Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 95Рубрики 51Авторы 8357Ключевые слова 20470 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

Включен в Scopus

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

15 место — направление «Психология»

1,003 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,854 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Культурно-историческая психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 1816-5435

ISSN (online): 2224-8935

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/chp

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2005 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

Аффилирован ISCAR

 

Развитие высших психических процессов в городской и сельской популяциях детей 865

Поляков В.М., кандидат психологических наук, старший научный сотрудник, заведующий лабораторией нейропсихосоматической патологии детского возраста НИИ педиатрии и репродукции человека ГУ НЦ медицинской экологии ВСНЦ СО РАМН, Россия, vmpolyakov@mail.ru
Полный текст

Знание популяционных закономерностей форми­рования психических процессов необходимо для понимания механизмов, оказывающих влияние на психическое развитие детей. Изучение этих законо­мерностей позволит более полно представить осо­бенности нормального онтогенеза в устойчивых дет­ских сообществах, развивающихся в разных услови­ях среды, а также проследить ту роль, которую игра­ет популяционная принадлежность ребенка в его нормальном и отклоняющемся развитии.

Популяционные закономерности могут быть обнаружены только при нейропсихологическом скрининге больших выборок детей, развивающих­ся в определенных условиях онтогенеза. При от­сутствии общепринятых нормативов развития для всей совокупности проживающих в настоящее время детей основным методом интерпретации по­лучаемых в скрининговых исследованиях резуль­татов является сравнение полученных данных об особенностях формирования высших психических процессов и процессов латерализации функций в отдельных детских популяциях. Такой сравни­тельный анализ, особенно на первом этапе работы, лучше проводить между популяциями, базирую­щимися на единых культуре и языке.

В скрининговом нейропсихологическом иссле­довании основным объектом изучения выступает не конкретный ребенок, а обобщенный нейропси­хологический «портрет» выборки (популяции), включающий в себя максимально возможное раз­нообразие вариантов индивидуального развития и отражающий уже на популяционном уровне осо­бенности формирования высших психических функций (ВПФ) и процессов латерализации в изучаемой популяции. Можно предположить, что выявляемая в таком исследовании направленность психического развития, характерная для той или иной популяции, будет, в свою очередь, оказывать влияние на конкретный онтогенез. В итоге психи­ческое развитие ребенка всегда будет являться со­четанием его индивидуальных возможностей с особенностями развития популяции, к которой он принадлежит.

Теоретико­-методологической основой популяци­онных исследований являются представления А.Р. Лурии о социальном происхождении ВПФ, их системном строении и динамической локализации [9, 10, 17]. Естественно, что ведущим здесь остается принцип синдромного анализа. Методической базой и источником новых научных разработок для данно­го направления исследований остается детская ней­ропсихология и нейропсихология индивидуальных различий, в рамках которых они и развиваются [2, 3, 6, 11, 12,13,14, 15, 16, 21].

В качестве модели для исследования были вы­браны городская и сельская популяции детей до­школьного и младшего школьного возраста, имею­щих разную среду обитания. Факторы городской среды связаны с усилением специфической средо­вой нагрузки на городского ребенка, включающей в себя информационные перегрузки, усиление коммуникативных процессов и процессов регуля­ции поведения, распространение феномена субъ­ективной нехватки пространства и утраты контро­ля над средой [24, 26, 22]. Адаптация к этим факто­рам и является существенным моментом форми­рования особенностей психических процессов в городской популяции детей. Описание средовых взаимодействий в сельской местности в литерату­ре практически отсутствует, можно лишь предпо­лагать, что здесь основным моментом является адаптация к реальному (плохо структурированно­му) пространству, усиление процессов, связанных с симультанным способом отражения средовых воздействий и более слабой стимуляцией вербаль­ной деятельности.

Первые исследования, затрагивающие вопросы развития психических процессов у городских и сельских детей, проводились еще в 20-­х гг. про­шлого столетия Л.С. Выготским и А.Р. Лурией при изучении проблемы социально-­исторической детерминации высших психических функций [20, с. 129]. Ими было установлено, что речевые про­цессы у этих групп детей различаются по характе­ру ассоциаций и ряду других параметров. В даль­нейшем различия в речевом развитии городских и сельских детей были подтверждены и в ряде дру­гих, более современных исследований [18, 19, 23]. Так, Л. Кинтанар с соавторами [5] нашел досто­верные различия в результатах выполнения зада­ний на повторение слов, слогов и фонем у город­ских и сельских первоклассников. Кроме того, сельские дети уступали и по кинетической орга­низации движений и действий, регуляции и кон­троля деятельности, пространственного анализа и синтеза. У школьников, проживающих в сельской местности в условиях высокогорья, отмечалось преобладание конкретно-­образного мышления, основывающегося на пространственно-­образном восприятии, а усвоение новой информации опи­ралось преимущественно на подключение зри­тельных и тактильных, то есть невербальных сти­мулов [18, 23]. Данные о процессах латерализации функций в детских сообществах представлены в основном в работах, посвященных изучению дей­ствия климатических условий на формирование межполушарной асимметрии [1, 7, 8, 19]. Однако выборки для сравнения составлялись не только по климато­географическим параметрам, но и по принадлежности детей к городской или сельской популяции. При этом на Севере и в высокогорье обследовались, как правило, сельские дети, а кон­трольные группы формировались из городских детей. Из этих исследований следует, что в городских популяциях большинство составляли дети с праволатеральными показателями и абсолютные правши, а среди сельских детей преобладали лица со скрытым левшеством и амбидекстрией. Кроме того, были найдены различия в формировании межполушарной асимметрии у детей города и се­ла в зависимости от пола [8 , 4, 25].

Учитывая, что имеющихся литературных дан­ных явно недостаточно для получения более или менее полного представления о развитии городских и сельских детей, мы поставили цель — изучить особенности формирования функциональной меж­полушарной асимметрии и высших психических процессов у городских и сельских детей в процессе онтогенеза.

В соответствии с поставленной целью решались следующие задачи:

  1. нейропсихологическое исследование детей в возрасте от 4 до 11 лет, проживающих в разных горо­дах и сельских районах Иркутской области;
  2. проведение сравнительного анализа развития ВПФ в городской и сельской выборке детей;
  3. описание нейропсихологических профилей го­родской и сельской популяций детей.

Метод

Исследовалась генеральная совокупность детей Иркутской области в возрасте от 4 до 11 лет. Исполь­зовалась бесповторная выборка (исключение воз­можности повторного попадания единицы генераль­ной совокупности в выборку) при известном объеме генеральной совокупности и известном распределе­нии контролируемого признака. Объем репрезента­тивной выборки (при нормированном отклонении t = 2,33 и допустимой ошибке 2,5%) равнялся 1599.

Исследование продолжалось в течение 10 лет, применялся метод поперечных срезов. Было обсле­довано 7 городов (от 100 до 700 тысяч человек) и 23 сельских района. Города и сельские районы рас­полагались в одинаковых климато­географических зонах (рис. 1).

Рис. 1.

В реальную выборку вошли 2253 ребенка, из них 1362 городских, в том числе 653 мальчика и 709 дево­чек, а также 891 сельский ребенок, из них 392 мальчи­ка и 499 девочек (рис. 2). В городе более 90% всех де­тей, а в сельской местности — около 80% посещали детские дошкольные учреждения. Сельские дети представляли третье-четвертое поколение сельских жителей, а городские — второе-третье поколение го­родских жителей.

Рис. 2.

В городах сначала определялись дошкольные уч­реждения и школы, расположенные в разных город­ских районах, в которых затем проводилось сплош­ное нейропсихологическое обследование детей соот­ветствующего возраста. После этого обследовались дети, воспитывающиеся или обучающиеся дома. В сельских районах обследовались все дети, прожи­вающие в том или ином населенном пункте.

Применялся комплекс нейропсихологических методик А.Р. Лурии [20], адаптированных для массо­вых (скрининговых) исследований, куда вошли про­бы, направленные на изучение состояния праксиса, гнозиса, памяти и речи. К ним относились пробы на реципрокную координацию, динамический праксис и праксис позы пальцев, пространственный праксис (Проба Хэда), оценка и воспроизведение ритмичес­ких структур, тактильный гнозис (Пробы Тойбера и Ферстера), восприятие предметных реалистических изображений, исследование речевых функций (фо­нематический слух, речевая артикуляция и кинети­ка, логико­-грамматические конструкции), запомина­ние двух групп по три слова и пяти слов в порядке предъявления и запоминание пяти геометрических фигур. Кроме того, в исследовании использовались 10 методик, выявляющих функциональную межпо­лушарную асимметрию в двигательной, зрительной и слуховой сферах.

Все задания предъявлялись в одном и том же, строго фиксированном порядке. В случае успешно­го выполнения сразу переходили к следующему за­данию. На выполнение пробы ребенку отводилось не более трех попыток. Время обследования ребен­ка зависело от его возраста и индивидуальных ха­рактеристик и составляло в среднем около 20 ми­нут. По каждой методике разрабатывались норма­тивные показатели по всей выборке с использова­нием уже имеющихся данных в литературе. Затем для каждого обследованного ребенка составлялась система оценок успешного (неуспешного) выполне­ния предъявляемых заданий. Полученные резуль­таты суммировались по подвыборкам «сельские де­ти» — «городские дети» и сравнивались между со­бой. При обработке данных использовались методы статистического анализа.

Результаты и обсуждение

При проведении сравнительного анализа разви­тия двух популяций детей один из первых вопросов, на который необходимо дать ответ, связан с опреде­лением возраста, когда появляются отчетливые меж­популяционные различия, которые можно зафикси­ровать с помощью нейропсихологического исследо­вания. В нашем исследовании было показано, что особенности психического развития в популяциях начинают складываться к концу четвертого года жизни, а к 5—6 годам становятся уже достаточно вы­раженными (рис. 4, 5, 6). Обращает внимание, что первые отчетливые популяционные различия между городскими и сельскими детьми проходят по двум параметрам — степени развития речевой функции  (сукцессивная обработка информации) и восприя­тия целостных структур (симультанный синтез).

Рис. 3. Распределение типов латеральной организации у городских и сельских детей (%)
Примечание. ** – различия значимы при р<0,001

Становление межполушарной асимметрии у де­тей разных популяций имеет ряд различий (рис. 3). Анализ распределения типов латерализации пока­зал, что в городской популяции детей в старшем до­школьном возрасте и младшем школьном отмеча­лось появление «правого сдвига». Число правшей стало преобладать в популяции на статистически достоверном уровне. Это соответствует известным исследованиям М. Аннет (1996), которые она ис­пользовала для построения моделей межполушар­ной асимметрии. Она считала этот сдвиг законо­мерным для всех детей данной возрастной группы. Однако в сельской выборке детей такого «правого сдвига» не отмечалось.

Несмотря на то что среди сельских детей не­сколько увеличилось число правшей, дети с леволатеральными признаками и со слабовыраженной асимметрией по-­прежнему доминировали в попу­ляции. Таким образом, сельскую популяцию в це­лом характеризовало относительно слабое развитие процессов латерализации, незначительная динами­ка в формировании функциональной межполушар­ной асимметрии — даже начало школьных занятий не приводило к заметному накоплению праволате­ральных признаков и изменению профиля асимме­трии. Интересно, что различия в степени латерали­зации функций между городской и сельской попу­ляциями детей формировались в основном за счет выборки мальчиков, тогда как у девочек они были выражены меньше.

Развитие движений и действий у городских и сельских детей в рассматриваемый отрезок онтоге­неза также имело ряд особенностей. Реципрокная организация движений, начиная с 5 лет, лучше развивается у городских детей. Они демонстриру­ют лучшее овладение этой функцией с меньшим количеством ошибок, что может свидетельство­вать о лучшем развитии межполушарного взаимо­действия при выполнении движений и действий.

Сельские дети выполняют эту пробу с заметными трудностями, с большим количеством ошибок, часть из которых характерна для этой выборки. Поэтому можно выдвинуть предположение о бо­лее быстрых темпах созревания в городской попу­ляции передних комиссур. Характер выполнения проб на серийную организацию движений свиде­тельствует также о лучшей сформированности функций передних отделов у городских детей — они быстрее своих сельских сверстников справля­ются с соответствующими заданиями, допуская при этом меньшее количество ошибок. Число де­тей, успешно выполнивших пробы на динамичес­кий праксис, достоверно больше было в городской выборке (рис. 4). В то же время кинестетическая и пространственная организация движений лучше развивалась в сельской популяции детей.

Рис. 4. Успешность выполнения проб на динамический праксис у детей разного возраста
Примечание. * – р<0,05

Преимущество в степени развития речевых функ­ций городские дети обнаруживали достаточно рано: уже в 5 лет различия достигали степени статистиче­ской достоверности (рис. 5). Оно распространялось практически на все обследовавшиеся параметры и носило «глобальный» характер. Тем не менее наибо­лее выраженные различия между группами город­ских и сельских детей наблюдались в развитии экс­прессивной речи.

Рис. 5. Ошибки выполнения речевых заданий детьми разного возраста
Примечание. * – различия значимы при р<0,001

В отличие от произвольных движений и речи, сельская популяция детей демонстрировала луч­шие показатели по большинству исследуемых пара­метров гнозиса. В первую очередь это относилось к тактильным, зрительно­-пространственным функ­циям и акустическому гнозису (рис. 6, 7). Его раз­витие (по анализу восприятия и воспроизведения ритмических структур) в популяциях городских и сельских детей имеет, вероятно, разные стратегии. Более низкая успешность в выполнении тактиль­ных проб у городских детей связана в том числе и с ухудшением оценки тактильных стимулов в левой половине тела. Различие между популяциями по этим компонентам психической деятельности, так же как и по речи, начинает формироваться доволь­но рано.

Рис. 6. Успешность восприятия и воспроизведения ритмических структур детьми разного возраста
Примечание. * – различия значимы при р<0,01

Рис. 7. Эффективность развития зрительно-пространственных функций в разных популяциях детей
Примечание. * – различия значимы при р<0,05

Состояние и динамика процессов памяти у го­родских и сельских детей имеют ряд отличий. Большинство сельских детей в своей когнитивной деятельности опирались в основном на зрительную память и непосредственные формы запоминания (рис. 8). В городской популяции на фоне относи­тельной сбалансированности зрительной и слухо­вой памяти появлялись признаки ухудшения непо­средственного запоминания и воспроизведения зрительно-­пространственных стимулов. Это могло быть расценено как начало появления у городских детей новых приоритетов в развитии памяти в изу­чаемый возрастной период. Различия между выбор­ками касались также объема воспроизведения запо­минаемого материала, в первую очередь слухорече­вого, и его структуры (запоминание и воспроизве­дение стимулов в порядке их предъявления), а так­же прочности удержания следов.

Рис. 8. Успешность запоминания зрительных и слухоречевых стимулов городскими и сельскими детьми
Примечание. * – различия значимы при р<0,01

Различия между результатами девочек из раз­ных популяций были всегда выражены меньше, чем у мальчиков. Например, как видно из рис. 8, разница в успешности запоминания зрительных и слухоречевых стимулов достигала степени досто­верности только у мальчиков. Такая закономер­ность прослеживается во всех возрастных группах и по всем исследуемым характеристикам. Это позволяет предположить, что среда и популяцион­ные характеристики больше отражаются на когни­тивном развитии мальчиков, выступающих свое­образным индикатором специфики популяцион­ного развития, в то время как девочки меньше под­вержены конкретным популяционно-­средовым влияниям и их когнитивное развитие в большей степени отражает общие межпопуляционные зако­номерности.

Анализ нейропсихологических профилей (рис. 9) показал, что вектор развития городской популяции детей направлен на преимущественное развитие психических процессов, связанных с речью и опира­ющихся на речевую деятельность и произвольную регуляцию функций. Относительно «слабое» разви­тие получают процессы, непосредственно отражаю­щие действительность — зрительно-пространствен­ный, акустический, тактильный гнозис. В сельской популяции детей, напротив, вектор развития направ­лен в сторону преимущественного развития невер­бальных функций (слухового, зрительного, тактиль­ного гнозиса, зрительно­-пространственной органи­зации движения и т. д.) с относительным отставани­ем в развитии вербальных и произвольных форм психической деятельности.

Рис. 9. Нейропсихологические профили детских популяций
Примечание. Уровень успешности развития ВПФ относительно другой популяции в баллах

Интерпретируя полученные данные, можно представить следующую схему развития мозговых систем в изучаемых популяциях детей: наиболь­шие различия в динамике развития мозговых структур в возрасте 5—9 лет в городской и сель­ской популяциях детей приходятся на функцио­нальное развитие височных и теменных отделов левого и правого полушарий. По-­видимому, более интенсивное использование речи и тесно связан­ных с ней психических процессов у городских де­тей приводит к более раннему созреванию в онто­генезе левых височно­-теменных структур. В то же время по механизму реципрокных взаимоотноше­ний между полушариями созревание соответству­ющих структур правого полушария замедляется. Особенности влияния городской среды также сни­жают нагрузки на правополушарные системы моз­га. Совместное действие этих факторов и приво­дит к относительному снижению функциональных возможностей теменно-височных систем структур правого полушария в городской популяции детей. Наиболее отчетливо этот эффект начинает прояв­ляться в 7—9 лет, когда по терминологии М. Ан­нетт, в популяции происходит «правосторонний сдвиг», т. е. появляется отчетливое доминирова­ние левого полушария. В сельской популяции де­тей речевое развитие не интенсифицируется, сре­довые влияния оптимальны для созревания право­полушарных функций, динамика формирования межполушарной асимметрии не приводит в этом возрасте к отчетливой межполушарной асиммет­рии, и латерализация функций остается относи­тельно слабой. В результате большая активность височно-­теменных систем правого полушария у преобладающего числа сельских детей может, в свою очередь, оказывать ингибирующее влияние на функциональное состояние височно­-теменных структур левого полушария, сдерживая функцио­нальное развитие речи и опирающихся на нее пси­хических процессов. Таким образом, при наличии общей стратегии развития городская и сельская популяции детей имеют ряд особенностей в фор­мировании функциональной межполушарной асимметрии и высших психических процессов. На рассматриваемом этапе онтогенеза психическое развитие в популяциях отличается разной направ­ленностью и опирается преимущественно на раз­ные мозговые системы.

Специфика формирования межполушарной асимметрии и психических процессов у городских и сельских детей не может не затрагивать вопроса о популяционных закономерностях в отклонениях и задержках психического развития. Большое значе­ние в этом возрасте имеют и эмоционально-личност­ные особенности, распространенные в том или ином детском сообществе.

Формирование эмоциональной сферы в сель­ской выборке происходило на фоне относительной социальной (семейной) депривации и слабости эмоциональных контактов, затрудняющих реше­ние возникающих у ребенка внутренних проблем. Поэтому здесь распространены такие типичные для сельской популяции симптомы, как эмоцио­нальная неустойчивость, повышенная раздражи­тельность, склонность к аффективным реакциям и эмоциональная ригидность. Достаточно часто (32% наблюдений) встречались проблемы личного роста: трудности саморегуляции, отклонения и за­держки в становлении системы «Я». В когнитив­ной деятельности почти половина всех нарушений и задержек в психическом развитии сельских де­тей так или иначе определяется слабым развитием речи и тесно связанных с ней психических процес­сов — вербальной памяти и мышления, произволь­ного внимания и т. п.

Городская выборка продемонстрировала в це­лом достаточно хорошее развитие речи, произ­вольных форм психической деятельности. Однако интенсивность психического развития приводит к дополнительному увеличению нагрузок на город­ского ребенка. Это может сопровождаться некото­рым ухудшением «правополушарных» функций, широким распространением в популяции эмоцио­нальных расстройств, связанных с утомляемос­тью, повышенным уровнем тревожности, расст­ройствами сна, чрезмерной агрессивностью. Быст­рый темп психического развития, возрастание стрессовых воздействий на городских детей при­водят к снижению их адаптационных возможнос­тей и ухудшению состояния нервно-­психического здоровья. Это открывает прямой путь к накопле­нию в городской популяции психосоматических нарушений, «психосоматизации» детской популя­ции города.

Таким образом, нейропсихологический анализ, проведенный на популяционных выборках, позволя­ет более полно представить протекание нормального онтогенеза межполушарной асимметрии и ВПФ у городских и сельских детей, описать особенности возрастной динамики сравниваемых групп, полу­чить нормативные данные. Вместе с тем сопоставле­ние распространенных отклонений в развитии го­родских и сельских детей позволяет выявить харак­тер и особенности в их психическом онтогенезе и предложить специфические системы профилактиче­ских мер в этих детских сообществах.

Выводы

  1. Городская и сельская популяции детей, осно­вываясь на общих закономерностях развития, имеют и ряд особенностей в формировании психических процессов. Это позволяет каждой из них устанавли­вать свою популяционную норму.
  2. Сельская популяция на исследуемом этапе он­тогенеза опирается преимущественно на развитие правополушарных отделов мозга, а городская — на форсированное развитие левополушарных структур.
  3. Разный тип психического развития детей в по­пуляциях обусловливает особенности их адаптации к социальным факторам и школьному обучению и приводит к появлению разнонаправленных расст­ройств и отклонений в психической сфере.
  4. Полученные данные могут быть использованы в профилактике психосоматических нарушений, школьной дезадаптации и неуспеваемости, а также в разработке нормативов дошкольного и школьного обучения у городских и сельских детей.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Аршавский В.В. Межполушарная асимметрия в системе поисковой активности (К проблеме адаптации человека в приполярных районах Северо-Востока СССР). Владивосток, 1988.
  2. Ахутина Т.В., Пылаева Н.М. Диагностика развития зрительно-вербальных функций. М., 2003.
  3. Ахутина Т.В., Яблокова Л.В., Полонская Н.Н. Нейропсихологический анализ индивидуальных различий у детей: параметры оценки // Нейропсихология и психофизиология индивидуальных различий / Под ред. Е.Д. Хомской, В. А. Москвина. М.; Оренбург, 2000.
  4. Бианки В.Л., Филиппов Е.Б., Шрам В.А., Магнитская Е.В., Харитонов Е.В. Слухо-речевая и зрительно-пространственная память у младших школьников с различным латеральным профилем // Физиология человека. 1996. Т. 22, № 3.
  5. Кинтанар Л., Соловьева Ю., Лазаро Э. Луриевский подход в нейропсихологическом обследовании школьников города и деревни в Мексике // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 2002. № 4.
  6. Корсакова Н.К., Микадзе Ю.В., Балашова Е.Ю. Неуспевающие дети: Нейропсихологическая диагностика трудностей в обучении младших школьников. М., 2001.
  7. Леутин В.П., Николаева Е.И. Функциональная асимметрия мозга: мифы и действительность. СПб., 2005.
  8. Леутин В.П., Ройфман М.Д., Пичкуров А.М., Кривощеков С.Г. Половые различия структуры распределения латеральности у тувинских школьников // Физиология человека. 1997. Т. 23.
  9. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека. М., 1969.
  10. Лурия А.Р. Об историческом развитии познавательных процессов. М., 1974.
  11. Манелис Н.Г. Нейропсихологические закономерности нормального развития // Школа здоровья. 1999. Т. 6.
  12. Микадзе Ю.В. Дифференциальная нейропсихология детского возраста // Вопросы психологии. 2002. № 4.
  13. Москвин В.А. Межполушарные отношения и проблема индивидуальных различий. М.; Оренбург, 2002.
  14. Московичюте Л.И. Асимметрия полушарий мозга на уровне коры и подкорковых образований // 1-я Международная конференция памяти А.Р. Лурии: Сб. докладов. М., 1998.
  15. Семенович А.В. Нейропсихологическая коррекция в детском возрасте. Метод замещающего онтогенеза. М., 2007.
  16. Симерницкая Э.Г. Доминантность полушарий // Нейропсихологические исследования / Под ред. А.Р. Лурии. М., 1978. Вып. 10.
  17. Симерницкая Э.Г. Мозг человека и психические процессы в онтогенезе. М., 1985.
  18. Тыналиева Б.К. Межполушарная асимметрия головного мозга жителей горных районов Кыргызстана. Автореф. дис. … докт. мед. наук. Бишкек, 2003.
  19. Тыналиева Б.К. Межполушарная асимметрия головного мозга жителей горных регионов Кыргызстана // Актуальные вопросы функциональной межполушарной асимметрии. Материалы Второй всероссийской научной конференции. М., 2003.
  20. Хомская Е.Д. Нейропсихология: 4-е изд. СПб., 2005.
  21. Хомская Е.Д., Ефимова И.В., Будыка Е.В., Ениколопова Е.В. Нейропсихология индивидуальных различий. М., 1997.
  22. Штейнбах Х.Э., Еленский В.И. Психология жизненного пространства. СПб., 2004.
  23. Ыжикова Е.А. Психофизиологическая и морфо-функциональная характеристика подростков 14—15 лет алтайской и русской национальности: Автореф. дис. ... канд. биол. наук. Новосибирск, 2000.
  24. Calhoun J.B. Population Density and Social Pathology // Scientific American. 1962. Vol. 206.
  25. Hardyck C., Petrinovich L.F., Goldman R.D. Left-hand-edness and cognitive deficit // Cortex. 1976. Vol. 12. № 3.
  26. Schmidt D.E., Keating J.P. Human Crowding and Personal Control // Psychological Bulletin. 1979. Vol. 86. №4.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика