Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 97Рубрики 51Авторы 8160Ключевые слова 19965 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

Аддиктивное поведение: профилактика и реабилитация

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

Год издания: 2011

 

Терагностический потенциал ассоциативного эксперимента в психотерапии зависимости 23

Никишина В.Б., доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой психологии здоровья и коррекционной психологии, ФГБОУ ВО КГМУ Минздрава России, Курск, Россия, vbnikishina@mail.ru
Полный текст

Два очевидных тезиса иллюстрируют макросоциальную актуальность задач повышенной эффективности психотерапии состояния зависимости. Во-первых, это неуклонное увеличение распространённости состояния зависимости в его различных видоспецифических формах (алкогольная, наркотическая, игровая, никотиновая, компьютерная и др.). Во-вторых, это феномен трансформации данного состояния из одного вида в другой (переходные состояния зависимости алкогольная - игровая, алкогольная – наркотическая и др., а также диадные и триадные формы зависимости: алкогольная – игровая и игровая – кредитная и др.)

Трансформация состояния зависимости как тенденция перехода от одного объекта к другому при фиксированном сохранении всех феноменологических проявлений его психической структуры представляет собой объект проводимого нами теоретически– методологического и эмпирического анализа.

Мы видим в заявленной теме исследования тему для научной дискуссии в отношении психических механизмов трансформации зависимости.

Терагностическое качество методов в клинической психологии связано с их диадным функционалом, т.е. терагностические методы реализуются в диагностических и собственно терапевтических смыслах.

Терапевтический потенциал ассоциативного эксперимента в психотерапии состояния зависимости раскрывается в двух группах задач - на диагностическом уровне для определения склонности к зависимости на этапе первичного обращения, а также на контрольных этапах оценки эффективности психотерапевтического воздействия.

Диагностическим преимуществом ассоциативного эксперимента в психотерапии зависимости является исключение социально заданных образцов реакций – ответов. На терапевтическом уровне использование ассоциативного эксперимента решает задачи расширения границ сознания за счёт визуализации многого опыта, проявляющегося в фиксации психических реакций на объекте зависимости его маркерах.

Впервые ассоциативный эксперимент был предложен К. Г. Юнгом для выявления скрытых бессознательных ком­плексов. Ассоциативный тест базируется на гипотезе о том, что человек в любой момент способен на ассоциации, его представления взаимосвязаны друг с другом, то есть любое представление вызывает в памяти другое представ­ление. Большое значение имеют те стимулы, на которые человек не может реагировать, на которые испытуемому ничего не приходит в голову или он дает ассоциации, толь­ко спустя длительный промежуток времени. К. Г. Юнг обнаружил, что «арте­факты», которые всегда были обусловлены сильно прояв­ляющимися аффектами. Такими артефактами являются: увеличенное время реакции, непонимание, повторение слов-стимулов, отсутствие реакции, ослышка, заикание и т. д. Исходя из этого, К. Г. Юнг делает вывод о том, что внимание человека нарушено внутренними факторами. Внимание привлекается существующими в них эмоцио­нальными комплексами, независимо от их эмоциональ­ной окраски (положительной или негативной).

Свое развитие метод ассоциативного эксперимента получил в исследованиях отечественных психологов. А.Р. Лурия (А. Р. Лурия, 1963) предложил так называемую «сопряжен­ную методику». Автор исходил из представлений о том, что аффект нарушает нормальное течение ассоциаций; при сильном аффекте ассоциации обычно резко задерживают­ся. Задача эксперимента — используя слова-раздражители, вызвать аффективные следы и объективно их проследить, зафиксировать. Словесный раздражитель может прово­цировать связанные с ним аффективные состояния, и эти аффективные моменты извращают дальнейший ход ассо­циаций. Автором также были выделены следующие ха­рактеристики ответной реакции на слово-раздражитель: заметные признаки возбуждения, заминки, многословие, форма реакции более примитивна, чем обычно. Функцио­нал метода направленного ассоциативного эксперимента по А.Р. Лурия включает: вызывание искомых аффектив­ных следов; объективизация прослеживания и фиксация аффективных следов; изучение механики внутренних «скрытых» процессов.

С.Л.Рубинштейн (С. Л. Рубинштейн, 2006) пишет о том, что эмоцио­нальность личности теснейшим образом связана со всеми остальными ее аспектами. Влияние эмоций на течение представлений обычно выступает настолько явно, что оно может быть использовано, наряду с различными физио­логическими показателями, в качестве диагностического симптома эмоционального состояния. Аффективные пе­реживания влияют на тип ассоциации: в тех случаях, когда исходное представление не затрагивает эмоциональных переживаний, ассоциируются представления предметов, которые обычно встречаются вместе в повседневной жиз­ни в силу их объективной сопринадлежности к одним и тем же типовым ситуациям. При наличии аффективно-эмоционального переживания ассоциация отклоняется от обычного пути и следует по другому, не обычному,  не типичному пути, ассоциируя те представления, которые в лич­ном опыте в силу эмоциональных моментов случайно ока­зались объединенными в единый «комплекс» не будучи обычно в опыте людей сопринадлежными к одним и тем же ситуациям. Под комплексом, таким образом, понимают совокупность представлений, объединенных аффективно-эмоциональными моментами. Аффективные переживания влияют на скорость ассоциативных реакций. Эмоциональ­ный характер представления вызывает задержку ассоциа­тивной реакции. Задержка, выражающаяся в замедлении нормального для данного индивида времени ассоциатив­ной реакции более чем в два с половиной раза, указывает, как правило, на то, что данные ассоциации затрагивают его аффективно-эмоциональную сферу.

Аффективно-эмоциональные переживания влияют на общее поведение, проявляясь в замешательстве и специ­фических движениях - мимических, пантамимических, речевых.

Г.А.Мартинович (Г.А.Мартинович, 1990), разграничивая психолингвиастику и теорию речевой деятельности, выдвинул ряд сле­дующих положений. Во-первых, речевые действия людей в ассоциативном эксперименте необходимо расценивать в качестве составляющих собственно речевой деятельности.

Порождение словесных реакций, создание того или иного словесного выражения и т.п. является единственной целью (самоцелью) поведения испытуемых в эксперименте и мо­тивировано, прежде всего, условиями задания. Во-вторых, речевые действия людей в процессе их естественного ре­чевого общения являются составляющими иных видов деятельности. Порождение текстов в этом случае не есть самоцель, а подчиняется каждый раз целям и задачам той мотивированной реальными потребностями людей дея­тельности, в осуществлении которой оно участвует.

В. К. Вилюнас (В. К. Вилюнас, 1990) рассматривает аффективные комплексы в качестве примера эмоциональных синтезов, проявляющихся на уровне когнитивных образований. Со­вокупность образов, прямо или случайно связанных с ситу­ацией, породившей сильное эмоциональное переживание, образует в памяти прочный комплекс, актуализация одного из элементов которого влечет, даже против воли субъекта, немедленное «введение» в сознание других его элементов.

Общее регулирующее влияние эмоций заключается в сосредоточении познавательных процессов на пред­метном содержании, имеющем эмоциональную окраску. В литературе особо выделяются две взаимодополняющие функции, выполняемые эмоциями по отношению к опре­деленным психическим процессам, т.е. представляющие собой частные случаи общего регулирующего их влияния. Речь идет о влиянии эмоций на накопление и актуализа­цию индивидуального опыта.

Первая функция, обсуждаемая под разными назва­ниями: закрепления-торможения (П. К. Анохин, 1959), следообразования (А. Н. Леонтьев, 1960), подкрепления (П. В. Симо­нов, 1981), указывает на способность эмоций оставлять сле­ды в опыте индивида, закрепляя в нем воздействия и удавшиеся - неудавшиеся действия, которые их возбудили. Особенно ярко следообразующая функция проявляет­ся в случаях экстремальных эмоциональных состояний (Я. М. Калашник, 1971), (А. Р.  Лурия, 1963). Но сам по себе след не имел бы смысла, если не было бы возможности использовать его в будущем. В актуализации закрепленного опыта эмо­ции тоже играют значительную роль, и это подчеркивает вторая из выделяемых функций, поскольку актуализация следов обычно опережает развитие событий и возникаю­щие при этом эмоции сигнализируют о возможном при­ятном или неприятном их исходе, предвосхищающую функцию эмоций (А. В. Запорожец, 1960).

Учитывая взаимосвязь когнитивного и аффективного компонентов психики, целесообразным является разра­ботка модификации направленного ассоциативного экс­перимента, целью которого является выявление предрас­положенности к состоянию зависимости.

Концептуальная схема ассоциативного эксперимента по диагностики состояния зависимости выглядит следую­щим образом (Рис. 2).

Рис. 2. Концептуальная схема ассоциативного эксперимента по диагностики состояния зависимости.

Выбор вербального стимула осуществлен по основа­нию интегративного значения речевых функций в системе психического содержания. Речь включается в определен­ные взаимодействия со всеми психическими процессами.

Актуальное эмоциональное состояние субъекта харак­теризуется наличием аффективных следов. При воздей­ствии вербальных стимулов и их «попадании» на аффек­тивные следы происходит их трансформация, изменяется удельный вес, «вклад» каждого из имеющихся аффектив­ных следов. Это приводит к трансформации актуального эмоционального состояния в целом. Субъективно значи­мый стимул проецируется на конфигурацию актуального эмоционального состояния. В качестве признаков измене­ния конфигурации могут выступать: изменение типа ассо­циаций; изменение скорости протекания ассоциативного процесса; изменение поведенческих реакций.

Учитывая тот факт, что эмоции оказывают регулирующее влияние на все психические процессы, то разрабаты­ваемая методика обладает широкими функциональными возможностями.

Функционально-целевое содержание представленного подхода может быть представлено в следующей таблице (Таблица1).

Таблица 1. Параметры метода направленного ассоциативного эксперимента по диагностики состояния зависимости.

Ответные речевые реакции могут быть рассмотре­ны с точки зрения их отнесенности к группе высших или низших реакций (А. Г. Иванов - Смоленский, 1928), а также по семантико-лингвистическим параметрам (А. Г. Мартинович, 1990).

В речевых реакциях при состоянии зависимости преобладают: низшие или примитивные словесные реакции (по частотам использования данных реакций в со­поставлении общим числом реакций на значимые и не­значимые слова-стимулы можно оценивать степень вы­раженности проявлений зависимости, то есть чем выше доля этих реакций в общем объеме реакций, тем более выражена тенденция зависимости); непосредственные реакции по сходству (пары таких слов, в которых со­держание одного члена входит в содержание второго в качестве одного из признаков этого содержания; синкре­тические ассоциации).

Представленная модификация ас­социативного эксперимента позволяет выявлять те эмоционально-когнитивные реакции, которые прямо или косвенно связаны с возникновением состояния зависимо­сти. А значит, она может быть использована в системе психо­диагностической оценки, скрытых, не явных проявле­ний состояния зависимости, т. е. для выявления людей, которые входят или потенциально могут войти в группу риска, то есть  когда  возникла еще не патологиче­ская зависимость, а только склонность  к зависимому поведению, что позволит существенно повысить эффективность психопрофилактических мер.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Анохин П. К.. Внутреннее торможение как проблема физиологии. - М.,1958
  2. Вилюнас В. К. Психология эмоций. Питер.: 2008.
  3. Запорожец, А. В. (1986). Избранные психологические труды: В 2-х т М., 1986
  4. Калашник К. Я.  и др., Судебная психиатрия. Учебник. - М.: 1971
  5. Иванов-Смоленский А. Г. Очерки экспериментального исследования высшей нервной деятельности человека (в возрастном аспекте). - М.: Медицина, 1971.
  6. Леонтьев А. Н. Биологическое и социальное в психике человека // Вопросы психологии, 1960, № 6, с. 23—38.
  7. Лурия А. Р. Мозг и психические процессы. — М., 1963, Т.1.
  8. Мартинович Г. А. Текст и эксперимент. СПбГУП, 2008 г.
  9. Рубинштейн С. Л. Основы обще психологии. Питер.: 2006.
  10. Симонов П. В.. Эмоциональный мозг. — М.: Наука, 1981.
Статьи по теме:
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

RSS-анонсы журналов Psyjournals на facebook Группа Psyjournals Вконтакте Twitter Psyjournals Psyjournals на Youtube
Яндекс.Метрика