Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 94Рубрики 51Авторы 8245Ключевые слова 20236 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

27 место — направление «Психология»

0,539 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,598 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Психологические особенности нарративного содержания отечественных диссертационных исследований полиции Российской империи 139

Кубышко В.Л., кандидат педагогических наук, Начальник Департамента государственной службы и кадров , Министерство Внутренних Дел РФ, Москва, Россия, 84956673764@mail.ru
Полный текст

Актуальность проблемы

Современное время носит особый, рубежный характер для страны и отличается, среди прочего, устремленностью в будущее, сплавом обеспечившими преемственность нашей истории традиций и ценностей, памятью об исторических разломах [14, с. 3-4].

Обращения к прошлому закономерны и повсеместны в общечеловеческой практике. С позиций психоанализа они могут быть интерпретированы как специфические проявления инстинктивных влечений жизнеутверждения (Libido) в процессе функционирования психического механизма тестирования реальности, выражающиеся в контроле со стороны Super-Ego оценок Ego относительно существующих вызовов и угроз, а также прогноза будущего. Субъективную силу их выраженности и полярности, как подчеркивает З. Фрейд, трудно переоценить и они неизбежно зависят от двух составляющих: личных моментов собственного опыта, а также диктуемой темпераментом, успехом или неуспехом усилий людей оптимистичности жизненной установки [18, с. 18]. Их роль и функция заключаются в умножении и укреплении жизненной энергии Ego в реализации его носителями стоящих задач.

Этот феномен обладает неисчерпаемым воздействием на людей и широко представлен в научных теориях, религиозных и жизненных практиках [2; 10]. В их контексте история полиции Российской империи, как неотъемлемая часть 300-летней истории российской полиции, является одним из высокочувствительных для соотечественников, особенно представителей органов внутренних дел, их близких и др. полей памяти прошлого, в котором тесно переплетены трагическое и героическое, правда и вымысел и т.д. От того, насколько представлена в нем та или иная сторона, какие уроки из этого извлекаются современниками, существенно зависят нравственная сила и духовная сплоченность правоохранительных органов, а значит и качество выполняемых ими задач.

Постановка проблемы

Юбилей российской полиции стал вторым (после 2002 года, когда в современной России в связи с празднованием 200-летия образования Министерства внутренних дел было впервые предпринято масштабное переосмысление его трагического прошлого) колоссальным импульсом к проведению разноплановой работы по возрождению достойной памяти о служителях правопорядка прошлых лет [7, с. 19].

Одним из объективных показателей и результатов этой деятельности являются диссертационные исследования полиции Российской империи, практически все авторефераты которых находятся в свободном доступе в интернете. Профессиональным сообществом их тематика и содержание оценивается преимущественно с конвенционально-экспертных позиций. Недостаточно искушенными пользователями первое воспринимается, в соответствии с субъектно-аналитическим подходом В.В. Знакова, в виде смыслоориентирующей метафоры, а второе – ее нарративного представления. При этом заложенные в них цели и ценности, далеко не очевидные для ряда отдельных авторов, безошибочно распознаются пользователями уже при ознакомлении с неким количеством нарративных метафор тематики данных работ Это существенно влияет на отношение к проблеме в обществе, корпоративной среде и нуждается в более тщательном анализе.

Логично предположить, что отношение к полиции Российской империи претерпевает закономерно непростые трансформации от насаждаемого в советское время тотального неприятия и искоренения памяти о ней у граждан страны к осмыслению в общем простой и фундаментной для каждого здравомыслящего человека истины, что это орган обеспечения внутренней безопасности страны, в рядах которого в целом достойно выполняли свой долг многие предшествующие поколения далеко не худших наших соотечественников. А поэтому они заслуживают доброй памяти о себе и воспитания современников на примерах их беззаветного служения Отечеству.

Таково отношение к истории полиции в ведущих странах мира. И эта работа ведется целенаправленно на государственном уровне. Например, во Франции еще в 2002 году было обращено внимание министра внутренних дел на издержки полицейской историографии и предложено создать историческую службу полиции для воссоздания о ней подлинной памяти [20]. Созданная спустя три года она, она постоянно совершенствуется и признается сегодня одной из самых результативных в стране [19].

В связи с этим парадоксально, что, как свидетельствует выборочный анализ посвященных полиции Российской империи научных, аналитических и иных материалов, она практически с противоположных позиций последовательно позиционируется в постсоветское время в гражданском обществе и в профессиональном ведомственном сообществе. Далеко не в последнюю очередь это задается диссертационными исследованиями [6; 8].

Выраженность данного противоречия ставит понимание полиции прошлого в посвященных ей диссертационных исследованиях в ряд концептуально значимых и обязывает к верификации нарратива их тематики, образующего четкое информационно-психологическое поле ее научного представления современниками.

Эта проблема носит отнюдь не риторический и не формальный характер, потому что отражает степень преемственности прошлого, настоящего и будущего полиции в гражданском обществе в целом, а также в профессионально-ведомственном сообществе как его неотъемлемой части, оказывая на них существенное влияние. Теоретико-методологическими основами ее рассмотрения являются работы по современной историографии и философии истории Ф. Анкерсмита, М. Кроссли и др., пониманию картины мира человеком В.В. Знакова и т.д. [1; 4; 5]. Заслуживают внимания отдельные аспекты рассмотрения проблематики нарратива в разнодисциплинарных отечественных исследованиях у И.В. Демидченкова, Е.С. Кутковой, И.В. Троцук и др. [3; 9; 17].

В соответствии с ними понимание исторического прошлого относится к социокультурной реальности и осваивается герменевтически, т.е. посредством определенных правил и техник толкования знания о нем. Способом ее освоения является нарратив с присущим ему в соответствии с авторским замыслом объединением излагаемого в целостную историю; типом его интерпретации; видением и изложением без претензий на абсолютность; его целенаправленностью, непротиворечивостью, правдоподобностью; стремлением придерживаться одной версии описания событий и др. [4, c. 51].

С этих оснований очевидно, что понимание полиции Российской империи относится к социокультурной реальности мира человека и реализуется в научном исследовании в форме нарратива. Его основная идея по сути метафорически представлена в теме этой работы.

При этом такие исследования являются нарративами настоящего о прошлом, т.е. каждым поколением или воспроизводятся, или создаются заново. Соответственно их содержание применительно к полиции Российской империи призвано сформировать соответствующую потребности и социальному запросу настоящего модель ее понимания в современном обществе. В этом контексте Ф. Анкерсмит прямо подчеркивает, что «тайна прошлого, как и тайна человеческой индивидуальности, не обладает легко распознаваемым бытием», поэтому важно понимать, что оно эффективно создается только нарративом [1, c. 45-46].

Экспериментальное исследование и анализ полученных результатов

Для решения поставленной задачи был сформирован репрезентативный информационный банк открытых отечественных диссертационных исследований полиции Российской империи (n=210). Будучи выполненными по историческим и юридическим науках[1], они были представлены в нем двумя равными частями, каждая из которых формировалась методом рандомизации. Их анализ проводился смешанными методами (mixed methods research, MMR) [13]. С целью выявления темпоральной динамики проблемы было признано целесообразным рассматривать диссертационные исследования в рамках четырех временных периодов: 1 – 1970-1980-ее гг.[2]; 2 – 1990-е гг.; 3 – 2000-е гг.; 4 – 2010-е гг. (2018 включительно). На первом этапе было выделено 93 метафоры нарратива исследований (n=43 по историческим и n=50 по юридическим наукам). На втором этапе те из них, по которым выполнены единичные исследования, из дальнейшего анализа были исключены. Полученные 19 метафор нарратива по историческим наукам и 17 по юридическим наукам с учетом совпадений свелись до 31 позиции (табл. 1).

Таблица 1.

Метафоры нарративов полиции Российской империи в исследованиях по историческим (n=105, в т.ч. 14 докторских) и юридическим наукам (n=105, в т.ч. 9 докторских)

№п/п

Метафора нарратива:

№№ 1-19 – исторические науки,

№№ 20-31 – юридические науки (курсив)

Период, кол-во, в т.ч. докт. Истор./юрид. науки

Всего

 

1

2

3

4

 

 

III-е Отделение в государственном строе

1

2/1

1

 

4/1

 

Департамент полиции в борьбе с …

2

 

1

 

3

 

Политический сыск

1

2/1

1

8/1

2

2/1

13/3

3

 

Московское охранное отделение в борьбе

1

 

1

 

2

 

Политическая полиция

-

1

1

3

5/1

 

6/1

4

 

Институт жандармерии, Корпус

 

1

2

 

3

 

Полиция

-

1

1

3

5

8

2

1

8

13

 

Персоналии

 

 

3

5/1

8/1

 

Провинциальная полиция

 

 

4

 

4

 

Столичная полиция

 

 

2

 

2

 

Губернаторы и генерал-губернаторы

 

 

4/1

3/1

7/2

 

Губернское правление и полиция

 

 

4/1

2

 

4/1

2

 

Политический и уголовный сыск

 

 

1

1

2

 

Городская полиция

 

 

2

 

2

 

Уголовный сыск, борьба с преступностью

 

-

3

3

6

1

3/1

4

12/1

 

Уездная полиция

 

 

2

1

3

 

Правоохранительные органы региона

 

 

1

1

2

 

Губернское жандармское управление

 

 

2

2

4

 

Районное охранное отделение

 

 

 

2

2

 

Карательный аппарат царизма

2/1

 

 

 

2/1

 

Полицейское государство

1

1

 

 

2

 

Полиция и нравственность

 

2/1

 

 

2/1

 

Комплектование, профессиональная подготовка, социальная защищенность полиции, статус, работа с кадрами

 

1

6

1

8

 

Реформа полиции

 

1

3

 

4

 

МВД и регулирование религиозных отношений

 

 

2/1

 

2/1

 

Министерство внутренних дел

 

 

2

3/1

5/1

 

Полицейское право

 

 

3/1

 

3/1

 

Взаимодействие с другими государственными органами

 

 

1

1

2

 

МВД в крестьянской, земской и городской реформах

 

 

2

 

2

 

Специальные службы в борьбе с терроризмом; правовые основы

 

 

1

1

2

 

Оперативно-розыскная деятельность

 

 

 

2/1

2/1

Итого тем

6

4+4*

10

5+8*

26

18+12*

15

10+7*

 

Итого работ

10/1

21/3

89/6

32/6

121/15

Где: знак * означает, что часть тем метафор нарратива исследований по юридическим наукам совпадает с таковыми по историческим наукам

Последующий MMR-анализ представленных в таблице 1 данных, позволил выделить ряд психологических особенностей нарративного содержания рассматриваемых исследований.

В первый период (1970-1980-ее гг.) и в исторических, и в юридических исследованиях оно взаимосвязанное, маловариативное и выраженно негативное по содержанию за счет сосредоточения на идее антинародного характера полиции. В некоторых случаях модальность метафор нарратива в явной форме не задана, но содержательно в советский период она была предопределена.

Во втором периоде (1990-е гг.) метафоры нарратива исследований по историческим наукам несколько количественно увеличиваются (с 4-х до 5), но качественно не изменяются. В юридических науках их количество удваивается (с 4-х до 8), при этом уже 75% из них являет выраженно позитивный смысл (полиция в целом, борьба с преступностью, полиция и нравственность и др.).

В третьем периоде (2000-е гг.) метафоры нарратива исследований по историческим наукам увеличиваются почти в четыре раза (с 5 до 18) и представлены 49-ю диссертациями. При этом около половины из них (21 или 43%) посвящены проблематике политического сыска, жандармерии и т.д. с понятной модальностью. Скорее исключением является выраженно безоценочный тематический нарратив исследования форменной одежды полицейских органов, побуждающий к более углубленному ознакомлению с его содержательной частью [15]. Его содержательная часть является поучительно гражданственно-патриотичной и заключается, среди прочего, в обосновании большей представленности в обмундировании жандармерии военной составляющей, а также «мимикрии под военную униформу всех остальных полицейских органов» для их поддержания «за счет использования высокого статуса и авторитета Гвардии и Армии» [Там же, с. 28].

Потенциал данного нарратива представляется явно недооцененным и безусловно перспективным для дальнейшего использования в контексте рассматриваемой проблемы.

В юридических науках количество исследований несколько меньше (38, на 12%), однако более 90% их метафор нарратива (из 12) несет выраженно позитивное содержание.

В четвертом периоде (2010-е гг.) количество метафор нарратива исследований по историческим наукам сокращается почти в два раза (с 18 до 10), а по количеству исследований еще больше (с 49 до 20 или на 60%). При этом 40% метафор нарратива прямо посвящено политической полиции, районным охранным отделениям с соответствующей модальностью.

В исследованиях по юридическим наукам количество метафор нарратива также существенно снижается (с 12 до 7 или на 40%), что свидетельствует об общем спаде интереса к таким исследованиям, а точнее, к исчерпанности прежнего подхода к ним. Однако 6 из них (86%) по-прежнему несет позитивное содержание.

В ходе дальнейшего MMR совокупность метафор нарративов сведена к шести кластерам в исследованиях по историческим наукам и четырем кластерам в исследованиях по юридическим наукам.

К кластерам метафор нарративов исследований в исторических науках отнесены (в порядке значимости): политическая полиция, жандармерия, надзор; полиция в целом; губернское правление; персоналии; правоохранительные органы; остальное.

К кластерам метафор нарративов исследований в юридических науках в таком же порядке отнесены: полиция в целом – становление, деятельность, нравственность, законодательство, реформа; виды полиции – исполнительная, сыскная, общая, горная, политическая и др.; функции полицейской деятельности; работа с кадрами – комплектование, подготовка, обеспечение, гарантии, статус.

Выполненный анализ отчетливо свидетельствуют о том, что ведущим нарративным «трендом» в диссертационных исследованиях полиции Российской империи в исторических науках является выраженная сосредоточенность на ее неспособности выполнить политические функции сохранения существующего строя.

Метафоры нарратива полиции Российской империи в диссертационных исследованиях по юридическим наукам являются целостными и непротиворечивыми по содержанию. Проблематика политической полиции, жандармерии как одного из видов полиции (в широком смысле слова) и ее деятельности воспринимается в них также достаточно органично, не вызывает ни повышенного интереса, ни отторжения. Более того, содержание большинства тем данных исследований укрепляет положительный образ их нарратива. При этом отчетливо более выраженно это в работах, выполненных или /и защищенных в ведомственных вузах МВД России.

Так, И.В. Сирица в работе, выполненной в Краснодарском юридическом институте МВД России, отмечает по результатам изучения становления и развития политической полиции Кубани, что ею был накоплен огромный опыт профессиональной деятельности. Он свидетельствует, что Департамент полиции и его структуры на местах, как органическая часть процесса государственного строительства России, при всей его противоречивости, являются «частью нашей Истории с большой буквы и даже – нашего будущего» [16, с. 23].

В.В. Панько в посвященной железнодорожной жандармерии работе, выполненной в Санкт-Петербургском университете МВД России отмечает, что она «успешно способствовала охране общественного порядка и борьбе с преступностью на железных дорогах», а основой «жизнеспособности и эффективности выполнения задач жандармерии являлась продуманная и отлаженная кадровая политика» и т.д. [11, с. 2, 4].

Отчетливо более сдержанными являются оценки местных органов политического сыска в исследовании С.Ю. Плужникова, защищенном в Тамбовском государственном университете имени Г.Р. Державина. В нем указывается, что районные охранные отделения сыграли важную роль, но выходили за рамки своих непосредственных задач, вмешивались в деятельность губернского жандармского управления и местной полиции, что стало одной из причин их упразднения и разрушения показавшей свою эффективность целостной системой местных оперативно-розыскных органов [12, с. 24] и т.д.

Выводы

Таким образом, нарративы тем отечественных диссертационных исследований полиции Российской империи в исторических и юридических науках существенно различаются по между собой по степени внутренней согласованности, модальности и приоритетности их представления.

Психологическими особенностями их нарративного содержания в диссертационных исследованиях в исторических науках является явно преувеличенное внимание негативной модальности к политическим функциям полиции и обеспечивающим их выполнение структурам. Это практически вытесняет нарративное содержание других исследований по историческим наукам.

Психологическими особенностями нарративного содержания диссертационных исследований полиции Российской империи в юридических науках является взвешенное непротиворечивое представление позитивной модальности многогранности ее функций и разнообразия структур.

Такое обращение к опыту полиции прошлого безусловно отвечает интересам укрепления духовных основ российского государства, патриотического сознания и верности Отечеству его граждан, в т.ч. сотрудников МВД России.



[1] Известна единственная диссертация по педагогическим наукам (В.В. Титов, 2006).

[2] В анализируемом банке данных одна работа по историческим наукам (Н.И. Куклина) относится к 1969 г.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Анкерсмит Ф.Р. История и тропология: взлет и падение метафоры: Пер. с англ. М. Кукарцева, Е. Коломоец, В. Катаева. М.: Прогресс – Традиция, 2003. 496 с.
  2. Бубер М. Два образа веры. М.: Республика, 1995. 464 с.
  3. Демидченко И.В. Нарратив как средство концептуализации исторического опыта. Автореф. дис. … канд. филос. наук. Ростов-на-Дону: Южный федеральный университет. 23 с.
  4. Знаков В.В. Психология понимания: Проблемы и перспективы. М.: Институт психологии Российской академии науки, 2005. 448 с.
  5. Кроссли М.Л. Нарративная психология. Самость, психологическая травма и конструирование смыслов. Харьков: Гуманитарный Центр, 2013. 284 с.
  6. Кубышко В.Л., Крук В.М., Богачев С.В. Образ полиции в дискурсе установления благонадежности в Российской империи // European Social Science Journal. 2017. № 6. С. 464-487.
  7. Кубышко В.Л. 300-летию российской полиции посвящается // Содружество. 2018. № 1. С. 14-19.
  8. Кубышко В.Л., Крук В.М. К междисциплинарно-психологическому анализу отечественных диссертационных исследований полиции Российской империи // European Social Science Journal. 2017. № 2-2. С. 176-197.
  9. Кутковая Е.С. Сравнительный анализ дискурсивного и нарративного подходов к исследованию идентичности. Автореф. дис. … канд. психол. наук. М.: Московский государственный университет, 2016. 35 с.
  10. Леопа А.В. Историческое сознание как фактор социальной стабильности в условиях глобального кризиса. Автореф. дис. … д-ра филос. наук. Красноярск: Сибирский федеральный университет, 2014. 39 с.
  11. Панько В.В. Организационно-правовые основы функционирования железнодорожной жандармерии в дореволюционной России и ее деятельность по противодействию преступности: Историко-правовой аспект. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2006. 20 с.
  12. Плужников С.Ю. Местные органы политического сыска Российской империи в конце XIX – начале XX веков: Историко-правовое исследование. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Тамбов: Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина, 2009. 25 с.
  13. Полухина Е.В., Просянюк Д.В. Исследования со смешанными методами (mixed methods research): интеграция количественного и качественного подходов // Политическая концептология. 2017. № 1. С. 49-56.
  14. Послание Президента Российской Федерации Федеральному собранию Российской Федерации (О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики государства). М.: Известия, 2018. 70 с.
  15. Сергеев В.Н. Форменная одежда полицейских органов России в XIX в. – начале XX в.: социально-политический и культурно-исторический аспекты. Автореф. дис. … канд. истор. наук. М.: Московский государственный областной университет, 2007. 29 с.
  16. Сирица И.В. Становление и развитие политической полиции Кубани 1880-1917 гг. (историко-правовой аспект). Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар: Кубанский государственный аграрный университет, 2003. 26 с.
  17. Троцук И.В. Анализ текстовых данных в социологии: основания систематизации концептуальных моделей, методологических принципов и методических решений. Автореф. дис. … д-ра социол. наук. М.: Российский университет дружбы народов, 2015. 42 с.
  18. Фрейд З. Будущее одной иллюзии // Психоанализ. Религия. Культура. М: Ренессанс. 1992. С. 17-65.
  19. Andreeva I.A. History of French Police: Historiography of the Topic // Vestnik policii. 2015. Vol (6), Is. 4. P. 114-123.
  20. Question écrite n° 02154 de M. Bernard Plasait (Paris - UMP) [Электронный ресурс] // URL:  https://www.senat.fr/questions/base/2002/qSEQ020902154.html (дата обращения 10.02.2018).
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

Яндекс.Метрика