Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 95Рубрики 51Авторы 8357Ключевые слова 20470 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

Включен в Scopus

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

15 место — направление «Психология»

1,003 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,854 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Культурно-историческая психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 1816-5435

ISSN (online): 2224-8935

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/chp

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2005 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

Аффилирован ISCAR

 

Хронотоп как перекресток прошлого и будущего, настоящего и… «понарошечного» 1352

Остапенко А.А., доктор педагогических наук, профессор Кубанского государственного университета и Екатеринодарской духовной семинарии, старший научный сотрудник федерального института развития образования, Россия, ost101@mail.ru

Аннотация

В статье сделана попытка анализа научной эволюции идеи хронотопа как психологического феномена от А. А. Ухтомского и М. М. Бахтина до И. А. Аршавского и В. П. Зинченко и осуществлена ее экстраполяция в область педагогической реальности — воспитания человека. Предложена принципиальная ось координат субъективного времени: настоящее (подлинное) — понарошечное (тщетное). Выявлены признаки подлинности времени (цели и смыслы) и его понарошечности (суета и скука). Представлена педагогическая картина утраты негэнтропийного компонента вечности с последующим превращением в энтропийный компонент временности. Таким образом, описана модель исчезновения подлинности и полноты хронотопа и превращения его в суетный и тщетный «миг между прошлым и будущим». Выявлено принципиальное различие между воспитанием событиями как атрибутами вечности и воспитанием мероприятиями как атрибутами временности. Сделан вывод, что в отсутствие у воспитанника собственных целей, планов и надежд, а, стало быть, событийности, «воспитание» сводится к задаче повышения занятости, охвата и надзора за ребенком, что приводит к утрате подлинности процесса воспитания.

Ключевые слова: хронотоп, суета, скука, временность, вечность

Рубрика: Теория и методология

Тип: научная статья

Ссылка для цитирования

Фрагмент статьи

Жизнь человека, обусловленная целями, мечтами, планами, надеждами, наполнена событиями, которые и являются элементарными единицами вечности. Событие — явление настоящее (а не «понарошечное») и явление настоящего. Оно имеет свойство длиться в настоящем. «Хронотоп предполагает симультанизацию психологического времени — дление, включающее прошлое, настоящее и будущее» [5, c. 89—90]. И именно оно объединяет в себе действие настоящего, опыт прошедшего и мечты (цели) о будущем. Хронотоп наполнен, с одной стороны, памятью и опытом и, с другой стороны, целями, мечтами, планами и надеждами, поэтому он полон смыслом, а «вне смыслового измерения хронотоп в принципе невозможен» [7, c. 32]. В первом приближении создается ощущение, что, во-первых, цели, мечты, планы и надежды есть некие иллюзии (а не реальности), которые невозможно «потрогать», а во-вторых, что они принадлежат только будущему, которое само по себе призрачно и иллюзорно. Но очевидно, что это не так. Так, например, из двух пар молодых людей, стоящих под венцом, одна объясняет свое решение вступить в брак некими мечтами и планами на счастливое совместное будущее, а вторая — банальной беременностью невесты, которая уже случилась вчера (в прошлом). Поскольку обе пары реально (а не виртуально или иллюзорно) стоят под венцом, то, по всей видимости, реальность (настоящесть) мечтаний, планов и надежд нисколько не отличается от реальности (и даже материальности) случившейся беременности. Все дело в том, что обе приведенные в примере реальности являются смыслами (содержанием) хронотопа, и мечты о будущем в не меньшей степени влияют на настоящее (уровень настоящести), чем начавшаяся (зачавшаяся) в прошлом беременность.

Возвращаясь в педагогическую реальность, мы говорим, что воспитание имеет смысл, если оно наполнено настоящими (и в настоящем) событиями, так как главный признак события — это наличие смысла, обусловленного памятью и опытом прошлого, а также целями, мечтами, планами и надеждами будущего. «Если, согласно М. М. Бахтину, время — это четвертая координата континуума бытия-сознания, то смысл — пятая или первая, разумеется, не по хронологии, а по значимости» [там же]. Сравним данное положение с результатами исследования И. А. Аршавского, ученика А. А. Ухтомского: «живые системы, в отличие от неживых — четырехмерных, являются пятимерными, характеризуясь тремя пространственными и двумя временными размерностями — энтропийной и негэнтропийной. Именно негэнтропийная размерность и определяет творческие возможности живого. Благодаря негэнтропийному времени, живые системы обогащаются дополнительными пластическими материалами и энергетическими резервами» [1, c. 7]. Под негэнтропийной составляющей времени И. А. Аршавский понимает ту самую создаваемую самим человеком активность, которая и делает его хозяином, а не рабом времени. Событийность воспитания и дает воспитывающемуся осторожный опыт мудрости. «Итак, смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы» (Ефес. 5; 16—17).

Что же происходит с неразумными, с теми, кто по собственной воле не обретает мудрости и опыта? Человек без цели, без мечты, без надежды пуст, у него нет настоящего, у него жизнь не наполнена событийностью, а стало быть, он не накапливает мудрости и опыта. «Потеря замысла и его будущего результата прекращает действие, либо превращает его в моторные персеверации» [7, c. 46]. «Лишенное событийности физическое время — это время распада, разложения. Оно не удерживается человеческой памятью, которая событийна, а не хронографична» [там же, с. 31]. И тогда эта пустота заполняется либо скукой, либо суетой. Вместо событий жизнь заполняется либо бесцельными поисками развлечений и удовольствий (и в таком случае мы говорим, что время «убивается» или «транжирится», а это и есть суета), либо ничем не заполняется (тогда время «тянется» и «волынится», а это есть скука и тоска). Тогда настоящее сжимается, хронотоп уменьшается.

Литература
  1. Аршавский И. А. Проблема времени живого и связанные с нею проблемы развития — индивидуального и филогенетического // Природа времени и сущности жизни.Электронный журнал. 2004. № 1.
  2. Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. М.,1975.
  3. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 4. М., 1994.
  4. Зинченко В. П. Культурно-историческая психология:опыт амплификации // Вопросы психологии. 1993. № 4.
  5. Зинченко В. П. Мысль и Слово Густава Шпета (возвращение из изгнания). М., 2000.
  6. Зинченко В. П. Проблемы психологии развития (Читая О. Мандельштама) // Вопросы психологии. 1991. № 4.
  7. Зинченко В. П. Человек в пространстве времён // Развитие личности. 2002. № 3.
  8. Несмелов В. И. Наука о человеке. Т. 1. Казань, 1898.
  9. Слободчиков В. И. Развитие субъективной реальности в онтогенезе: Автореф. дисс. … д-ра психол. наук. М., 1994.
  10. Ухтомский А. А. Доминанта. СПб., 2002.
  11. Ухтомский А. А. Интуиция совести. СПб., 1996.
  12. Флоренский П. А. Соч.: В 4 т. Т. 3 (1). М., 2000.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика