Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8388Ключевые слова 20536 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

27 место — направление «Психология»

0,539 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,598 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Враждебность и психическое здоровье 1223

Кузнецова С.О., кандидат психологических наук, старший научный сотрудник, отдел медицинской психологии, ФГБНУ Научный центр психического здоровья, Москва, Россия, kash-kuznezova@yandex.ru
Абрамова А.А., кандидат психологических наук, старший научный сотрудник. отдел медицинской психологии, ФГБYУ Научный Центр Психического Здоровья, Москва, Россия, aida-abramova@yandex.ru
Полный текст

В современном мире наряду с увеличением распространенности различных психических заболеваний отмечается рост враждебного отношения и агрессивного поведения как среди взрослой популяции, так и среди детей. На сегодняшний день одной из актуальных задач, стоящих перед психологической наукой и практикой, является выявление и предупреждение факторов риска различных психических заболеваний, а также сохранение и поддержание психического здоровья населения. Интенсивное развитие психологии обусловливает возникновение новых объяснительных принципов в изучении роли психологических факторов в этиологии и патогенезе психических расстройств. За последние двадцать лет среди таких факторов в научной литературе все чаще упоминается враждебность. Таким образом, исследование враждебности и механизмов ее формирования позволит разработать психопрофилактические, психокоррекционные и реабилитационные программы, техники психологической помощи населению.

Враждебное поведение обладает значительным разнообразием форм проявления, а само понятие «враждебность» является неоднозначным, противоречивым и различными авторами трактуется по-разному. В первых исследованиях враждебности, которые восходят к традициям психоанализа, такие понятия, как: «агрессия», «агрессивность», «гнев», «враждебность», «цинизм» не имели четкой дифференциации. Представители когнитивного подхода впервые попытались описать понятие «враждебность» и выделили достаточно широкий спектр поведенческих и эмоциональных коррелятов враждебности [9; 10]. A. Buss [10] рассматривает враждебность как когнитивный компонент психики, J. C. Barefoot [9] − как сложное образование, включающее в себя гнев и агрессию в качестве поведенческих и эмоциональных коррелятов, которые выступают ее внешними индикаторами. В ряде работ враждебность рассматривается как личностная черта или черта характера [12; 13]. T. W. Smith [13] рассматривает враждебность через категорию «отношение» и определяет ее как комплекс негативных отношений, убеждений и оценок, применяемых к другим людям.

В отечественной психологии В. Н. Мясищев [5], подробно разрабатывая категорию «отношение», относит враждебность к эмоциональным отношениям и отмечает, что враждебность формируется в процессе взаимодействия с ее объектом и затем задает пристрастность восприятия новых объектов. Рядом исследователей понятие «враждебность» рассматривается в рамках отечественных и зарубежных представлений о картине мира [1; 4; 5; 7; 11]. Тогда враждебность человека, понимаемая в контексте его индивидуальной картины мира, отчасти является продуктом микро- и макросоциальных процессов и зависит от конкретной культурно-исторической реальности, в которой он оказывается. Всеми авторами подчеркивается исключительная роль картины мира в адаптации человека к условиям его существования. Картина мира составляет основу его жизнедеятельности во всех ее аспектах, она служит базой для принятия решений и познания внешнего мира [7; 8].

Опираясь на основные положения теоретических и методологических парадигм исследования системы отношений и картины мира человека [1; 5; 7], нам представляется целесообразным рассматривать враждебность как совокупность негативных отношений к актуально воспринимаемым объектам (объекту), которая характеризуется степенью выраженности (общим уровнем враждебности), степенью осознанности и генерализации, устойчивостью, степенью субъективной значимости, структурой. Вслед за Е. Ю. Артемьевой и А. В. Охматовской, в данном случае мы понимаем отношение в самом широком смысле: атрибутирование, оценка, приписывание значения, реконструкция значения, эксплицирование эмоционального отношения и т. п. [1; 6]. При этом враждебность как «отношение» формируется в процессе взаимодействия с ее объектом и затем задает пристрастность восприятия новых объектов. Следует отметить, что объекты враждебного отношения могут быть любыми. В узком смысле о враждебности говорят применительно к межличностной сфере; в этом случае ее объектами выступают конкретные люди. В широком смысле в качестве объектов могут выступать и неживые объекты, события окружающей действительности, абстрактные явления (например, жизнь, смерть и т. п.).

Рассмотрим основные характеристики враждебности более подробно.

  • Общий уровень враждебности. Высокий уровень враждебности описывается нами как склонность человека приписывать другим объектам и явлениям негативные качества. Характеризуя человека как враждебного, мы подразумеваем, что в его системе уже сложившихся отношений враждебность преобладает; вероятность формирования негативного отношения к новым объектам в целом выше, чем вероятность формирования позитивного, т. е. имеет место определенная предвзятость [2; 6]. Враждебные люди не просто более интенсивно реагируют на конфликтные ситуации, а, скорее, провоцируют и создают такие ситуации посредством специфической системы убеждений и соответствующего ей поведения. В этом процессе существенную роль играют такие характеристики, как цинизм, недоверие, подозрительность, негативизм. Люди с высоким уровнем враждебности в большей степени склонны приписывать нейтральным объектам и ситуациям негативные качества. Многие ситуации социального взаимодействия представляются им конфликтными, фактически не являясь таковыми. Враждебные люди ниже оценивают вероятность благоприятных событий, и выше – вероятность неблагоприятных. Все это создает для них множество дополнительных источников стресса по сравнению с невраждебными субъектами. Таким образом, можно предположить, что повышенная враждебность индивидов выступает в качестве психологического маркера их индивидуальной уязвимости к стрессогенным ситуациям, что приводит к трудностям компенсации и адаптации к социальным условиям и затем к манифестации заболевания (соматического или психического). В проведенных нами исследованиях [3] было показано, что у психически больных отмечаются достоверно повышенные значения общего уровня враждебности в тестовых заданиях по сравнению с нормой. Нами было показано, что наличие деструктивного мышления и трудностей эмоционального совладания со стрессовыми ситуациями приводит к увеличению стрессогенных ситуаций для психически больных, в результате они становятся более чувствительными к негативным оценкам окружающих.
  • Степень генерализованности враждебности может быть различной. Мы признаем, что отдельные негативные отношения к кому-либо или чему-либо характерны также и для здоровых людей. Однако враждебное отношение может быть неадекватно обобщенным, вплоть до того, что человек воспринимает любые объекты или воздействия извне как негативные, неприятные, нежелательные и т. п., что характерно для психически больных. В таких случаях генерализации враждебного отношения имеет смысл говорить о враждебной картине мира, которая при определенных обстоятельствах может приобретать характер патологии (например, паранойяльный бред) [2; 6]. Как показало наше исследование, у психически больных враждебное отношение распространялось не только на ситуацию обследования и на психолога, а также на тестовые задания, в которых в качестве объектов враждебного отношения выступали лица на фотографиях, неопределенные изображения и абстрактные понятия.
  • Враждебность характеризуется степенью осознанности. Согласно концепции В. Н. Мясищева, враждебность должна осознаваться, хотя ее мотивы и причины могут оставаться неосознанными [5]. Следует отметить, что негативное отношение при психической патологии осознается, так как оно представлено в форме обвинения окружающих людей, в утверждениях о возмездии, в убеждениях, что окружающие получат по заслугам, и т. д. Однако интерес представляет тот факт, что такое отношение психически больные считают оправданным и не стремятся скрывать его при общении. Таким образом, психически больные осознают не собственную враждебность, а враждебность окружающего их мира, при этом мотивы и причины ее остаются неосознанными. Данное объяснение согласуется с идеями В. Н. Мясищева, который разводил понятия «враждебное отношение» и «враждебная установка», обозначая последним недоступную рефлексии, неосознаваемую враждебность.
  • Вслед за J. C. Barefoot, Y. Gidron и др. [9] мы рассматриваем враждебность как сложное, многомерное образование, структура которого включает в себя следующие компоненты: когнитивный, аффективный и поведенческий. Когнитивный компонент враждебности представлен негативными убеждениями в отношении человеческой природы в целом (цинизм), убеждениями в недоброжелательности других людей по отношению к самому субъекту (враждебные атрибуции, недоверие, подозрительность), снижением самоценности (убеждением индивида в том, что он нехороший и недостойный человек), убеждением индивида в том, что он не может контролировать происходящие с ним события, убеждениями в своем невезении и убеждениями личности в максимальной роли случая в жизни, а также тенденцией к сближению оценок «положительных» и «отрицательных» стимулов. Аффективный компонент враждебности составляют взаимосвязанные эмоции, включающие гнев, раздражение, обиду, презрение, негодование, отвращение, а также подозрительность, настороженность и агрессивность и т. д. Поведенческий компонент враждебности включает разнообразные формы проявления враждебности в поведении, часто замаскированные, – агрессию, негативизм, нежелание сотрудничать, избегание общения, социально-пассивное поведение.
  • Враждебность может обладать различной степенью устойчивости. Эта характеристика враждебности также связана с тем, насколько негативное отношение генерализовано [2; 6]. Чем конкретнее враждебное отношение, тем оно менее устойчиво. Напротив, генерализованная враждебность резистентна к изменениям. Нами было выявлено, что при психической патологии отмечается амбивалентность, экстрапунитивность (направленность вовне) и генерализация враждебного отношения в виде ощущения несправедливости, недоброжелательности окружающего мира, негативной оценки субъективного будущего больными, подозрительности, негативизма, увеличения количества агрессивных и директивных ответов в тестовых заданиях, направленных на другого субъекта и на другой предмет. При этом у больных враждебность является устойчивой во времени характеристикой и не зависит от длительности течения заболевания и возраста больных [3].

Приблизительно с начала 70-х годов прошлого века в рамках психологии здоровья был проведен целый ряд корреляционных, экспериментальных и лонгитюдных исследований, специально посвященных изучению роли враждебности в этиологии различных заболеваний. Было показано, что враждебность является предиктором болезней сердца, а не просто сопутствующей характеристикой. Кроме того, дальнейшие исследования выявили связь враждебности с тяжестью течения аллергических, онкологических, вирусных, психосоматических, психических заболеваний, расстройств личности, а также ранней смертностью. Таким образом, есть основания рассматривать враждебность в числе общих психологических факторов риска психосоматических и психических заболеваний, неспецифичных для какой-либо отдельной нозологии. Мы полагаем, что связь враждебности с психической патологией носит многосторонний характер и задействует как физиологические, так и социально-психологические, а также ряд других механизмов. Следует отметить, что наиболее подходящей моделью, объясняющей механизмы взаимосвязи враждебности с психической патологией, является биопсихосоциальная модель этиопатогенеза психических заболеваний. Немаловажным является и то, что враждебность, очевидно, является не единственным психологическим фактором в этиопатогенезе психических расстройств и может определенным образом взаимодействовать с другими факторами, специфичными для той или иной патологии.

Вопрос о том, какие механизмы объясняют возможную роль враждебности в этиопатогенезе психических расстройств, на сегодня малоизучен. Предложенное в данной статье понимание враждебности в рамках системы отношений человека и его картины мира позволяет сопоставить ее в первую очередь с особенностями межличностного общения психически больных и связанными с этим эмоциональными переживаниями.

Перспективным представляется также изучение влияния враждебности на «поведение в болезни» пациентов, страдающих различными психическими и соматическими заболеваниями. Очевидно, что это влияние обусловлено включением враждебности как психологического отношения в структуру внутренней картины болезни. Таким образом, всестороннее исследование взаимосвязи враждебности с различными психическими заболеваниями, выявление роли ее в этиопатогенезе данных расстройств, изучение психологических особенностей враждебности у психически больных и механизмов формирования враждебного отношения позволит обеспечить не только более эффективную психотерапевтическую и психокоррекционную помощь данной категории больных, но и профилактическую деятельность психологов по сохранению психического здоровья людей.



Ссылка для цитирования

Литература
  1. Артемьева Е. Ю. Основы психологии субъективной семантики. М., 1999.
  2. Ениколопов С. Н., Садовская А. В. Враждебность и проблема здоровья человека // Журн. неврол. и психиатр. им. Корсакова. 2000. №7.
  3. Кузнецова С. О., Ениколопов С. Н. Психологические особенности враждебности при шизофрении и аффективных расстройствах // Психиатрия. 2006. № 5.
  4. Леонтьев А. Н. Образ мира // Избранные психологические произведения. Т. 2. М., 1983.
  5. Мясищев В. Н. Сознание как единство отражения действительности и отношения к ней человека // Проблемы сознания: материалы симпозиума. М., 1966.
  6. Охматовская А. В. Психологические особенности враждебности у больных с психосоматическим заболеванием (бронхиальная астма): Автореф. канд. дисс. М., 2001.
  7. Смирнов С. Д. Образ мира как предмет психологии познания // Тезисы научных сообщений советских психологов к VI Всесоюзному съезду психологов СССР. Категории принципы и методы психологии. Психические процессы. М., 1983. Ч. 1.
  8. Соколова Е. Т. Психотерапия: теория и практика. М., 2002.
  9. Barefoot J. C. Developments in the measurement of hostility // Hostility, coping and health / Friedman H. S. Washington: American Psychological Association, 1992.
  10. Buss A. H. The psychology of aggression. N.Y.: Willey, 1961.
  11. Epstein S. The self-concept, the traumatic neurosis, and the structure of personality // Perspectives in Personality. 1991. Vol. 3.
  12. Larkin K. T., Martin R. R., McClain C. E. Cynical Hostility and the Accuracy of Decoding Facial Expressions of Emotions // Journal of Behavioral Medicine. 2002. Vol. 25(3).
  13. Smith T. W. Hostility and health: Current status of a psychosomatic hypothesis // Health psychol. 1992. Vol. 11.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика