разработаны различные клинико-психологические программы сопровождения подростков данной группы, однако опыт показал, что наиболее эффективными в первичной профилактике злоупотребления ПАВ оказываются программы, не прямо направленные на проблему аддиктивного поведения, а  опосредованно связанные с расширением ценностной мотивационной сферы подростка и развитием у него прогностической функции мышления.

Анонимный опрос подростков-правонарушителей показал: все опрошенные подростки были знакомы с разными видами ПАВ на собственном опыте, были среди них и такие, которых принято относить в группу «полизависимых». Более трети опрошенных легко смешивают алкогольные напитки с каннабиоидами (марихуана, гашиш). Разумеется, прогностическая оценка своего поведения у них существенно нарушена. Практически все опрошенные подростки уверены, что их нельзя отнести в группу риска по наркомании или алкоголизму, и что употребление указанных ими веществ «в умеренных количествах» нормально для всех подростков без исключения («так делают все», «а что ещё делать, когда хочется развлечься», «Ну, вы тут жути нагоните! Да помалёху все употребляют!»).

В связи с заявленной проблемой мы развернули исследование прогностической функции мышления как определяющей качество дальнейшей жизни подростка, позволяющей подросткам предвидеть исход своих антисоциальных действий, оценить реальную угрозу употребления  ПАВ.  Поскольку прямые призывы к социальному и здоровому образу жизни малопродуктивны, а подростками данной группы в принципе всерьез не воспринимаются, мы выбрали опосредованные методы воздействия. В практической работе с подростками были обозначены две цели: вторичная профилактика делинквентного (преступного) и первичная профилактика зависимого поведения.

Известно, что влияние окружающей среды особенно значимо в подростковом возрасте, поскольку именно в этот период происходит формирование характерологических свойств личности, потребностей, ценностных ориентаций, мотивации поведения, развиваются познавательные способности. Этот возраст выступает сенситивным в личностном самоопределении, самосознании, выборе траектории эгоидентификации. Именно поэтому трансформация ценностных ориентаций от асоциальных к социально-положительным, оформление внутри референтной группы прогностической функции мышления в противовес аморфной - являются в прямом смысле определяющими для дальнейшей жизни подростка, особенно в выбранной группы риска.

Групповая работы с подростками опиралась на проектную деятельность, которая рассматривается нами как форма учебно-познавательной активности. Эта активность заключается в мотивационном достижении сознательно поставленной цели по созданию творческого продукта (проекта) и обеспечивает единство и преемственность различных сторон процесса обучения, является средством развития личности субъекта.

Проектная деятельность подростков несет в себе некоторые черты профессионального проектирования и проектировочной деятельности, однако имеет и собственные качественные особенности, включающие в себя отличия в мотивации, целях деятельности, ее результатах и др., которые, прежде всего, обусловлены ее видовыми свойствами как определенного типа учебной деятельности, имеющей общественно-ценный продукт (Хозиев, 2002).

Нами был составлен проект под названием «Моя жизнь». В ходе данного проекта подростки составляли и оформляли книгу «о жизни», основываясь на организованных психологом тематических дискуссиях, собственных позициях и  мыслях в целом. Задаваемые темы проекта охватывали  достаточно обширную сферу жизни: «будущая профессия», «семья», «школа», «друзья», «мой внутренний мир», «мир вокруг меня». Тема злоупотребления ПАВ никогда не обсуждалась специально, однако на каждом тематическом занятии поднимались вопросы значимости и ценности здоровья, финансовой, личностной успешности, активного образа жизни и т.д., как несовместимых с зависимым и делинквентным поведением.  Важно, что психолог, выступающий руководителем проекта, никогда не выступал с императивными заявлениями по этому поводу. Все выводы относительно здорового и успешного образа жизни были продуктом размышлений и споров самих подростков-участников проекта.

Таким образом, внутри целостной многоуровневой иерархически организованной психолого-педагогическая модели проектной деятельности обеспечивалась интериоризация её содержания, а именно средств планирования и оценки настоящей и будущей жизни, социально-приемлемых способов поведения и общественно значимых мотивов, диалогового характера общения подростка с окружающим миром, социально значимых ценностей, прежде всего активного, успешного, здорового образа жизни.

Преэкспериментальный контроль показал несформированность прогностической функции мышления у подростков, совершивших преступления. Так, контент-аналитические исследования речевых и письменных продуктов подростков (сочинения, протоколы, беседы) показал, что подростки слабо увязывают траектории своего поведения с уже имеющимися или возможными жизненными ситуациями. Например, многие из них считают, что оказались в закрытом учреждении случайно, а не в результате совершенных преступных действий: «просто не повезло», «ну, просто я попался, а кто-то нет», «да воруют все, попадаются не все» и т.д.  Оказались совершенно не представленными и средства ближайшего и долгосрочного планирования собственной жизни. Высказываемые подростками  жизненные цели зачастую неадекватны и несоизмеримы с собственными возможностями: «выйду отсюда - устроюсь на хорошую работу, буду много зарабатывать…ну, тысяч 30-40», «стану президентом компании (вариант: директором, начальником, бизнесменом)».

Полученные тестовые результаты также не противоречат данным, приведенным выше. Очевидная несформированность иерархии ценностей у подростков, участвовавших в проекте «Моя жизнь», отчетливо прослеживается при анализе пре-теста методики «Ценностные ориентации Рокича». Здесь отчетливо обнаружилось  противоречивость в ранжировании ценностей-целей и ценностей-средств, наблюдается разорванность выборов, не прослеживается  отчетливо линия развития иерархии, организация обобщенных блоков.

Таким образом, результаты пре-теста показывают слабое развитие прогностической функции мышления, которая обнаруживается в неадекватной оценке себя и своих возможностей, при этом присутствует постановка только цели, как правило, нереальной («Я выйду отсюда и стану бизнесменом») без намеченного плана её достижения. Среди жизненных мотивов преобладают мотивы либо неопределенного характера, либо материального обогащения.  Можно сказать, что делинквентный подросток дезориентирован в условиях и требованиях современной жизни, и, не имея социально-приемлемых средств достижения цели, чаще всего выбирает преступный путь.

После развернутой групповой работы сдвиг происходит в сторону социальных (в противовес асоциальным) внутренних психологических (в противовес внешним, материальным) мотивов. Данный сдвиг определяется  комбинацией: наличие цели - наличие средств. Снижается количество формальных социально-желаемых ответов, без реального внутреннего содержания.

Пост-тест показывает и более отчетливые задатки формирования ценностной иерархии, что обнаруживается меньшим процентом противоречий в ранжировании ценностей целей и средств. Эти выборы подкрепляются обоснованными рассуждениями подростков, в том числе и моделированиями тех или иных ситуаций в жизни, в которых определяется выбор наиболее значимых ценностей (В. (13.9): «Лучше, чтоб  семья меня ждала дома, только потом общественное признание»).

Результаты изменений внутри группы оценивали по следующим критериям:

  • динамика становления  социально-приемлемых  ценностей;
  • развитие ориентировки в таких жизненных сферах как школа, друзья, профессия, самовыражение, семья, общество;
  • развитие опыта сотрудничества со сверстником и взрослым;
  • преодоление индивидуальных проблем каждого участника.

Развертывание ориентировки  в выделенных сферах достигалась при условии соблюдении этапности, выделенной П.Я. Гальпериным. Данные сферы (школа, выражение себя, отношения с друзьями, профессия) мы определили как наиболее актуальные в жизни подростка. Моделирование ситуаций в выделенных сферах явилось для подростков «тренажером» прогнозирования своих действий в жизни, так же как выбор той или иной линии поведения.

Можно заметить и положительную тенденцию в развитии опыта сотрудничества. Это подтверждают протоколы проектных занятий, в которых заметна содержательная разница - от формальных, сдержанных, «жестко зафиксированных» специфической средой суждений  (на первых занятиях) до раскрытого обсуждения той или иной темы либо упражнения. Развитие децентрации заключалось в умении принять позицию других. В различных упражнениях это проявлялось по-разному, в той или иной степени у подростков такой сложной группы сохраняется эгоцентрическая позиция по отношению к другим. Однако, при анализе самопрезентации, участники, оказавшееся в роли зрителей, старались дать критическую оценку исходя из позиции выступающего, принимая его выбранные методы представления себя.

Конечно, к окончанию проекта личностная позиция подростка  не сформировалась полностью, ценностные ориентации не выстроились в стройную структуру, а находились на стартовой позиции развития, что, на наш взгляд, является ценным результатом работы в столь сложной группе подростков.

Возможность преодоления индивидуальных проблем каждого участника ярко отразилась на возникшей проблеме выбора дальнейшей профессиональной деятельности подростка. Организация  профессионального ориентирования с помощью профессиограмм выступила удачным средством преодоления неуверенности в себе, своем будущем, а также переосмыслению прошлого опыта, в частности, по отношению к школьным предметам.

Обобщая результаты, можно сказать, что организация рефлексии собственной деятельности и целенаправленной ориентировки в будущей жизни подростка и её ценностей в ходе проекта «Моя жизнь» привели к адекватному оцениванию собственной личности, выработке внутренних социальных мотивов и развитию прогнозирования последствий собственных действий, основанного на присвоении ценностей как средств построения социального поведения. Все наши испытуемые при планировании собственного будущего научились не только ставить цель, но и намечать средства ее достижения.

Психологическое сопровождение, оказанное подросткам в проекте, способствовало началу осмысления и построения собственной иерархии социально положительных ценностей, освоению опыта сотрудничества, а также преодолению индивидуальных проблем.

Данный проект, направленный на формирование прогностической функции мышления и освоение общечеловеческих жизненных ценностей, может эффективно использоваться в качестве как вторичной профилактики делинквентного поведения, так и первичной профилактики зависимого поведения у подростков-правонарушителей, составляющих группу риска.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Алмазов Б.Н. Психологическая средовая дезадаптация несовершеннолетних. - Свердловск, 1985.;
  2. Выготский Л.С. Педология подростка//Собр.соч.:в 6т - М., 1984. т.5 Трудное детство;
  3. Кон И.С. Психология старшеклассника. - М., 1989.;
  4. Лидерс А.Г. Психологический тренинг с подростками. - М., 2001.;
  5. Хозиев В.Б. Практикум по общей психологии. - М., 2003.
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

RSS-анонсы журналов Psyjournals на facebook Группа Psyjournals Вконтакте Twitter Psyjournals Psyjournals на Youtube
Яндекс.Метрика