Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 94Рубрики 51Авторы 8279Ключевые слова 20372 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

91 место — направление «Психология»

0,025 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

CrossRef

Язык и текст

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2312-2757

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/langt

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2014 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Язык журнала: Русский, английский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Структурный анализ речей Николая II 431

Кузьмина Е.В., аспирант кафедры «Лингводидактика и межкультурные коммуникации» , ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, kaviku2717@gmail.com
Полный текст

Николай II (1868 - 1918), последний российский император (1894 - 1917), был блестяще образованным человеком.  Каноническое  право  в  связи  с историей   церкви, главнейшие отделы богословия и истории религий, статистика, политическая экономия и финансовое право, законоведение, государственное, гражданское и уголовное право, международное право,  теория и история военного искусства, предметы, связанные с государственным управлением по программе юридического и экономического факультетов университета и при этом свободное владение немецким, французским и английским языками,  сформировали     языкового человека в высоком смысле этого понятия.

Император Николай II, в частности, выступил инициатором разоружения армий европейских государств, инициатором запрещения использования армиями негуманных средств войны: газы, разрывные пули. Царь мечтал о мире в Европе.

  В январе 1900 г. Николай утвердил Устав первой в России национальной организации – «Русского собрания» с задачей: «Ознакомить общество со всем, что сделано важного и своеобразного русскими людьми во всех областях научного и художественного творчества».

Представляется интересным рассмотрение лексических форм, употреблявшихся человеком такого уровня образованности и культуры.

Материалом, использовавшимся для анализа, были:  полное собрание речей Императора Николая II (1894 - 1906), включающее тексты 170 его выступлений [11],  и выступления, относящиеся к 1916 и 1917 гг.[8], позволяющие достаточно детально характеризовать общую структуру его лексики.

В качестве основного индикатора типа структуры использовалось количество слов в предложении, характеризующее её сложность.  Введение сложноподчинённых предложений с большим числом причастных и деепричастных оборотов, которые хорошо воспринимаются в письменных текстах, но сложны для восприятия в дискурсах, свойственно людям с высоким интеллектуальным уровнем, По данным о выступлениях Николая II в 1894 – 1906 гг. определено  число слов в 428 предложениях. При этом среднее число слов в предложении составило 16,7, а максимальное – 52., рис. 1.

 

 

Рис. 1. Зависимость числа предложений, в которых встречается не менее данного числа слов, от числа слов в предложении.

Среднее квадратическое отклонение σ=9,24. Для нормального распределения диапазон устойчивости  [ 4,с 58] составляет 0,75 σ вниз от среднего значения, что составит 7 слов в предложении, и 1,6 σ вверх от среднего, что составит 31,5 слов. Устойчивость полученных оценок можно проверить по данным для отдельных лет рассматриваемого диапазона. Максимальное число случаев здесь зафиксировано для 1905 г. Ранговое распределение для него представлено на рис. 2.

Рис. 2. Ранговое распределение числа слов в предложениях в речах 1905 г.

Представленные выше ограничения здесь очевидны.

Таким образом, для речей Николая II 1894 – 1906 гг. диапазон устойчивости для числа слов в предложении соответствует интервалу от 7 до 32. При этом только в 13 случаях встречаются  предложения  с более чем 32 словами и в 53 случаях – значения, меньшие 7 слов в предложении.

В результате ниже нижней границы встречаются 13% общего числа случаев, а выше верхней границы – только 3%, т.е. отклонения вверх от границы устойчивости уникально редки.

Обратим внимание на близость полученных оценок к членам классического ряда Фибоначчи, широко представленному как в природе, так и в рукотворных произведениях, в пределе, формирующем  золотое сечение [ 7,10 ]. Ряд  Фибоначчи получается как результат суммирования двух соседних членов последовательности, начинающейся с 0 и 1:

0, 1, 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55, 89…

Золотая пропорция  Φ= 1,6180…

При этом золотое сечение 1/ Φ= Φ-1=0,6180…

Верхняя граница диапазона устойчивости для числа слов в предложении близка к 34, как члену ряда Фибоначчи, а нижняя граница – к 8 из того же ряда.

Одновременно, соотношение положений этих границ 31,5/7=4,5, что практически соответствует двум октавам. При этом смещение на октаву верхней границы даёт 15,75, что близко к среднему числу слов в речах Николая II, а смещая ещё раз на октаву вниз, получим 7,9, что практически воспроизводит положение нижней границы. 

Октава является одним из основных музыкальных интервалов шкалы Пифагора. Очевиден интерес к ней не  только в архитектуре, как музыки в камне, но и в литературе. А.С. Пушкин поэму «Домик в Коломне» начинает  словами:

Четырёхстопный ямб мне надоел:

Им пишет всякий. Мальчикам в забаву

Пора б его оставить. Я хотел

Давным-давно приняться за октаву [ 12, с.593 ].

В [ 13,с.120 ] отмечает: «В 1817 г. Глинка помещает в «Сыне отечества» стихотворение «Осеннее чувство», написанное октавами: первое оригинальное русское силлабо-тоническое стихотворение, выдержанное в этой форме».              

               Опять вас нет, дни лета золотого, -

   И томный бор, волнуясь, зашумел;

   Уныл, как грусть, вид неба голубого -

   И свежий луг, как я, осиротел!

   Дождусь ли, друг, чтоб в тихом мае снова

   И старый лес и бор помолодел?

   Но грудь теснят предчувствия унылы:

   Не вестники ль безвременной могилы?

     Дождусь ли я дубравы обновленья,

   И шепота проснувшихся ручьев,

   И по зарям певцов свободных пенья,

   И, спутницы весенних вечеров,

   Мечты, и мук ее - и наслажденья?..

   Я доживу ль до тающих снегов?

   Иль суждено мне с родиной проститься

   И сладкою весной не насладиться!.. [ 2 ]

Таким образом, в целом речи Николая II подтверждают высший уровень реализации в воспроизведении практически идеальных лингвистических структур.

Максимальное количество слов в предложении за год и среднее количество слов  в речах за этот период представлено на рис. 3.

 

Рис. 3. Максимальное количество слов в предложении (верхняя зависимость) и среднее количество слов  (нижняя зависимость) в речах за год.

Среднее максимальное  количество  слов в предложении здесь равно 36,5, что близко к значению из ряда Фибоначчи 34, но больше верхней границы диапазона устойчивости, составляющего 31,5 . При этом среднее число слов колеблется относительно уровня 16,9.

Обращает на себя внимание аномальный пик максимального  количество слов в предложении, приходящийся на 1897 г. Этот год отмечен  январской стачкой в Петербурге, денежной реформой в России, всеобщей переписью населения, законом о продолжительности рабочего дня. Всплеск на 1905 и 1906 гг. также пришелся на «кровавое воскресенье», русско-японскую войну, поражение русской эскадры при Цусиме [ 9, с.77 ].

Детальное  исследование проблемы влияния стрессовых ситуаций на структуру речей в дискурсах требует дополнительного внимания. 

Особого интереса заслуживает анализ конкретных речей, содержащих аномальные элементы, резко выпадающие из диапазона устойчивости. Количество элементов в них небольшое, что требует специфических методов анализа.

В математической статистике существует метод Р.А. Фишера  определения доверительного интервала средней для малых выборок    [ 1] (см. Приложение 1), который и будет использован при анализе структуры речей.

В начале рассмотрим Тронную  речь Николая II при открытии Государственной Думы 27 апреля 1906 года (Приложение 2).

На рис. 4 представлена зависимость числа слов в предложениях в зависимости от номера предложения.

Рис. 4. Зависимость числа слов в предложениях в зависимости от номера предложения.

Отметим точки экстремумов числа слов в предложении, которые приходятся  на числа Фибоначчи непосредственно, как это показано на рис. 3. По номеру предложения максимальное число слов в предложении (55) близко к середине по числу предложений, что соответствует октаве  (4,5 при реальном значении 5). Смещение на октаву вниз ещё раз даёт положение, близкое к максимуму при 21 слове в предложении. Деление пополам интервала между серединой по номеру предложения и концом речи близко к максимуму при числе слов в предложении равном 30.

Примечательным в развитии систем является четвёртая часть в конце процесса. Как правило, здесь реализуются кардинальные преобразования структуры процесса.

Значимо представлено и золотое сечение (0,62) локальным минимумом числа слов в предложении.

Среднее число слов в этой речи составляет 20,8, а среднее - квадратическое отклонение 14,2. Тогда, по Фишеру [ 1] границы диапазона устойчивости оказываются достаточно близкими и составляют 

Ранговое распределение,  упорядочивающее данные по их возрастанию, соответствующее данным рис. 3, представлено на рис.5.

Рис. 5. Ранговое распределение, соответствующее данным рис. 2.

Здесь «хвосты» распределения действительно уходят от пологой центральной части.

Как отмечал  Г.Э. Лессинг  [6 ], максимально информативной для формирования представлений,  как о прошлом, так и о будущем развивающейся системы, является точка, предшествующая точке кризиса. Такой точкой в рассматриваемом временном интервале является 1916 год,   предшествующий отречению от престола Николая II  и революции.  К началу 1916  Первая Мировая война шла  уже второй год. Именно тогда Николай II в своём обращении к народу, армии и флоту сказал следующие слова, остающиеся актуальными для нас и сегодня, Приложение 3.

По тексту, представленному в Приложении 3, данные о числе слов в предложениях в зависимости от порядкового номера предложения представлены на рис. 6.

Рис. 6. Число слов в предложениях в зависимости от порядкового номера предложения.

Здесь максимальная точка, соответствующая 30 словам в последнем предложении, соответствует третьей части числа Фибоначчи 89, а находящийся в конце среднего предложения максимум соответствует удвоению (октаве) для числа Фибоначчи 13. Смещение относительно середины аргумента на октаву определяет положение минимума, как и золотое сечение.

Проверка диапазона однородности данных, для которых среднее значение равно 18,1, а среднее квадратическое отклонение – 6,72, приводит к оценке диапазона

Здесь среднее значение близко к величине, зафиксированной в речах 1984 – 1916 гг.

Из этого диапазона исключаются три точки максимумов на второе, пятое и десятое приложения. Представленное на рис.5 ранговое распределение построено по данным рис. 7.

Рис. 7. Ранговое распределение, по  данным рис. 5.

Здесь действительно первое, восьмое, девятое и десятое предложения выпадают из линейного тренда для предложений со второго по седьмое. Это характеристика ситуации на начало года. Рассмотрим речь к его завершению.

Приказ Государя Императора по армии и флоту 12-го декабря 1916 года представлен в Приложении 4, а соответствующие ему данные приведены на рис. 8.

 

Рис. 8. Число слов в предложениях в зависимости от порядкового номера предложения.

Здесь максимальная точка, соответствующая 91 слову в предпоследнем предложении, соответствует числу Фибоначчи 89, а десятая точка, связанная золотым сечением с концом речи, характеризуется предшествующим числом Фибоначчи – 34. Октавные реперы и положение предложения, соответствующее золотому сечению, здесь расставлены регулярно. Значимо проявлены также октавные диапазоны по числу слов в предложениях.

Проверка диапазона однородности данных, для которых среднее значение равно 35,6, а среднее квадратическое отклонение –19,89, приводит к оценке диапазона

Таким образом, среднее значение числа слов в предложениях практически вдвое больше, чем в речи в начале того же года. При этом сверху из диапазона выпадают две точки, соответствующие числам Фибоначчи 89 и 55 слов в предложении. Снизу исключёнными оказываются 5 точек. В речах за 1894 – 1906 гг. значений, больших 52 слов, вообще не встречалось. Кроме того, среднее значение числа слов в предложении здесь больше верхней границы диапазона устойчивости для всей речей этого периода.

Предложение, состоящее из 91 слова, является рекордным. Процитируем его.

«Я не сомневаюсь, что всякий верный сын Святой Руси, как с оружием в руках вступивший в ряды славных Моих войск, так равно и работающий внутри страны на усиление её боевой мощи или творящий свой мирный труд, проникнут сознанием, что мир может быть дан врагу лишь после изгнания его из наших пределов, только тогда, когда окончательно сломленный, он даст нам и нашим верным союзникам прочные доказательства невозможности повторения предательского нападения и твёрдую уверенность, что самой силой вещей он вынужден будет к сохранению тех обязательств, которые он на себя примет по мирному договору».

            В связи с тем, что этот приказ по армии и флоту зачитывался всему личному составу, большинство из которого было малограмотным, проблематично его содержательное восприятие.

              Слова «Россия», «Русь» являются важнейшими экспликаторами, непосредственно  связанными с концептом «русский». «Современные исследователи отмечают, что ядерную часть этого концепта формируют социальные, устойчивые представления о значении слова «русский», его синтагматических и парадигматических связях в системе языка, а также стереотипы восприятия русских и всего того, что связано с русскими, с Россией: быта, культуры, истории языка и т.д.» [ 5 ].

        И действительно, в начале этой фразы, обращение к верным сынам святой Руси является знаковым, воспроизводящим обращение к великим традициям, истории и великим предкам.       Слова и словосочетание «Россия», «Русь», «святая Русь» выступают как экспликаторы, объединяющие людей по общей ментальности, позиции в социальной жизни, культуре, а не только по месту проживания и национальности.

Данные о речах 1894 – 1906 гг.  свидетельствуют, что в периоды обострения ситуации в стране наблюдался рост максимальной длительности предложений.  В конце 1916 г. она стала критической, и отмеченный выше феномен был воспроизведен не только на уровне отдельного запорогового значения числа слов в предложении, но и на уровне среднего значения, выходящего из диапазона реализации текстов с устойчивой структурой.

По результатам выступлений Николая II, зафиксированных в журнале Нива за 1916 г. (Приложения 2 - 9), на рис. 9 представлена  зависимость числа предложений, в которых встречается не менее данного числа слов от числа слов в предложении.

 

Рис. 9. Зависимость числа предложений, в которых встречается не менее данного числа слов, от числа слов в предложении. По оси абсцисс – число слов в предложении, по оси ординат - число предложений, накопленных к данному числу слов.

Здесь среднее число слов в предложении составляет 26,8, а максимальное – 91. Отметим, что значения, большие 46, встречаются только два раза, причём максимальное значение вдвое больше этой величины.

                                                                                            Реализация ограничения сверху  здесь  очевидна.

При этом среднее за период  1894 – 1906 гг. составляет 16,7 слов в предложении, тогда как среднее число слов  для Приказа 12.12.1916 г. составляет 35,6 слов, т.е. практически более чем вдвое превышает средний уровень, тогда как в речи 01,01,1916 г. – 18,1.

Для сравнения результатов, относящихся к периоду 1894 – 1906 гг. и 1916 г. поделим текущее число предложений в выборках на общее их число, рис. 10.

Рис. 10.  Зависимость числа предложений, в которых встречается не менее данного числа слов, от числа слов в предложении. По оси абсцисс – число слов в предложении, по оси ординат - число предложений, накопленных к данному числу слов; слева – данные 1894 – 1906 гг., справа – 1916 г.

Таким образом, средняя длина предложений в речах Николая II 1894 -1906 гг. на 10 слов короче, чем в речах 1916 г.

Сравним значения числа слов в предложении при фиксированной их доле в общем числе предложений в речи. Это соответствует значениям числа слов при фиксированной величине ординаты на рис. 6. На рис. 11 представлена такая зависимость.

Рис.11.  Зависимость числа слов для речей 1916 г. от числа слов  в 1894 – 1906 гг. в нормированных  ранговых  распределениях.

В результате по всему диапазону среднее превышение числа слов в речах 1916 г. по сравнению с речами 1894 – 1906 гг. равно 1,5.

Таким образом, речи Николая II 1894 – 1906 гг. по структуре систематически смещены к более коротким предложениям.

Проведём сравнение структуры рассмотренных выше текстов с литературным вариантом речи об отречении от престола короля Карла V 25 октября 1555 г. [ 2] , рис. 12.

Рис. 12. Число слов в предложениях в зависимости от порядкового номера предложения.

Здесь среднее число слов в предложении составляет 32,9, что близко к значению, реализованному в Приказе армии и флоту 12-го декабря 1916 года.

На рис. 13 представлена зависимость числа предложений, в которых встречается не менее данного числа слов, от числа слов в предложении.

Рис. 13. Зависимость числа предложений, в которых встречается не менее данного числа слов, от числа слов в предложении.

                               Сравним её с данными, представленными на рис. 10, рис. 14.

Рис. 14. Зависимость числа предложений, в которых встречается не менее данного числа слов, от числа слов в предложении. По оси абсцисс – число слов в предложении, по оси ординат - число предложений, накопленных к данному числу слов; слева – данные 1894 – 1906 гг., средняя – 1916 г.,  справа – речь по данным [ 3, 218-231 с.].

В результате речи Николая II 1916 г. по числу слов в предложениях близки к литературному варианту речи об отречении в представлении А. Дюма.

           Используемые в речах Николая II различные лексемы свидетельствуют о безукоризненном знании норм их употребления и традиционной тематики, связанной с применением определённых словосочетаний, что обеспечивает в них единство семантики, синтактики и прагматики.

                Принципиальным здесь представляется качественное изменение структуры речей Николая II, произошедшее между 1906г. и 1916г., с тенденцией к воспроизведению структуры классического литературного стиля.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Бернстейн А. Справочник статистических решений. М.: Статистика, 1968, 162 с.
  2. Глинка Ф.М. Сочинения. М.: Советская Россия, 1986.
  3. Дюма А. Паж герцога Савойского. М.: 2017 , с. 360
  4. Кузьмин В.И., Гадзаов А.Ф. Прикладные задачи математической статистики. М.: МГИРЭА (ТУ), 2011, 92 с.
  5. Леденёва В.В. Слово Лескова. М.: МГОУ, 2015,  260с.
  6. Лессинг Г.Э. Лаокоон или о границах живописи и поэзии. // Избранные произведения. – М.: Худлит, 1953, с. 358 - 516
  7. Михайлов Б.П. Витрувий и Эллада. Основы античной теории архитектуры. М.: Издательство литературы по строительству, 1967,  280 с.
  8. Нива, №№1-52, СПб, 1916, 868с.
  9. Овсянников А.А. История двух тысячелетий в датах. Тула: Автограф, 1996, 640 с.
  10. Петрович Д. Теоретики пропорций. М.: Стройиздат, 1997, 193 с.
  11. Полное собрание речей Императора Николая II. 1894 -1906. С.-Пб.: Книгоиздательство «Друг народа», 1906/ 41 с.
  12. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений в одном томе. М.: ДЛЬФА-КНИГА, 2016, 1214 с.
  13. Серков С.Р. Поэма Ф. Глинки «Ад». К истории «русского Данте» // Дантовские чтения.  1985. М.: Наука, 1985, 287 с. С. 120–132
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика