Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8428Ключевые слова 20536 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

27 место — направление «Психология»

0,539 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,598 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

К вопросу о структуре психологических последствий жестокого обращения с несовершеннолетними 1992

Луковцева З.В., кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической и судебной психологии факультета юридической психологии, Московского государственный психолого-педагогический университет, Москва, Россия, sverchokk@list.ru
Полный текст

Одной из приоритетных задач государства является обеспечение личной безопасности детей и подростков, то есть создание условий жизни и развития, которые исключают любые нарушения законных прав и свобод. К числу наиболее серьезных угроз личной безопасности следует отнести жестокое обращение в семье. Актуальность изучения этого явления обусловлена запросами практики его предупреждения и своевременного выявления, психологической и социально-правовой помощи пострадавшим.

Жестокое обращение представляет собой умышленное причинение физического или психического вреда со стороны взрослых, несущих ответственность за несовершеннолетнего (родителей, опекунов, педагогов). В структуре жестокого обращения можно выделить насилие и пренебрежение основными нуждами несовершеннолетнего, удовлетворение которых не может быть обеспечено им самим и является обязанностью взрослых (Абрамов Н.К., 2005; Алексеева И.А., Новосельский И.Г., 2010; Ардашева С.В., Борозинец Н.М., Евмененко Е.В., Козловская Г.Ю., 2003; и др.).

Различные виды насилия и пренебрежение основными нуждами могут быть представлены в разных сочетаниях и пропорциях. Наиболее распространено психологическое насилие, или действия взрослых, унижающие достоинство ребенка (подростка) и создающие неблагоприятный эмоциональный микроклимат. Такие действия часто носят самостоятельный характер, не сочетаясь ни с другими видами насилия, ни с пренебрежением. Следующая возможная составляющая феномена жестокого обращения – это физическое насилие, то есть намеренное нанесение телесных повреждений различной степени тяжести. Наконец, реже всего встречается сексуальное насилие, или использование несовершеннолетнего взрослым человеком для получения последним сексуального удовлетворения. Обычно это явление не сопровождается применением физической силы, – большую роль здесь играет манипуляция путем запугивания, обмана, шантажа (Григович И.Н., 2012; Зиновьева Н.О., Михайлова Н.Ф., 2003; Зырина А.И., Индейкина Т.Л., 2009).

Инициаторами систематического изучения насилия в отношении детей и пренебрежения их нуждами были врачи. В 1961 году американский детский врач К. Кемпе организовал первую Междисциплинарную конференцию по проблеме жестокого обращения с детьми, а в 1962 году впервые описал признаки «синдрома избиваемого ребенка». Отечественные ученые начали разработку соответствующей проблематики гораздо позже зарубежных коллег; жестокое обращение долгое время связывалось исключительно с асоциальным образом жизни родителей и сводилось лишь к физическому насилию (см., например: Алексеева И.А., Новосельский И.Г., 2010; Михайлова Н.Ф., 2003).

Постепенно росло количество работ, посвященных профилактике и идентификации фактов жестокого обращения, реабилитации пострадавших. Сформировался целый ряд подходов к пониманию причин и механизмов возникновения данного явления. Наиболее распространенные объяснительные модели разрабатываются в рамках отдельных научных дисциплин и сфер психосоциальной практики. Так, в социологическом подходе жестокое обращение трактуется как стереотип детско-родительских отношений, принятый в данной категории населения и формирующийся под воздействием социальных факторов. Социокультурный подход освещает эту проблему с учетом социально-экономической ситуации и культурно-исторического багажа общества в целом; здесь обсуждаются такие факторы, как недостаточное понимание обществом насилия как социальной проблемы; низкая правовая грамотность населения; демонстрация насилия в средствах массовой информации и т. д. С позиций системной семейной психотерапии жестокое обращение можно определить как структурный признак нарушения внутрисемейных отношений, попытку неадекватными средствами стабилизировать семейную систему (например, физическое насилие может применяться родителями для установления контроля, «порядка» и власти). Наконец, представители психобиологического подхода связывают жестокое обращение с нарушениями психического здоровья и взрослых и детей (Гаямова С.Ю., 2012; Де Гольжак В., 2003; Здравомыслова Е.М., 2000; Лиманская К.А., 2005; Очирова А.В., 2005; Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис  В.В., 2002).

В современной литературе описан целый комплекс детерминант возникновения жестокого обращения, относящихся к социально-экономическим и структурным характеристикам семьи, касающихся внутрисемейных взаимоотношений и, наконец, индивидуально-психологических особенностей членов семьи. Очевидно, что наличие того или иного фактора риска указывает лишь на возможность возникновения жестокого обращения, причем благоприятные обстоятельства-«противовесы» существенно улучшают прогноз (Абрамов Н.К., 2005; Зиновьева Н.О., Михайлова Н.Ф., 2003; Кулиш О.Г., 2005 и др.).

Несмотря на то что проблема жестокого обращения привлекает все более пристальное внимание специалистов и общественности, количество преступлений против несовершеннолетних в семьях продолжает расти. В Канаде жестокому обращению подвергаются около 1 % несовершеннолетних. В США ежегодно регистрируют от полутора до двух миллионов случаев жестокого обращения с детьми, во Франции это число составляет 50 тысяч, а в Японии – 11.5 тысяч. Зарубежные авторы подчеркивают: жестокое обращение чаще встречается в семьях, где насильственные отношения существуют и между взрослыми. Так, каждый год от 3 до 10 миллионов американских детей оказываются невольными свидетелями жестоких сцен, разыгрывающихся между родителями, и до 70 % этих детей, в свою очередь, подвергаются насилию сами (Мэш Э., Вольф Д., 2007; Картавченко В.В., 2008; Лиманская К.А., 2005; Очирова А.В., 2005; Хартман С., 1998). В России ежегодно около 9 тысяч взрослых лишаются родительских прав, а 2.5 тысячи детей попадают в социальные учреждения, поскольку дальнейшее пребывание в семьях опасно для их жизни (Алексеева И.А., Новосельский И.Г., 2010; Зырина А.И., Индейкина Т.Л., 2009).

Жестокое обращение относится к категории психических травм. По тяжести и устойчивости последствий оно сопоставимо с заложничеством, попаданием в плен во время боевых действий, изнасилованием. Степень изученности воздействия данного явления на разные сферы психического развития несовершеннолетних различна. Интеллектуальные последствия жестокого обращения описаны менее подробно по сравнению с эмоционально-личностными, недостаточно освещено влияние отдельных составляющих этого явления (Алексеева И.А., Новосельский И.Г., 2010; Зиновьева Н.О., Михайлова Н.Ф., 2003; Целуйко В.М., 2003).

Многие авторы рассматривают психологические последствия жестокого обращения в идентификационном аспекте, описывая преимущественно яркие характерные особенности пострадавших. Так, подчеркивается, что в результате физического и/или психологического насилия у детей формируются настороженное отношение к сверстникам и особенно взрослым, подавленность, безразличие к окружающему. В старшем подростковом возрасте могут наблюдаться депрессивные состояния, жестокость по отношению к младшим детям или домашним животным, лживость, склонность к девиантному поведению, реже – чрезмерная уступчивость, угодливость, заискивание. Дети, испытывающие пренебрежение, часто отстают от своих сверстников в физическом развитии и успеваемости, стремятся любыми способами привлечь к себе внимание, легко присоединяются к агрессивно настроенным группировкам (Гаямова С.Ю., 2012; Зырина А.И., Индейкина Т.Л., 2009; Синягина Н.Ю., 2003).

К наиболее важным признакам перенесенного сексуального насилия относятся: враждебность или отчужденность, цинизм, эмоциональная неустойчивость, сексуализированное поведение, низкая самооценка, суицидальные угрозы или попытки, употребление психоактивных веществ. Во время тренингов такие подростки могут вести себя демонстративно по-взрослому, проявлять особый интерес и острое эмоциональное реагирование при обсуждении проблемы сексуального злоупотребления либо, напротив, избегать участия в обсуждении. К информативным индикаторам перенесенного сексуального насилия относятся также уотребление нецензурных выражений, специфический юмор (Зиновьева Н.О., Михайлова Н.Ф., 2003; Каюда Г. П., Луковцева З. В., Гаямова С. Ю., 2007;           Целуйко В.М., 2003). 

Подростки, подвергающиеся жестокому обращению, особым образом ведут себя и во время тренингов, посвященных темам личной безопасности, что полезно знать педагогам и психологам. Помимо общих нарушений поведения (апатия, недоверчивость, стремление к изоляции от группы или психологическому подавлению других участников), здесь можно наблюдать особую реакцию на упоминание о насилии. Как правило, такие подростки либо отказываются (уклоняются) от участия в обсуждении тематики насилия, либо проявляют к ней повышенный интерес, демонстративно высказывают агрессивные мысли, называют себя сторонниками физических наказаний. Информативно также употребление ненормативной лексики, бедный словарный запас, трудности выражения собственных мыслей, дефицит навыков общения. Выполняя упражнения, такие подростки нередко избегают эмоционального и физического контакта, ведут себя агрессивно или, напротив, проявляют повышенную эмоциональную включенность в происходящее, восполняя хронический недостаток принятия и уважения в семье. Иногда они формируют особую привязанность к тренеру/педагогу, постоянно стремятся привлечь его внимание на занятиях, ревнуют к другим участникам (Гаямова С.Ю., Елшанский С.П., Луковцева З.В., 2011; Райкус Д.С., Хьюз Р.С., 2009).

Структурируя последствия жестокого обращения, можно выделить три группы симптомов по аналогии с триадой, описанной В.В. Лебединским (Каюда Г.П., Луковцева З.В., Гаямова С.Ю., 2007; Лебединский В.В., 2003).

Первая группа – это явления преходящей дезадаптации в эмоционально-волевой, личностной, когнитивной и/или поведенческой сфере, имеющие весьма незначительную возрастную специфичность. Примерами могут служить повышенная тревожность, подавленность, замкнутость. В когнитивной сфере можно наблюдать периодическое снижение концентрации внимания, объема и прочности запоминания материала, замедление мыслительной деятельности (Алексеева И.А., Новосельский И.Г., 2012;           Гаямова С.Ю., 2012; Дозорцева Е.Г., 2007; Исаев Д.Н., 2005; Черепанова Е.М., 1997).

Особенности остальных последствий определяются онтогенетическим контекстом травматизации. Опыт переживания жестокого обращения не вырван из контекста взросления; в известном смысле он определяет процесс онтогенеза и сам, в свою очередь, определяется им. Соответственно, жестокое обращение чревато и нарушениями психического развития, которые представляют собой вторую группу последствий. Среди них выделим задержку психического развития (ЗПР), ярко проявляющуюся уже в начальной школе, и дисгармоничное психическое развитие, обнаруживающее себя в подростковый период. Наличие таких нарушений и их связь с семейной обстановкой в каждом конкретном случае должна определять группа специалистов. Иногда в основе названных синдромов лежат наследственные или физиологические (органические) причины, но во многих других случаях патогенным фактором является именно жестокое обращение в семье (Богомолова Л.В., 2005; Дозорцева Е.Г., 2007; Исаев Д.Н., 2005; Марголина И.А., Проселкова М.Е., Козловская Г.В., 2002; Тарабрина Н.В., 2007 и др.).

Наконец, третья группа последствий жестокого обращения представлена возрастными симптомами, которые отражают реакцию на опасное средовое воздействие, типичную для определенного периода психического развития. Дифференцируя четыре уровня нервно-психического реагирования на различные вредности, отметим, что специфика возрастных симптомов определяется уровнем зрелости психики на момент травматизации (Лебединский В.В., 2003). У младенцев и детей раннего возраста, испытывающих жестокое обращение, нарушаются простейшие жизненные функции – терморегуляция, питание, сон, иммунитет, мышечный тонус, общий уровень активности, что соответствует сомато-вегетативному уровню реагирования. Среди дошкольных возрастных симптомов преобладают расторможенность, заикание, тики, патологические привычки (кусание ногтей, сосание пальца, выдергивание собственных волос и т. п.), и здесь мы имеем дело с симптоматикой психомоторного уровня. Младшие школьники, чье развитие перешло на аффективный уровень, проявляют эмоциональную неустойчивость, возбудимость, агрессивность, упрямство; иногда у них появляются страхи, тревожно-депрессивные состояния. Добавим, что дошкольники и младшие школьники часто разворачивают и вновь переживают свой травматический опыт в игровой форме, поскольку именно игра является их ведущей деятельностью. В сюжете игры, высказываниях и действиях персонажей отчетливо проявляется семейная ситуация. Опыт жестокого обращения находит отражение и в творчестве детей – рисунках, скульптурах, придумываемых сказках (Исаев Д.Н., 2005; Черепанова Е.М., 1997 и др.).

Жестокое обращение с подростками (эмоционально-идеаторный уровень реагирования) затрагивает еще более сложно организованные слои психики, негативно сказываясь на формировании волевой саморегуляции, системы жизненных ценностей, самосознания, мировоззрения. Подчеркнем, что жестокое обращение практически всегда носит длительный характер (за исключением случаев, когда его привносит новый член семьи – например, отчим) и оказывает свое разрушительное влияние долгие годы. Следовательно, к моменту достижения 12–15-летнего возраста опыт существования в психотравмирующих условиях обычно велик. Здесь необходимо говорить о личности, изначально формировавшейся в неадекватной и опасной среде и накопившей своеобразные навыки совладания с ситуацией. Среди способов такого совладания можно назвать приспособление, пассивный протест, активное сопротивление, бегство и многое другое (Бубнова И.С., 2004; Гаямова С.Ю., 2012; Григорьева М.Н., 2007; Капцова Е.А., 2002; Кулиш О.Г., 2005; Синягина Н.Ю., 2003).

При наличии нескольких детей в семье жестокое обращение неизбежно затронет их всех, но его эмоционально-психологические последствия будут своеобразными у каждого ребенка в зависимости от возраста.

Идентификация случаев жестокого обращения предъявляет высокие требования к компетентности педагогов и психологов. Успешность выявления соответствующих фактов и своевременность оказания помощи пострадавшим во многом определяется целостностью, системностью и полнотой представлений специалистов о жестоком обращении.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Абрамов Н.К. Семья и проблемы «внутрисемейной» жестокости / Агрессия и жестокость. СПб.: Питер, 2005. С. 104–109.
  2. Алексеева И.А., Новосельский И.Г. Жестокое обращение с ребенком. Причины. Последствия. Помощь. 2-е изд. М.: «Генезис», 2010. 272 с.
  3. Ардашева С.В., Борозинец Н.М., Евмененко Е.В., Козловская Г.Ю. Психолого-педагогические проблемы насилия над детьми: Учеб.-метод. пособие. Ставрополь, 2003. 21 с.
  4. Богомолова Л.В. Социогенные факторы неблагоприятного воздействия на психическое здоровье детей и подростков // Закон и право. 2005. № 3. С. 10–13.
  5. Бубнова И.С. Особенности Я-образа у подростков и его формирование в условиях семейного воспитания: Дисс. …канд. психол. наук. Иркутск, 2004. 157 с.
  6. Мэш Э., Вольф Д. Детская патопсихология. Нарушения психики ребенка. СПб.: «ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК», 2007. 511 с.
  7. Гаямова С.Ю. Особенности самосознания подростков, подвергающихся жестокому обращению в семье: Дисс. …канд. психол. наук. М., 2012. 200 с.
  8. Гаямова С.Ю., Елшанский С.П., Луковцева З.В. Личная безопасность подростка (методическое пособие). М.: ТЦ «Сфера», 2012. 41 с.
  9. Де Гольжак В. История в наследство: Семейный роман и социальная траектория / Пер. с франц. И.К. Масалкова. М.:Изд-во Института психотерапии, 2003. 233 с.
  10. Григович И.Н. Синдром жестокого обращения с ребенком. Диагностика. Помощь. Предупреждение. М.: Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения, 2012. 184 с.
  11. Григорьева М.Н. Психологические особенности Я-концепции личности юношеского возраста с асоциальной направленностью: Дисс. …канд. психол. наук. Оренбург, 2007. 263 с.
  12. Дозорцева Е.Г. Психологическая травма у подростков с проблемами в поведении. Диагностика и коррекция. М.: «Генезис», 2007. 128 с. 
  13. Здравомыслова Е.М. Насилие в семье и кризис традиционной концепции воспитания / Человек и семья. Мат-лы науч.-практич. конф.. М., 2000. С. 18–25.
  14. Зиновьева Н.О., Михайлова Н.Ф.  Психология и психотерапия насилия. Ребенок в кризисной ситуации. СПб.: Речь, 2003. 248 с.
  15. Зырина А.И., Индейкина Т.Л. Предотвращение жестокого обращения с детьми в семье: Метод. пособие. Пермь: «Ресурс», 2009. 109 с.
  16. Исаев Д.Н. Эмоциональный стресс. Психосоматические и соматопсихические расстройства у детей. СПб.: Речь, 2005.     400 с.
  17. Капцова Е.А. Особенности самосознания подростков  при различном восприятии семейной ситуации: Автореф. канд.  дисс. М., 2002. 230 с.
  18. Картавченко В.В. Уголовно-правовые аспекты жестокого обращения с несовершеннолетними: Дисс. …канд. юрид. наук. Краснодар, 2008. 206 с.
  19. Каюда Г.П., Луковцева З.В., Гаямова С.Ю. Жестокое обращение с несовершеннолетними: идентификация и оценка психологических последствий. Метод. пособие. – М.: «Спутник+», 2007. 49 с.
  20. Кулиш О.Г. Взаимосвязь образа семьи и развития самосознания у детей дошкольного, младшего школьного и подросткового возраста:  Дисс. …канд.  психол. наук. М., 2005. 313 с.
  21. Лебединский В.В. Нарушения психического развития в детском возрасте: Учеб. пособие для студ. психол. фак-тов высш. учеб. заведений. М.: «Академия», 2003. 144 с.
  22. Марголина И.А., Проселкова М.Е., Козловская Г.В.  Психические нарушения у детей раннего возраста, подвергшихся жестокому обращению // Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2002. Т. 102. № 5.  С. 54–56.
  23. Лиманская К.А. Теоретические и методологические основы исследования социальной проблемы жестокого обращения с детьми в семье: Дисс. …канд. социол. наук. СПб., 2005.  139 с.
  24. Михайлова Н.Ф. Семья: родители и дети. Криминологические проблемы // Вестник Моск. ун-та МВД. 2003. № 2. С. 38–41.
  25. Очирова А.В. Проблема жестокого обращения с детьми в современной семье: Социологический анализ: Дисс. …канд. социол. наук. СПб., 2005. 161 с.
  26. Райкус Д.С., Хьюз Р.С. Социально-психологическая помощь семьям и детям группы риска: Практич. пособие: В 4 т. М.: «Эксмо», 2009. Т. 3: Развитие и благополучие детей. 211 с.
  27. Синягина Н. Ю. Жестокость в современных семьях // Беспризорник. 2003. № 2. С. 21–24.
  28. Тарабрина Н.В. Практическое руководство по психологии посттравматического стресса (в 2-х ч.). М.: «Когито-центр», 2007.
  29. Хартман С. О насилии в семье в США / Семья в новых социально-экономических условиях: Мат-лы международной науч.-практич. конф. Нижний Новгород, 1998. 327 с.
  30. Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи: Книга для педагогов и родителей. М.: «Владос», 2003. 272 с.
  31. Черепанова Е.М. Психологический стресс: Помоги себе и ребенку. Книга для школьных психологов, родителей, учителей. 2-е изд. М.: «Академия», 1997.  96 с.
  32. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис  В.В. Психология и психотерапия семьи. 3-е изд. СПб.: «Питер», 2002. 656 с.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика