Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 94Рубрики 51Авторы 8279Ключевые слова 20372 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

91 место — направление «Психология»

0,025 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

CrossRef

Язык и текст

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2312-2757

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/langt

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2014 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Язык журнала: Русский, английский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Сопоставительный анализ звукоподражательных единиц в русском, английском и итальянском языках 1235

Каторова А.А., магистрант кафедры «Лингводидактика и МКК», ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, anechka.katorova@mail.ru
Полный текст

В современной лингвистике особую значимость приобретает изучение проблем, связанных с сопоставительным анализом лексических единиц разных языков. Изучение такой группы лексики, (звукоподражательной)  которая сохраняет в звуковом облике  звукоподражательные элементы,  в настоящее время представляет несомненный интерес.

В научной литературе термин «звукоподражательная единица» имеет много синонимов: «подражательные слова», «образные слова», «имитатив», «звукоподражательное слово» («ономатон»)[1]. Такое обилие терминов,  используемых для обозначения звукоподражаний, может свидетельствовать о неугасаемом интересе лингвистов к этому классу слов. В данной работе рассматриваются звукоподражания, звукоподражательные слова и слова с частичной звукоподражательной мотивированностью. На этой основе был выбран обобщающий термин «звукоподражательная единица»[2]. Звукоподражательные единицы живой, неживой природы и звукоподражательные единицы, имитирующие звуки, издаваемые человеком были анализированы на трех уровнях языка: фонетическом, морфологическом и лексико-семантическом.

В научной литературе термин «звукоподражательная единица» имеет много синонимов: подражательные слова, образные слова (Р. Кунгуров, А. Исхаков), имитатив (Г.Е. Корнилов), звукоподражательное слово - ономатон (С.В. Воронин). Такое обилие терминов,  используемых для обозначения звукоподражаний, может свидетельствовать о неугасаемом интересе лингвистов к этой лексике. В данной работе рассматриваются звукоподражания, звукоподражательные слова и слова с частичной звукоподражательной мотивированностью. На этой основе был выбран  более общий термин «звукоподражательная единица».

В последнее время изучением звукоподражательной лексики занимался С.В. Воронин, который определил звукоподражание как  «закономерная и непроизвольная фонетически мотивированная связь между фонемами слова и полагаемым в основу номинации звуковым (акустическим) признаком денотата (мотивом)»[3]. Под звукоподражательными словами, или ономатопами, понимаются слова, между формой и значением которых существует экстралингвистическая связь. А.Н. Тихонов отметил, что звукоподражания занимают особое место в системе частей речи и являются самостоятельными единицами. Они не имеют номинативной функции, но обладают лексическим значением. Также звукоподражательные слова относят к определенному классу слов, которые могут свободно переходить из одной части речи в другую, образовывая производные слова[4].

В языке существует множество слов звукоподражательного характера, которые необходимо объединить в отдельную лексико-грамматическую категорию. Однако следует помнить о том, что ономатопы с частичной мотивированностью часто можно отнести к различным знаменательным частям речи. Так, например, слова «стучать», «кричать» являются глаголами, тогда как «стук», «шум» – существительными.

А.Н. Тихонов считает, что сами звуки являются компонентом звукоподражаний и именно этой особенностью отличаются от других слов. Таким образом, их мотивированность ясна  по сравнению с другими словами, мотивированность которых забыта. Звукоподражания имеют постоянный и одинаковый состав для носителей определенного языка (например: мяу (meow, mew-mew), кря-кря (quack-quack), хрю-хрю (oink-oink). Таким образом, звукоподражания обладают закрепленной семантикой и звуковой формой, следовательно, они способны выступать в языке как полноценные слова. Следует отметить, что А.Н. Тихонов имеет в виду только звукоподражания, уже вошедшие в систему, ставшие фактом языка. В свою очередь индивидуально-авторские новообразования, по его мнению, часто отражают лишь субъективное восприятие звуковых явлений самого их создателя.

Звукоподражательные единицы нередко относят к числу междометий. Например, в толковых словарях они почти не отделены от междометий. Междометия – это слова, которые служат для выражения чувств говорящего, не называя их. Главная роль в реализации лексических значений играет языковой контекст, ситуация, темп речи, интонация, а иногда и мимика. В то время как звукоподражательные единицы (например, bow-wow, thud) являются подражаниями звуков и не выражают никаких эмоций.

Мы предоставляем  результаты  сопоставительного анализа, которые были выявлены при сопоставлении трех языков (русского, английского и итальянского) на материале звукоподражательных единиц, взятых из языковых корпусов.

Для начала рассмотрим специфику звукоподражательных единиц в русском языке.

Отечественный лингвист А. Дудников считает, что в русском языке звукоподражательные единицы могут быть разделены на несколько групп: 1) слова, которые имитируют звуки, произносимые птицами (например: чик-чирик, ку-ка-ре-ку, кря-кря); 2) слова, которые имитируют, звуки, произносимые животными (например: гав-гав, хрю-хрю, мяу); 3) слова, которые имитируют звуки неживой природы (например: кап-кап, тик-так)[5].

Для русского языка характерна редупликация звукоподражательных единиц (например: ко-ко ква-ква, чух-чух, дзинь-дзинь, ха-ха, хи-хи, буль-буль), а иногда даже чередование в корне (например: тик-так, пиф-паф)[6]. От таких звукоподражательных единиц в русском языке свободно образовываются существительные, глаголы, причастия и т.д. Они становится полноценными частями речи, которые сохраняют звукоподражательную мотивированность. Также эти слова могут присоединять к звукоподражательному корню аффиксы (например: хлоп, хлопок, хлопать, хлопающий; тик-так, тикать, тикающий). Звукоподражания служат базой для образования глагольных звукоподражаний, самих глаголов (обычно с суффиксом -ка: гавкать, шушукать, пошушукаться) и отглагольных существительных (гогот, хохот, гавканье).

Стоит отметить, что существуют звукоподражательные единицы, которые не вошли в систему языка (например: кыс-кыс, бац), а также те, которые, наоборот, существуют в языке как полноценные части речи, как существительное или глагол с выраженным звукоподражательным элементом (раскаты (грома), шелест (листьев), свист, скрежет, всплеск).

В русском языке на протяжении всей истории в количественном составе звукоподражаний играют глаголы[7] (аукаться (ау), вжикать (вжик), выщелкнуться (щелк), гыгыкнуть (гык), гулькотать (гуль), зачухать (чух), обчихаться (чих), почухаться (чух), чурать (чур), шухануть (шух)). Например: от чух-чух:  чухать, зачухать.

Существует несколько способов словообразования глагольных  звукоподражаний на ступени деривации.: 1) мотивирующие звукоподражания с суффиксом -ать (звякать); 2) мотивирующие звукоподражание  с суффиксами  -к и -ать (крякать , тренькать).

С точки зрения синтаксической функции, Л.Д.  Чеснокова выделяет три функции звукоподражаний в тексте:

1)              Звукоподражания, которые являются самостоятельными высказываниями (пример: «Бау-бау! – раздались выстрелы»).

2)              Звукоподражания, которые выполняют функцию прямой речи (пример: «Работал бондарь: – тук-тук-тук»).

3)              Звукоподражания, которые, приобретая номинативное значение, выступают в роли знаменательных слов и употребляются в функции членов предложения.  Приведем пример:

«Но бестолковая кукушка,

Самолюбивая болтушка,

Одно ку-ку своё твердит...»[8] 

Стоит добавить, что звукоподражательная лексика очень часто используется в детской художественной литературе (в загадках, сказках), также данная лексика используется носителями языка в неформальной обстановке, где возникает большое количество словообразований от звукоподражаний, и в публицистическом стиле.

Для английских звукоподражательных единиц характерен достаточно явно выраженный звукоподражательный корень, что может быть объяснено небольшим количеством аффиксов. Звукоподражательные единицы в английском языке преимущественно состоят из одного корня (например: boom, whistle, rustle, rumble). Однако к таким глаголам могут быть присоединены флексии, но в ограниченном количестве (например: boom-ed, creak- ing, scrap-ed). Это свойственно для языков аналитического типа.

Одним из способов словообразования  в английском языке является конверсия. Так, звукоподражательная лексика, которая вошла в состав языка, может подвергаться конверсии  (например: whistle – to whistle; drop – to drop). Также звукоподражательные единицы в английском языке часто подергаются редупликации (например: chung-chung, jing-jing, bang-bang).Также, существует тенденция к чередованию в корне (chitter-chatter, tick-tack, snip-snap)[9].

Английский язык имеет тенденцию к использованию слуховых ощущений по сравнению со зрительными. Звук – это сигнал того или иного явления действительности. Стоит отметить, что  воспринимать звук сложнее, чем например, цвет. Ведь цвет предмета мы, как правило, наблюдаем на протяжении более или менее длительного времени, часто даже без ограничения этого периода. Звук нами воспринимается чаще всего в течение ограниченного отрезка времени. Все это обуславливает относительную субъективность слуховых ощущений, что находит отражение в звукоподражательной лексике, а также в языке художественной литературы.

А.А. Реформатский отмечает, что даже название игры «пинг-понг» (ping-pong) относится к звукоподражаниям, потому что звук стука мяча об стол напоминает звук капель дождя по стеклу[10].

В английском языке существует группа глагольных звукоподражаний. Эта группа слов может выступать в предложении в роли сказуемого, но при этом они не имеют обычных признаков глагола, т.е. наклонения, падежа, числа и т.д. Такие слова используются для обозначения резких, быстрых движений (например: “Girl jumps, her hair shooting out like a parachute. Splash! Jump!” («Девочка прыгает, ее волосы расправляются как парашют. Плеск! Прыжок!»))[11] (“Oh, but only think what would happen if Biggs were to drop you? Plop!” («Только представь, чтобы случилось, если бы  Бигс уронил тебя?  Хлопок!»).

Хотелось бы отметить, что разработкой проблемы звукоподражаний в итальянской лингвистической традиции не уделялось достаточно внимания[12].

Как замечает итальянский лингвист А. Габриелли, звукоподражательные единицы имеют с междометиями общее внешнее сходство. Звукоподражания (voci onomatopeiche) могут просто имитировать различные звуки и шумовые эффекты, так и подражать языку животных[13]. Другой итальянский лингвист С. Баталья пишет, что звукоподражания в итальянском языке получили широкое распространение в период футуризма, тогда как, например, в «Божественной комедии» Данте Алигьери встречаются только в нескольких случаях[14].

Звукоподражания живой природы в итальянском языке во многих случаях не стали производящей основой для образования других слов. Например, звукоподражание cra cra (ква-ква) не будет образовываться, как в русском языке («квакать» от «ква-ква»), а будет  иметь другой глагол, который может быть совсем не похожим по фонетическому составу на взятое звукоподражание (cra cra (лягушка) – gracidare; ih oh (осел) – ragliare; bau bau (собака) – abbiare; iiih (лошадь) – nitrire; cri cri (цикада) – frinire; qua qua (утка) – strarnazzare; pio pio (цыпленок) – pigolare; cip cip (птица) – cinquettare). Нередко для образования глагола от звукоподражания используется глагол fare (делать), например, fare pio pio или fare tic-tac.

Также, в итальянском языке существуют звукоподражательные единицы, которых нет в русском и английском языках. С. Баталья отмечает, что звуки, издаваемые птицами, в итальянском языке имеют большое количество различий. Так, например, в итальянском языке есть звук, который издает воробей – scalp, dib dib bilp bilp, ласточка – vitt vide vitt, кукушка – cu cu, зорьки – chiu. Также, в итальянском языке  есть  звукоподражательная единица tаffete, которая обозначает что-то сделанное очень быстро и против воли, что позволяет сделать вывод о том, что русский перевод (бабах) не несет в себе все оттенки значения данного звукоподражания; fru – это звук падающих листьев, для которого в русском языке нет эквивалента; или  perepepèpepè, который означает звук в трубе.

Как в русском и английском языках, звукоподражательные единицы в итальянском языке могут субстантивироваться. Для примера возьмем предложение из корпуса итальянского языка: “Il gallo della mia vicina incomincia alle quattro a lasciare i suoi chichirichi” («В четыре часа утра петух моей соседки начитает свои кукареку»).

В разных языках могут существовать звукоподражания, которых нет в других. Однако в последние десятилетия в итальянский язык вошло много слов из английского языка, как отмечает автор итальянской грамматики Л. Монти (например: sob (икота), bag (взрыв), whoop (крик), zip (свист), screech (скрежет).

Результаты  сопоставительного анализа звукоподражательных единиц в русском, английском и итальянском языках

Для иллюстрации проведенного исследования возьмем  следующие звукоподражательные единицы: на фонетическом уровне: храп – snore – russare; на морфологическом уровне: визг, щелк– screech, click– stridio, scatto; на лексико-семантическом уровне: чик-чирик– tweet-tweet – cip-cip.

Фонетический уровень

Для примера возьмем звукоподражания, которые являются имитациями звуков, которые издает человек.

Храп – snore – russare. «Snore» - отмечено в Оксфордском словаре и в словаре Треккани как слово с звукоподражательным происхождением. Слово с звукоподражательной мотивированностью.

В русском звукоподражании сочетание глухого, шумного [х] и смычного, дрожащего [p] может быть сопоставлено с английским сочетанием щелевого звука [s] и сонорного, носового [n], и  с итальянским долгим щелевым звуком [s]. Видимо, у носителей русского  и итальянского языков «храп» ассоциируется резким, глухим звуком, в то время как в английском языке «храп» это носовой звук. В английском языке гласный звуки [o] и [u] лабиализированы,  а в русском звук [a] является закрытым звуком, что позволяет говорит о том, что для носителей русского языка в слове «храп» присутствует глубокий, задний звук [a].

 А также, наличие согласных из одной классификации (щелевые, смычные) в примере  snore-храп

Морфологический уровень. Звукоподражания неживой природы

Перед тем, как перейти к анализу, стоит выделить некоторые особенности русского, английского и итальянского языков на этом уровне:

1. Редупликационых звукоподражаний неживой природы значительно меньше, чем живой, более того они имеют свойство утрачивают второй элемент при переходе в другую часть речи.

2. Наличие ономатотов с звукоподражательной мотивированностью, которые изначально выступают в определенной части речи, т.е. они утратили свою изначальную звукоподражательную форму и являются глагольными звукоподражаниями.

3. Наличие редупликационных звукоподражательных единиц в этих языках, но при переходе в часть речи утрачивают второй повторяющийся элемент.

4. Наличие ритмических комбинаций и звукоподражательных единиц с чередованием в корне (например, звукоподражаетльная единицы  «тик-так» в предложении «часы тикают»).

На морфологическом уровне, стоит отметить, что  в английском и в итальянском языках звукоподражательные единицы, имитирующие звуки человека и предметов  также, как и в русском, представлены словами со звукоподражательной мотивированностью, которые могут выступать в разных частях речи (визг, щелк –  screech, click –  stridio,  scatto), также можно отметить ярко-выраженная краткость в буквенном составе звукоподражательных единиц, которые имитируют звуки, издаваемые человеком в этих языках(визг, щелк –  screech, click –  stridio,  scatto).

На этом уровне, стоит отметить особенности звукоподражательных единиц живой природы на этом уровне. В итальянском языке во многих случаях они не стали производящей основой для образования других слов. Например, звукоподражание cra cra (ква-ква), не будет образовываться как в русском языке (квакать от ква-ква), а будет  иметь другой глагол, которые почти совсем не похож по фонетическому составу на взятое звукоподражание (cra cra – gracidare).

Лексико-семантический уровень. Живая природа

Это группа звукоподражаний по сравнению с другими группами имеет в большинстве своем чисто звукоподражательную форму. Поэтому, представляет несомненный интерес то, что происходит с ним на этом уровне.

Все звукоподражания употребляются в своем первичном значении, а так же в  переносном.

Рассмотрим пример наиболее интересные примеры звукоподражательных единиц чик-чирик –  tweet-tweet –  cip-cip:

Через минуту из патио долетели обрывки беглого разговора ― чик-чирик двух женских голосов, ― затем протяжно прохрипели петли тяжелой входной двери, застучали каблучки, и кто-то остановился у него за спиною;

Tutti impegnati  cinguettavano fra una parente (Все рабочие чирикали через стенку).

В русском и итальянском  языках перенос значения накладывается на людей или их действия.

На основе данных примеров, можно сделать вывод, что в русском языке оно может использоваться по отношению к людях, в то время как в английском трава может издавать «чирикающий» звук:

The grass makes a dry, sputtering tweet. (Трава издает сухое, «бормочущее чириканье).

Таким образом, можно заключить, что в английском языке перенос значения накладывается  в большей степени на предметы, а так же на звуки.

Облик звукоподражательных единиц в разных языках отражает своеобразие языковой картины мира благодаря использованию собственных фонетических, морфологических и лексико-семантических средств выражения в каждом из них.

Одни и те же звукоподражательные слова в сопоставляемых языках характеризуются не только структурными и фонетическими особенностями, но и семантическими. При сопоставлении звукоподражательных единиц различных языков внимание должно быть обращено не только на прямое значение данного слова, но и на переносные.

Одной из главных  причин различия звукоподражательных единиц в разных языках состоит в том, что звуки-источники имеют сложную природу, и, как правило, их точная имитация средствами языка невозможна, поэтому каждый язык выбирает одну из составных частей этого звука как образец для имитации.

Семантические и, соответственно, функциональные расхождения составляют национально-культурную специфику звукоподражаний, которую необходимо знать, чтобы исключить коммуникативные неудачи.



[1] Ведина Т.И. Введение в  языкознание.– М.: Просвещение, 2001. – С. 118-120.

[2] Реформатский А.А. Введение в языковедение. – М.: Просвещение, 1967. – С. 344  345.

[3] Воронин С.В. Фоносемантические идеи в зарубежном языкознании. – Л.:ЛГУ, 1990. – С. 23-24.

[4] Тихoнов А.Н. Мeждометия и звукопoдражания – слова? // Русская речь, № 5. – М.: Наука, 1981. – C. 122-124.

[5] Дудников А.В. Современный русский язык: учебник / А.В. Дудников. – М.: Высшая школа, 1990. – C. 186-189.

[6] Реформатский А.А. Введение в языковедение. – М.: Просвещение, 1967. – С. 344-345.

[7] Дудников А.В. Современный русский язык: учебник / А.В. Дудников. – М.: Высшая школа, 1990. – C. 186-189

[8] Лифшиц М. А. В мире эстетики. М.: Изобразительное искусство, 1985 – C. 98.

[9] Воронин С.В. Фоносемантические идеи в зарубежном языкознании. – Л.:ЛГУ, 1990. –  С. 51-54.

[10] Реформатский А.А. Введение в языковедение. – М.: Просвещение, 1967. – С. 346-351.

[12] Белова Т.С. Сопоставительный анализ системы звукоизобразительных средств итальянского и русского языков, автореф., - М.: 2009. C. 26-38.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка. - М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1959. – 351 с.
  2. Белова Т.С. Сопоставительный анализ системы звукоизобразительных средств итальянского и русского языков, автореф., - М.: 2009, 180 с.
  3. Воронин С.В. Фоносемантические идеи в зарубежном языкознании. – Л.:ЛГУ, 1990. – 200 с.
  4. Журавлев А.П. Фонетическое значение. – Л.: ЛГУ, 1974. – 160 с.
  5. Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В.Н. Ярцева. – М.: Советская Энциклопедия, 1990. – 683 с.
  6. Тихoнов А.Н. Мeждометия и звукопoдражания – слова? // Русская речь, № 5. – М.: Наука, 1981. – 238 с.
  7. Anderson E.R. A Grammar of Iconism. London: Associated University Presses, 1998. – 264 p.
  8. Crystal D. The Cambridge Encyclopedia of Language. – Cambridge: Cambridge University Press, 2nd ed. – 2006. – 1205 p.
  9. Jespersen O. Language: Its Nature, Development, and Origin. – London: G. Allen & Unwin Ltd., 2011. – 454 с.
  10. Yule G. The Study of Language. – N.Y.: Cambridge University Press, 5th ed., 2014. – 322 p.
  11. Merriаm Webster Dictionary abd Thesaurus [Электронный ресурс]. – URL: http://www.merriam-webster.com/dictionary/ (дата обращения: 05.11.2014).
  12. Oxford Dictionаry [Электронный ресурс]. – URL: http://www.oxforddictionaries.com/ (дата обращения: 05.11.2014).
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика