Портал психологических изданий PsyJournals.ru
ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП К НАУЧНЫМ ИЗДАНИЯМ 
Каталог изданий 88Рубрики 51Авторы 7667Ключевые слова 18545 Online-сборники NEW! 1 АвторамИздателямRSS RSS
РИНЦ EBSCO DOAJ
CrossRef

Язык и текст

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2312-2757

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/langt

Издается с 2014 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Язык журнала: Русский, английский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Значение и функции паузы в пьесе А. П. Чехова «Чайка» 333

Костелло Дж.Б., аспирант, кафедра славянской литературы, факультет литературы , Университет Стэнфорда, Стэнфорд, Калифорния, США, Стенфорд, США, jbcostello@stanford.edu
Полный текст

Произведения Антона Павловича Чехова, как известно, привлекают внимание литературоведов как примеры «драматических возможностей выражения неудачной коммуникации между людьми» [8, с. 281]. Более того, в пьесах А. П. Чехова содержится еще и дополнительная стилистическая особенность, которая расширяет и одновременно осложняет проблему неудачной коммуникации. Этой особенностью является «пауза». В тексте пьесы «Чайка» А. П. Чехов написал слово «пауза» не менее 36 раз, и в разных контекстах. Можно предположить, что паузы являются своего рода правилами создания автором драматургического произведения, прописанными для режиссеров, например, как для К. С. Станиславского. Однако такое предположение на примере пьесы «Чайка» кажется сомнительным, так как А. П. Чехов написал «Чайку» прежде чем он начал работать с К. С. Станиславским [7, с. 22-46].  В то же самое время Е. П. Карпов, режиссер первого выступления актеров в пьесе «Чайка» в 1896 году, принял постановочные решения, включая использования пауз, которыми А. П. Чехов был доволен [8, с. 283]. Несмотря на уточнение личности адресата в ходе диалогов, прописанных А.П. Чеховым в пьесе, паузы тем не менее остаются очень неясными инструкциями для режиссера. Сколько времени пауза должна продолжаться? Что делает актер во время паузы? В целом, когда речь идет о паузе в «Чайке», возникает много вопросов. Самые главные из них: почему А. П. Чехов считал, что пауза настолько важна, что он даже написал слово «пауза» в тексте своей пьесы? Так, что значит эта пауза?

Исследование этой проблемы осложняется тем фактом, что в области сценического искусства любой текст пьесы является только половиной драматургического произведения. Учитывая паузу в «Чайке», необходимо рассмотреть как текст пьесы, так и ее постановку. В этой связи данная статья включает анализ текста пьесы «Чайка» и трех ее постановок: это постановки В. Н. Драгунова в 1999-ом году в Малом Театре [1], О. Н. Ефремова в 2001-ом году в МХАТе [2] и М. А. Захарова в 2005-ом году для телевизионного канала «Культура» [3]. Посредством сравнительного анализа этих постановок в данной статье определяются значение и функция паузы. Представляется, что таким образом могут раскрыться три ее функции: драматическая, музыкальная и функция лакуны.  Две из них способствуют успешной постановке драматического произведения. Третья функция, именуемая функцией лакуны, расширяет семиотическую область пьесы и поэтому осложняет известную всем Чеховскую особенность недостаточного вербального выражения внутреннего мира его персонажей.

Итак, пауза имеет важное  значение в исследовании произведений А. П. Чехова, поскольку она и управляет постановкой пьесы, и в некотором смысле расширяет семиотическую область пьесы, включая как произнесенные слова персонажей, так и отсутствие слов у них, а также понимание режиссером задумки самого автора.

 

Пауза и ее драматическая функция

 

Пауза в ходе пьесы является средством разделения драматической речи от обычной. В данном случае наглядным примером является речь Константина в пьесе «Чайка» перед началом своего спектакля. Он стоит перед актерами и как режиссер старается привлечь их внимание к тому, что спектакль уже начинается: «Господа, начало! Прощу внимания! Пауза. Я начинаю (стучит палочкой и говорит громко)» [6, с. 12]. Таким образом он словно разделяет драматическую речь в пьесе от обычной. В этой сцене пауза направлена как на зрителей, сидящих в зале, поскольку пауза привлекает их внимание, так и одновременно сообщает актерам на сцене о моменте тишины перед началом их выступления. То есть пауза является средством драматического контроля как над зрителями в зале, так и над актерами, находящимися на сцене.

Пауза с ее двусторонней функцией встречается и в постановке «Чайки» М. А. Захарова. Здесь Константин всегда стоит на сцене, ждет внимания зрителей в зале и своих актеров на сцене, таким образом автор пьесы и ее режиссер достигают успеха. При этом Константин произносит слова после паузы серьезным драматическим тоном. Можно сказать, что в данном случае пауза является средством, помогающем подчеркнуть слова и сделать их более значимыми.

Однако если в тексте пьесы А.П. Чехова и в постановке М. А. Захарова пауза играет важную роль как средство контроля над зрителями в зале и актерами спектакля на сцене, то в постановках других режиссеров пауза совсем теряется в «сценическом переполохе». Так, в постановках пьесы «Чайка» В. Н. Драгунова и О. Н. Ефремова, по-видимому, режиссеры не следуют паузе в этой сцене так, как это прописано А.П. Чеховым. Например, в постановке О. Н. Ефремова Константин не успевает привлечь внимание своих зрителей в рамках той пьесы, которую он ставит, таким образом четко не разделяется драматическая речь персонажа пьесы от его обычной речи. Константин начинает произносить первые слова, привлекая внимание актеров к началу спектакля, между тем кажется, что они не слышат его, поскольку продолжают говорить, смеяться, обсуждать декорации. Такое пренебрежение актерами паузой делает речь Константина абсурдной, и в рамках той пьесы, которую он ставит, и в рамках пьесы А. П. Чехова «Чайка» в целом.

Представляется, что в первом монологе герой пьесы «Чайка» Нина также не совсем удачно использует паузу. Ее монолог заканчивается следующим образом: «Холодно, холодно, холодно. Пусто, пусто, пусто. Страшно, страшно, страшно. Пауза» [6, с. 13]. Согласно мнению литературоведа Виктора Терраса, данная сцена пьесы Константина является некой пародией на символический театр [12, с. 491]. С этим можно согласиться. Нина произносит свои слова, как будто они очень значимые и глубокие, и зрителям необходимо определенное время, чтобы это понять. Однако, очевидно, что слова очень простые, и они легко воспринимаются зрителями. В этой сцене Нина думает, что она добавляет словам драматическое значение, но на самом деле пауза теряется в смехе других персонажей и зрителей. Таким образом, замысел А. П. Чехова был осуществлен. Автор заведомо знал, что пауза в речи Нины будет неуместной, но одновременно в этом и заключается значимость данного момента тишины, поскольку пауза подобного рода привлекает своей несуразностью и ненужностью зрителей пьесы «Чайка».  

Все вышеизложенные примеры показывают, что пауза может разделять слова, придавать значимость речи персонажей драматургического произведения, но, с другой стороны, она может стать и пародией на театральные приемы. Однако, и в том, и в другом случае, она имеет драматическую функцию. 

 

Пауза как музыкальный прием

 

Хотя пауза и имеет драматическую функцию, она появляется в ситуациях, несвязанных с разделением драматической речи от обычной. Например, она встречается в самых небольших диалогах, таких как:

Дорн: Спокойной ночи!

Аркадина: Петруша!

Сорин: А?

Аркадина: Ты спишь?

Сорин: Нисколько.

                                                                                             Пауза

Аркадина: Ты не лечишься, а это нехорошо, брат.

Сорин: Я рад бы лечиться, да вот доктор не хочет.

Дорн: (досадливо). Э! Ну, принимайте валериановые капли.

Аркадина: Мне кажется, ему хорошо бы поехать куда-нибудь на воды.

Дорн: Что ж? Можно поехать. Можно и не поехать.

Аркадина: Вот и пойми.

Дорн: И понимать нечего. Все ясно.

                                                                                             Пауза                                                                                                    

Медведенко: Петру Николаевичу следовало бы бросить курить [6, с. 23].

Предполагается, что такие паузы дают ощущение реальности; они завершают разговор, хотя такое отражение реальности может относиться и к словам, произнесенным в пьесе. В целом важно отметить, что большая часть сценического искусства всегда связана со стремлением к реальности.

Кроме отражения реальности, пауза подобного рода является моментом письменно-зафиксированного молчания, или тишины, посреди разговора. Но что значит эта тишина и почему она важна для постановки пьесы? В своей книге о звуке и тишине Дуглас Кан утверждает, что в музыке Джона Кейджа пауза является ритмической основой музыки. Так, он пишет, “Organizationally, silence offset musical sound within duration and thereby established the basis by which rhythm and structure could accept all sounds indiscriminately...In this respect, silence took over where percussion, or rather the auspices of percussion, left off” [9, с. 163]. Согласно Д. Кану тишина является приемом измерения времени или контроля над ритмом музыки. Другими словами, тишина является самой основой музыки, поскольку это и делает возможным собственно наслаждение ею. 

Видится, что такое понимание тишины касается и литературных произведений. Если тишина делает возможной саму музыку, то, очевидно, пауза в пьесе в некотором смысле делает возможной и драматическую речь. Литературовед Лесли Каин также утверждает, что вообще пауза является основной частью разговоров: “static and nonprogressional, and comparable to the rest in musical composition, the pause is an essential and integral element of structure which effectively stalls the advancement of thought, action, and time" [10, с. 57]. Так, паузы в разговоре между Аркадиной, Дорном и Сориным замедляют разговор, который может очень быстро проходить. Важно отметить, что скорость действия имеет огромное значение на сцене. Если сцена слишком медленная или слишком быстро происходит, то, вероятно, актеры теряют внимание своих зрителей, и пьеса может даже оказаться провальной. Следовательно, пауза является средством достижения успеха в театральном искусстве. В этой связи можно выделить еще одну функцию паузы, а именно музыкальную функцию, в которой пауза управляет динамикой действий на сцене, равно как и тишина в музыке управляет динамикой мелодии.

В постановках сцены, в которой участвуют Аркадина, Дорн и Сорин, такие «музыкальные» паузы чрезвычайно короткие и не так часто встречаются. В постановке режиссера М. А. Захарова, например, паузы столь короткие, что они достаточны только для того, чтобы зрители могли посмеяться. Тем не менее, даже непродолжительные паузы необходимы для того, чтобы замедлить сцену и управлять ее динамикой. Если актеры не соблюдают паузу, то зрители продолжают смеяться, не останавливаясь. В это время может произойти одно из двух следствий: или следующие слова актеров будут неслышными, или зрители потеряют ощущение драматургии как отражение реальной действительности. Следовательно, пауза имеют важное  значение в контексте ритма и времени драматургического произведения, так как она гарантирует совпадение динамики сцены со своим содержанием и эффектами, направленными на зрителей. 

 

Пауза как значимая прием-лакуна в тексте

 

Пауза часто является важной особенностью динамики действий драматургического произведения, что привлекает внимание зрителей и обеспечивает его успех.  Однако в некоторых ситуациях пауза касается не только практических факторов сценического искусства. Например, в конце четвертого действия пьесы «Чайка» последняя речь Нины заканчивается следующим образом:

Нина: […] Все жизни, все жизни, все жизни, совершив печальный круг, угасли. Уже тысячи веков, как земля не носит на себе ни одного живого существа, и эта бедная луна напрасно зажигает свой фонарь. На лугу уже не просыпаются с криком журавли, и майских жуков не бывает слышно в липовых рощах…» (Обнимает порывисто Треплева и убегает в стеклянную дверь.)

Треплев: (после паузы). Нехорошо, если кто-нибудь встретит ее в саду и потом скажет маме. Это может огорчить маму…

В продолжение двух минут молча рвет все свои рукописи и бросает под стол, потом отпирает правую дверь и уходит [6, с. 59].

Этот момент является самым последним в жизни для Константина, так как через пару минут раздается звук выстрела за кулисами, он совершает самоубийство. Таким образом, во время этой паузы внутреннее состояние и поведение Константина резко меняется от смирения к страданию до самоубийства.

Однако здесь возникает несоответствие паузы следующим за ней словам героя, так как его внутреннее состояние   никак не отражено в простоте последующих за паузой высказанных им слов.  Пауза, как правило,  заставляет зрителей дождаться следующих слов персонажа (это проявление драматической функции паузы), при этом она подчеркивает самые важные слова в пьесе. Однако в данной сцене слова, следующие за паузой, оказываются весьма несущественными. Действительно, Константин волнуется о реакции матери и выражает это словами в тот момент, когда он полностью растерян, словно находится вне этого реального мира, охваченный эмоциями страха и ужаса. Это несколько странно. Однако такое несоответствие еще больше выражает глубину страдания Константина. Константину сложно выразить свои чувства словами, поэтому он использует совсем несвязанную речь. То есть, несоответствие слов, по сути, означает отсутствие слов, или можно сказать, согласно Юрию Михайловичу Лотману, что несоответствие слов является «минус-приемом». 

В работе «Структура художественного текста» Ю. М. Лотман утверждает, что «[Внетекстовые связи… на уровне художественного сообщения] - это случаи, когда неупотребление того или иного элемента, значимое отсутствие, «минус-прием», становится органической частью графически зафиксированного текста» [5, с. 66]. Такой прием часто является как невыполнение ожиданий. Например, он пишет, что: 

«Соотнесенность неупотребленного элемента - минус-приема - со структурой читательского ожидания, а его, в свою очередь, с величиной вероятности употребления в данном конструктивном положении текстуально зафиксированного элемента делает и информацию, которую несет минус-прием, величиной вполне реальной и измеримой» [5, с. 66-7].

Необходимо подчеркнуть, что такой минус-прием является важной особенностью творческого стиля А. П. Чехова, который действительно добавляет информацию о внутреннем состоянии персонажей и о ситуации, в которой происходит действие сцены. Иными словами, такой прием отсутствия элементов информации и их несоответствия, понимаемый как минус-прием, имеет важное значение в драматургических произведениях. 

Хотя Ю. М. Лотман использовал термин «минус-прием» в области поэзии, можно расширить этот термин, включив его в область прозы и сценического искусства, назвав его прием-лакуна. Так, литературовед Дженни Стеллеман в своей работе про драматическую коммуникацию обсуждает значение лакуны как приема в пьесе: “The concept of a hole by no means refers to the simple absence of matter, but rather the absence of matter in a structural position which implies its presence. Under these conditions, a hole behaves so much like ‘matter’ that its weight can be measured – in negative terms, of course” [11, с. 19]. То есть такая лакуна не считается просто отсутствием содержания, а даже присутствием другого вида содержания – негативного содержания. Надо сказать, что отсутствие внешней формы любого знака не отменяет его внутреннего содержания [4]. Таким образом, пауза Константина в его последней сцене является приемом-лакуной, так как она не связана с его внешней речью, а связана, прежде всего, с его внутренним эмоциональным состоянием, которое невозможно выразить никакими словами.  Прием-лакуна имеет огромное значение в тексте, однако трудно определить его внешнее проявление, так как он является выражением отсутствия и одновременно указанием на негативное содержание.

Следовательно, можно заключить, что прием-лакуна действует в том случае, когда пауза добавляет словам определенное значение, которое персонажи не могут выразить словами. Это - не просто невербальная коммуникация, это реальная пустота в коммуникации, где слова и даже жесты теряют свою силу. Однако этот прием является той лакуной в тексте пьесы, которую зрители все же могут ощущать.

Рассмотрим действие этого приема на примере постановки «Чайка» О. Н. Ефремова. Хотя здесь в последней своей сцене Константин ничего не говорит, актеру, исполняющему данную роль, важно показать трансформацию душевного состояния своего героя посредством жестов и выражений лица. Представляется, что здесь режиссер О. Н. Ефремов удачно демонстрирует характер Константина. Как только Нина покидает сцену, так сразу Константин хватается за голову в страхе, борясь самим с собой. Здесь режиссер О. Н. Ефремов словно избегает тишины и использует такой странный, раздражающий звук на сцене, который словно усиливает тревогу. Такой звук как будто воплощает хаос внутреннего состояния Константина. Через пару секунд актер опускает голову и стоит прямо, без выражения каких-либо эмоций. В это же время дребезжащий звук внезапно прекращается, и актер произносит последние слова своей роли монотонным голосом. В тишине он собирает рукописи, долго смотрит на свечку, стоящую на письменном столе, гасит ее и уходит. Такой уход героя со сцены является достаточно эффектным, хотя режиссер и игнорирует текст А. П. Чехова. Кроме того, О. Н. Ефремов также игнорирует конец монолога Нины, прописанного А. П. Чеховым. Вместе того, чтобы завершить монолог словами: «и майских жуков не бывает слышно в липовых рощах…», Нина в постановке О. Н. Ефремова завершает свой последний монолог так: «…все жизни, свершив печальный круг, угасли». В этой сцене слово «угасли» отдается эхом в ушах зрителей и придает некий резонанс в то время, когда Константин гасит свечку.

Хочется отметить, что в постановке В. Н. Драгунова увеличена продолжительность момента тишины, тем самым подчеркивается бесчувственное состояние Константина. Он долго рвет свои рукописи. Более того, постановка В. Н. Драгунова удачно показывает негативное значение паузы. Нина не уходит после своего монолога. Она падает в руки Константина, и он произносит свои последние слова над ее головой. Таким образом Нина является участником момента тишины и свидетелем последних несоответствующих ситуации слов Константина. После того, что она услышала, Нина с удивлением смотрит на Константина, а потом крестит его. Наконец Нина уходит со сцены, не сказав ни слова. То, что она крестит Константина, является знаком ее глубокого понимания сложной ситуации, в которой он находится. По-видимому, Нина чувствует значение паузы, которая транслирует отрицательную информацию, выражая безысходность положения Константина.

Такие примеры показывают важность выбора режиссера в тех или иных особенностях постановки драматургического произведения. При этом каждый режиссер по-своему реализует паузу в ходе действий своей постановки. Так, пауза в постановках М. А. Захарова, В. Н. Драгунова и О. Н. Ефремова пьесы «Чайка» дает свою определенную информацию об эмоциональном состоянии Константина в последней сцене пьесы.  

                                                                                                    

Заключение

 

Таким образом, в пьесе «Чайка» раскрываются три функции паузы. Безусловно, все эти три функции четко не разделены. Они могут совпадать в некоторых случаях и быть связанными между собой. Любая пауза может и управлять действиями на сцене и добавлять им нужное значение. Так, драматическая и музыкальная функции паузы связаны между собой и одновременно они управляют сценой. То есть они контролируют внимание зрителей и обеспечивают успех выступления. Функция паузы как «прием-лакуна» расширяет семиотическую область пьесы за рамки ее вербального и невербального выражения. Пауза, как и слова, и жесты, и мимика актеров, играет огромную роль в понимании пьесы зрителями. Как утверждает Л. Каин, "In the play, as in life, silence is a moment in language" [10, с. 17]. В этой связи можно сказать, что само понятие глагола «значить» является несколько расширенным, и оно включает как вербализацию слов, так и отсутствие их вербализации. Итак, с одной стороны, успех спектакля может зависеть именно от паузы, а с другой стороны, пауза играет важную роль в процессе коммуникации в целом.

Однако понимание семиотической области пьесы в рамках паузы включает и расширение, и осложнение проблемы неудачной коммуникации между людьми. С одной стороны, коммуникация, по крайне мере в произведениях А. П. Чехова, осложняется, поскольку она состоит из слов и пауз. С другой стороны, суть паузы различается в зависимости от постановок пьесы «Чайка». Каждая постановка этой пьесы представляет паузу по-своему, и даже порой игнорирует ее. Этот факт предполагает, что необходимо изучать особенности коммуникации между персонажами пьесы, актерами и зрителями, а также автором пьесы и ее режиссером.

                Вероятно, что существуют и другие функции паузы, расширяющие теорию коммуникации. Следовательно, можно утверждать, что проблема паузы и в целом проблема момента тишины в коммуникации заслуживает большого внимания со стороны литературоведов, семасиологов, культурологов и языковедов.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Dragunov, V. N. Chajka [Jelektronnyj resurs]. Moskva: Malyj Teatr, 1999. Telekanal Kul'tura. URL: https://www.youtube.com/watch?v=10VElIofIw4. (data obrashhenija: 17.03.2017).
  2. Efremov, O. N. Chajka [Jelektronnyj resurs].  Moskva: MHAT imeni A. P. Chehova, 2001. URL: https://www.youtube.com/watch?v=bO8pv2yJRrc. (data obrashhenija: 17.03.2017).
  3. Zaharov, M. A. Chajka [Jelektronnyj resurs].  Moskovskij teatr Lenkom, 2005. Telekanal Kul'tura. URL: https://www.youtube.com/watch?v= FL9ubOhnnFM. (data obrashhenija: 17.03.2017).
  4. Ishakova Z.Z. Jemotivnyj dejksis i ego dekodirovanie v semiosfere. // Avtoreferat diss… doktora filologicheskih nauk. Ufa, 2012.
  5. Lotman, Ju. M. Struktura Hudozhestvennogo Teksta // Moskva: Iskusstvo, 1970.
  6. Chehov, A. P. Chajka // Polnoe sobranie sochinenij i pisem: v 30 t. T. 13. Moskva: Nauka, 1986. S. 3–60, 257–72.
  7. Allen, David. Performing Chekhov // New York: Routledge, 2001.
  8. Chekhov, A. P. and Simon Karlinsky. Anton Chekhov’s Life and Thought // Selected Letters and Commentary / pod. red. Simon Karlinsky. perevel Michael Henry Heim. Evanston, IL: Northwestern UP, 1973.
  9. Kahn, Douglas. Noise, Water, Meat // A History of Sound in the Arts / Cambridge, MA: MIT Press, 1999.
  10. Kane, Leslie. The Language of Silence // Cranbury, NJ: Associated University Presses, 1984.
  11. Stelleman, Jenny. Aspects of Dramatic Communication // Action, Non-Action, Interaction: A. P. Cechov, A. Blok, D. Charms / Studies in Slavic Literature and Poetics, v. 16. Atlanta, GA: Rodopi, 1992.
  12. Terras, Victor. A History of Russian Literature // New Haven: Yale University Press, 1991.
Статьи по теме:
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2018 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

RSS-анонсы журналов Psyjournals на facebook Группа Psyjournals Вконтакте Twitter Psyjournals Psyjournals на Youtube
Индекс цитирования Яндекс.Метрика