Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8382Ключевые слова 20536 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

Включен в Scopus

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

15 место — направление «Психология»

1,003 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,854 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Культурно-историческая психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 1816-5435

ISSN (online): 2224-8935

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/chp

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2005 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

Аффилирован ISCAR

 

К вопросу об эволюции теории деятельности 900

Бэкхёрст Д., доктор философских наук, професср, Королевский университет, Кингстон, Канада, david.bakhurst@queensu.ca

Аннотация

Нередко теорию деятельности считают самым важным наследием советской философии и психологии. Но что такое теория деятельности? В настоящее время общепринятым на Западе является понимание теории деятельности, представленное Ирье Энгестрёмом: он прослеживает три стадии становления теории — от первоначальных идей Л.С. Выготского, через формулирование А.Н. Леонтьевым фундаментальной структуры деятельности, к только появляющемуся «третьему поколению» теории, которое пытается инкорпорировать различия, дискурсы и диалоги в общую схему. Работы И. Энгестрёма оказались чрезвычайно влиятельными (в особенности хорошо известные треугольники, используемые им для создания наглядной модели деятельности и «систем деятельности»). Своей жизнеспособностью современная теория деятельности во многом обязана именно ему. Важно, однако, понять связь между современными взглядами на теорию деятельности и исходными положениями деятельностного подхода, выдвинутыми его русскими основателями. На Западе теория деятельности воспринимается не столько как теория, сколько как метод общественно-научного исследования сущности систем деятельности. Русские ученые, в противоположность этому, считают понятие деятельности фундаментальной категорией, объясняющей глубинные философские вопросы самой возможности взаимосвязи психики и мира. Например, для такого мыслителя, как Эвальд Ильенков, понятие деятельности является не эвристическим приемом объяснения эмпирических данных, а трансцендентальной предпосылкой самой связи субъекта и объекта. Подозреваю, что Э.В. Ильенков испугался бы, узнав, сколь всего разного принимают за теорию деятельности сегодня. Для него значимость деятельности заключается в постоянном переходе, преобразовании и трансцендентности субъекта и мира в их взаимосвязи, а это — процесс, который противостоит «овеществлению», представлению в виде схемы. В данной статье я рассматриваю расхождения между разными версиями «деятельностного подхода» и пытаюсь предположить, каково будущее этого направления.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Ильенков Э.В. Диалектика идеального // Ильенков Э.В. Искусство и коммунистический идеал. М., 1984.
  2. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975.
  3. Bakhurst D. Consciousness and Revolution in Soviet Philosophy. Cambridge, 1991.
  4. Foot K.A. Pursuing an Evolving Object. MCA. 2002. Vol. 9. № 2.
  5. Kaptelinin V. The Object of Activity: Making Sense of the Sense-Maker. MCA. 2005. Vol. 12. № 1.
  6. Lektorsky V.A. (ed). Activity: The Theory, Methodology and Problems. Orlando; FL; Helsinki; Moscow, 1990.
  7. Russian Studies in Philosophy. The Concept of Activity: A Revaluation, Summer 1997.
  8. Russian Studies in Philosophy. The Potential of Activity Theory, Fall 2001.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика