Портал психологических изданий PsyJournals.ru
ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП К НАУЧНЫМ ИЗДАНИЯМ 
Каталог изданий 89Рубрики 51Авторы 7730Ключевые слова 18767 Online-сборники NEW! 1 АвторамИздателямRSS RSS
ВАК РИНЦ ВИНИТИ Web of Science PsycINFO Ulrichsweb DOAJ

Консультативная психология и психотерапия

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2075-3470

ISSN (online): 2311-9446

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/cpp

Издается с 1992 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Видимые и невидимые пространства взаимодействия в диаде аналитик – клиент и их измерения 841

Ломова М.В., кандидат психологических наук, индивидуальный член Международной ассоциации аналитической психологии (IAAP), член Российского общества аналитической психологии (РОАП), старший научный сотрудник лаборатории «Социальной психологии детства» Института психолого-педагогических проблем детства РАО (ИППД РАО), преподаватель и супервизор специализации «Аналитическая психология» Института практической психологии и психоанализа (ИППиП) и Государственного академического университета гуманитарных наук (ГАУГН)., Россия, mariya.v.lomova@gmail.com

Аннотация

В первой и второй частях предлагаемой статьи речь идет о пространствах взаимодействия в диаде аналитик – клиент. Не углубляясь в метафизическую природу интра- и интерпсихических пространств взаимодействия, автор останавливается на вполне очевидных и зримых пространствах, рассматривая их внешние и отчасти внутренние аспекты и характеристики и проводя параллели с их возникновением и становлением в детстве конкретного человека. Исследование трех первичных пространств и границ и их измерений, которые вводит автор в качестве психофизических и психологических явлений и понятий, дает возможность посмотреть на аналитический процесс в более объемной перспективе. В третьей и четвертой части речь идет об ограничениях аналитического метода внутри трех обозначенных пространств. Автор задается вопросами о роли символического и конкретного удовлетворения потребностей как клиента, так и аналитика внутри особого, третьего психотерапевтического пространства в аналитическом взаимодействии.

Ссылка для цитирования

Фрагмент статьи

Часть 1. Видимые пространства взаимодействия в диаде аналитик – клиент и их измерения

Задумываемся ли мы, когда работаем аналитиками или психотерапевтами, о том, как взаимодействуют личностные пространства клиента и аналитика и сколько их можно насчитать? На чьей территории происходит взаимодействие и какие измерения у этих пространств?

«Общим местом» считается, что в аналитическом или психотерапевтическом взаимодействии происходит соприкосновение интрапсихических пространств клиента и терапевта в интерпсихическом пространстве взаимодействия.

Налицо три психических сферы: две души – клиента и аналитика, – и межличностное пространство общения.

Однако эти пространства никогда не рассматривались пристально и прицельно в отношении к внутреннему и внешнему, а также в их проекции или реальном приложении к диспозиционному расположению двух людей относительно друг друга на территории комнаты. Не ставился также акцент и на характеристиках пересечения этих пространств, их физических проекциях и интроекциях, ментальной репрезентации и экстериоризации.

Давайте рассмотрим эти пространства и их аспекты. Они имеют внутренние и внешние стороны, у них есть объем, объективные и субъективные измерения.

Сначала коснемся внешних аспектов. Внешними аспектами пространств мы назовем как видимые физические аспекты диспозиционного расположения двух людей – психотерапевта и клиента – в рабочей комнате, так и «проявления», которые можно увидеть и которые как бы то ни было обозначаются во взаимодействии внешним образом, поведением. Это также и экстериоризированные ментальные образы, которые могут быть осознанными или нет и иметь сложную внутреннюю организацию.

Внутренними аспектами мы назовем скрытые внутрипсихические феномены в тайной комнате души, интериоризацию внешней картины взаимодействия, свертывание «результатов» психотерапевтического общения и динамического образа психотерапевта в психике, картину всего происходящего, отраженную во внутреннем мире.

Вернемся к внешним аспектам.

Представим себе, что вокруг каждого из участников взаимодействия в паре аналитик – клиент очерчен «круг», ограничивающий личностное пространство каждого и обозначающий его границы. Это то пространство, которое каждый из участников хочет и может занять, границы которого он готов обозначить как свои и будет утверждать, поддерживать и защищать, участвуя во взаимодействии с другим. Несмотря на то, что сами эти «поля» невидимы, их границы ощущаются участниками: расстояния можно измерить, а диспозиции – увидеть. В разных культурах и в разные исторические времена такие «нормы», помимо индивидуальных отличий, разнятся, что давно не является секретом для психологов.

Мы поговорим о нескольких таких пространствах и их границах в контексте аналитического динамического взаимодействия, при котором внутреннее влияет на внешнее и внешнее на внутреннее, а преображенные внутри каждого участника диады «сухие остатки» взаимодействия продвигают или тормозят психотерапевтический процесс. Ответственность в психотерапевтическом взаимодействии в большей степени лежит на терапевте, превращающего свои впечатления и «результаты общения» с клиентом с помощью профессиональной составляющей своей личности как в рабочий инструмент, так и в содержание психологической работы, «пищу для ума».

   Прежде всего, существует первая и непосредственная граница – кожа, – являющаяся самым первым видимым и ощущаемым пределом, отделяющим одного человека от мира и от другого. Кожа – это видимая внешняя граница, отделяющая организм и индивида от внешней и внутренней среды, а пространство, ограниченное кожей, – тело человека, – есть место, непосредственно этим телом занимаемое.

Психическая репрезентация этой границы, существующая внутри, может быть в той или иной мере адекватно соотнесена с границей, ощущаемой человеком физически и видимой в зеркальном отражении.  Этот ментальный эквивалент находится уже во внутрипсихическом пространстве как самого человека, так и его партнера. Вообразим себе ситуацию, с ходу становящуюся курьезной, когда на прием к щуплому и худенькому терапевту маленького роста приходит огромный двухметровый детина весом эдак под 150 кг. Можно представить, что все три границы и пространства придут в движение.

На психический образ и связанные с ним ощущения, мысли и чувства влияют личность самого человека и его жизненная история в системе взаимодействия с другими. Не только телесные пропорции и физические параметры аналитика и клиента, но и их одежда тоже могла бы в данном случае рассматриваться и как «вторая кожа», и как «закамуфлированное пространство». Да и сама аналитическая позиция вполне соответствует этой метафоре. Психически она может наделяться теми же самыми характеристиками, включая «персонные», «теневые» и прочие аспекты. Существуют внутренние репрезентации (психические образы) различных «покровов» как внутри аналитика, так и внутри клиента.

Данная психическая репрезентация связана еще с одной границей – расположения объекта во внешнем пространстве, ощущаемой как своя территория, как граница персонального пространства. Это внешняя граница, тот самый «круг» или «овал», у которого есть психический эквивалент, расположенный внутри. В ситуации общения внешние личностные пространства обоих участников могут вообще не соприкасаться, соприкасаться своими границами, пересекаться и накладываться друг на друга в большей или меньшей степени и полностью перекрывать друг друга, т.е. объединяться. В ситуации психотерапевтического общения также устанавливаются соотношения личностных пространств: кто займет большую территорию, будут ли они пересекаться или находиться на расстоянии друг от друга, задавая пространство «между» – пространство совместности, ничьей земли или нейтральной территории, за которую идет борьба.

Каковы будут возможности, психические эффекты, влияния и последствия разных вариантов соотнесения двух личностных пространств – это зависит по большей части от опыта взаимодействия с другими людьми, в основании которого лежит характер взаимодействия с первичными объектами младенчества и детства, а также немногих других наиболее значимых фигур и внутренних образов на протяжении всей жизни.

Косвенные эффекты соприкосновения и наложения личных пространств можно наблюдать непосредственно, и они доступны интроспекции в тех случаях, когда происходит изменение дистанции между двумя участниками.

Как аналитик будет реагировать, если клиент отсядет подальше, придвинется или станет расхаживать по комнате, нарушая или не нарушая границы пространства психотерапевта? Напротив, клиент может неизменно занимать одно и то же положение в пространстве по отношению к аналитику, и расстояние между ними будет оставаться неизменным по инициативе клиента.

Варианты взаимодействия могут рассказать многое о личности каждого из участников и характере их взаимодействия, о степени гибкости и ригидности в способах и способности менять, удерживать и отстаивать свои границы. Поведение на этих «видимых» границах может указать на слабые точки, места возможных нарушений, «слепых пятен» не только клиента, но и – даже в первую очередь – аналитика.

Внешнее расположение в пространстве относительно друг друга и варианты изменения этого расположения или его неизменность будут отражаться в психическом мире каждого из участников взаимодействия. Способы понимания происходящего с точки зрения расположения в пространстве также могут быть различны, и это отдельная тема рассмотрения; это внешние аспекты пространства взаимодействия, которые поддаются наблюдению и в отношении которых возможна экспериментальная разработка. Однако на сегодняшний день ситуация такова, что фокус анализа не концентрируется на столь заметных и очевидных областях, и, если не выводить в собственное сознание и тем более в сознание клиента элементы структуры и взаимодействия, они с очевидностью игнорируются и погружаются в бессознательное.

Мы хотели бы подчеркнуть наличие, по крайней мере, трех внешних границ и трех пространств, по всей видимости, формирующихся в процессе роста и развития ребенка в такой последовательности: первая граница – кожа и пространство самого индивида, объем одушевленного тела, ограниченного кожей; вторая граница – граница личностного пространства, условно индивидуальная граница личности и индивидуальный объем, индивидуальное пространство, находящееся за пределами тела, но включающее его; и третья граница – это личная территория, одновременно являющаяся и межличностной, принадлежащее человеку пространство жизни, его местонахождение, «дом», некая территория взаимодействия, место, где (временно или постоянно) может находиться больше чем один участник.

Все три обозначенные границы и пространства имеют в большей или меньшей степени четкую, богатую, наполненную психическую репрезентацию во внутреннем мире индивида. Границы могут быть хорошо «очерченными», ясными, определенными, устойчивыми, эластичными и гибкими – или же размытыми, туманными; разрушенными, разорванными – или же «железобетонными», непробиваемыми.

Литература
  1. Виннер Дж. Терапевтические отношения. Перенос, контрперенос и обретение смысла. М.: Когито-Центр, 2011.
  2. Винникотт Д.В. Маленькие дети и их матери. М.: Класс, 1998.
  3. Винникотт Д.В. Семья и развитие личности. Мать и дитя. Екатеринбург: Изд-во «Литур», 2004.
  4. Гринберг Л., Сор Д., Табак де Бьянчеди Э. Введение в работы Биона. М.: Когито-Центр, 2007.
  5. Гуггенбюль-Крейг А. Власть архетипа в психотерапии и медицине / пер. с нем. С.С. Панкова, науч. ред. В.В. Зеленского. СПб.: Б.С.К., 1997.
  6. Контрперенос в психоаналитической психотерапии детей и подростков / под ред. Дж. Циантиса, А.-М. Сандлер, Д. Анастасопулоса, Б. Мартиндейла. М.: Когито-Центр, 2005.
  7. Стайн М. Принцип индивидуации: о развитии человеческого сознания / пер. с англ. М.: Когито-Центр, 2009.
  8. Стайн М. Юнговская карта души: Введение в аналитическую психологию / пер. с англ. М.: Когито-Центр, 2010.
  9. Цветаева М. Сочинения. Т. 1. Стихотворения. Поэмы. Драматические произведения. М.: Художественная литература, 1980. С. 268.
  10. Эльячефф К. Затаенная боль. Дневник психоаналитика. Детский психоанализ. М.: Кстати, 1999. С. 17–39.
  11. Юнг К.Г. Аналитическая психология / пер. и ред. В.В. Зеленского. СПб.: Кентавр, Палантир, 1994.
  12. Bradway K. and McCoard B. Sandplay. 1997. Silent Workshop of the Psyche. Routledge. Р. 6–9.
  13. Rizzolatti G., Fadiga L., Gallese V. and Fogassi L. 1996. Premotor cortex and the recognition of motor actions. Cognitive Brain Research 3 (2): 131–141.
  14. Winnicott D. 1971. Playing and reality. Р. 174.
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2018 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

RSS-анонсы журналов Psyjournals на facebook Группа Psyjournals Вконтакте Twitter Psyjournals Psyjournals на Youtube
Яндекс.Метрика