Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8382Ключевые слова 20536 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Экспериментальные методики патопсихологии и опыт их применения (к 100-летию С.Я.Рубинштейн)

ISBN: 978-5-94051-077-2

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

Год издания: 2011

 

«Социальный интеллект» в патопсихологической диагностике 955

Рычкова О.В., доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник, лаборатория клинической психологии и психотерапии, ФГБУ «ФМИЦПН им. В.П. Сербского» Минздрава России, Москва, Россия, rychkovao@bk.ru
Холмогорова А.Б., доктор психологических наук, профессор, заведующая лабораторией консультирования и психотерапии, Московского НИИ психиатрии (филиала ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии» Минздрава России), Москва, Россия, kholmogorova-2007@yandex.ru
Полный текст

Целью сообщения является привлечения внимания коллег к концепту «социальный интеллект» (СИ), который, как нам представляется, может стать полезным для решения задач дифференциальной диагностики и не только. Как мы полагаем, диагностика СИ близка к традиции отечественной патопсихологии, более, чем к психометрическому подходу. Приведем свои аргументы.Во-первых, отечественная патопсихология, имея достойную, хоть и не простую историю, собственные традиции, известна особенностями используемых ею методов исследования и принципов организации психологический диагностики. Их известность отечественному психологу избавляет нас от необходимости подробного изложения таковых, но назовем ключевые признаки патопсихологического эксперимента. Как это представлено в классических работах Б.В.Зейгарник, С.Я.Рубинштейн, основой диагностики является наблюдение, проверенное с помощью эксперимента, и последний представляет собой «искусственное изменение условий наблюдения с целью определения отношений между явлением и условиями его возникновения». Построение эксперимента в патопсихологии должно отвечать принципам: - системного качественного анализа нарушений психической деятельности; - оценки симптома в комплексе с данными патопсихологического исследования в целом (и в последние годы были осуществлены успешные попытки выделения и описания патопсихологических синдромов, типичных для разных психопатологических состояний); - учета личностного отношения испытуемого к обследованию; - совместной с экспериментатором деятельности, общения; - выявления сохранных звеньев психики. В методическом плане также важно учитывать невозможность полностью стандартизированного проведения исследования, необходимость анализа ошибок, реакции больного на оценку, критику, неуспех, на помощь, сочетания различных методических приемов для обеспечения полноты картины. Во-вторых, необходимо подчеркнуть, что развитие психологии идет в том числе по пути расширения числа концептов, используемых для описания психических явлений и психопатологических феноменов. В настоящее время в качестве новых следует обозначить ряд концептов, имеющих отношение к описанию, квалификации не просто познавательных процессов, но к той их части, которая обеспечивает успешность действий личности в социальной сфере, ее адаптивные возможности. Это такие понятия как «социальный интеллект», «социальная компетентность», «эмоциональный интеллект», «интра- и интерличностный интеллект» «практический интеллект», «социальная когниция», «эмоциональный процессинг» и др. Заметим, что в общей, дифференциальной, возрастной и других разделах психологии интерес к данным концептам огромен, идет не только активная разработка теоретических моделей, но предлагаются, верифицируются все новые методические приемы – как опросники, так и тесты, ориентированные на диагностику и квалификацию указанных способностей. Третий пункт, который нам хочется подчеркнуть, - смена парадигмы в психиатрии, где на место традиционной биологической модели генеза психических расстройств постепенно, но приходит биопсихосоциальная модель. В рамках последней особое значение приобретают аномалии развития, различные специфические дефициты (личности, эмоциональных процессов, когнитивных процессов, в том числе – социального познания), сложившиеся в преморбиде и предопределяющие особого рода психопатологический диатез, позже результирующий в оформленные клинические состояния. На наш взгляд, указанные три линии сошлись в отношении такого традиционно сложного для диагностики заболевания как шизофрения. Анализ работ последних лет (к сожалению, значительно более широко проводимых за рубежом) показал, что одной из актуальных стала тема нарушений социального познания при шизофрении. Источники идей о нарушениях социального познания при шизофрении достаточно обширны: это и клинический опыт, и психоаналитические модели шизофрении, данные экспериментальной психопатология, концепция нейрокогнитивного дефицита и его последствий для социального функционирования больных, исследования госпитализма и другие. Исследования Social cognition при шизофрении включают изучение: 1. Нарушений, затруднений восприятия лицевой экспрессии и эмоций; 2. Несформированности так называемой Theory of mind (ТоМ) или «Модели психического» – способности понимать состояние и мысли другого человека; 3. Сложности понимания социальных ситуаций и прагматики речи; 4. Нарушений атрибутивного стиля (особенно сопутствующих бреду); 5. Патология собственного «Я», его репрезентаций, идентичности. В числе ведущих исследователей - C.D.Frith, М.F.Green, D.L.Penn, P.W.Corrigan, D.Combs, S.Baron-Cohen, R.Corcoran, M.Brüne и многие другие. Важно подчеркнуть, что в отечественной патопсихологии еще в 80—90-е г.г. был проведен ряд высоко эвристичных исследований понимания больными шизофренией социальных ситуаций, выявившее недостаток данной способности, их неумение предвидеть развитие взаимодействия, строить адекватные ситуации реплики, отсутствие сценариев развития ситуаций, трудностей распознавания эмоций (Н.С.Курек, Н.Г.Гаранян, Д.Н.Хломов, Е.И.Елигулашвили, др.). В ряде отечественных работ удалось содержательно раскрыть механизмы такого рода нарушений, связанные с неспособностью больных принять роль другого человека и использовать культурный опыт (Б.В.Зейгарник, А.Б.Холмогорова, В.П.Критская, Т.К.Мелешко, Ю.Ф.Поляков, др.). К сожалению, в дальнейшем эти работы были прерваны на длительный период, и сейчас настало время продолжить исследования. В то же время, продолжение исследований должно опираться на уже накопленный багаж знаний, эмпирических данных и концептуализаций, в том числе представляемых мировым научным сообществом, при адекватной теоретической и методологической оценке работ, выполненных в другой традиции. И как показывает анализ, такого рода интегрирующие работы появляются в области исследования социальной компетентности больных шизофренией (Левикова Е.В.), изучения эмоционального интеллекта (ЭИ) при психопатологических состояниях (Тхостов А.Ш., Плужников И.В.), нарушений ТоМ при расстройствах аутистического спектра (Лебедева Е.И., Прусакова О.А.). Весьма интересные теоретические разработки в области СИ и ЭИ проводятся рядом отечественных авторов (Д.В.Ушаков, Д.В.Люсин, С.С.Белова и др.), не говоря уже о многочисленных эмпирических исследованиях СИ, проводимых на неклинических группах.Методический инструментарий, используемый в различных исследованиях, столь широк и разнообразен, что позволяет новации, но требует и работы по валидизации методик. Нам же хотелось бы подчеркнуть, что проведенные нами исследования показали не только наличие нарушений СИ при шизофрении, но столь значительную их выраженность, тотальность и независимость от клиники и динамики состояния, что идея об их трактовке как основы психопатологического диатеза ничуть не кажется нам чрезмерной. Для больных вследствие нарушений критичности неприменимы опросниковые методы оценки СИ, поэтому мы используем методические приемы по типу проблемных ситуаций, задач, связанных с необходимостью оценки социальных стимулов, их интерпретации, прогнозирования развития событий, а также внешнюю, экспертную оценку СИ пациентов. Также мы использует показатель социальной ангедонии, измеряемый с помощью теста-опросника (или шкал самооценивания), отражающей нарушения мотивационной составляющей межличностного взаимодействия, которые всегда присутствуют при шизофрении. В итоге можно выйти на синдромальное описание состояния больного, где дефициты несоциального познания как правило много менее выражены и менее фатальны, чем СИ. Необходимость качественного анализа, учета личного отношения больного к стимульному материалу, наличие (или отсутствие) осознания ошибок, моделирование межличностного взаимодействия во время оценки СИ – это то, в чем мы видим точное следование традициям отечественной патопсихологии. Мы убеждены в необходимости и возможности интеграции в патопсихологический инструментарий концепта «социальный интеллект». Более того, в завершение сообщения отметим, что этот концепт, и диагностика его нарушений представляется нам высоко эвристичным не только в клинике шизофрении. Сейчас можно найти работы на основе изучении нарушений социального интеллекта при наркологических заболеваниях (Сирота Н.А.), также мы видим перспективу таких исследований в экспертной практике.

Ссылка для цитирования

Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика