Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8428Ключевые слова 20536 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

Включен в Scopus

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

15 место — направление «Психология»

1,003 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,854 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Культурно-историческая психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 1816-5435

ISSN (online): 2224-8935

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/chp

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2005 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

Аффилирован ISCAR

 

О роли музыкально-культурологического контекста в литературном образовании школьников 652

Френкель Н.В., кандидат педагогических наук, кафедра преподавания русского языка и литературы Академии повышения квалификации и переподготовки работников, Россия, noraf@freemail.ru
Полный текст

На рубеже XX—XXI в. в системе школьного лите­ратурного образования наметился переход от «знаниецентрической» к «культуроцентрической» гуманитарной модели школы (В. Библер, В. Доман­ский, А. Валицкая, С. Курганов и др.). Стало очевид­ным, что в современном понимании филологии и ме­тодики преподавания литературы заложен глубокий культурологический смысл. Модернизация совре­менного российского образования, новые подходы к профильному обучению, осуществляемые в послед­ние годы, предполагают поэтапное формирование у школьников как филологической культуры, так и культурологической компетенции. В ответ на это в школьной методике и практике преподавания лите­ратуры появились новые разноплановые контексты, что объясняется сложностью и многоплановостью понятия «культура». Прежде всего заявили о себе различные уровни историко-­культурного контекста, который сегодня понимается шире, чем раньше. Ли­тературные произведения рассматриваются в соот­ношении с философскими воззрениями, националь­ными особенностями, с различными этапами разви­тия мировой культуры, с историческими эпохами, на уровне эстетических категорий, художественных на­правлений. В старших, как правило, профильных гу­манитарных классах изучаются те или иные лингво-культурологические аспекты художественных текс­тов. Таким образом, само количество сопряжений художественного произведения с полем культуры значительно расширилось, изменилось их качество. Из фона изучения произведения культурный кон­текст превратился в смыслообразующий элемент ра­боты с художественным произведением и в объект культурологического анализа.

По признанию ведущих ученых­-методистов, од­ной из современных тенденций развития методики преподавания литературы в средней школе стано­вится «расширение культурологического контекста, стремление к интегрированию знаний из различных видов искусства и литературы» [2, с. 4]. Несомненно, культурологический подход позволяет рассматри­вать текст художественного произведения как «культурный универсум» (В.А. Доманский), «фено­мен культуры» (С.А. Леонов), представляющий со­бой обобщенную модель мира. Таким образом, пре­подавание литературы становится одним из спосо­бов освоения культуры как интегрированного явле­ния, вбирающего в себя практически все сферы чело­веческой жизни.

Интеграция литературы и музыки — один из важ­нейших аспектов единого потока органического вза­имодействия искусств. В условиях школьного пре­подавания она находит практическое преломление в соединении литературных и музыкальных познаний школьников, приобретенных ими на уроках литера­туры, музыки, мировой художественной культуры. Вопрос состоит в том, как, когда и, главное, с какой целью, в каком методическом аспекте привносить на уроки литературы музыкальное искусство, сведения из истории музыкальной культуры, как грамотно и обоснованно сопрягать литературу и музыку.

Идея анализа литературного произведения в му­зыкально­-культурологическом контексте имеет свою историю. Безусловно, многое сделано в чрезвы­чайно важном вопросе об использовании музыки в процессе преподавания литературы. В частности, на­метилась целая разветвленная система аспектов того или иного применения музыкального искусства в контексте литературного и эстетического образова­ния и развития школьников. Определены общие принципы использования музыкальных произведе­ний на уроках литературы, рассмотрены задачи, ус­ловия, методика обращения к музыке на вступитель­ных и заключительных занятиях, а также в связи с внеклассной работой по литературе. В основном большинство работ методистов-­исследователей и учителей-­практиков посвящено привлечению музы­ки на уроки литературы в качестве эмоционально-­слуховой наглядности, помогающей ученику вос­принимать литературное произведение; введению музыки в урок литературы для воссоздания духа эпохи, создания у школьников представлений о культуре изучаемого периода, художественных и эс­тетических критериях писателя, о которых идет речь на уроке. Таким образом, в большей или меньшей степени реализуются идеи «диалога культур» и «ин­теграции искусств», а также традиционных для оте­чественной методики межпредметных связей.

Но, к сожалению, далеко не всегда на уроках ли­тературы видится место музыки в ее образной и пси­хологической интерпретации на страницах художе­ственных произведений, в постижении ее сути писа­телями-­психологами, в ее влиянии на человека, на формирование системы его взглядов, в способности музыки к «озвучиванию» чувств, коррекции поведе­ния литературного героя под влиянием музыки, ук­рупнения для читателей­-школьников как общего за­мысла художественного произведения, так и отдель­ных его фрагментов для понимания концепции писа­теля в целом.

Восприятие текста произведения как образного отражения действительности и в то же время как проявления духовной жизни конкретного челове­ка — писателя — важный шаг в эстетическом разви­тии школьника. В противном случае придется лиш­ний раз согласиться с высказыванием К.И. Чуков­ского, заметившего как­-то, что «в школе писатели, “эти сложные творческие индивидуальности”, стано­вятся похожими на воробьев: все серенькие, все чи­рикают» [6, с. 67].

Музыка в процессе изучения биографии, как уже было неоднократно отмечено методистами, знако­мит учеников с конкретными эстетическими взгля­дами писателя. Очевидно, что звучащая в классе лю­бимая писателем музыка создает настрой на его ин­дивидуальность. Музыка, с которой почти незнако­мы современные школьники, входила совершенно естественно и просто в жизнь русских писателей с детства и, следовательно, затем в мир их героев. «Пытаться же ввести подростков в русскую класси­ческую литературу, минуя сам дух ее, — невозможно. Приблизить их к этому миру далеких от них, но вле­кущих и трогающих переживаний, можно, нужно с помощью музыки» [3, с. 4].

Между тем эмоционально­-иллюстративное воз­действие при первом или продолженном знакомстве с писателем — важная, но не главная функция музы­ки на уроках при изучении биографии. Основная на­грузка, которую несет музыка при знакомстве с лич­ностью писателя, — быть проводником его идей, его миропонимания, показать, как жизненный пласт му­зыкальных впечатлений преображается в творчест­ве. В этом случае уроки по изучению биографии пи­сателя с включением в них музыкальной нити его жизни перетекают в анализ его произведений, в са­мую ткань их. В частности, мир музыки в произведе­ниях Л.Н. Толстого, несомненно, связан с его общим философским мировоззрением и требует рассмотре­ния именно в этом контексте.

Позволим себе один—два примера. Как известно, в художественном мире Л.Толстого музыка заключа­ет в себе не только положительный, возвышающий и объединительный потенциал. Она — своеобразный индикатор нравственности и, в какой­-то мере, пока­затель неблагополучия в мире. Вот фрагмент из вос­поминаний С.Л.Толстого, сына писателя: «Помню, как придя домой после посещения умирающего Фе­дота, одного из самых бедных крестьян Ясной Поля­ны, он (Л.Н.) взволнованно сказал: «Иду я от Федо­та по прошпекту и слышу: Сережа играет Венгерские танцы Брамса. Я его не упрекаю за это, но как стран­но: рядом с нами живут нищие люди, болеют, умира­ют, а мы этого не знаем и даже знать не хотим, — иг­раем веселую музыку» [4, с. 316].

Более того, по мнению писателя-­моралиста, му­зыка обладает и той «таинственной силой», которая заставляет людей даже «умерщвлять себе подоб­ных». Вспомним, как Пьер Безухов, находясь в пле­ну у французов, с ними сдружился; между ним и французами, на почве общих тягот совместной жиз­ни, установились хорошие человеческие отношения. Но вот затрещали барабаны, и люди стали неузнава­емы. Французский капрал, который еще вчера уго­щал Пьера трубкой, теперь на его вопрос о состоянии одного больного нахмурился и, «проговорив бес­смысленное ругательство, захлопнул дверь». Капрал этот настолько переменился, что Пьер даже «усом­нился, тот ли это знакомый его капрал или другой неизвестный человек: так не похож был на себя кап­рал в эту минуту». Что же это была за минута? А та, когда «с двух сторон вдруг послышался треск бара­банов», символизирующий разъединенность людей, повинующихся безучастной силе власти избранных, поставивших себе на службу барабанную дробь, под­чиняющую волю людей».

«В измененном лице капрала, в звуке его голоса, в возбуждающем и заглушающем треске барабанов Пьер узнал ту таинственную, безучастную силу, ко­торая заставляла людей против своей воли умерщв­лять себе подобных…

Драм да да дам, дам, дам, трещали барабаны. И Пьер понял, что таинственная сила уже вполне ов­ладела этими людьми и что теперь говорить было бесполезно» [«Война и мир», т. IV, ч. II, гл. XIII].

Конечно, треск барабанов, который услышит Пьер в плену, не может вполне восприниматься как звучащая музыка, и все-­таки… Спустя почти что со­рок лет Л.Н. Толстой в позднем своем рассказе под­спудно сопоставляет мелодичное звучание мазурки и вальса и «другую, жесткую, нехорошую музыку ба­рабана и флейты». Это будет сопоставление именно двух проявлений музыки, одно из которых вдохнов­ляет и окрыляет влюбленного человека, а другое ста­новится страшным откровением о жестокой дейст­вительности.

Как видим, уже в романе «Война и мир», создан­ном еще в некризисные для Толстого 1860­е гг., уже явно просматриваются истоки позднего понимания писателем­-моралистом музыкального искусства. И в задачи учителя входит необходимость умело провес­ти тонкий психологический анализ «музыкальных страниц» романа, подготовив тем самым учащихся и к восприятию самого музыкального и в то же время, если можно сказать, антимузыкального произведе­ния Л.Н. Толстого «Крейцерова соната». Впрочем, подобный анализ текста сквозь призму «музыкаль­ных страниц» усиливает, на наш взгляд, вообще вни­мание к тексту, к каждому авторскому слову. Учащи­еся начинают осознавать композиционную и психо­логическую роль музыки в произведении, у них по­является и укрепляется понимание авторского «я» в произведении.

Конечно, по­-разному можно относиться к тому, что Л.Н. Толстой говорил и писал о музыке. Данный при­мер не отражает и сотой доли того разнообразного, под­час парадоксального восприятия и истолкования Тол­стым музыки, нашедших место в его художественных и публицистических произведениях, а также в высказы­ваниях и дневниковых записях. «Творчество писате­ля, — отмечал М.Б. Храпченко, — представляет собой системное единство. Системное прежде всего потому, что каждого талантливого писателя отличает свой круг тем, идей, образов. Это верно и тогда, когда круг этот очень широк, когда художественные искания писателя отмечены своеобразной универсальностью. Системны­ми свойствами творчество талантливого писателя об­ладает еще и вследствие того, что на всех созданных им произведениях лежит выразительный отпечаток его художественной индивидуальности» [5, с. 328].

Музыка занимала значительное место в эстетике многих писателей, а в образах музыкальных произ­ведений и музыканта нередко воплощались самые сложные художественные идеи. Обращение Льва Толстого практически в каждом произведении к му­зыке, с одной стороны, безусловно, свидетельствует о значимости «мифа музыки» [А.Ф. Лосев] в миро­воззрении писателя. Но с другой стороны — в этих произведениях, содержащих подробные описания исполнения и восприятия музыки, музыка — прежде всего повод для размышления о мире и человеке.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Доманский В.А. Культурологические основы изучения литературы в школе: Дис… д-ра пед. наук. Томск, 2000.
  2. Леонов С.А. Интегрированный урок литературы. М.,1999.
  3. Свирина Н.М. Музыка как средство образной конкретизации и образного обобщения на уроках литературы в 10 классе.: Дис. … канд. пед. наук. СПб.,1993.
  4. Толстой С.Л. Музыка в жизни Л.Н. Толстого // Л.Н. Толстой: Юбилейный сборник / Под ред. Н.Н. Гусева. М.; Л.,1928.
  5. Храпченко М.Б. Художественное творчество. Действительность. Человек // Храпченко М.Б. Собр. соч.: В 4 т. Т. 4. М.,1982.
  6. Чуковский К.И. Мастерство Некрасова // К.И. Чуковский. Изд. 3-е, испр. М.,1959.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика