Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 94Рубрики 51Авторы 8245Ключевые слова 20238 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

17 место — направление «Психология»

0,848 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,750 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Экспериментальная психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2072-7593

ISSN (online): 2311-7036

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/exppsy

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2008 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Субъективное экономическое благополучие и его измерение: построение опросника и его валидизация 2536

Хащенко В.А., кандидат психологических наук, кандидат психологических наук, доцент, начальник отдела Российского гуманитарного научного фонда, Москва, Россия, Valery.Khashchenko@gmail.com
Полный текст

Измерение экономического благополучия представляет собой серьезную теоретическую и практическую проблему в силу ее особой значимости и междисциплинарности. В настоящее время в науке сложилось два взаимодополняющих подхода в его оценке. Продолжительное время доминировал объективный подход, согласно которому доход (индивидуальный или домохозяйства) в абсолютном исчислении рассматривался как наиболее адекватный (и нередко единственный) индикатор индивидуального или семейного благосостояния, а национальный доход (показатель ВВП на душу населения) – как индикатор экономического благополучия страны. С помощью величины дохода характеризуются уровни экономического положения и структура соответствующих им групп населения: прожиточный минимум, средний достаток и богатство, степень неравенства в обществе и т.п. Объективный подход нашел широкое применение в практике исследований и фиксации уровня жизни, динамики его изменения. В то же время специалисты высказывают резкую неудовлетворенность ограниченностью данного подхода. Измерение финансового неблагополучия не должно основываться только на оценке уровня дохода (Headey, 1991). Формула «быть неблагополучным − значит иметь низкий материальный уровень жизни» является некорректной и не соответствующей жизненным реалиям. Измерение финансового благополучия обязательно должно учитывать уровень семейного потребления и имущества, которые невозможны без оценок самого человека.

Субъективные измерения как новая альтернатива традиционному объективному определению благосостояния и благополучия получили популярность в конце прошлого века. Многие экономисты, признавая теоретическую важность концепта субъективного экономического благополучия (СЭБ) для объяснения и прогнозирования экономического поведения человека, восприняли без энтузиазма идею включения в понятийную систему науки субъективных измерений в целях анализа различий между людьми в уровне материального благосостояния – прежде всего, по причине отсутствия теоретической четкости в определении понятий счастья и субъективного благополучия. Однако сторонники нового подхода утверждали, что использование субъективных переменных не обязательно предполагает их точных научных дефиниций. Наоборот, использование субъективных отчетов не требует четкости в определении содержания значения благополучия и благосостояния, поскольку отвечающий определяет это сам. На этом основании считают, что субъективные оценки могут быть использованы в качестве адекватного аналога для измерения благосостояния и благополучия (Ferrer-i-Carbonell, 2002). Хотя некоторые специалисты не спешат использовать эту методологию, необходимо заметить, что ее применение является современным трендом в измерении экономического благополучия в экономической науке. Оценки удовлетворенностью материальной или финансовой ситуацией в семье, удовлетворенностью материальным положением, индивидуальным или семейным доходом стали использоваться как полноценные индикаторы экономического благополучия отдельного человека, домохозяйств и общества в целом.

Важным этапом в развитии методологии измерений экономического благополучия стало признание большинством ученых (прежде всего экономистами) того факта, что благополучие (его аналог в экономической науке – полезность) является субъективным понятием. С этого момента пришло понимание, что субъективные оценки являются наилучшим инструментом для измерения экономического благополучия. По мнению Динер и других (Diener, Biswas-Diener, 2002), людям лучше всего самим судить о собственном благополучии и поэтому субъективные измерения представляются наиболее подходящими для этой цели. Весомым аргументом в пользу этой точки зрения явилась высокая эмпирическая согласованность результатов большинства исследований, использующих субъективные оценки для измерения индивидуального благосостояния, что демонстрировало значение и надежность этих методов. Сопоставимость результатов субъективных измерений, их гибкость и более низкая стоимость, а также их психологическое значение свидетельствовали о большом преимуществе таких приемов как в рамках анализа экономического благополучия/ неблагополучия, так и в оценке «счастья». Главной теоретической проблемой измерения субъективного экономического благополучия является недостаточное развитие концептуальных представлений о его природе и составных компонентах, а также отсутствие надежных методик его оценивания.

Понятие субъективного экономического благополучия

Категория субъективного экономического благополучия (СЭБ) не относится к числу глубоко разработанных научных понятий. Оно практически не встречается в современных научных словарях, а использование его в редких научных публикациях часто дается без определения. В значительной мере это связано с тем, что долгое время само понятие «экономическое благополучие» считалось прерогативой только экономической науки, где оно рассматривается как синонимичное объективной характеристике достатка, материальным, финансовым и социальным условиям жизни человека в целом (см., напр., Osberg, Sharpe, 2002, 2009). В аппарат психологической науки термин «субъективное экономическое благополучие»1 вошел благодаря работам Струмпел (Strümpel, 1974) и Кэмпбел (Campbell et al., 1976). Субъективное экономическое благополучие определялось как результат социального сравнения фактического статуса человека с его притязаниями, потребностями и восприятием собственного положения (Strümpel, 1974) или с финансовой ситуацией у референтных (типичных, подобных или авторитетных) лиц (Campbell et al., 1976). СЭБ очень часто рассматривают как аспект общего благополучия человека, непосредственно связанного с деньгами и материальными средствами (Groenland, 1990; Diener, Biswas-Diener, 2002; van Praag, Frijters, 1999), и как одну из основных подструктур качества жизни (Poiesz, von Grumbkow, 1988; Угланова, 2003). В число его составляющих включают: удовлетворенность доходом и стандартом жизни, справедливость распределения дохода и ожидания его изменений (Strümpel, 1974), оценка (материальных) аспектов жизни – финансовой безопасности и независимости (Groenland, 1990), удовлетворенность трудом и доходом, потреблением, системой экономико-политической организации общества (Poiesz, von Grumbkow, 1988), социальное сравнение с типичными представителями страны (Угланова, 2003).

1 Впервые данный термин используется в работе Струмпел «Экономическое благополучие как объект социального измерения» (Strümpel, 1974).

Однако все перечисленные выше характеристики можно рассматривать лишь как перечень частных элементов (индикаторов) субъективного экономического благополучия. Их соотношение и вклад в интегральный показатель СЭБ остается пока неизвестным. Обращает на себя внимание полное отсутствие в существующих моделях аффективных составляющих СЭБ. Однако очевидно, что переживания человека относительно материальной обеспеченности играют значительную роль в его жизни. Нерешенной проблемой является расчет интегрального показателя СЭБ. Объединение частных оценок в общий показатель требует их измерения по единой методике. Все сказанное определяет тот факт, что в исследовательской практике наиболее часто измерение СЭБ осуществляется через оценку удовлетворенности финансовым (или материальным) положением без детализации его структурных составляющих (см., напр., Poiesz, von Grumbkow, 1988; Hayo, Seifert, 2003; Verbic, Stanovnik, 2006; Ferrer-i-Carbonell, van Praag, 2001). Это, безусловно, обедняет содержательные аспекты измерения СЭБ.

Исходное положение нашей теоретической модели СЭБ предполагает, что субъективное экономическое благополучие определяется как интегральный психологический показатель жизни человека, выражающий отношение человека к своему актуальному и будущему материальному благосостоянию. СЭБ является существенным элементом субъективного благополучия человека. Это означает, что субъективное экономическое благополучие выступает, с одной стороны, составной частью, компонентом общего субъективного благополучия (или удовлетворенности жизнью), а с другой – самостоятельным фактором его детерминации, источником общего благополучия человека, значение которого то усиливается, то падает в разные периоды его жизни (Easterlin, 2006). Основными составляющими его психологического измерения выступают чувственно-эмоциональные и когнитивные компоненты, ценностные аспекты отношения человека к материальной сфере и самому себе, обусловленные как объективными обстоятельствами жизнедеятельности, так и личностными свойствами. СЭБ отражает целостное восприятие личностью материальных аспектов жизни и выражает жизненную позицию человека в сфере материальных устремлений и потребления. Важным является понимание, что феномен субъективного экономического благополучия связан не только с потребностями человека и их реализацией, но и с самооценкой собственных ресурсов экономических достижений. В первую очередь с верой в способность к экономическим достижениям, со способностью контролировать материальные аспекты своей жизни и управлять финансами, а также с экономическими притязаниями личности. СЭБ также отражает позитивность или негативность мыслей и ожиданий индивида относительно своего экономического будущего, переживания удовлетворения полнотой своего достатка или, наоборот, проявления недовольства, беспокойства и тревоги за его стабильность, нужду в материальных средствах. Таким образом, субъективное экономическое благополучие основывается на целостной системе отношений человека к различным аспектам своей собственной экономической ситуации (к доходу, сбережениям, имуществу, работе, жилью, условиям отдыха). Данные отношения опосредованы системой ценностей и целей человека, принятых им индивидуальных стандартов благосостояния, а также самооценкой себя как экономического субъекта. Понятие субъективного экономического благополучия рассматривается как структурно сложное образование, что предполагает существование системы его внутренних компонентов. Теоретической «единицей» их выделения выступают осознаваемые элементы отношения личности к собственному материальному благополучию и перспективам его изменения.

Измерение СЭБ и связанных с ним конструктов

Хотя эмпирические исследования СЭБ очень немногочисленны (и даже скудны) до настоящего времени, разнообразие приемов его измерений все же существует. В качестве наиболее типичных индикаторов СЭБ используются: удовлетворенность материальным, финансовым положением, индивидуальным или семейным доходом и финансовой обеспеченностью. В ряде случаев для измерения экономического неблагополучия широко используется оценка субъективного благополучия, или общей удовлетворенности жизнью (Ferrer-i-Carbonell, van Praag, 2001). Несмотря на то, что данные оценки представляют собой разные по степени обобщенности и содержанию составляющие экономического благополучия, в исследованиях они, как правило, рассматриваются как взаимозаменяемые индикаторы его общего уровня. Среди методов измерения преобладают простые, прямые техники оценивания, чаще всего основанные на использовании единичных вопросов или шкал. В практике измерения удовлетворенность финансовой ситуацией рассматривается как адекватный аналог общего субъективного экономического благополучия человека. Однако остается неизвестным механизм такой оценки: зависит ли общая оценка экономической ситуации в семье от измерения удовлетворенности в отдельных ее областях, например, от удовлетворенности доходом? Общая удовлетворенность экономической ситуацией – это результат удовлетворенности ее отдельными аспектами, которые, в свою очередь, определяются объективным уровнем благосостояния («восходящий» процесс), или, наоборот, общее восприятие жизни определяет оценку отдельных ее областей («нисходящий» процесс)? Хотя и существуют представления о том, что различные измерения субъективного экономического благополучия дают взаимно согласованные результаты, все же пока нельзя в полной мере утверждать, что эта связь всегда носит взаимозависимый или, по крайней мере, двухсторонний характер.

Распространенным приемом измерения СЭБ выступает непосредственное оценивание (шкалирование) уровня материального (финансового)2 положения с помощью вертикальных («лестниц») или горизонтальных графических линий, градуированных или неградуированных, имеющих разный масштаб. Техника опроса предполагает указание респонденту отметить на линии определенным знаком позицию, соответствующую его уровню благосостояния. Наиболее типичный и популярный пример подобной техники оценки представляет методика «Лестница» (Cantril, 1965) и ее варианты, например, «Экономическая лестница» (ELQ) (Ravallion, Lokshin, 1999), визуально-аналоговые шкалы (VAS). Обзор исследований, в которых использовалась эта методика, на основе анализа всемирной базы данных в области исследований субъективного благополучия, счастья, ранее представил Веенховен (Veenhoven, 1999). С ее помощью получают интегральную оценку субъективного экономического благополучия, а также отдельных его составляющих, например, субъективного экономического (прежде всего имущественного) статуса человека. Сходной по структуре измерения, но отличающейся по ее содержанию является шкала «Стандарт сравнения» (SLS) (Campbell et al., 1976). Данная методика позволяет оценивать общее финансовое благополучие во временном континууме, а также устанавливать критерий (стандарт сравнения) этой оценки.

2 Большинство специалистов рассматривают финансовое и материальное благополучие как синонимы, хотя существуют эмпирические доказательства, противоречащие этой точке зрения. Понятие экономического благополучия намного шире, чем просто уровень дохода (Campbell et al., 1976), иногда они могут просто не совпадать. 

Исследователи также широко используют субъективные измерения для получения более полного и реалистичного понимания экономического положения индивида (или домохозяйства), которое не всегда возможно при прямом оценивании размера его дохода. Среди них можно упомянуть «Шкалу оценки дохода» (IEQ), разработанную группой исследователей университета Лейдена (Leyden school) в Голландии, а также методику «Оценки минимального дохода» (MIQ) (van Praag, Frijters, 1999). Подобные приемы – обычная практика как массовых опросов, так и отдельных исследований. Несмотря на более чем двадцатилетнюю практику применения этих инструментов, существует достаточно мало данных об их надежности, а также о зависимости оценок от уровня благосостояния за предшествующий оцениванию период времени или сравнения его с социальным окружением (Clark, Oswald, 1996; Seidl et al., 2004).

Основные проблемы при измерении СЭБ связаны с надежностью техник прямого оценивания с помощью описанных выше простых одномерных шкал. Приходится констатировать отсутствие целостного теоретического подхода к измерению субъективного экономического благополучия, а также психометрически обоснованных методов его оценивания.

Прежде всего это замечание относится к измерению СЭБ на основе показателей удовлетворенности. Наиболее серьезные сомнения высказываются относительно точности измерения удовлетворенности (Argyle, 1999), поскольку полученные показатели слабо коррелируют с объективными характеристиками жизни индивидов (Diener, Seligman, 2004). Другая трудность связана с культурными особенностями: в некоторых странах отмечается поразительно низкий уровень удовлетворенности. Многие полагают, что оценка удовлетворенности является культурной нормой оптимистического или пессимистического отношения к жизни. Однако наиболее яркие аргументы, указывающие на недостатки прямого оценивания, связаны с состояниями высокой удовлетворенности («парадокс удовлетворенности») и неудовлетворенности жизнью («дилемма неудовлетворенности»), обнаруживаемыми соответственно на уровне бедности и в привилегированных экономических условиях жизни (Zapf, 1984).

Проблема надежности также связана с использованием простых прямых шкал, основанных чаще всего на единичных пунктах. В психологии известно, что применение простых шкал, содержащих один вопрос (например, при анкетировании), сопряжено с определенными проблемами надежности измерения. Одна проблема заключается в очевидности задания, и поэтому на ответы респондентов могут повлиять их разные предубеждения.

Возражения также связаны с желанием располагать сведениями о внутренней валидности измеряемой переменной. Исследователь должен быть уверен, что результаты измерения зависимой переменой непосредственно связаны с независимой переменной, а не с каким-либо другим неконтролируемым фактором. Необходимо более строгое соответствие используемых утверждений теоретическим положениям об измеряемом феномене. Это означает необходимость создания методик, включающих более широкий набор вопросов или критериев, параметров измерения. В последнее время все чаще подчеркивается необходимость разработки не только более совершенных инструментов для измерения субъективного благополучия, но и в целом более целостного и системного подхода к его измерению (Diener, Seligman, 2004; Pavot, Diener, 2008). В полной мере данное утверждение применимо и к проблеме надежного измерения субъективного экономического благополучия.

Построение опросника СЭБ

Согласно анализу теоретических представлений, получивших ранее эмпирическое обоснование, измерение СЭБ должно опираться на ряд основных направлений (Хащенко, 2005).

  1. Оценка текущего благосостояния. СЭБ основано на осознании (оценке и переживании) человеком своего текущего экономического благосостояния, которое основано на принадлежности к определенной экономической (имущественной) категории населения. Оценка материального благополучия определяется не только через оценку степени расхождения объективного материального положения и экономических ожиданий и запросов личности, но и через соотнесение материальных достижений человека с его реальными действиями, усилиями, т. е. через оценку возможностей человека создавать иные, лучшие материальные условия жизни.
  2. Оценка благоприятности/неблагоприятности условий жизни. Построение методики измерения СЭБ определяет направленность на индивидуальный аспект экономического оптимизма/пессимизма, связанный с предвидением собственного экономического будущего, его антиципацией. Оценка условий жизнедеятельности человека и их изменений выступает как одно из важнейших обстоятельств его субъективного экономического благополучия и включает представления о социально-экономической ситуации в стране (или регионе проживания) и ее влиянии на рост благосостояния. Принципиальной особенностью такой оценки является ее ориентированность на выявление характера ожиданий его изменения. В известном смысле субъективное экономическое благополучие – это не только оценка текущего благосостояния индивида, но и в равной мере оценка его в системе экономических ожиданий.
  3. Оценка адекватности доходов. Оценка адекватности доходов определяется потребностной сферой личности и опирается на нее. При построении адекватной теоретической модели субъективного экономического благополучия необходимо учитывать удовлетворение не только материальных, но и социальных потребностей, потребностей саморазвития человека, так как удовлетворение многих из них зачастую непосредственно вытекает из реальных материальных возможностей индивида.
  4. Оценка выраженности экономических трудностей. Важным элементом измерения субъективного экономического благополучия выступает оценка доминирующих эмоциональных состояний (позитивных и негативных), составляющих актуальный чувственный фон переживаний человека. Существует естественный интерес ко всей полноте спектра измерения аффективных составляющих субъективного экономического благополучия, как позитивных, так и негативных. Эмоциональные переживания выполняют важную оценочную функцию – как необходимый компонент отношения человека к своему экономическому положению, – и поэтому их измерение должно быть обязательным пунктом построения методики. При измерении субъективного экономического благополучия личности необходимо учитывать соотношение позитивных и негативных эмоциональных его компонентов.
  5. Оценка самоотношения индивида к себе как экономическому субъекту включает аспекты личной деловой активности, направленной на обеспечение материальных основ своей жизни, а также притязания личности в области экономических достижений.
  6. Отношение к деньгам. Измерение СЭБ предполагает учет отношения человека к деньгам, включая оценку наличия и степени дефицита денежных средств, а также потребностное и ценностно-смысловое их значение для человека, − стремление повысить собственные доходы, выраженность желания иметь деньги, их актуальная значимость.

Согласно нашим представлениям, теоретическая модель измерения субъективного экономического благополучия должна включать следующие уровни и составляющие его компоненты:

  1. Уровень единичных составляющих СЭБ, выражающих психологическое отношение к актуальному материальному положению (экономическому статусу) и его изменению.
  2. Уровень обобщенных компонентов субъективного экономического благополучия, которые агрегируют (объединяют) совокупность частных индикаторов в отдельные комплексные показатели.
  3. Уровень интегральной оценки, которая синтезирует базовые измерения субъективного экономического благополучия в общую оценку (см. рис. 1).

Рис. 1. Теоретическая модель измерения субъективного экономического благополучия

Важной методической особенностью данной модели является то, что субъективное экономическое благополучие измеряется посредством совокупности (системы) косвенных показателей; это, безусловно, освобождает от основных недостатков, характерных для измерений, основанных на использовании только прямых оценок удовлетворенности финансовым или материальным положением.

Отбор пунктов опросника. Первая задача, решение которой требовалось для построения опросника, была связана с созданием исходного набора индикаторов, содержание которых в полной мере соответствовало бы теоретическим представлениям об экономическом благополучии. При их выделении мы использовали несколько источников теоретического и эмпирического характера.

Мы опирались на собственную теоретическую модель измерения СЭБ (Хащенко, 2005). Вторым источником отбора пунктов выступили данные изучения обыденных представлений об экономическом благополучии. В специально проведенном исследовании (Хащенко, 2007) мы просили респондентов разного пола, возраста и уровня дохода описать наиболее важные атрибуты материального благополучия, а также признаки материально благополучных людей. Наиболее часто упоминаемые характеристики были конвертированы в отдельные пункты. Отбор пунктов также осуществлялся на основе другого исследования, в котором респонденты оценивали различные аспекты собственной экономической ситуации (домохозяйства) и в стране в целом. Все оценки материальных условий жизни, коррелирующих с общей оценкой удовлетворенностью финансовым и материальным положением, также включались в список индикаторов. Третьим источником выступили исследования, в которых определялись и измерялись индикаторы субъективного экономического благополучия и связанных с ним конструктов (Strümpel, 1974; Campbell et al., 1976; Poiesz, von Grumbkow, 1988; Groenland, 1990; Угланова, 2003). Все отобранные индикаторы отражали уровень единичных составляющих отношения человека к материальным условиям жизни, к доходу, сбережениям, имуществу, работе, жилью, условиям отдыха, с позиций его ценностей и целей и принятых им индивидуальных стандартов благосостояния. При этом мы исходили из необходимости измерения СЭБ через единый интегральный показатель, а также через систему отдельных шкал, которые бы объединяли всю совокупность единичных оценок материальных аспектов жизни. Всего в результате этих усилий был создан список, включающий 45 вопросов. При отборе и формулировании пунктов опросника мы сознательно использовали разные техники шкалирования ответов, а также приемы их измерения. Это было вызвано желанием максимально приблизить оценивание к текущей (актуальной) экономической ситуации, избегая при этом традиционную практику подбора однородных показателей.

Психометрическая проверка опросника проводилась на выборке 455 человек, из них: 211 мужчин, средний возраст 31.5 (SD = 9.20), и 244 женщин, средний возраст 31.5 (SD = 9.84). Она включала испытуемых разного образовательного уровня, состоящих (48.1%) и не состоящих (51.9%) в браке, проживающих с родителями (40.2%) и отдельно (59.8%), представителей разных профессий и социальных групп (госслужащие, пенсионеры, работники негосударственных организаций, военные, студенты). Тестирование проводилось в индивидуальной форме.

Все пункты были подвергнуты процедуре проверки надежности. Для того чтобы из предлагаемого анкетного опросника сконструировать тест, который бы позволил измерять искомые переменные, нам надо было выделить систему шкал, удовлетворяющих критериям надежности и валидности. Специфика опросника СЭБ заключается в том, что его пункты не гомогенны, т. е. используются разные вопросы и разные варианты ответов на них. Поэтому проверка надежности пунктов и шкал опросника осуществлялась по внутренней согласованности на основе коэффициентов α-Кронбаха и расщепления (split-half reliability). Следует заметить, что высокое значение данных коэффициентов указывает только на наличие общего основания у набора вопросов, но не говорит о его структуре. В нашем случае имело смысл первоначальное определение структурной валидности опросника с помощью факторного анализа, а затем измерение надежности каждой шкалы. Поэтому при проверке психометрических характеристик опросника мы исходили из приоритета определения структурной валидности опросника над другими показателями. Структурная валидность является самой чувствительной характеристикой методики и отражает адекватность теоретического конструкта, лежащего в его основе, т. е. имеет наибольший содержательный смысл. Факторный анализ и анализ внутренней согласованности пунктов позволили сократить исходное их число до 26. Итоговое количество пунктов в опроснике представлено в табл. 1.

Структура опросника. Факторный анализ (с выделением факторов методом главных компонент и последующим Varimax-вращением) позволил установить структуру СЭБ с пятью умеренно коррелирующими латентными факторами, каждый из которых характеризует отдельный компонент (шкалу). В целях проверки гипотезы о числе факторов и их нагрузках был проведен конфирматорный факторный анализ, который позволил подтвердить оптимальность выбранной пятифакторной модели конструкта СЭБ для 26 пунктов (c2 = 0.48, индекс пригодности 0.92). Затем была оценена диагностическая пригодность каждого пункта. Все пункты опросника были проверены на дискриминативность − способность отдельных пунктов опросника дифференцировать испытуемых относительно минимального и максимального результата измерения.

Первый фактор (обозначенный как экономический оптимизм/пессимизм) отражает оптимистическую или пессимистическую оценку внешних и внутренних условий роста материального благополучия и состоит из пунктов 4, 2, 5, 3, 6, 1 (в порядке нагрузки факторов). Второй фактор (экономическая тревожность) представляет оценку выраженности негативных эмоциональных состояний в связи с финансовыми и материальными проблемами. Он состоит из пунктов 26, 25, 21, 24, 22, 23, 20. Третий фактор (субъективная адекватность дохода) означает оценку соответствия размера дохода запросам и потребностям личности. Он состоит из пунктов 16, 19, 18, 17. Четвертый фактор (финансовая депривированность) отражает степень достатка или недостатка финансовых средств (пункты 14, 15, 11, 12, 13) и пятый (текущее благосостояние семьи) −субъективные оценки материального положения семьи (пункты 8, 7, 9, 10). Эти факторы согласуются с компонентами СЭБ, выделяемыми в его теоретической модели.

В связи с тем, что все факторы умеренно (значения коэффициента корреляции от 0.40 до 0.62) коррелировали между собой, были сопоставлены однофакторная и пятифакторная модели. Полученные различия указывают, что пятифакторная модель является предпочтительней с точки зрения эмпирических данных.

Надежность опросника. Коэффициенты надежности были рассчитаны отдельно для каждой шкалы и для всех 26 пунктов опросника в целом. Все полученные коэффициенты оказались достаточно высокими, что свидетельствовало о внутренней согласованности пунктов. Для шести пунктов шкалы «Экономический оптимизм / пессимизм» коэффициент α-Кронбаха равен 0.77 (коэффициент расщепления 0.78). Средняя корреляция между пунктами составила 0.35. Для шкалы «Экономическая тревожность» коэффициент α-Кронбаха равен 0.74 (коэффициент расщепления 0.77), что несколько ниже, но приемлемо для семи пунктов опросника. Средняя корреляция между пунктами составила 0.33. Один пункт коррелировал с общим показателем меньше, чем 0.40. Для четырех пунктов опросника шкалы «Субъективная адекватность дохода» α-Кронбаха составляет 0.79 (коэффициент расщепления 0.79). Средняя корреляция между пунктами составила 0.49.

Коэффициент α-Кронбаха для шкалы «Финансовая депривированность» оказался равен 0.74, что является приемлемым для пяти пунктов опросника. Для шкалы «Текущее благосостояние семьи» α-Кронбаха равен 0.84 (коэффициент расщепления 0.88), что также приемлемо для четырех пунктов методики. Коэффициент надежности всех пунктов опросника оказался достаточно приемлемым 0.73 (коэффициент расщепления 0.80). В целом результаты данного этапа психометрической проверки свидетельствуют, что надежность опросника является удовлетворительной.

Несмотря на то, что анализ подтвердил приемлемость пятикомпонентной модели СЭБ, оценки по всем пяти факторам нормализовались в связи с разным количеством пунктов, а затем суммировались в единый интегральный (общий) показатель. Этот подход основан на исследованиях, которые показали, что разные индикаторы отражают многообразные аспекты общего отношения человека к собственной экономической ситуации. Каждый из них воспроизводит лишь отдельный значимый аспект экономического благополучия, и только их синтез позволяет обеспечить приближение к его диагностической экспликации.

Распределение общего показателя СЭБ на выборке 455 человек оказалось нормальным (K-S d= 0.04526, p> 0.20; Lilliefors p< 0.05). Были рассчитаны корреляции между социально-демографическими переменными и оценками СЭБ. За исключением фактора возраста, дохода и наличия детей, остальные связи оказались или очень низкими, или несущественными. Фактор пола оказался очень слабо связан с общим показателем СЭБ (0.09) и шкалой экономического оптимизма (0.18). В целом мужчины чувствуют себя несколько более оптимистично и благополучно относительно материальных условий жизни, чем женщины. Однако эти различия все же статистически крайне незначительны. Брачный статус, образование, а также тип домохозяйства (проживание взрослых детей с родителями или без них) не имеют значимых корреляций. Наличие ребенка в семье тесно связано с общим показателем СЭБ (-0.24) и шкалой экономического оптимизма (-0.32). Очевидно, что рождение ребенка накладывает дополнительные материальные трудности и заботы на домохозяйство и снижает субъективное экономическое благополучие. Возраст, однако, коррелирует исключительно негативно: с общим показателем СЭБ (-0.18), экономическим оптимизмом (-0.30), субъективной адекватностью дохода (-0.11) и оценкой текущего благосостояния семьи (-0.18). Можно предположить, что по достижении среднего возраста уровень СЭБ медленно снижается.

Таблица 1. Факторные веса пунктов опросника СЭБ (после ротации), n = 445

Пункты и шкалы

Факторы

1

2

3

4

5

1

Экономический оптимизм/пессимизм: Как изменился материальный уровень Вашей жизни за последний год?

.44*

2

В ближайшем будущем материальный уровень Вашей жизни снизится или возрастет?

.68

3

Как изменится экономическая ситуация в стране в ближайшем будущем?

.60

4

В целом благоприятны или неблагоприятны текущие экономические условия в стране для роста личного благосостояния и доходов?

.70

5

Как Вы оцениваете имеющиеся объективные финансовые возможности для повышения благосостояния семьи?

.64

6

Какой бы уровень материального благополучия Вы смогли бы достичь, приложив максимум усилий и способностей?

.57

7

Текущее благосостояние семьи: Насколько Вы удовлетворены материальным положением Вашей семьи?

.75

8

Насколько Вы удовлетворены финансовым положением Вашей семьи?

.81

9

Как Вы оцениваете уровень собственного (семьи) материального благосостояния в настоящее время?

.73

10

Если расположить все российское население на шкале в соответствии с уровнем материального благосостояния, так, чтобы на одном полюсе оказались самые бедные, а на другом – самые богатые, то как Вы отметите собственное положение на шкале благосостояния, в котором Вы находитесь в настоящий момент?

.42

.69

11

Финансовая депривированность: Как Вы оцениваете свое (семьи) финансовое положение в настоящее время?

.55

12

Испытываете ли Вы чувство безнадежности (безысходности) из-за невозможности самому улучшить свое финансовое положение?

.47

13

Финансовые неудачи чаще всего вызывают у Вас апатию или желание активной деятельности?

.47

14

Как часто Вы обсуждаете вопросы собственного материального положения с коллегами по работе?

-.72

15

Как часто Вы обсуждаете вопросы собственного материального положения с друзьями?

-.60

16

Субъективная адекватность дохода: В какой мере Ваш доход удовлетворяет потребность в независимости и свободе?

.78

17

В какой мере Ваш доход удовлетворяет потребность в материальном благополучии?

.68

18

В какой мере Ваш доход удовлетворяет потребность в самореализации?

.69

19

В какой мере Ваш доход удовлетворяет потребность в безопасности?

.73

20

Экономическая тревожность (финансовый стресс): Испытываете ли Вы и в какой степени беспокойство за свое материальное положение в связи с экономическим состоянием страны?

.46

21

Испытываете ли Вы и в какой степени потребность в повышении доходов?

.71

22

Испытываете ли Вы недостаток в денежных средствах в настоящее время?

.56

-.41

23

Укажите степень Вашего беспокойства, тревоги за собственное материальное положение в будущем

.47

24

Хотели ли бы Вы повысить уровень своих доходов и в какой мере?

.70

25

Как Вы оцениваете силу своего желания иметь деньги?

.71

26

Насколько, по Вашему мнению, деньги значимы для Вас в настоящий момент?

.71

Примеч.: звездочкой (*) указаны факторные нагрузки только выше .39.

Конструктная валидность опросника. Проверка конструктной валидности осуществлялась методом контрастных групп и корреляционного анализа. Для установления валидности опросника было использовано несколько положений относительно содержания измерения СЭБ.

Согласно первому положению, люди, имеющие более высокий размер абсолютного и относительного дохода, должны иметь и более высокий уровень СЭБ. Оно основано на данных немногочисленных исследований (в том числе проведенных в России и в странах Восточной Европы), которые установили, что наиболее используемый индикатор СЭБ − удовлетворенность материальным положением – высоко коррелирует с уровнем дохода (Hayo, Seifert, 2003; Ferrer-i-Carbonell, van Praag, 2001).

Для проверки этого тезиса было проведено два исследования. В первом респондентам было предложено указать размер собственного ежемесячного дохода, а также размер дохода, который, по их мнению, соответствует их представлениям о черте бедности, среднего достатка и богатства. Относительный доход оценивался нами сравнением реального дохода с субъективно определяемыми стандартами благосостояния. Он определялся как величина, характеризующая, насколько доход (в количестве раз) превышает уровень бедности или меньше уровня среднего достатка и богатства.

Таблица 2. Оценка реального дохода относительно стандартов благосостояния и уровень СЭБ, n = 216

Индивиды с высоким уровнем общего показателя СЭБ (8−10 стенов) имели более высокий реальный доход, чем с низким уровнем (1−3 стена) (табл. 2). Они также характеризуются более высоким относительным доходом: выше черты субъективной бедности в 4.8 раза, меньше среднего достатка − в 1.9 раза и ниже границы богатства в 13.3 раза. Относительный доход у респондентов с низким уровнем СЭБ субъективно близок к черте бедности и существенно ниже более высоких стандартов жизни. Все различия статистически значимы на уровне p< 0.008.

Во втором исследовании респонденты указывали степень удовлетворенности материальным положением и оценивали общий уровень материального благополучия с помощью методики «Экономическая лестница» (Ravallion, Lokshin, 1999). Корреляции для СЭБ как интегрального показателя составили с удовлетворенностью материальным положением (0.63) и интегральной оценкой текущего материального благополучия (0.58).

Второе положение. Согласно теории (Kasser, 2002; Kasser, Ryan, 1993; Kasser, Ahuvia, 2002), менее удовлетворенные в жизни люди придают большее значение материальным ценностям, чем более удовлетворенные. Кроме того, индивиды, подчеркивающие большую субъективную ценность материального успеха в жизни, имеют более низкую оценку субъективного благополучия. В странах с низким уровнем доходов населения, к каким, безусловно, следует относить и Россию, существенно увеличивается значимость материальных ценностей, что может приводить к росту зависимости субъективного благополучия от увеличения дохода. Известно также, что приоритет материальных ценностей (материализм личности) негативно связан с удовлетворенностью уровнем жизни (Richins, Dawson, 1992). Таким образом, индивиды с низким уровнем СЭБ должны иметь более высокую значимость материальных ценностей относительно других наиболее важных целей жизни, чем с высоким уровнем. Они также должны более высоко оценивать значимость материальных благ и достижений в жизни.

Респондентам было предложено проранжировать 18 ценностей по их значимости как наиболее важных целей в жизни. Для этого использовался модифицированный список терминальных ценностей, разработанный Рокичем. Сравнивался средний ранг ценности «материальное благополучие» в группах людей с высоким и низким уровнем СЭБ. В результате были установлены различия в значимости ценности «материальное благополучие» (табл. 3). Низкий уровень СЭБ сочетался с высоким рангом ценности материального благополучия: она вошла в группу из семи наиболее значимых для жизни ценностей. Правда, данный результат из-за невысокой значимости различий требует дополнительной эмпирической проверки.

Таблица 3. Значимость ценности «материальное благополучие» в группах с низким и высоким уровнем СЭБ, ранги (F= 2.187, р= 0.141)

Уровень СЭБ

Среднее значение

N

Стд.откл.

Высокий

7.7

66

4.93

Низкий

6.4

61

4.51

Дополнительно анализировалась связь между уровнем СЭБ и выраженностью ориентации на материализм, которая измерялась с помощью апробированной нами методики «Ориентация на материализм» (см.: Richins, Dawson, 1992). Статистически значимые отрицательные связи между СЭБ и материализмом установлены только в группе с низким уровнем СЭБ. Корреляции общего показателя с общим уровнем материализма, а также со шкалами центрированности, счастья и успеха были -0.48, -0.27, -0.43 и -0.55 соответственно (первая и последняя значимы на уровне p < 0.01). Для лиц, имеющих высокий уровень СЭБ, эти связи отсутствовали.

Третье положение. Субъективно благополучные в экономическом плане люди больше удовлетворены своей жизнью, чем менее благополучные индивиды (Ferrer-i-Carbonell, van Praag, 2001). В соответствии с этим положением, респонденты с высоким уровнем СЭБ должны иметь уровень удовлетворенности жизнью выше, чем с низким уровнем. Взаимосвязь между удовлетворенностью жизнью и СЭБ измерялась разными способами. В первом исследовании 117 респондентов оценивали общую удовлетворенность жизнью с помощью апробированной нами методики SWLS (Pavot, Diener, 2008). Удовлетворенность жизнью в целом оказалась существенно выше в группе с высоким, чем с низким, уровнем СЭБ (табл. 4).

Таблица 4. Общая удовлетворенность жизнью (SWLS) в группах с высоким и низким уровнем СЭБ, баллы (F= 10.2, p= 0.001)

Уровень СЭБ

Среднее значение

N

Стд.откл.

Высокий

22.50

54

1.91

Низкий

12.50

63

4.86

Во втором исследовании 455 респондентов оценивали удовлетворенность жизнью в целом, а также удовлетворенность уровнем жизни, семьей, свободой и безопасностью с помощью разработанной нами шкалы удовлетворенности жизнью (Хащенко, Баранова, 2004). Методика предполагает оценку удовлетворенности жизнью по 22 аспектам на основе порядковой шкалы Лайкерта. Общий показатель СЭБ положительно связан со всеми измеряемыми аспектами удовлетворенности жизнью. Наиболее тесно СЭБ коррелирует с общей удовлетворенностью жизнью (0.60) и уровнем жизни (0.63), а наименее − с семьей (0.14). Корреляции для удовлетворенности свободой и безопасностью равны 0.42 и 0.35 соответственно (все значимы на уровне p <0.001).

Четвертое положение. Личностные различия в уровне субъективного благополучия традиционно демонстрируются также на примере изучения особенностей сознания (самосознания) личности, прежде всего ее самооценки и локуса контроля за событиями жизни (Argyle, 1999; Diener, Lucas, 1999; Harrington, Loffredo, 2001; Helliwell, 2003; Lea et al., 1987; Lewis et al., 1995). Основываясь на этом, можно полагать, что люди с более высоким уровнем СЭБ имеют более высокую самооценку, уверенность и самоконтроль над экономическим поведением и чувство веры в собственные достижения в экономической сфере жизни, чем люди с низким уровнем СЭБ.

Для того чтобы определить отношение между СЭБ и самооценкой, использовалось несколько авторских приемов измерения самооценок: методика самооценки делового потенциала, опросник экономического локуса контроля (интернальность/экстернальность и везение) и шкалы для оценки способности к финансовым достижениям (шансы стать богатым человеком). В результате установлено, что высокий уровень СЭБ соотносится с более высокой самооценкой, уверенностью в своих силах и способностью контролировать экономические аспекты своей жизни (табл. 5).

Таблица 5. Самооценка в группах с высоким и низким уровнем СЭБ (баллы), ( р < 0.0001)

Уровень

Шансы стать богатым

Интернальность в экономической сфере

Деловые качества

СЭБ

Среднее значение

N

Стд. откл.

Среднее значение

N

Стд. откл.

Среднее значение

N

Стд. откл.

Высокий

5.05

57

1.56

4.05

57

2.90

122.05

53

12.01

Низкий

2.52

67

1.60

1.19

67

4.81

109.11

53

17.70

Конечно, необходима более строгая исследовательская программа, чтобы доказать справедливость вывода о том, что субъективно экономически неблагополучные люди с большей вероятностью будут более не удовлетворены собой, чем благополучные.

Таким образом, все выдвинутые нами предположения подтверждаются, что свидетельствует в пользу критериальной валидности опросника СЭБ.

Заключение

Необходимость исследования субъективного экономического благополучия и создания методики по его измерению обусловливается как теоретическими потребностями психологической науки, так и запросами практики. На основании разработанного нами теоретического конструкта была создана методика. При ее создании мы исходили из необходимости измерения СЭБ как единого интегрального показателя, а также как комплексных и частных показателей, которые бы объединяли всю совокупность отдельных единичных оценок материальных условий жизни. Настоящее исследование по разработке методики измерения субъективного экономического благополучия и его психометрическая проверка показали, что опросник СЭБ может использоваться в исследовательских целях в качестве надежной методики его фиксации. Опросник включает интегральную шкалу уровня СЭБ, а также пять коррелирующих между собой шкал: экономического оптимизма/пессимизма; экономической тревожности; субъективной адекватности дохода; финансовой депривированности и текущего благосостояния семьи. Мы надеемся, что применение данной методики позволит активизировать изучение субъективного экономического благополучия и тех факторов, которые его определяют. Опросник предоставляет широкие возможности в анализе богатого и разнопланового эмпирического опыта в области изучения взаимоотношений, объективных условий жизни и благополучия человека, «экономики» благополучия и счастья, субъективных индикаторов благосостояния, ценностно-смысловых аспектов материальных достижений. Опросник СЭБ дает возможность изучения фундаментальной проблемы соотношения объективных и субъективных оценок экономических условий жизни на основе новой методологии. Измерение на основе новых психологических индикаторов экономического благополучия не только создает меньше методических проблем, но и обеспечивает альтернативный взгляд на ситуацию.

Нельзя не отметить практическую востребованность методики прежде всего для мониторинга субъективного экономического благополучия в критические (или кризисные) периоды развития общества, когда детерминированность явлений обыденного сознания общим контекстом трансформационных процессов социальной жизни резко возрастает.

Проблема экономического благополучия имеет особое звучание для современного российского общества, претерпевающего серьезные изменения в связи с развитием рыночной экономики и демократических политических институтов. Отметим, что современная наука не располагает знанием об изменениях СЭБ в течение периода жизненного цикла человека, как в случае с исследованиями общего субъективного благополучия. Немногочисленный эмпирический опыт указывает, что характерных временных трендов зафиксировать не удалось. Этим определяется особая перспективность изучения динамики субъективного экономического благополучия и его источников.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Хащенко В. А. Модель субъективного экономического благополучия (сообщение 1) // Психол. журн. 2005. Т. 26. № 3. C. 38–50.
  2. Хащенко В. А. Экономико-психологическая модель субъективного экономического благополучия (сообщение 2) // Психол. журн. 2005. Т. 26. № 4. C. 5–19.
  3. Хащенко В. А. Представление об экономическом благополучии в условиях трансформации российского общества // Тенденции развития современной психологической науки. Т. 2. / Под ред. А. Л. Журавлева, В. А. Кольцовой. М.: ИП РАН, 2007. С. 162–166.
  4. Хащенко В. А., Баранова А. В. Взаимосвязь оценки качества жизни и экономико-психологического статуса личности // Проблемы экономической психологии. Т. 1 / Отв. ред. А. Л. Журавлев, А. Б. Купрейченко. М.: Изд. «Институт психологии РАН», 2004. С. 501–527.
  5. Угланова Е. А. Влияние феномена субъективного экономического благополучия на оценку качества жизни: Дисс… канд.психол.наук. Ярославль, 2003.
  6. Argyle M. Causes and correlates happiness // Well-being: The foundations of hedonic psychology / Eds. D. Kahneman, E. Diener, N. Schwarz. N. Y., 1999. Chapter 18.
  7. Campbell A. Quality of life as a psychological phenomenon // Subjective elements of wellbeing. Paris: Organization for Economic Cooperation and Development, 1974. P. 9–20.
  8. Campbell A., Converse P., Rodgers W. The Quality of American Life: Perceptions, Evaluations, and Satisfactions. N. Y., 1976.
  9. Cantril H. The pattern of human concerns. New Brunswick, N. J.: Russe Sage Foundation, 1965. Clark A. E., Oswald A. J. Satisfaction and comparison income // Journ. of Public Economics. 1996. V. 61. P. 359–381.
  10. Diener E., Lucas R. E. Personality and subjective well-being // Well-being: The foundations of hedonic psychology / Eds. D. Kahneman, E. Diener, N. Schwarz. N. Y., 1999. P. 213–229.
  11. Diener E., Biswas-Diener R. Will money increase subjective well-being? A literature review and guide to needed research // Social Indicators Research. 2002. V. 57. P. 119–169.
  12. Diener E., Seligman M. E. P. Beyond Money: Toward an Economy of Well-Being // Psychological Science in the Public Interest. 2004. № 5. P. 1–31
  13. Easterlin R. Life cycle happiness and its sources. Intersections of psychology, economics and demography // Journ. of Economic Psychology. 2006. V. 27. P. 463–482.
  14. Groenland E. Structural elements of material well-being: An empirical test among people on social security // Social Indicators Research. 1990. V. 22. P. 367–384.
  15. Ferrer-i-Carbonell A. Subjective Questions to Measure Welfare and Well-Being: A survey, Tinbergen Institute Discussion paper. Tinbergen Institute. 2002. 02-020/3.
  16. Ferrer-i-Carbonell A., Frijters P. The effect of methodology on the determinants of happiness // The Economic Journ. 2004. V. 114. P. 641– 659.
  17. Ferrer-i-Carbonell A., van Praag B. M. S. Poverty in the Russia // Journ. of Happiness Studies. 2001. V. 2. № 2. P. 147–172.
  18. Ferrer-i-Carbonell A. Income and well-being: an empirical analysis of the comparison income effect // Journal of Public Economics. 2005. V. 89. Issues 5-6. P. 997–1019.
  19. Harrington R., Loffredo D. A. The Relationship between live satisfaction, self-consciences, and Myers-Briggs Type Inventory dimensions // Journ. of Psychology. 2001. V.135. P. 439–450.
  20. Hayo B. Seifert W. Subjective economic well-being in Eastern Europe // Journ. of Economic Psychology. 2003. V. 24. P. 329–348.
  21. Headey B. An economic model of subjective well-being: Integrating economic and psychological theories // Social Indicators Research. 1991. V. 28. P. 97–116.
  22. Helliwell J. F. How’s life? Combining individual and national variables to explain subjective well-being // Economic Modelling. 2003. V. 20. Issue 2. P. 331–360.
  23. Kasser T. The High Price of Materialism, MIT Press, Cambridge, Massachusetts. 2002.
  24. Kasser T., Ahuvia A. Materialistic values and well-being in business students // European Journ. of Social Psychology. 2002. V. 32. № 1. P. 137–146.
  25. Kasser T., Ryan R. A dark side of the American Dream: Correlates of financial success as a central life aspiration // Journ. of Personality & Social Psychology. 1993. V. 65. № 2. P. 410–422.
  26. Lea S. E. G, Tarpy R.M., Webley P. The individual in the economy. Cambridge, 1987.
  27. Lewis A., Webley P., Furnham A. The new economic mind: the social psychology of economic behavior. N. Y., 1995.
  28. Maddux E. M. A Behavioral model to optimize financial quality of life // Social Indicators Research. 2002. V. 60. № 1–3. P. 155–177.
  29. Osberg L., Sharpe A. An Index of Economic Well-bein: Indicators // The Journal of Social Health. 2002. V. 1 № 2. P. 24–62.
  30. Osberg L., Sharpe A. new estimates of the index of economic well-being for selected OECD countries, 1981– 2007, CSLS research reports 2009-11, Centre for the Study of Living Standards. 2009.
  31. Poiesz T., Grumbkow J. von. Economic well-being, job satisfaction, income evaluation, and consumer satisfaction; an integrative attempt // Handbook of economic psychology / Eds. Waerneryd, K. E. et al. Dordrecht, Kluwer, 1988. P. 570–594.
  32. Poies T. Introducing the field of economic psychology // Handbook of organizational psychology / Eds. P. J. D. Drenth, Hk. Thierry, C. J. De Wolff. East Sussex, UK, 1998. P. 261–282.
  33. Pavot W., Diener E. The satisfaction with life scale and the emerging construct of life satisfaction // Journal of Positive Psychology. 2008. V. 3. P. 137–152.
  34. Pavot W. Further validation of the satisfaction with life scale: evidence for the cross-method convergence of well-being measures // Journ. of Personality Assessment. 1991. V. 57. P. 149–161.
  35. Ravallion M., Lokshin M. Subjective Economic Welfare // Policy Research Working Paper. 1999. Series 2106. The World Bank.
  36. Richins M., Dawson S. A. Consumer values orientation for materialism and its measurement: Measure development and validation // Journal of Consumer Research. 1992. V.19. P. 303–316.
  37. Seidl C., Trauub S., Morone A. Relative deprivation, personal income satisfaction, and average well-being under different income distributions. 2004, Experimental 0401004, Econ WPA.
  38. Strümpel B. Economic well-being as an object of social measurement // Subjective Elements of Well-Being. Paris: Organization for Economic Cooperation and Development, 1974. P. 75–122.
  39. Van Praag B. M. S, Frijters P. The Measurement of Welfare and Well-Being; the Leyden Approach // Well- Being: The Foundations of Hedonic Psychology / Eds. D. Kahneman, E. Diener, N. Schwarz. Russell Sage Foundation. N. Y., 1999. P. 413–433.
  40. Verbic M., Stanovnik, T. Analysis of Subjective Economic Well-Being in Slovenia // Eastern European Economics. 2006. V. 44. № 2. P. 60–70.
  41. Veenhoven R. Quality-of-life in Individualistic Society: A comparison of 43 nations in early 1990’s // Social Indicators Researchers. 1999. V. 48. P. 157–186. Well-being: The Foundations of Hedonic Psychology / Eds. D. Kahneman, E. Diener, N. Schwarz. N. Y., 1999.
  42. Zapf W. Individuelle Wohlfahrt: Lebensbedingungen und wahrgenommene Lebensqualitat // Lebensqualitat in der Bundesrepublik / Eds. W. Glatzer, W. Zapf. 1984. P.13–26.
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

Яндекс.Метрика