Портал психологических изданий PsyJournals.ru
ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП К НАУЧНЫМ ИЗДАНИЯМ 
Каталог изданий 88Рубрики 51Авторы 7506Ключевые слова 17999 Online-сборники NEW! 1 АвторамИздателямRSS RSS
РИНЦ EBSCO DOAJ
CrossRef

Язык и текст

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2312-2757

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/langt

Издается с 2014 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Язык журнала: Русский, английский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Употребления конструкций с противопоставительно-отрицательным значением в рассказах А.П. Чехова 372

Черутова А. В., Магистрант филологического факультета, Московский государственный областной университет (ГОУ ВПО МГОУ), Москва, Россия, pechenushka123321@rambler.ru
Полный текст

До середины XX века учёные-лингвисты изучали синтаксис и семантику отдельно друг от друга. Современное языкознание рассматривает семантические особенности языка и формально-грамматический аспект в неразрывной связи. Поскольку недостаточно описывать только структурные особенности интересующих нас конструкций, не обращаясь к семантико-прагматическому аспекту, то в своей статье мы обратим внимание и на структуру противопоставительных конструкций со значением отрицания в рассказах А. П. Чехова, и на их семантику, а также укажем на противопоставление как особый художественный приём, который писатель использует в своих произведениях.

Целью работы является выявление особенностей употребления противопоставительных конструкций со значением отрицания типа не [], а [] в рассказах А. П. Чехова. В соответствии с целью необходимо решение следующих задач: 1) изучить состояние проблемы в научно-методической литературе; 2) составить картотеку, сделать ее качественный; 3) установить случаи употребления противопоставительных конструкций со значением отрицания типа не [], а [] в рассказах А. П. Чехова и дать их функционально-семантическое описание с учетом межуровневых связей; 4) определить роль использования данных конструкций в рассказах А.П. Чехова.

Изучение структуры противопоставительных конструкций со значением отрицания является сложным в теоретическом плане. В своей работе мы опираемся на идеи и концепции, изложенные в работах В.В. Виноградова, А.М. Пешковского, А.А. Шахматова, Н.Д. Арутюновой и др. В обширной литературе вопроса имеются многочисленные статьи и диссертационные работы современных исследователей (А.А. Калинина, М.С. Милованова, Е.В. Фурсова и др.), посвященные противопоставительным конструкциям со значением отрицания.

В русском языке существуют определённые синтаксические способы организации противопоставления. Во-первых, это противопоставительные союзы (а, но, однако), а во-вторых, модальные слова напротив, наоборот, впрочем и др. Само построение этих предложений привлекает внимание читателя. В художественном тексте противопоставление способствует созданию яркого, запоминающегося образа. Оно является основой таких художественных приёмов как антитеза, оксюморон. Центральное место среди противопоставительных конструкций со значением отрицания занимают предложения, соответствующие схеме не [], а []. Например: Умно ли, справедливо ли было то, что только что говорил Иван Иваныч, он не вникал; гости говорили не о крупе, не о сене, не о дегте, а о чём-то, что не имело прямого отношения к его жизни... [Крыжовник]; Я городовой, потому что я живу не в городе, а в деревне [Мои чины и титулы]; Сейчас только узнал, что пятирублевки вкладывал в мой кулак не магнетизёр, а Петр Федорыч, мой начальник… [На магнетическом сеансе]; Они не обкрадывали, а буквально вылизывали нашу бедную кассу [Единственное средство]. Предложения, построенные по данной схеме «могут получить различную интерпретацию с позиций грамматики, с позиций логики и с семантических позиций» [4].

Рассмотрим анализируемую конструкцию: отрицание здесь формально относится к отдельному компоненту синтаксической структуры, но «это отрицание обозначает не отсутствие (несуществование) самого объекта, обозначенного словоформой, имеющей при себе отрицание, а отсутствие того действия, признака, состояния, которые имеют место в отношении другого объекта данного совокупного множества» [4]. Предложения с отрицательно-противопоставительным значением воссоздают «единую, целостную ситуацию объективной действительности, когда одно и то же действие (состояние, свойство и т. п.) распространяется на один предмет (класс предметов) и одновременно не распространяется на другой предмет (предметы) того же рода» [4]. Основное назначение таких синтаксических конструкций, имеющих в своей структуре отрицание, - «актуализированное утверждение положительной альтернативы на фоне формально отрицаемого члена противопоставле-ния» [4].

В конструкциях типа не [], а [] отрицание переходит в утверждение. То есть, то, что отрицается в одной части конструкции, логически требует положительного противопоставления в другой её части: И только когда в церкви стали бить часы и он вообразил самого себя мёртвым, зарытым здесь навеки, то ему показалось, что кто-то смотрит на него, и он на минуту подумал, что это не покой и не тишина, а глухая тоска небытия, подавленное отчаяние... [Ионыч]; Приехал он не один, а с сестрой Варенькой [Человек в футляре]; Не вас целую, дивная, а страдание человеческое! [Загадочная натура]; Жизнь есть гонорар, получаемый не авторами, а их произведениями [Идеальный экзамен: (Краткий ответ на все длинные вопросы)].

В основе противопоставления как стилистического приёма в рассказах А.П. Чехова «лежит явление контраста, который проявляется в противопоставлении понятий, явлений, предметов, признаков» [3]. В рассказах А.П. Чехова в составе противопоставительной конструкции не [], а [] широко используются абстрактные и отвлечённые понятия и реже конкретные. Например: Не я тебя наказываю, а тебя твой грех наказывает… [Он понял!]; Красота должна быть не в естестве, а в душе… [Дура, или Капитан в отставке]; И о душе своей заботился солидно, по-барски, и добрые дела творил не просто, а с важностью [Крыжовник].

Стилистическая значимость приёма противопоставления в рассказах А.П. Чехова достигается двумя путями: лексической или синтаксической организацией текста. Употребление лексических средств в основном строится на использовании антонимов, часто контекстуальных, лексических повторов и т. д. Например: Женской прислуги он не держал из страха, чтобы о нём не думали дурно, а держал повара Афанасия, старика лет шестидесяти, нетрезвого и полоумного, который когда-то служил в денщиках и умел кое-как стряпать [Человек в футляре]; Вы живёте, как дикие звери, газет не читаете, не обращаете никакого внимания на гласность, а в газетах так много замечательного! [Радость].

Синтаксическая организация приёма противопоставления в рассказах А.П. Чехова нередко выражена конструкцией не [], а [], одной из структурных особенностей которой является наличие полного или частичного параллелизма конструкций. Например: Не конка для публики, а публика для конки [Идеальный экзамен: (Краткий ответ на все длинные вопросы)].

В рассказах А.П. Чехова мы встречаем конструкции противопоставления, имеющие в своём составе отрицание, двух типов:

1) простые, которые состоят из одной противопоставленной пары: Впрочем, во время каждой еженедельной ревизии недосчитываются 10–15 руб., но ведь это не деньги, а пустяки [Единственное средство]; Орган не врожденный, а благоприобретенный [Краткая анатомия человека];

2) сложные, которые состоят из нескольких антонимических пар: То есть, не мерзавец, а так себе… гений в своем роде, коршун… [Рыцари без страха и упрека]; На возах не сено, не капуста, не бобы, а щеглы, чижи, красавки, жаворонки, черные и серые дрозды, синицы, снегири [В Москве на Трубной площади]; Там теперь под ногами не грязный снег, не холодные лужи, а молодая зелень; там ветер не бьет по лицу, как мокрая тряпка, а несет дыхание весны… [Вор].

 Главная функция противопоставления в рассказах А.П. Чехова – придание выразительности, которая достигается нередко с помощью антитезы, которая способна не только противопоставлять понятия, но также подчёркивать парадоксальность сравнения. Например: Мы не зять и не теща, а умные люди… [Теща-адвокат].

Для смыслового подчёркивания того или иного факта, или, чаще, для более полной характеристики ситуации или героя А.П. Чехов использует приём усиления противопоставления. Это делается с помощью:

-                    эмоциональной окрашенности конструкции: Не приказываю, а умоляю! [Единственное

средство]; Безображу не за твои деньги, а за свои! [Дочь Коммерции советника];

-                    использования устойчивых оборотов в одной из частей противопоставительной конструкции:

Толкуй не толкуй, а дело уж сделано [В цирульне]; Если твоя жена или свояченица играет гаммы, то не выходи из себя, а не находи себе места от радости, что ты слушаешь игру, а не вой шакалов или кошачий концерт [Жизнь прекрасна! (Покушающимся на самоубийство)]; Набрыдловым, который был пьян, но не как стелька, а так, чуть-чуть, на первом взводе [Скверная история: (Нечто романообразное)]; Молоко ещё на губах не высохло, а грубости отцу говоришь [Барыня];

-                    использования в одной из частей противопоставительной кон-струкции метафоры

или образного сравнения: Это не народ, а какие-то химики свинячие, - пробормотал он, всё еще думая о кухонном населении [Умный дворник]; А она уже не молодая, лет тридцати, но тоже высокая, стройная, чернобровая, краснощёкая, — одним словом, не девица, а мармелад, и такая разбитная, шумная, всё поёт малороссийские романсы и хохочет [Человек в футляре]; Это не локомотив, а тряпка! [В вагоне];

-                    употреблением однородных членов предложения в одной из частей противопоставительной

конструкции: В передней пахнет не кофейной гущей, как обыкновенно, не постным супом, а какими-то духами, напоминающими запах яичного мыла [Раз в год].

В своих рассказах А.П. Чехов формирует особую художественно-речевую систему, в которой все единицы языка, взаимодействуя между собой, подчиняются единому чеховскому требованию авторского невмеша-тельства: читатель сам оценивает героев и события. Рассмотрев структуру противопоставительных конструкций в рассказах А.П. Чехова, их семантику, мы утверждаем, что синтаксические конструкции, предназначенные для выражения отрицательно-противопоставительного значения, приобретают различную семантику, становятся инструментом для создания определённых художественных образов. Они служат для передачи отдельных метких наблюдений, суждений о людях, их поступках. Благодаря ритмичности, которая создаётся полным или частичным параллелизмом, и сочетанию противопоставления с другими приёмами усиливается впечатление от прочитанного.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Аббасова А.М. Архитектоническая функция антитезы в художественном тексте: Автореф. дисс. - канд. филол. наук. Баку, 1990. 27 с.
  2. Виноградов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. М., 1963.
  3. Гулямова З., Толибова З. Характерные функции, лексическая и семантическая сущность стилистического приёма антитезы. European journal of literature and linguistics, № 3 / 2015. С. 22-25
  4. Калинина А.А. Категория утверждения/отрицания в функциональных типах предложений в современном русском языке: дис. ... докт. филол. наук. Казань, 2012. 546 с.
  5. Калинина А.А. Утверждение/отрицание как многоаспектная категория языка и речи: монография. Йошкар-Ола, 2010. 272 с.
  6. Милованова М.С. Противопоставление как художественный прием лингвистического исследования // Русская словесность. 2007. N 1. С. 62-66.
  7. Москвин В.П. Выразительные средства современной русской речи: тропы и фигуры. М: URSS, 2006. 373 c.
  8. Фурсова Е.В. Когнитивно-дискурсивный анализ стилистического приема антитезы.Вестник МГЛУ/2007. С. 239-260.
  9. Чехов А.П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Сочинения: В 18 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. М.: Наука, 1974 - 1982.
  10. Шинкаренко Ю.В. Контрастность и языковые средства её выражения// Словесность: традиции и современность. Ростов н/Д: РГПУ, 2006. С. 78-84

 

 

 

 

 

 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2018 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

RSS-анонсы журналов Psyjournals на facebook Группа Psyjournals Вконтакте Twitter Psyjournals Psyjournals на Youtube
Индекс цитирования Яндекс.Метрика