Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 95Рубрики 51Авторы 8357Ключевые слова 20470 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

17 место — направление «Психология»

0,848 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,750 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Экспериментальная психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2072-7593

ISSN (online): 2311-7036

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/exppsy

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2008 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Саморегуляция лиц с различными типами функциональной асимметрии мозга и психическая напряженность 982

Бурдаков Д.С., аспирант Курского государственного университета, Курск, Россия, burdakoff_ds@mail.ru
Полный текст

По данным литературы, одной из главных причин, вызывающих психическую на­пряженность среди учащихся средней и высшей школы, является экзаменационный стресс (Немчин, 1983), сопровождающийся выраженными негативными изменениями в нерв­ной, сердечно-сосудистой и иммунной системах студентов (Плотников, 1983; Стрелец и др., 1998; Умрюхин и др., 1999; Щербатых, 2001). Первые исследования, указывающие на отрицательное влияние экзамена на психику студентов, были проведены А. Р. Лурия и А. Н. Леонтьевым в 20-х годах прошлого века, их вывод уже в то время был неутешитель­ным: «экзамен не только не способствует выявлению знаний у студентов, но, наоборот, пре­пятствует такому выявлению, препятствует потому, что нарушает поведение экзаменующе­гося, тормозит его и дискоординирует... экзамен не только вызывает острое аффективное состояние, он глубоко и на длительный срок истеризует экзаменующегося... этого доста­точно, чтобы показать явную необходимость в пересмотре вопроса о возможности самого существования экзамена...» (цит. по: Кринчик, 2009, с. 35–36). Экзаменационный стресс и сопровождающая его психическая напряженность не всегда носят вредоносный характер. В определенных ситуациях психическая напряженность имеет стимулирующее значение, помогая мобилизовать знания и личностные резервы для решения поставленных перед учащимся учебных задач (Щербатых, 2001). Исследования указывают, что переосмысление задачи, стоящей перед субъектом, переводит эмоциональную напряженность в операцион­ную, что создает позитивную внутреннюю модель, соотносимую с оптимальными характе­ристиками деятельности (Наенко, 1976; Овчинникова, Пунг, 1973).

Таким образом, встает вопрос об изучении саморегуляции функциональных состо­яний (в контексте данного исследования – психической напряженности) как «системы устойчивых личных качеств, создающих возможность успешного выполнения деятельно­сти» (Климов, 1988, с. 102). Активность личности, способность к осознанной саморегуля­ции, общая способность к самостоятельной организации деятельности и управления ею являются необходимым условием для успешного профессионального становления и фор­мирования профессиональной пригодности специалиста (Осницкий и др., 2009).

Результаты многочисленных исследований свидетельствуют о том, что межполу­шарная асимметрия мозга (как структурная, так и функциональная) в значительной сте­пени определяет индивидуально-типологические особенности психических процессов и состояний, предпочтительные паттерны индивидуального поведения, особенности эмо­ционального реагирования, предрасположенность к определенным психопатологическим нарушениям и пр. (Ефимова, 2007; Хомская, 1998; Хомская и др., 1997; Москвин, 2002; Berridge et al., 2003). Есть все основания предполагать, что существуют стилевые особен­ности саморегуляции функциональных состояний (психической напряженности), кото­рые по-разному проявляются в зависимости от пола и типа функциональной асимметрии мозга (профиль латеральной организации функций, показатель пробы «перекрест рук», тип когнитивной асимметрии). Отсутствие специальных исследований по данной пробле­матике и определило основную гипотезу исследования. Мы предположили, что существу­ют особенности в стилях саморегуляции у лиц с различными типами функциональной асимметрии мозга. Данные особенности будут по-разному влиять на проявления пси­хической напряженности (общий показатель, показатели соматического и психического дискомфорта). Стилевые особенности саморегуляции и проявления психической напря­женности у лиц с различными типами функциональной асимметрии мозга могут иметь и гендерные различия.
Теоретико-методологическую основу исследования составили: концепция индивиду­ального стиля произвольной активности человека (Моросанова, 2006); уровневый подход к изучению состояния психической напряженности (Немчин, 1983); концепция функци­ональных блоков мозга (Лурия, 2003); современное состояние проблемы функциональ­ной асимметрии мозга (Хомская, 1998; Хомская и др., 1997; Москвин, 2002; Бианки, 1989; Фокин, 2007); концепция функционального комфорта (Чайнова, 1986).

Методы исследования

При исследовании были использованы: опросник НПН (Немчин, 1983) для изуче­ния особенностей проявления психической напряженности (общий показатель, показате­ли соматического и психического дискомфорта); опросник ССПМ (Моросанова, 2004) для изучения стилевых особенностей саморегуляции произвольной активности; модифициро­ванные шкалы Дембо-Рубинштейна для изучения самооценок степени напряженности и сложности выполняемых заданий; батарея нейропсихологических тестов для выявления моторной, сенсорной и когнитивной асимметрии (Балашова, Егоров, 2007; Ефимова, 2007; Хомская, 2005); прибор «Активациометр АЦ-9К» (Цагарелли, 2009) для диагностики акти­вации полушарий и функциональной межполушарной асимметрии. Статистическая обра­ботка данных проводилась с использованием пакета прикладных программ Stastistica 8.0.

Программа исследования

Экспериментально-психологическое исследование состояло из двух этапов, каждый из которых включал в себя две части: бланковую и аппаратурную психодиагностику (рис. 1).

Первый этап исследования. Бланковая часть исследования включала в себя за­полнение анкеты участника и тестовой тетради с опросниками (НПН, ССПМ), пробами для установления профиля латеральной организации функций, заданиями для выявления когнитивного стиля (время выполнения около 30 мин). Предметом аппаратурной части исследования являлось «лабораторное» напряжение. В экспериментальной группе замеры проводились в три этапа и включали две фоновые диагностики активации полушарий (АП) и функциональной межполушарной асимметрии (ФМА) (с разницей 1–2 мин) и диагно­стику АП и ФМА во время экспериментального воздействия. В контрольной группе за­меры проводились в два этапа и включали две фоновые диагностики (с разницей 1–2 мин). Каждый этап диагностики включал в себя 13 измерений, после чего с использованием про­граммного обеспечения подсчитывались средние значения АП и ФМА.

Рис. 1. Программа исследования

Таким образом, на данном этапе исследования в экспериментальной группе каждый испытуемый прошел 39 измерений, в контрольной – 26 измерений (всего 1248 измерений в экспериментальной группе и 416 – в контрольной). Обе группы после диагностики оцени­вали свое состояние по 10-балльной шкале до, во время и после тестирования (использова­лись модифицированные шкалы Дембо-Рубинштейна). Экспериментальной группе также было предложено оценить степень сложности выполняемого задания.

Второй этап исследования. Предметом второго этапа исследования стало «есте­ственное» напряжение. Воздействием на данном этапе выступила предэкзаменационная си­туация. Обе части исследования проводились непосредственно перед экзаменом. Из блан­ковой части исследования были исключены пробы для установления профиля латеральной организации функций (по данным литературы, статические характеристики функциональ­ной асимметрии мозга являются стабильными). Аппаратурная часть исследования вклю­чала в себя один этап диагностики непосредственно перед экзаменом (416 измерений, по 13 на каждого испытуемого).

В исследовании приняли участие 257 испытуемых: 25 человек приняли участие в пи­лотном исследовании, 200 человек прошли бланковое тестирование на первом этапе (из них 94 – на втором этапе исследования). В аппаратурной части исследования участвовали 64 человека: 32 человека из числа студентов, принявших участие в бланковом тестировании (1-й и 2-й этапы исследования), вошли в экспериментальную группу, 32 человека вошли в контрольную группу (аспиранты, преподаватели и пр.).

Результаты и их обсуждение

С помощью корреляционного анализа установлена взаимосвязь между показателями психической напряженности (ПН) и компонентами саморегуляции. Характер взаимосвязи между переменными был различен в зависимости от пола испытуемых и типа функцио­нальной асимметрии мозга.

Изучение ПН лиц с различными типами функциональной асимметрии мозга в теку­щей деятельности и условиях предэкзаменационного стресса показало, что у лиц с правым показателем пробы «перекрест рук» и лиц с левополушарным типом когнитивной асимме­трии, а также у правшей и праворуких отмечено снижение некоторых показателей ПН в условиях предэкзаменационного стресса. Такая особенность характерна в большей степени для женщин: в данном случае выявлено снижение показателей ПН и для смешанного типа когнитивной асимметрии (см. табл. 1).

Таблица 1. Средние значения показателей психической напряженности на разных этапах исследования


Анализ средних значений показал, что уровень развития некоторых компонентов са­морегуляции сопряжен с ростом ПН. В табл. 2 представлены компоненты саморегуляции, имеющие положительную связь с ПН. Как видно из таблицы, число компонентов саморегу­ляции, связанных с ростом показателей ПН, возрастает в условиях предэкзаменационного стресса. Если в текущей деятельности испытуемых основные компоненты, сопряженные с ростом ПН, – это самостоятельность и планирование (у мужчин), то в условиях предэкза­менационного стресса – это практически каждый компонент саморегуляции (в зависимо­сти от гендерных и латеральных различий).

Таблица 2. Компоненты саморегуляции, имеющие положительную связь с психиче­ской напряженностью

Примеч.: здесь и далее: Пл – планирование, М – моделирование, Пр – программирование, Ор – оценивание результатов, Г – гибкость, С – самостоятельность.

Рассмотрим наиболее эффективные с точки зрения влияния на ПН профили само­регуляции. Эффективными мы называем профили, характеризующиеся более низкими, по сравнению с остальными, балльными значениями психической напряженности. В услови­ях предэкзаменационного стресса у лиц с правым показателем пробы «перекрест рук» и лиц с левополушарным типом когнитивной асимметрии, а также у правшей и праворуких отмечено снижение некоторых показателей ПН (также и у женщин со смешанным типом когнитивной асимметрии).

В связи с этим представляет интерес сравнение эффективных профилей этих групп с остальными (см. табл. 3).

Таблица 3. Компоненты саморегуляции, характеризующиеся максимальными пока­зателями в структуре эффективных профилей

Примеч.: жирным шрифтом отмечены компоненты саморегуляции, профили которых характе­ризовались достоверно более низкими показателями психической напряженности.

У лиц с правым показателем пробы «перекрест рук» данный профиль включал в себя высокие значения программирования и гибкости. У мужчин с данным типом – моделирова­ния, оценивания результатов и гибкости, у женщин – гибкости и самостоятельности.

У лиц с левополушарным типом когнитивной асимметрии данный профиль включал в себя высокие значения моделирования и гибкости (та же особенность была и у женщин); у мужчин с данным типом когнитивной асимметрии – гибкости.

У правшей и праворуких данный профиль включал в себя высокие значения моде­лирования, оценивания результатов и гибкости; у мужчин – высокие значения по шкалам программирования, моделирования и гибкости; у женщин – моделирования и гибкости.

Таким образом, в выборках испытуемых, где происходило снижение показателей ПН в условиях предэкзаменационного стресса, более эффективные профили включали в себя высокие значения моделирования, программирования, оценивания результатов и гиб­кости.

Согласно концепции Л. Д. Чайновой, функциональный комфорт понимается как «оптимальное функциональное состояние активно действующего (работающего) человека, которое свидетельствует о благоприятных для него условиях, средствах деятельности, ее цели, процессах и содержании» (Эргодизайн…, 2009, с. 33). Так как показателем эффектив­ности стиля саморегуляции в настоящем исследовании является психическая напряжен­ность, а такие компоненты саморегуляции как моделирование и гибкость характеризуют снижение ПН, мы считаем целесообразным высказать следующее предположение: данные компоненты саморегуляции можно рассматривать как маркеры функционального комфор­та, возникающего в условиях учебной деятельности.

Сравнение эффективных профилей у лиц с разной направленностью функциональ­ной межполушарной асимметрии показывает, что у групп, относящихся к правополушар­ному типу (левый показатель пробы «перекрест рук», левши и леворукие, правополушар­ный тип когнитивной асимметрии, правополушарная направленность ФМА), в структуре благоприятных профилей наблюдаются планирование, моделирование, программирование, оценивание результатов и гибкость.

В группах, относящихся к межполушарной уравновешенности (амбидекстры, лица со смешанным типом когнитивной асимметрии, межполушарной уравновешенностью ФМА), – это планирование, программирование и гибкость.

В группах, относящихся к левополушарному типу (правый показатель пробы «пере­крест рук», правши и праворукие, левополушарный тип когнитивной асимметрии, лево­полушарная направленность ФМА), – это моделирование, программирование, оценивание результатов и гибкость.

Таким образом, наибольшая представленность тех или иных компонентов саморегу­ляции в структуре эффективных профилей наблюдается в группах, относящихся к право­полушарному типу.

Тот факт, что в группах, относящихся к левополушарному типу, на втором этапе ис­следования происходило снижение балльных оценок ПН, можно объяснить с точки зре­ния компенсаторных отношений. Наибольшие балльные оценки в группах, относящихся к правополушарному типу (по сравнению с левополушарным), в условиях предэкзаменаци­онного стресса свидетельствуют о большей его «функциональной» загруженности, вслед­ствие чего доминирующую роль в целостном процессе саморегуляции берет на себя левое полушарие.

Результаты аппаратурной части исследования показали, что в условиях и лаборатор­ного, и естественного напряжения происходит повышение активации обоих полушарий. В условиях лабораторного напряжения преобладает левополушарная направленность функ­циональной асимметрии, в условиях естественного напряжения – правополушарная (табл. 4).

Таблица 4. Распределение испытуемых по направленности функциональной межполушарной асимметрии

Сравнение фоновых замеров экспериментальной и контрольной групп показало, что процедура тестирования на приборе «Активациометр АЦ-9К» приводит к повышению ак­тивности левого полушария при общем снижении степени активации обоих полушарий. Для каждой направленности функциональной межполушарной асимметрии были выде­лены профили саморегуляции более или менее эффективные с точки зрения их влияния на психическую напряженность, которые показывают, что характер изменения балльных оценок показателей психической напряженности определяется компонентным составом профиля саморегуляции. В условиях предэкзаменационного стресса взаимосвязь между компонентами саморегуляции изменяется, благодаря чему субдоминантное левое полуша­рие характеризуется большей вовлеченностью в процесс саморегуляции при большей во­влеченности правого полушария в текущую деятельность испытуемых (см. рис. 2).

Рис. 2. Профили саморегуляции лиц с разной направленностью функциональной межполушар­ной асимметрии

Таким образом, проведенное исследование позволяет сформулировать следующие выводы:

  1. Существует взаимосвязь между отдельными компонентами саморегуляции и по­казателями психической напряженности. Характер взаимосвязи изменяется в зависимости от экспериментальной ситуации: в условиях предэкзаменационного стресса количество по­ложительных связей возрастает.
  2. В структуре профиля саморегуляции каждый его компонент вступает в компенса­торные отношения с другими компонентами и определяет качественное своеобразие про­филя, что позволяет выделить более или менее эффективные с точки зрения влияния на психическую напряженность профили саморегуляции.
  3. Сравнительный анализ эффективных профилей показывает, что практически все они включают в себя высокие показатели моделирования и гибкости. Целесообразно пред­положить, что данные компоненты саморегуляции могут служить маркерами функцио­нального комфорта, возникающего в условиях учебной деятельности.
  4. Наибольшая представленность тех или иных компонентов саморегуляции в струк­туре благоприятных профилей наблюдается у групп, относящихся к правополушарному типу (левый показатель пробы «перекрест рук», левши и леворукие, правополушарный тип когнитивной асимметрии, правополушарная направленность ФМА), что свидетельствует о большей функциональной загруженности правого полушария.
  5. У лиц с правым показателем пробы «перекрест рук» и лиц с левополушарным ти­пом когнитивной асимметрии, а также у правшей и праворуких отмечается снижение неко­торых показателей психической напряженности в условиях предэкзаменационного стресса, что свидетельствует о меньшей функциональной загруженности левого полушария.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Балашова И. Н., Егоров А. Ю. Изменение профилей функциональной асимметрии у больных с речевыми нарушениями в восстановительном периоде после право- и левополушарного инсульта // Нейропсихология и психофизиология индивидуальных различий. Коллективная монография / Под ред. проф. А. В. Москвина. Москва-Белгород: Издательско-полиграфический центр «ПОЛИТЕРРА», 2007. Вып. 2. С. 87–102.
  2. Бианки В. Л. Механизмы парного мозга. Л.: Наука, 1989.
  3. Ефимова И. В. Амбидекстры: Нейропсихология индивидуальных различий. СПб.: КАРО, 2007.
  4. Климов Е. А. Введение в психологию труда. М.: МГУ, 1988.
  5. Кринчик Е. П. Экзамен и психика: восемьдесят лет спустя // Психология в вузе. 2009. № 2. С. 29–39.
  6. Лурия А. Р. Основы нейропсихологии: Учеб. пособие. М.: Академия, 2003.
  7. Моросанова В. И. Теоретические и прикладные аспекты исследования осознанной саморегуляции человека // Современные проблемы прикладной психологии: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Ярославль: 2006. Т. 1. С. 52–55.
  8. Моросанова В. И. Стиль саморегуляции поведения (ССПМ). Методическое пособие. М.: Когито-центр, 2004.
  9. Москвин В. А. Проблема связи латеральных профилей с индивидуальными различиями человека (в дифференциальной психофизиологии): Автореф. дис. ... докт. психол. наук. Уфа: 2002.
  10. Наенко Н. И. Психическая напряженность. М.: Изд-во МГУ, 1976.
  11. Немчин Т. А. Состояния нервно-психического напряжения. Л., Изд-во ЛГУ, 1983.
  12. Овчинникова О. В., Пунг Э. Ю. Экспериментальное исследование эмоциональной напряженности в ситуации экзамена // Психологические исследования. Вып. 4 / Под ред. А. Н. Леонтьева. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1973. С. 49–57.
  13. Осницкий А.К., Бякова Н. В., Истомина С. В. Развитие саморегуляции на разных этапах профессионального становления // Вопросы психологии. 2009. № 1. С. 3–11.
  14. Плотников В. В. Оценка психовегетативных показателей у студентов в условиях экзаменационного стресса // Гигиена труда. 1983. №5. С. 48–50.
  15. Стрелец В. Б., Самко Н. Н., Голикова Ж. В. Физиологические показатели предэкзаменационного стресса // ЖВНД. 1998. Т. 48. Вып. 3. С. 458–463.
  16. Умрюхин Е. А., Быкова Е. В., Климина Н. В. Вегетативный тонус и энергозатраты у студентов в процессе результативной учебной деятельности // Вестник Российской АМН. 1999. № 6. С. 47–51.
  17. Фокин В. Ф. Динамическая функциональная асимметрия как отражение функциональных состояний // Асимметрия. 2007. Т. 1. № 1. С. 4–9.
  18. Хомская Е. Д. Нейропсихология: 4-е изд.. СПб.: Питер, 2005.
  19. Хомская Е. Д. Латеральная организация мозга как нейропсихологическая основа типологии нормы // I Международная конференция памяти А. Р. Лурия / Под ред. Е. Д. Хомской, Т. В. Ахутиной. М.: Российское психологическое общество, 1998. С. 138–144.
  20. Хомская Е. Д. Нейропсихология индивидуальных различий. М.: Изд-во РПА, 1997.
  21. Цагарелли Ю. А. Системная диагностика человека и развитие психических функций (учебное пособие). Казань: МНПО «Акцептор», 2009.
  22. Чайнова Л. Д. Напряженность как ведущее функциональное состояние работающего человека // Проблемы системного исследования состояния напряженности человека / Труды ВНИИТЭ. Серия «Эргономика». Вып. 32. М.: 1986. С. 8–19.
  23. Щербатых Ю. В. Вегетативные проявления экзаменационного стресса: Автореф. дис. ... на соискание ученой степени доктора биол. наук. СПб.: 2001.
  24. Эргодизайн промышленных изделий и предметно-пространственной среды: Учеб. пособие для студ. вузов, обучающихся по спец. «Дизайн», «Эргономика» / Под. ред. В. И. Кулайкина, Л. Д. Чайновой. М.: Гуманитар. изд. центр «Владос», 2009.
  25. Berridge C. W., Espana R. A., Stalnaker T. A. Stress and Coping: Asymmetry of Dopamine Efferents within the Prefrontal Cortex // The Asymmetrical Brain / Kenneth Hugdahl and Richard J. Davidson (Eds). 2003. P. 69–104.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика