Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8428Ключевые слова 20536 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы

ISBN: 978-5-9270-0196-5

Издатель: Издательство «Институт психологии РАН»

Год издания: 2010

 

Психосоциальный диссонанс и совладающее поведение 782

Халитов Р.Г., научный сотрудник Института педагогики и психологии профессионального образования РАО, virash1@mail.ru
Абитов И.Р., Государственное учреждение Российской академии образования Институт педагогики и психологии профессионального образования
Полный текст

Для жизнедеятельности людей в социальной среде взаимодействие играет решающую роль, особенно в профессиях системы «человек–человек». Рассогласование (диссонанс) представлений, интересов, мотивов, целей является стрессогенным фактором и движущей силой развития. Психосоциальный диссонанс – несоответствие представлений субъектов групповым нормам, создает психическое напряжение, стресс, которые могут привести к дезадаптации, но, с другой стороны, именно это напряжение ведет к развитию, созиданию нового (Халитов, 2007; Халитов, Юсупов, 2008; Васина, Халитов, 2009). При возникновении стрессовых ситуаций человек использует механизмы психики, позволяющие предвидеть развитие ситуации, совладать с ней или снизить напряжение, возникшее вследствие воздействия стресса. К таким механизмам относят: антиципацию, копинг-механизмы и психологические защиты.

Одним из наиболее напряженных видов профессиональной деятельности является деятельность психолога в медицинском учреждении. Причины: большое количество контактов, работа с людьми, имеющими нарушения психики, высокая ответственность. Исходя из этого, исследование психосоциального диссонанса и механизмов совладания со стрессом у будущих медицинских психологов представляется нам актуальным.

Статистическое большинство представлений субъектов социальных групп определяет нормы взаимодействия в социуме и создает психическую напряженность для тех, кто не соответствует этим нормам. Можно выделить два вида напряженности: напряженность, которая позволяет создавать новое, развиваться субъектам взаимодействия: как социальным группам, так и личностям, и напряженность, которая ведет к «уничтожению» субъектов взаимодействия как «ненормальных» и приводит к психической дезадаптации (высокая конфликтность, ухудшение социально-психологического климата, проявление невротических и психосоматических симптомов у членов социальной группы и т. д.). Для исследования закономерностей необходимо провести измерения для большого количества исследуемых и сделать статистический анализ, что приводит к необходимости исследования межгрупповых отношений. С этой целью используем понятие «психосоциальный диссонанс», для которого разработан математический аппарат его определения в случае межгруппового взаимодействия (Халитов, 2007). Бинарное сравнение приводит к выделению двух социальных групп: группа 1 (эталонная) – это нормативные значения (например, для популяции); группа 2 (сравниваемая). Мы используем обозначения: Рd – показатель межгруппового интегрального психосоциального диссонанса, который показывает вероятность несоответствия представлений между группами, или какое количество (%) субъектов сравниваемой группы имеют представления вне нормы эталонной группы, при этом Рd+ – значения представлений сравниваемой группы больше значений эталонной группы (правее на оси значений исследуемой характеристики), Рd– – значения представлений сравниваемой группы меньше значений эталонной группы (левее на оси значений исследуемой характеристики). Выделим три уровня выраженности диссонанса: если Р<0,32, то диссонанса нет; если 0,32<Р<0,5, т.е. тенденция к диссонансу; если Р>0,5, то существует психосоциальный диссонанс.

Проведено исследование в группе курсантов Казанского государственного медицинского университета первого года обучения, проходящих переподготовку по специальности «Медицинская психология», состоящей из 51 респондента женского пола. При проведении исследования использовались следующие методики: 1) методика «Психосемантическая диагностика скрытой мотивации» И. Л. Соломина; 2) методика «Инденкс жизненного стиля» Р. Плутчика; 3) методика «Опросник способов совладания» (Р. Лазарус, адаптация Т. Л. Крюковой); 4) методика «Копингмеханизмы» Э. Хайма; 5) тест антиципационной состоятельности (В. Д. Менделевич) (таблица 1). Было проведено три блока исследований психосоциального диссонанса для трех пар групп.

Таблица 1

Список исследуемых параметров

Исследуемые параметры

Исследуемые параметры

1

Возраст

14

поиск социальной поддержки

2

Стаж

15

принятие ответственности

 

Методика «Индекс жизненного стиля»

16

бегство–избегание

3

отрицание

17

планирование решения проблемы

4

вытеснение

18

положительная переоценка

5

регрессия

 

Тест антиципационной состоятельности

6

компенсация

19

личностно-ситуативная составляющая антиципационной состоятельности

7

проекция

20

пространственная составляющая антиципационной состоятельности

8

замещение

21

временная составляющая антиципационной состоятельности

9

интеллектуализация

22

общая антиципационная состоятельность

10

реактивные образования

 

Методика «Копинг-механизмы»

 

Методика «Опросник способов совладания»

23

неадаптивные копинг-стратегии

11

конфронтативный копинг

24

относительно адаптивные копинг-стратегии

12

дистанцирование

25

адаптивные копинг-стратегии

13

самоконтроль

 

1. В первом блоке нормами эталонной группы послужили популяционные нормы, полученные в процессе адаптации методик на российской выборке. В исследуемой выборке тенденция к положительному психосоциальному диссонансу с популяционными нормами наблюдается по показателям копинг-стратегий поиск социальной поддержки (Р= 0,34) и положительная переоценка (Р=0,46). Полученные результаты свидетельствуют о том, что в исследуемой выборке данные копинг-стратегии используются с большей вероятностью, чем в среднем в популяции (в обществе в целом). Испытуемые исследуемой выборки чаще прикладывают усилия в поиске эмоциональной поддержки, действенной помощи или информации, а также чаще прикладывают усилия по созданию положительного значения трудной ситуации. Тенденция к отрицательному психосоциальному диссонансу наблюдается по показателю копинг-стратегии конфронтативный копинг (Рd–= 0,37) и показателям механизмов психологической защиты вытеснение (Р=0,46), регрессия (Р= 0,36) и проекция (Рd–=0,35). Отрицательный психосоциальный диссонанс наблюдается по показателям механизма психологической защиты замещение (Рd–= 0,78) и копинг-стратегии принятие ответственности (Рd–= 0,53). Полученные результаты свидетельствуют о том, что в исследуемой выборке данные копинг-стратегии и защиты используются достоверно реже, чем в среднем в популяции (в обществе в целом). Испытуемые исследуемой выборки реже прибегают к вытеснению из сознания тревожащей информации, возвращению к более ранним формам поведения, переносу неприемлемых чувств и мотивов на окружающих и неосознаваемому смещению эмоций на более доступный объект. Также испытуемыми исследуемой группы с меньшей вероятностью используются агрессивные усилия по изменению ситуации и признание своей роли в возникновении проблемы. В исследуемой выборке реже встречаются лица с агрессивной, психопатической, параноидальной и пассивной личностными диспозициями: лица с выраженной раздражительностью, импульсивностью, потребностью во внешней стимуляции, подозрительностью, критичностью, инертностью, зависимостью от окружающих. Более частое использование поиска социальной поддержки и положительной переоценки ситуации может быть связано со спецификой будущей профессиональной деятельности испытуемых и с их индивидуально-психологическими особенностями. При совладании со стрессом испытуемые чаще используют копинг-стратегии и реже прибегают к использованию примитивных защитных механизмов. Полученные результаты говорят о более адаптивном характере совладающего поведения испытуемых исследуемой выборке.

2. На следующем этапе анализа полученных результатов для установления диссонанса общая выборка была разделена по критерию общего стажа трудовой деятельности: 1) общий трудовой стаж испытуемых менее 10 лет (28 испытуемых) – эталонная группа; 2) общий трудовой стаж испытуемых более 10 лет (22 испытуемых) – сравниваемая группа.

В группе испытуемых с общим трудовым стажем более 10 лет наблюдается тенденция к положительному психосоциальному диссонансу по показателям копинг-стратегии положительная переоценка (Рd+= 0,37), пространственной составляющей антиципационной состоятельности (Рd+= 0,45) и общей антиципационной состоятельности (Рd+= 0,34). Полученные данные свидетельствуют о том, что в группе испытуемых с общим трудовым стажем более 10 лет чаще используется копинг-стратегия положительная переоценка и более развиты пространственная составляющая и общая антиципационная состоятельность. В группе испытуемых с общим трудовым стажем более 10 лет чаще используется придание ситуации положительного значения, а также лучше развиты способность точно координировать свои движения и способность предвосхищать возникновение стрессовых ситуаций и способы их разрешения. Тенденция к отрицательному психосоциальному диссонансу наблюдается по показателям механизмов психологической защиты регрессия (Р=0,33), проекция (Р= 0,32) и замещение (Р= 0,34). В группе испытуемых с общим трудовым стажем более 10 лет для снижения тревоги реже используют возврат к более ранним формам поведения, перенос своих неприемлемых или неприятных чувств, мотивов, желаний и качеств на окружающих и смещение труднопереносимых переживаний на более доступный объект. В данной группе реже встречаются лица с психопатической, параноидальной и агрессивной личностными диспозициями: лица с выраженной импульсивностью, потребностью во внешней стимуляции, подозрительностью, повышенной критичностью и раздражительностью.

При совладании со стрессом испытуемые данной группы опираются на положительную переоценку ситуации и прогнозирование возможных трудностей. Испытуемые, общий трудовой стаж которых менее 10 лет, в совладании со стрессом опираются на примитивные механизмы психологической защиты (регрессия, проекция, замещение). Совладающее поведение в группе испытуемых с общим трудовым стажем более 10 лет характеризуется большей представленностью механизмов антиципации и копинга.

3. Для выявления подверженности профессиональному стрессу была использована методика «Психосемантическая диагностика скрытой мотивации» И. Л. Соломина. На основе анализа результатов, полученных по данной методике выборка была разделена на 2 группы: 1) группа, в которой понятия связанные с профессиональной деятельностью, такие как «моя работа», «моя профессия», «моя карьера», «мой начальник», «мои сотрудники», «медицина» и «заработок», не ассоциируются с источниками стресса («неприятности», «конфликт», «угроза», «страх», «тревога», «раздражение», «неудача») – в дальнейшем будем именовать эту группу менее подверженной профессиональному стрессу (27 испытуемых) – эталонная группа; 2) группа, в которой понятия, связанные с профессиональной деятельностью ассоциируются с источниками стресса, – в дальнейшем группа, более подверженная профессиональному стрессу (24 испытуемых) – сравниваемая группа.

В группе испытуемых, более подверженных влиянию профессионального стресса, наблюдается тенденция к положительному психосоциальному диссонансу по показателю неадаптивных копинг-стратегий (Рd+= 0,49). Полученные данные свидетельствуют о том, что испытуемые данной группы чаще прибегают при совладании со стрессом к неадаптивным копинг-стратегиям. Тенденция к отрицательному психосоциальному диссонансу наблюдается по показателю адаптивных копинг-стратегий (Рd–=0,43). Отрицательный психосоциальный диссонанс наблюдается по показателю механизма психологической защиты регрессия (Рd–= 0,62). В группе испытуемых, более подверженных влиянию профессионального стресса, реже используются адаптивные копинг-стратегии и достоверно реже прибегают к возврату к более ранним формам поведения. В данной группе достоверно реже встречаются лица с психопатической личностной диспозицией: с выраженной импульсивностью и потребностью во внешней стимуляции. В группе испытуемых, менее подверженных влиянию профессионального стресса, совладающее поведение характеризуется преобладанием адаптивных копинг-стратегий и механизма психологической защиты регрессия.

По результатам исследования можно сделать следующие выводы.

1) Тенденции к диссонансу: испытуемые исследуемой выборки реже в сравнении с популяционными нормами прибегают к вытеснению из сознания тревожащей информации, возвращению к более ранним формам поведения и неосознаваемому смещению эмоций на более доступный объект. Отрицательный психосоциальный диссонанс наблюдается по показателям механизма психологической защиты замещение (Рd–= 0,78) и копинг-стратегии принятие ответственности (Рd–= 0,53).

2) Тенденции к диссонансу: в группе испытуемых с общим трудовым стажем более 10 лет чаще используется придание ситуации положительного значения, а также лучше развиты способность точно координировать свои движения и способность предвосхищать возникновение стрессовых ситуаций и способы их разрешения, реже используются возврат к более ранним формам поведения, перенос своих неприемлемых или неприятных чувств, мотивов, желаний и качеств на окружающих и смещение труднопереносимых переживаний на более доступный объект.

3) Тенденции к диссонансу: в группе испытуемых, более подверженных влиянию профессионального стресса, реже используются адаптивные копинг-стратегии. Испытуемые данной группы чаще прибегают при совладании со стрессом к неадаптивным копинг-стратегиям. Отрицательный психосоциальный диссонанс наблюдается по показателю механизма психологической защиты регрессия (Рd–= 0,62).

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Абитов И. Р. Антиципационная состоятельность в структуре совладающего поведения (в норме и при психосоматических и невротических расстройствах): Дис. … канд. психол. наук. Казань, 2007.
  2. Васина В.В., Халитов Р.Г. Нелинейная модель психосоциального диссонанса – как характеристика взаимодействия личности, социальных групп, общества // Городское здравоохранение. 2009. № 2. С. 23–25.
  3. Халитов Р.Г. Нелинейная модель диссонанса в больших социальных группах // Казанский педагогический журнал. 2007. № 2 (50). С. 98–101.
  4. Халитов Р. Г., Юсупов И. М. Нелинейная модель психосоциального диссонанса // Вестник ЛГУ. 2008. № 3. С. 140–148.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика