Портал психологических изданий PsyJournals.ru
ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП К НАУЧНЫМ ИЗДАНИЯМ 
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8060Ключевые слова 19701 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

Включен в Scopus

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

15 место — направление «Психология»

1,003 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,854 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Культурно-историческая психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 1816-5435

ISSN (online): 2224-8935

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/chp

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2005 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

Аффилирован ISCAR

 

Молитва – молчание – психотерапия 1085

Василюк Ф.Е., доктор психологических наук, Московского городского психолого-педагогического университета, профессор, заведующий кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии, факультета консультативной и клинической психологии, старший научный сотрудник, председатель Ученого совета факультета, Московского городского психолого-педагогического университета, Москва, Россия, fpc@list.ru

Аннотация

Предлагается новое прочтение работы Л.С. Выготского «Трагедия о Гамлете, принце Датском». На основе анализа текста этой работы, а также текста малоизвестной публикации «Траурные строки (День 9 ава)» делается предположение о глубокой религиозности Л.С. Выготского, глубокой религиозности «Трагедии...». Для Л.С. Выготского «Трагедия о Гамлете» – трагедия одиночества и ее молитвенного преодоления. Обсуждается содержание психотерапевтического процесса, который раскрывается в помощи человеку в страдании, переживании и преодолении страдания. Главный познавательный интерес психотерапии – понять тайну человеческого преодоления страдания. Именно в этом ее сходство с религией и молитвой. Вопрос об отношении к страданию – сердцевинный вопрос философии и психотерапии. В статье раскрывается сущность синергийной психотерапии, для которой ключевыми выступают молитва и молчание.

Ссылка для цитирования

Фрагмент статьи

Позвольте мне открыть вам один секрет психотерапевтической работы. Он состоит в том, что первая фраза, которую произносит пациент на самой первой встрече с вами, какой бы поверхностной, случайной и необязательной она ни казалась, содержит в себе ключ ко всем таинственным переплетениям глубочайших смыслов, к которым вам только еще предстоит пробиться, быть может, за месяцы и даже годы упорной работы. Первые слова пациента есть символ, который являет нам всю реальность еще только предлежащего терапевтического процесса.

Мне кажется, что подобное символическое значение для анализа творчества Льва Семеновича Выготского имеет самая первая его большая работа «Трагедия о Гамлете, принце Датском, У.Шекспира» [2]. Нет нужды излагать содержание блестящего труда, написанного двадцатилетним юношей. О чем пишет Л.С.Выготский, мы помним – о психологии трагедии. Но чему посвящен труд Л.С. Выготского? Тому, что он называет «вторым смыслом трагедии» – «религиозности трагедии», «молчанию и молитве», тому измерению, где кончается искусство и начинается религия [2].

Толкователи, для которых нет иного мира, а есть только «земное поведение, устремленное в социальные дали» [3, с. 320], склонны не заметить этого главного смысла сочинения Л.С.Выготского, объяснив отдельные пассажи религиозного толка общим тревожно-мистическим настроением, которое переживала российская интеллигенция накануне революции. Но вот свидетельство самого автора: «О нем в этюде (как скромно называет Л.С. Выготский свой труд. – Ф.В.) не сказано прямо ни слова, хотя весь он посвящен этому второму смыслу... В этом цель всего этюда: прощупать этот второй смысл, это остальное, что «есть молчание». В чтении трагедии, в ее словах» [2, с. 290].

Какую философию выговаривает своим «этюдом» Л.С.Выготский? Философию трагического одиночества и его молитвенного преодоления. «Во всякой трагедии с бешеным водоворотом человеческих страстей, бессилия, любви и ненависти, за картинами страстных устремлений и непостиганий мы слышим далекие отголоски мистической симфонии, говорящей о древнем, близком и родимом. Мы оторваны от круга, как когда-то оторвалась Земля. Скорбь – в этой вечной отъединенности, в самом «я», в том, что я – не ты, не все вокруг меня, что все – и человек, и камень, и планеты – одиноки в великом безмолвии вечной ночи» [там же, с. 289]. Трагедия Гамлета, как и реальная трагедия нашей жизни, совершается, по интуиции Л.С.Выготского, на грани, на пороге двух миров. Но смысл трагедии в конечном итоге – не в разделенности и скорби одиночества, а в воссоединенности, преодолевающей этот разрыв, таинственно соединяющий два мира. Чем же восстанавливается единство? Молитвой, «ибо там, где молитва (слияние), – пишет Л.С.Выготский, – там трагического нет, там кончается трагедия» [там же].

Живым символом молитвы в трагедии Шекспира является Офелия. В цветовой гамме трагедии Офелия – контрапункт Гамлета. Он – черный, она – белая, он – трагизм как таковой, она – молитва, преодолевающая трагедию, но оба они внемирны, оба – безумны. «Трагедия Офелии, – прислушивается Л.С. Выготский, – точно лирический аккомпанемент, который возвышается над целой пьесой, полной страшной муки невыразимости, глубочайших и темных, таинственных и сокровенных мелодий, которые непонятным и чудесным образом выявляют и заключают в себе, – самое волнующее, самое намекающее и трогательно большое, самое глубокое и темное, но самое преодоленно-просветленно-трагическое, самое мистическое в целой пьесе. Так трагедия переходит в молитву. Ее образ, сотканный из молитвенного безумия, ритмической слезности (то есть самой сущности слез) и удивительных теней, полужеланной, полукатастрофической смерти, овеянной зеркальной печалью плачущей воды и ивы, и венков, и мертвых цветов, точно меняет тон всей скорби трагедии, заставляет ее звучать по-иному, преодолевает и просветляет ее; точно жертвенным, и искупительным, и молитвенным светом – придает религиозное освещение трагедии» [там же, с. 280].

Как бы ревнители марксистско-ленинского материализма ни пытались утаить от нас религиозность Л.С.Выготского, совершенно очевидно, что такие слова мог написать только человек, обладающий глубоким личным молитвенным опытом. Мы не знаем тайны религиозной жизни «Моцарта психологии», но нескольких абзацев его этюда о Гамлете достаточно для того, чтобы понять, что хотя бы однажды подлинная молитвенная встреча с Богом в его жизни состоялась.

Литература
  1. Выготский Л. Траурные строки (День 9 ава) // Новый путь. 1916. № 27.
  2. Выготский   Л. С.   Психология   искусства. М.,1987.
  3. Ярошевский М. Г. Л. С. Выготский как исследователь проблем психологии искусства // Выготский Л.С. Психология искусства. М., 1987. С. 292–323.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

RSS-анонсы журналов Psyjournals на facebook Группа Psyjournals Вконтакте Twitter Psyjournals Psyjournals на Youtube
Яндекс.Метрика