Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8428Ключевые слова 20536 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы

ISBN: 978-5-9270-0196-5

Издатель: Издательство «Институт психологии РАН»

Год издания: 2010

 

Проблема достоверности самоотчетов: могут ли испытуемые оценить воздействие музыки? 684

Торопова А.В., доктор педагогических наук, профессор кафедры методологии и технологий педагогики музыкального образования, Московский педагогический государственный университет, Москва, Россия, allatoropova@list.ru
Василевская К.Н., научный сотрудник лаборатории дифференциальной психологии и психофизиологии Психологического института РАО, Москва, Россия
Симакова И.Н., Психологический институт Российской Академии образования
Беданокова А.К., младший научный сотрудник лаборатории дифференциальной психологии и психофизиологии, Психологический институт, Российская академия образования, Москва, Россия, asieta@mail.ru
Полный текст

В лаборатории дифференциальной психологии и психофизиологии Психологического института РАО проводится сравнительное психофизиологическое исследование воздействия различных стилей музыки. Исследование еще не завершено, и настоящий доклад описывает один из «побочных» эффектов исследования, который заставил нас обратиться к методологическим вопросам.

Музыкальные отрывки для эксперимента были отобраны экспертами (имеющими высшее музыкально-педагогическое образование), за основу был взят подход Декерт–Фойгта, который предлагает дифференциацию музыкальных произведений на трофотропные и эрготропные (т. е. успокаивающие и активизирующие). Факторами, создающими такой эффект, являются множественные элементы музыкальной ткани: метроритм, темп, интонационно-мелодический рисунок, гармония, фактура и пр. Было выбрано три отрывка: образец трофотропной музыки (фрагмент из произведения Баха), образец эрготропной музыки (часть из «Времен года» Вивальди) и образец равномерно-наступательной энергетической наполненности (фрагмент из Равеля).

Как известно, нашумевший «эффект Моцарта», описанный в 1993 г. Франсис Роше, не был подтвержден в дальнейших исследованиях (см. данные метаанализа 39 исследований, проведенного Якобом Питшингом). Но то, что музыка оказывает некоторое воздействие на работу мозга, является практически несомненным; существует проблема дифференцированного воздействия как разной музыки (от стилевых особенностей (что выделяли многие, в том числе Ассаджиоли) до тональности (что всю жизнь доказывает психиатр В. М. Элькин), так и разной психики (типологический аспект). Главной идеей данного эмпирического исследования является поиск соответствия типа музыкального воздействия и типологических свойств нервной системы испытуемых, исследуемых в школе Теплова–Небылицына.

Результаты анализа представлены по данным, полученным от 43 испытуемых, в возрасте от 17 до 43 лет. ЭЭГ-запись каждого испытуемого проводилась в состоянии покоя, при прослушивании трех отрывков музыкальных произведений, во время решения арифметических задач (также – без музыки и при прослушивании тех же отрывков). Итого – восемь проб для каждого испытуемого. В качестве когнитивной нагрузки были выбраны арифметические задания: вычислять из 275 по 6, 7, 8 и 9 (в четырех пробах соответственно). Данное задание позволяло нам одновременно проводить ЭЭГ запись, т.е. не требовало двигательной активности от испытуемого. Кроме того, задания были подобраны таким образом, чтобы они не были слишком легкими или слишком сложными, а позволяли бы дифференцировать выборку примерно поровну. Обработка результатов показала, что задание вполне соответствовало этому критерию: вычисления без музыки были правильно проведены 46,5% испытуемых. Для каждого решения анализировалось по два параметра: правильность вычисления и продуктивность вычислений (т. е. количество произведенных операций вычисления).

В ходе проведения данного эмпирического исследования нами было обнаружено интересное явление. После завершения экспериментальных процедур мы опрашивали испытуемых, мешала ли им музыка проводить вычисления и какой из отрывков мешал сильнее всего. Первоначально мы даже не включили самоотчет испытуемого в дизайн эксперимента: было бы логично предположить, что если музыка мешала испытуемому, то его результаты вычислений станут хуже, чем без музыки (снизится количество правильных ответов или продуктивность вычислений). Мы разделили испытуемых на три группы (в соответствии с их оценкой влияния музыки: «мешала» ли данная музыка счету, «не мешала» или же «сильно мешала»). Сравнение этих трех групп испытуемых с помощью однофакторного дисперсионного анализа не показало значимых различий между ними ни в одной из анализированных переменных. Те испытуемые, которым музыка «сильно мешала считать», считали в среднем так же эффективно как и те, кто не испытывал никаких помех.

Данная процедура была отдельно проведена для каждого из трех отрывков музыкальных произведений, но ни в одном из них субъективная оценка помех испытуемыми не показала значимых различий в продуктивности или правильности вычислений.

Особенно нас заинтересовал анализ всей серии вычислений. Например, испытуемая А. указала, что отрывок из произведения Равеля невероятно мешал ей вычислять, сильнее прочих отрывков. Парадокс оказался в том, что именно это задание она решила правильно, в то время как остальные три задания, включая счет без музыки, – неправильно. Итак, мы проанализировали следующие 4 типа случаев:

1 – музыка «не мешала», при этом испытуемый показал лучший результат вычис лений из четырех;

2 – музыка «не мешала», худший результат из четырех;

3 – музыка «сильно мешала», лучший результат из четырех;

4 – музыка «сильно мешала», худший результат из четырех.

Оказалось, что к каждой из этих групп относится абсолютно равное количество испытуемых – по 13,3%. Другими словами, субъективная оценка музыки как помехи при выполнении когнитивной операции не только не находит значимой связи с результативностью – больше того, она с равной вероятностью может быть диаметрально противоположной объективным результатам. Необходимо отметить, что участниками исследования стали студенты двух вузов – будущие профессиональные музыканты и будущие психологи. Интересно, что обе категории студентов допустили равное количество ошибок при оценке музыки.

Метод интроспекции был исторически первым методом исследования психического, и в по сей день в психологии принято доверять испытуемым (точнее, получаемым от них данным). «Самоотчет» испытуемых используется в опросниках, в субъективных шкалированиях и др. Само собой разумеется, что данные, полученные при опросе испытуемого, являются достоверными и ложатся в основу дальнейшего экспериментирования. Обычно подразумевается, что если испытуемый оценил условие решения задачи как создающие наибольшие помехи, то, скорее всего, такая задача будет решена неверно. В данной работе мы показали, что субъективная оценка воздействия музыки не находит подтверждения объективными результатами выполнения заданий. Возможно, музыка является настолько сложным явлением, что испытуемым трудно отличить эмоциональное вовлечение и влияние на результативность выполняемой деятельности.

Ссылка для цитирования

Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика