Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8428Ключевые слова 20536 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы

ISBN: 978-5-9270-0196-5

Издатель: Издательство «Институт психологии РАН»

Год издания: 2010

 

Эксперимент в дифференциальной психофизиологии 1133

Базылевич Т.Ф., доктор психологических наук, Российская академия государственной службы при Президенте РФ, профессор кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности , Россия
Полный текст

Дифференциальная психофизиология как отдельное направление науки основана В. Д. Небылицыным в 1968 г. Данное типологическое направление было призвано экспериментально изучать унитарные свойства целого мозга как задатки общеличностных особенностей человека.

Эксперимент – основа типологического исследования. Только экспериментальные факты ставились в центр познания в отечественной школе Б.М. Теплова–В.Д. Небылицына. Только надежные валидные факты становились отправным моментом некоторого теоретические обобщения.

Технологии эксперимента в дифференциальной психофизиологии необходимо соотносятся с этапами ее становления и развития (Базылевич, 2005–2010). Имплицитный этап становления дифференциальной психофизиологии (от древних типологий до периода 1956–1968 гг.) связан с созданием научных и социальных предпосылок выделения в научном познании типологической проблематики. Сложившиеся здесь экспериментальные технологии обслуживали аналитические концепции биологических основ индивидуальных различий. Вычленяли (часто весьма субъективно) объектом эксперимента лишь отдельные анатомо-физиологические признаки (такие стратегии ограничены линейными схемами анализа в русле теорий психофизиологического взаимодействия, тождества и параллелизма). В результате образовалось труднообозримое количество эмпирических типологий, в которых сделаны попытки дифференцировать такие группы людей, как объективные и субъективные (Бине и др.), экстраверты и интроверты (Юнг), рационалисты и эмпирики (Джемс), шизотимы и циклотимы (Кречмер), висцеротоники, соматотоники, церебротоники (Шелдон), холерики, меланхолики, сангвиники, флегматики (Гиппократ, Павлов, Русалов) и др. Большинство этих типологий представляет теперь лишь исторический интерес, поскольку основаны на вариативных проявлениях субъективно выделенной «мозаики» черт. Из-за мифологичности соответствующих теоретических построений очевидной здесь стала ситуативность характеристик индивидуальности, ведущая к фрагментарности фактов.

Работы школы Б.М. Теплова–В.Д. Небылицына, широко известные у нас в стране и за рубежом, знаменовали прорыв в типологической науке (обзоры: Базылевич, 2007–2010; Умрихин, 1987; и др.). Созданные классиками исторически инвариантные идеи получают отклик в современной дифференциальной психофизиологии.

Эксплицитный этап познания индивидуальности (1969–1980) связан с осознанием острой потребности теории и практики в знании природных основ индивидуально-психофизиологических различий. Продолжены, но уже с новых системных позиций, экспериментальные исследования индивидуально-стабильных, природных, конституциональных, генотипических особенностей человека, включенных в деятельность (Базылевич, 1983, 2005; Небылицын, 1966, 1996; и др.). Существенно расширился экспериментальный анализ условий, механизмов и факторов включения синдромов свойств в функциональные системы (Базылевич, 1998; и др.).

Впервые здесь подвергнут объективному анализу «вертикальный срез» разноуровневых свойств индивидуальности, которые – в виде эволюционно обусловленных «слитий» свойств индивида и личности – четко фиксировались в эмпирических исследованиях типологических факторов (Базылевич с соавт., 1983–2010). По системной методологии, интегративные характеристики психофизиологического уровня индивидуальности – как обладающие выраженными кумулятивными качествами – стали референтными для дифференциально-типологического эксперимента (Базылевич, 2005). Целый ряд конкретно-экспериментальных исследований четко показал, что любая стадия формирования деятельности (важно! – при стабилизации ее развития) содержит в структуре типологических факторов ее реализации: генотипические характеристики, вектор «Мотив-цель», параметры текущей ситуации или информационного эквивалента образа потребного будущего (Базылевич с соавт., 1998–2010).

Экспериментальная оценка свойств индивидуальности высших уровней, очевидно, не может быть выражена через суммацию отдельных свойств (таких как типологические особенности ВНД), однако информация об их организации в деятельности при учете надситуативных координат ее развития важна для систематизации своеобычности человеческой психики (Базылевич, 1998, 2007; и др.)

Вместе с тем форсирование аналитических стратегий конкретных исследований вело к лабиринту тупиковых позиций. Так, неоднократно показаны: парциальность свойств нервной системы, множественность и неоднозначность их психологических проявлений (Базылевич 1983; Русалов, 1979).

Рефлексивный этап развития дифференциальной психофизиологии (1980–1995) связан с осмыслением и систематизацией результатов конкретных исследований в системе человекознания, с расширением перспектив использования законов индивидуальности в социальной практике. Систематизация включения эксперимента в исследования при аналитической и субъектно-центрированной парадигме дифференциальной психофизиологии приведена в таблице.

Таким образом, становится понятным, что познание закономерностей индивидуальности в ее целостности требует выхода за рамки чисто лабораторного – подчас манипулятивного – эксперимента и перехода к субъектно-центрированному системному ракурсу конкретных исследований. Это создает план конструирования квазиэксперимента, базирующегося на фундаментальной типологической теории (Базылевич, 2007). Данная стратегия априорно позволяет анализировать своеобразие фиксируемых в деятельности синдромов по сочетаниям признаков индивидуальности в составе «жестких» звеньев внутренних условий развивающегося взаимодействия человека с миром.

Институциональный период развития дифференциальной психофизиологии (1980–2010) связан с реализацией субъектно-центрированных принципов человекознания. Это привело к признанию социальной и научной важности проработки проблем дифференциальной психофизиологии. Данный этап характеризуется открытием новых технологий типологического квазиэксперимента в «смежных» областях: на стыке акмеологии, экологической психологии, психологии безопасности жизнедеятельности, психогенетики (Базылевич с соавт., 1998–2010; и др.).

Сегодня стало очевидным, что материалы конкретных исследований содержат многочисленные факты, доказавшие, что фиксируемые в конкретных экспериментах и эмпирических исследованиях типологические факторы соотносятся – как обычно прогнозировал В.Д. Небылицын – со сколь угодно важными особенностями психологии индивидуальности. Так, в диссертациях показано типологическое своеобразие: формально-динамических особенностей мотивации личности (Дорошенко, 2006), выраженности профессионального «выгорания» (Бутылин, 2009), продуктивности деятельности профессионала (Кордюков, 2006), эффективности социально-психологического консультирования развивающейся личности как целостной индивидуальности (Хакимзанова, 2008), субъектной сферы детей коррекционных классов (Таиби, 1995), психологических защит личности (Базылевич, Выставкина, 2010), действия малых доз радиации (Базылевич и др., 1995). Неожиданным стал факт соотнесенности в типологических факторах акмеологического статуса зрелой личности не с отдельными признаками индивидуальности, а с ее интегративным индексом, фиксирующим гармоничность ее экологических «ниш» (может оцениваться по квазиэксперименту оценки структуры целостной индивидуальности по первой шкале ОСЦИ) (Базылевич и др., 2007).

Данные обстоятельства позволяют прорабатывать острые проблемы психологии безопасности индивидуальности, когда ее своеобразие должно стать объектом и субъектом социальной защиты.

Таким образом, проработка проблем дифференциальной психофизиологии настоятельно требует постепенного восхождения от узких экспериментально-эмпирических оценок свойств отдельных психических функций к субъектно-центрированному изучению системных синдромов целостной индивидуальности.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Базылевич Т.Ф. Моторные вызванные потенциалы в дифференциальной психофизиологии. Наука: М., 1998.
  2. Базылевич Т.Ф. Введение в психологию целостной индивидуальности. М.: ИП РАН, 1998.
  3. Базылевич Т.Ф. Дифференциальная психофизиология: прошлое, настоящее, будущее // Мир психологии. 2004. № 3. С. 44–67.
  4. Базылевич Т.Ф. Проблема тестов в психологии и дифференциальной акмеологии. М.: РАГС, 2006.
  5. Базылевич Т.Ф. Дифференциальная акмеология. М.: РАГС, 2007.
  6. Базылевич Т.Ф., Александрова Н. И., Жоров П. А., Русалов В.М. Некоторые итоги исследования общих свойств нервной системы человека // Вопросы психологии. 1977. № 3. С. 33–45.
  7. Базылевич Т.Ф., Бутылин А.В., Выставкина Т.А., Колядина Т.В. Целостность индивидуальности как основа конструирования квазитеста в дифференциальной акмеологии // Акмеологическая диагностика: Коллективная монография. М.: РАГС, 2007. С. 185–208.
  8. Базылевич Т. Ф., Выставкина Т. А. Феномен психологических защит в структуре целостной индивидуальности // Мир психологии. 2010. № 1. C. 208–218.
  9. Базылевич Т.Ф., Ломов Б. Ф., Небылицын В.Д. Развитие дифференциальной психофизиологии // В. Д. Небылицын. Избранные труды. М.: Педагогика, 1990. C. 5–24.
  10. Базылевич Т. Ф., Небылицын В. Д. О механизме «раздвоения» негативного компонента моторного вызванного потенциала // Физиологический журнал СССР. 1972. Т. 58. № 8. C. 1295–1301.
  11. Небылицын В. Д., Базылевич Т. Ф. ВП двигательной зоны коры у человека // Физиологический журнал СССР. 1970. № 12. Т. 56. C. 1682–1688.
  12. Умрихин В. В. Развитие советской школы дифференциальной психофизиологии. М.: Педагогика, 1987.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика