Портал психологических изданий PsyJournals.ru
ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП К НАУЧНЫМ ИЗДАНИЯМ 
Каталог изданий 88Рубрики 51Авторы 7486Ключевые слова 17909 Online-сборники NEW! 1 АвторамИздателямRSS RSS
ВАК РИНЦ Web of Science EBSCO Ulrichsweb DOAJ
CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psylaw

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Метафора профессионального самоопределения: взаимосвязь индивидуально-личностных характеристик и выбора профессии 65

Вачков И.В., доктор психологических наук, профессор кафедры общей психологии факультета психологии Института общественных наук , Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, Москва, Россия, igorvachkov@mail.ru
Молчанова Д.В., магистр в области консультирования, Манчестерский Университет, Москва, Россия, molchanova.darja@gmail.com
Полный текст

Введение

Метафоричность мира и широкое использование метафор в устной и письменной речи для раскрытия чувств, образов и мыслей остается актуальной темой исследования в социогуманитарных науках [5]. В психологии, в отличие от лингвистики, употребление термина «метафора» носит куда более сложный характер, так как подразумевает разнообразие языковых средств, связанных с использованием «свернутой формы нарратива» [1].

Особенности использования и изучения метафор в психологических школах связаны, прежде всего, с фиксацией на понимании метафоры в узком семантическом поле. К примеру, в психоанализе метафоры рассматривались и использовались как часть общей структуры мифа, частично или полностью объясняющие возникновение феноменов, связанных с расстройством либидо, установление межличностных взаимоотношений, с особенностями формирования личности и т. п.

В практической деятельности психологи активно используют метафоры для работы с клиентами, однако, как отмечают современные исследователи, проблема передачи «специфики психологической действительности» остается актуальной по настоящий момент [4]. В процессе работы с индивидом когнитивная метафора может являться и отражением актуального состояния человека, и ресурсной поддержкой для клиента [4]. Метафоризация как процесс обобщения жизненного опыта и получения знаний об окружающем мире нуждается в непрерывном исследовании. Хотя существуют «базовые» метафоры, которые присущи большинству культур, общество самостоятельно продуцирует новые образные элементы и конструкты, связывая тем самым психологическую действительность индивида, коллектива, нации и культурное (семантическое) поле малых и больших социальных групп.

Исследование специфических, а именно когнитивных, метафор, связанных с представлениями людей об их профессиональном выборе, позволяет не только изучить особенности когнитивных метафор как продукта психической деятельности конкретного человека, но также расширить представления о типичных метафорах, которые используются людьми, выявить связь между индивидуально-личностными характеристиками и профессиональным самоопределением [1; 2]. Профессиональное самоопределение понимается нами в контексте данного исследования как постоянный процесс развития профессионального, а соответственно, и личностного самосознания [1; 4].

Актуальность исследования связана, прежде всего, с укреплением позиции постмодернизма в науке и культуре, при котором происходит опредмечивание субъекта исследования и субъективизация предмета [6; 7]. Использование такого полифакторного конструкта, как метафора, при изучении особенностей выбора индивидом профессии может являться показателем вовлеченности индивидуальных черт личности в данный процесс. Анализ особенностей метафоры и ее связь с личностными характеристиками человека важны, поскольку неисчерпаемость образной символики, окружающей человека на протяжении его жизни, формирует образ мира, который доступен каждому конкретному индивиду. Невозможность структурировать хаос образных представлений о мире, который продуцируются масс-культурой, наукой и реалиями каждого дня, оказывается захватывающим полем для исследования и для попытки выявить схожие черты и взаимосвязи между индивидуально-личностными характеристиками и тем профессиональным полем, которое выбирается субъектом исследования.

Для сужения поля исследования была выбрана конкретная профессия — профессия психолога, как одна из наиболее показательных, так как ее выбор мог быть связан с личностными особенностями человека. Изучение и сравнительный анализ метафор, используемых уже состоявшимися психологами, студентами и старшеклассниками, которые думали о поступлении на психологические специальности, стало основным предметом исследования.

Целью исследования было изучение взаимосвязи между выбираемым полем профессиональной деятельности, психологическими характеристиками и метафорами, через которые человек обозначает процесс своего профессионального самоопределения.

Общая гипотеза данного исследования заключается в следующем: метафора профессионального самоопределения связана с индивидуально-личностными характеристиками человека. В качестве частных гипотез были выдвинуты следующие предположения.

1. Метафоры профессионального самоопределения, развернутые в хронологии, могут являться показателем удовлетворенности человека своим выбором профессиональной сферы деятельности.

2. Метафоры, используемые для обозначения позиции их автора в окружающем мире, являются возможным инструментом для подтверждения полученных результатов по шкалам тревожности, самооценки, альтруизма.

3. Особенности внутренней репрезентации метафоры профессионального самоопределения связаны с ярко выраженными индивидуально-личностными характеристиками человека.

Процедура и методы исследования

В исследовании применялись следующие методики: 1) авторская модификация методики «Неоконченные предложения» - «Метафора профессионального выбора во временной перспективе»; 2) опросник «Шкала тревоги Спилбергера» (адаптированный Ю.Л. Ханиным); 3) шестифакторный личностный опросник HEXACO-PI-R (в адаптация О.В. Паршиковой, М.С. Егоровой).

Процедура исследования строилась на основании разделения испытуемых на две группы: 32 учащихся старшей школы и 27 человек с оконченным или неоконченным высшим психологическим образованием. Не было произведено разделение внутри групп по гендеру, несмотря на то, что влияние пола на репрезентацию метафор «образа Я» и «Я-профессионал» оказалось значимым при подведении итогов исследования. На одном из этапов сравнения внутри группы испытуемых-старшеклассников был выделен «интерес к профессии психолога» как фактор дифференциации.

Таблица 1

Характеристики выборки исследования

Группа

Школьники

Люди с психологическим образованием

Количество

32 человека

23 человека

Подгруппы

Хоть раз задумывались о психологическом образовании

Не интересовались/ интересуются психологическим образованием

Студенты-бакалавры

Студенты-магистры

Люди с психологическим образованием, работающие по специальности

Количество

14

18

9

8

6

В ходе предварительного отбора испытуемых был проведен небольшой пилотажный эксперимент с целью определения возможных категорий метафор для методики «Незаконченные предложения». В пилотажном исследовании приняли участие 6 старшеклассников, двое из которых собирались поступать на психологический факультет. Их когнитивные метафоры «профессиональное поле», «профессионал» и «жизненный путь» стали первичным ориентиром при обработке результатов основной выборки. Кроме того, для определения метафор жизненного пути были использованы типы, выделенные А.А. Бочавер: «развлечение», «путь», «угроза», «мгновение», «норматив», «задача», «праздник», «наказание», «потребление», «таинство» [1].

Выбор опросника «Шкала тревоги Спилбергера» был обусловлен желанием понять, есть ли связь между показателями фасетки из шестифакторного опросника HEXACO и личностной и ситуативной тревожностью.

Результаты и их обсуждение

В ходе обработки результатов статистическими методами (коэффициент корреляции Пирсона) была выявлена значимая связь между показателями личностной и ситуативной тревожности по опроснику Спилбергера и самой фасеткой «эмоциональность», а также субшкалой тревожности. Данные субшкал «боязливость», «зависимость» и «чувствительность» не обнаружили значимой связи с результатами по опроснику Ч. Спилбергера.

Данный результат косвенно подтверждает валидность данной фасетки в контексте всего опросника. В результате исследования удалось косвенно подтвердить также валидность методики HEXACO-PI-R в целом.

Таблица 2

Результаты корреляционного анализа показателей методики «Шкала тревожности Спилбергера» и адаптированного варианта шестифакторного опросника HEXACO-PI-R

Показатели

Тревожность

Ситуативная тревожность

Личност-ная тревож-ность

Боязли-вость

Зависи-мость

Чувствитель-ность

Эмоциональ-ность

Тревожность

1

0,562**

0,669**

0,417**

0,424**

0,428**

0,727**

Ситуативная тревожность

0,562**

1

0,749**

0,242

0,217

0,270*

0,412**

Личностная тревожность

0,669**

0,749**

1

0,445**

0,443**

0,388**

0,635**

Боязливость

0,417**

0,242

0,445**

1

0,391**

0,236

0,671**

Зависимость

0,424**

0,217

0,443**

0,391**

1

0,610**

0,838**

Чувствитель-ность

0,428**

0,270*

0,388**

0,236

0,610**

1

0,761**

Эмоциональ-ность

0,727**

0,412**

0,635**

0,671**

0,838**

0,761**

1

Примечание: «*» — уровень значимости p = 0,05; «**» — уровень значимости p = 0,01.

В ходе подготовки исследования мы разделили выборку на две большие группы по уровню образования: среднее общее и высшее. Данное разделение позволило нам проверить наличие связи между индивидуально-личностными характеристиками и уровнем образования. Используя непараметрический критерий для несвязанных выборок Краскалла—Уолисса, мы сравнили группы школьников, студентов-бакалавров, студентов-магистров и людей, закончивших высшие образовательные заведения (Приложение 1).

По всем шкалам личностного опросника между показателями значимых различий не обнаружилось (при уровне значимости p = 0,05), за исключением шкалы «добросовестность». Во-первых, данный результат говорит о том, что уровень образования не влияет на индивидуально-личностные особенности человека. Во-вторых, шкала «добросовестность», куда включаются организованность, упорство, перфекционизм, рассудительность, оказалась в большей степени связана с возрастом.

Для подтверждения данного вывода был проведен анализ с использованием непараметрического критерия Манна—Уитни на малых группах. В первую очередь мы сравнили группы людей, связанных с психологией: психологов-студентов и практикующих психологов (Приложение 2). При уровне значимости p = 0,05 по всем шкалам личностного опросника значимых различий также не обнаружилось. Следующей группой для сравнения стала группа школьников, которая была разделена на две подгруппы: тех, кто заинтересован в получении психологического образования, и тех, кому это не интересно (Приложение 3). При уровне значимости p = 0,05 по всем шкалам личностного опросника значимых различий также не обнаружилось.

Методика «Неоконченные предложения» в авторской модификации дала наиболее значимые результаты, во многом благодаря пилотажному исследованию, подтвердившему правомерность использования метафор жизненного пути, исходя из исследования А.А. Бочавер. Мы сознательно синонимизировали метафору жизненного пути и метафору самой жизни: в процессе исследования мы просили испытуемых представить их жизнь единым образом — так, как она ими ощущается «здесь и сейчас».

Рис. 1. Метафоры «Моя жизнь» на всей выборке испытуемых

Из типов метафор, предложенных для анализа, оказалось незадействованными 6 метафор. Объяснение данному факту можно найти в малочисленности выборки. Однако то, что лидирующую позицию занимает метафора «Развлечение», обращает на себя внимание, поэтому был проведен более детальный анализ используемых метафор, которые были сгруппированы по новым категориям: «театр и сцена», «кинематограф», «сериалы и клипы», «другое».

На рис. 2 отображены результаты разбиения метафоры «Развлечение». Отделение кинематографа от сериалов связано, прежде всего, с изменением культуры потребления цифровой информации, а соответственно, с изменением влияния данных видов искусства на человечество. Об этом можно заключить из предпочтения более старшими испытуемыми кинематографа, а не сериалов. Из 11 человек, использующих метафору «Кино», только один был подростком, а из 17 человек, использовавших метафору «Сериалы и клипы», было 4 взрослых испытуемых.

Рис. 2. Подкатегории метафоры «Развлечение» на всей выборке испытуемых

Метафора «Моя жизнь» показала, что большинство испытуемых в выборке исследования предпочитают представлять свою жизнь в контексте развлечения, приносящего или не приносящего им удовольствие. Также были использованы метафоры «Путь», «Потребление», «Норматив» и «Мгновение». Отсутствие большего разнообразия в ответах испытуемых и неиспользование всего спектра возможных метафор связано, по-видимому, с небольшим объемом выборки. Однако можно выдвинуть и другое предположение, которое заключается в том, что сама методика «Незаконченные предложения» в данном исследовании привязывала испытуемых к метафоре жизни как книги/картины/кинофильма. Поскольку испытуемые получали подобного рода установку, их представление о метафоре жизни смещалось в сторону категории «Развлечение». Делать на основании этого выводы по поводу особенностей представления у психологов и не-психологов репрезентации образа их жизни нельзя в связи с выявлением фактора установки на процесс метафоризации представления о жизни.

При сравнении категорий «образ Я» и «Я-профессионал» видно, что преобладающее количество испытуемых использовали метафоры «Помощник», «Автор» и «Герой», при этом для людей, которые заинтересованы в получении психологического образования/работы психолога, метафоры «Помощник» и «Автор» являются самыми часто встречающимися.

Рис. 3. Сравнение количества использования разных категорий метафор «Я-профессионал» и «образ Я»

Кажется наиболее вероятным, что феномен «авторства» собственной жизни или «авторства» в профессиональном поле соотносится с метафорой творца, созидателя, что свидетельствует о склонности к принятию самостоятельных решений и ответственности за завершенные действия.

Категория «Герой» оказалась больше востребована при описании «образа Я», тогда как в профессиональном отношении количество «героев» уменьшилось. Это может быть связано с тем, что, во-первых, появились новые категории — «Работник» и «Родитель», а, во-вторых, с тем, что выросло количество положительных метафор, связанных с неодушевленными предметами. Описывая «образ Я», к метафоре неодушевленного предмета обращались подростки, тогда как в категории «Я-профессионал» такие метафоры использовали и практикующие психологи.

Важно отметить преобладание в группе психологов-студентов метафоры «Помощник». Это представляется логичным, поскольку психолог в рамках недирективной модели чаще выступает именно в качестве специалиста, оказывающего помощь клиенту в преодолении каких-то трудностей (в данной выборке не было психологов, практикующих психоанализ, когнитивно-бихевиоральную терапию и другие директивные направления).

Испытуемые, использовавшие метафору «Помощник», отличались также высокими показателями по шкалам «Доброжелательность» и «Открытость новому опыту» шестифакторного опросника HEXACO-PI-R. Подобный результат косвенно подтверждает гипотезу нашего исследования о связи между индивидуально-личностными характеристиками и выбором профессионального поля.

Можно предположить, что широкое использование метафоры «Помощник» будет характерно для людей, выбирающих помогающие профессии, а следовательно, данная категория может стать основной при метафорической репрезентации профессионального самоопределения.

Заключение

На основе проведенного исследования можно сформулировать следующие выводы.

1.  Существует связь между реализацией индивида в выбранном профессиональном поле (психология) и индивидуально-личностными характеристиками человека (альтруизм, доброжелательность, открытость новому опыту).

2. Метафоры, используемые для обозначения профессионального самоопределения, подтверждают заинтересованность их автора в помогающих профессиях (категории «Помощник» и «Автор»).

3. Индивидуально-личностные черты не связаны с особенностями метафорической репрезентации профессионального самоопределения, за исключением такой черты, как альтруизм.

Несмотря на отсутствие выраженных корреляций с выбором профессии, некоторые индивидуально-личностные характеристики могут играть важную роль в профессиональном самоопределении. Некоторые личностные характеристики могут быть связаны с профессиональным полем опосредовано; например, такая характеристика, как альтруизм, может являться характерной особенностью для людей, выбирающих «помогающие» профессии, а творческими профессиями будут интересоваться люди, которые открыты новому опыту.

«Образ Я» выступает в качестве ядра личностного самоопределения, при этом важность учета образа себя как профессионала в контексте изучения профессионального самоопределения неоспорима. По итогам исследования можно говорить о том, что существуют пересечения между «образом профессионала» и «образом Я», однако этих пересечений недостаточно, чтобы говорить об интеграции профессионального и личностного самоопределения.

На самоопределение личности как на целостное образование воздействуют внешние (социум, обучение, абсолютная мифология и т. п.) и внутренние (самопознание, саморегуляция, самооценка и др.) условия, в результате чего «образ Я» может трансформироваться [3; 7]. Из этого следует, что любое эмпирическое изучение феноменов самоопределения предполагает обязательное рассмотрение также и социальной ситуации развития, без которой невозможно понять специфические особенности самоопределения конкретного человека.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Бочавер А.А. Метафора как способ внутренней репрезентации жизненного пути личности: дис. канд. псих. наук: 19.00.01. М., 2010.  220 c.
  2. Валькман Ю.Р. Графическая метафора основа когнитивной графики // IV Нац. конф. с межд. уч. «Искусственный, интеллект-94»: сб. науч. тр. T. I. Рыбинск, 1994. С.94—100.
  3. Зиновьева Е.В., Дворникова Т.А. Развитие личности психолога-консультанта: нарратив как метод исследования // Психологические исследования. 2017. Т. 10, № 52. С. 6. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: 29.03.2018).
  4. Карпинский К.В. Психология жизненного пути личности: учеб. пособие. Гродно: ГрГУ, 2002. 167 с.
  5. . Лакофф Дж, Джонсон М. Теория метафоры. М., М.: Едиториал УРСС, 2004. 256 с.
  6. Мороз О.В. Культурная травма в российском литературном дискурсе конца XX века (Виктор Ерофеев, Владимир Сорокин, Виктор Пелевин) : Автореф. дисс. канд. культурологии: 24.00.01 – Теория и история культуры;[Место защиты: Российский государственный гуманитарный университет], М., 2012. 26 с.
  7.  Ortonay A. (ed.) Metaphor and thought. Cambridge: Cambridge University Press, 1993. 678 p.
Статьи по теме:
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2018 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

RSS-анонсы журналов Psyjournals на facebook Группа Psyjournals Вконтакте Twitter Psyjournals Psyjournals на Youtube
Индекс цитирования Яндекс.Метрика