Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8382Ключевые слова 20536 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

1 место — направление «Психология»
2 место — направление «Народное образование. Педагогика»

31 место — общий рейтинг Science Index (3469 журналов)

5,050 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

1,786 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психологическая наука и образование

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 1814-2052

ISSN (online): 2311-7273

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/pse

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 1996 года

Периодичность: 6 выпусков в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Индивидуальные различия в коммуникативных способностях 823

Жамбеева З.З., кандидат психологических наук, ведущий сотрудник лаборатории дифференциальной психологии и психофизиологии, Психологического института Российской академии образования, Москва, Россия, zarema-z@mail.ru
Полный текст

Способность человека к распознаванию эмоциональных состояний других людей по их мимическому выражению играет важную роль в межличностных взаимодействиях. Однако природа межиндивидуальной вариативности по точности распознавания и понимания эмоций остается неясной. Результаты исследований показали, что понимание эмоций требует знания не только общих норм выражения эмоций (общих для большинства людей), но еще способности и готовности анализировать специфический язык окружающих людей и обучаться ему [4,12].

Одним из важнейших критериев оценки коммуникативных способностей является точность распознавания эмоциональных состояний в процессе межличностного самоопределения. Развитие способности адекватно выражать свои чувства в надлежащий момент и с надлежащей силой является одной из главных проблем в установлении и поддержании межличностных отношений. Устойчивость проявления коммуникативных способностей, избирательность форм реагирования, темпоральные характеристики обеспечиваются преимущественно за счет природных факторов: свойствнервной системы и характеристик межполушарного взаимодействия [8].

Эмпирические исследования, проведенные в школе Б. М. Теплова, дали веские доказательства для подтверждения гипотезы о психофизиологических коррелятах данного класса нервных процессов: эмоциональных при доминировании общих способностей (слабости, лабильности и активированности ЦНС) и гностических при доминировании силы, инертности, инактивированности [1, 5, 7, 9]. Эти особенности, в первую очередь, проявляются в отношениях человека к другим людям (сопереживании и понимании других людей).

В процессах порождения и восприятия эмоциональной мимики роль взаимодействия полушарий мозга очевидна [11].

В ряде исследований обнаружена достаточно сложная и динамичная картина взаимодействия полушарий при осознании лицевой экспрессии. При правильном (точном) опознании экспрессии выражения радости, печали или эмоциональных нейтральных лиц последовательно активируется фронтальная кора правого полушария, а затем фронтальная кора левого полушария. При ошибочном опознании активация левого полушария опосредует активацию правого [10, 12]. В лаборатории дифференциальной психологии и психофизиологии Психологического института РАО было изучено соотношение эмоциональных и вербально-невербальных средств коммуникации. В работах М. К. Кабардова показано, что за вербальные, вербально-логические средства коммуникации ответственно левое полушарие, а за пара- и экстралингвистические, т. е. коммуникативно значимые компоненты, более ответственно правое полушарие [6].

Из вышеприведенных фактов видно влияние свойств нервной системы, а также характера межполушарной асимметрии на восприятие и осознание эмоциональных состояний. Однако какой именно вклад данные переменные вносят в механизмы восприятия и осознания эмоциональных переживаний, до сих пор остается одним из самых сложных вопросов в психофизиологии. Целью данной работы и стала попытка показать, как влияют свойства нервной системы и характер взаимодействия полушарий на распознавание эмоциональных состояний через схемы мимики лица или через слово как опосредующий фактор этих состояний. В качестве статистического метода обработки данных использовался корреляционный анализ (Statistica.6).

Методики исследования

Для определения степени влияния свойств нервной системы и характера межполушарной асимметрии на эмоциональное восприятие были использованы две методики.

П е р в а я  методика направлена на распознавание и понимание эмоциональных состояний. Она выявляет склонность человека к распознаванию эмоции по одному из двух вариантов: по выражению лица или по слову, выражающему эмоциональное состояние. Предполагалось, что если человеку лучше удается распознавание по выражению лица, значит, для него больше характерно чувство сопереживания. Лучшее распознавание по слову, выражающему эмоциональное состояние, свидетельствует о том, что для данного человека более характерно понимание.

В т о р а я  –  ЭЭГ-методика – позволяет определить свойства нервной системы и межполушарные различия. ЭЭГ-показатели спонтанной ритмики сравнивались с показателями методики определения способностей распознавания эмоций по их мимическому выражению (сопереживание) и понимания эмоций (их осознание). В психофизиологическом исследовании приняли участие 21 студент факультета психологии МГУ. Кратко охарактеризуем применяемые методические средства.

1. Методика распознавания эмоций и состояния их осознания включает в себя четыре субтеста. Эта методика была разработана для целей исследования индивидуальных различий коммуникативных способностей Н. А. Аминовым, М. К. Кабардовым, З. З. Жамбеевой.

В субтестах испытуемым предлагалось оценивать по десятибалльной графической шкале (рис. 1) девять схематически изображенных эмоциональных выражений лица (рис. 2) и пять слов, обозначающих эмоциональные состояния, по базовому критерию «приятных» (удовольствие) или «неприятных» (неудовольствие) (Шелдон).

При восприятии схемы экспрессии или слова испытуемые должны были поставить знак (х) ближе к положительному (удовольствие) или отрицательному (неудовольствие) полюсу шкалы.

П е р в ы й  с у б т е с т  выявляет непосредственно чувственную оценку эмоций по выражению лица или экспрессий эмоциональных состояний (масок).

В т о р о й  с у б т е с т  выявляет оценку состояния, классификацию слов, выражающих эмоциональное состояние по базовому критерию удовольствие-неудовольствие (классы, выражающих спокойствие, счастье, гнев, жестокость, страдание). По этому базовому критерию можно разделить экспрессии и слова, обозначающие эмоциональные состояния. В первом случае это непосредственное распознавание восприятия, а во втором – опосредованное восприятие.

В  т р е т ь е м  с у б т е с т е  испытуемым предлагалось к каждому слову по отдельности подобрать одну соответствующую маску из девяти предложенных. Эта процедура давала возможность оценивать точность или степень дифференциации эмоциональных выражений лица (экспрессии), соответствующих определенной вербальной категории эмоциональных состояний.

И в последнем,  ч е т в е р т о м   с у б-  т е с т е,  направленном на точность распознавания, испытуемому предъявляли по порядку каждую из девяти масок с задачей определить по десятибалльной системе степень соответствия маски и слова, которое его выражало.

Первый и второй субтесты дают возможность проанализировать индивидуальные различия в системах непосредственного восприятии экспрессии эмоциональных состояний и осознания эмоциональных состояний. Третий и четвертый субтесты были введены для контроля точности распознавания.

Апробация данной методики проводилась на выборке из 72 студентов в возрасте от 18 до 22 лет. Из них 33 % – представители мужского пола, 67 % – женского.

Для проверки конструктной валидности предложенной техники измерения индивидуальных различий в сопереживании и понимании первичные данные шкалирования вначале подвергались нормированию, а затем корреляционному и факторному анализу. Методика также соответствует критериям очевидной валидности; она проста и доступна для понимания; инструкция вызывает интерес у респондента и серьезно воспринимается в качестве инструмента обследования.

Результаты корреляционного и факторного анализов методики распознавания эмоции и состояния и их осознания показали, что при оценивании точности идентификации «схем» мимики лица и их словесных эквивалентов обнаружены существенные индивидуальные различия по эффекту семантической (осознание эмоциональных состояний) и перцептивной (восприятие экспрессии эмоциональных состояний) организации ассоциативных пространств. Результаты данного исследования подтвердили факт существования двух систем декодирования и их относительного изоморфизма при одномерном шкалировании по критерию «удовольствие-неудовольствие» и резкие различия по эффекту перцептивной и семантической генерализации.

2. ЭЭГ. С помощью параметров ЭЭГ определялись безусловно-рефлекторные свойства нервной системы: сила-слабость, лабильность-инертность, активированность-инактивированность [3]. Запись и анализ электрической активности мозга производились на приборе фирмы «Medicom MTD» с височно-затылочных отведений (8 височно-затылочных отведений) обоих полушарий в состоянии покоя и во время действия ритмических световых вспышек различной частоты: 4, 5, 6, 7, 18, 25 Гц. Были использованы реактивные показатели ЭЭГ и характеристики спонтанной ритмики:

  • навязывание частоты 5 Гц неоднократно обнаруживало связь с небиоэлектрическими показателями силы-слабости нервной системы. При этом наблюдалась обратная зависимость: чем больше сила нервной системы, тем меньше эффект навязывания;
  • хорошая реакция навязывания 18 Гц – референтный показатель лабильности, отсутствие эффекта навязывания – инертности нервной системы;
  • фоновые показатели ЭЭГ: значения суммарной энергии и с обратным знаком доминирующих частот альфа-ритма (8,0– 13,0 Гц) являются индикаторами свойства активированности (при высоких частотах) и инактивированности (при низких частотах альфа-ритма) [2].

Полученные результаты и их обсуждение

Характер и количество значимых коэффициентов корреляций между показателями электроэнцефалограммы и субтестами по распознаванию эмоций по отведениям в ЛП (левое полушарие) или ПП (правое полушарие) говорит о взаимосвязи способов восприятия эмоционального выражения лица и слов, выражающих эмоциональные состояния, с особенностями межполушарной асимметрии, с одной стороны, и свойствами нервной системы – с другой.

При распознавании эмоций (мимических схем) в первом субтесте (табл. 1) наблюдаются следующие различия между ПП и ЛП, а именно: при восприятии мимических схем имеется больше связей в ПП с показателями свойств нервной системы (достоверность от p < 0,025 до p < 0,0005).

При распознавании мимических схем больше зависимостей мы получили со свойствами силы, лабильности и активированности. В целом больше связей обнаружено по ПП (12 значимых коэффициентов корреляций), чем по ЛП (9 значимых коэффициентов корреляций), что говорит о ведущей роли ПП в распознавании эмоций.

В данном исследовании была показана только относительная доля вклада реактивных показателей ЛП и ПП. Эти результаты свидетельствуют о тенденции в доминировании того или иного полушария в зависимости от задачи – распознавание или обозначения вербальные. Полученные факты подтверждают гипотезы и данные, представленные в работах М. К. Кабардова,

Н. А. Аминова о связи коммуникативного стиля с синдромом свойств в ПП [1,7]. Иначе говоря, при выраженности правополушарной реактивности наблюдается лучший эффект сопереживания.

Распознавание положительных и отрицательных эмоций (мимических схем лица) обеспечивается определенным сочетанием свойств нервной системы. При распознавании положительных эмоций отмечается больше связей с силой (3 значимых коэффициента корреляций) и активированностью (3 значимых коэффициента корреляций) нервной системы, что, видимо, обеспечивает быстрое распознавание эмоции положительного знака. Так как речь идет об общительности, важно наличие психофизиологических ресурсов, обеспечивающих установление и поддержание контакта. Распознавание отрицательных эмоций сопряжено с выраженностью лабильности и инактивированности нервной системы. Значительная связь со свойством лабильности может свидетельствовать о большей скорости распознавания эмоций аверсивных стимулов [14]. Инактивированность объясняет развитие процессов торможения. При таком соотношении может наблюдаться тенденция к избеганию контактов в процессе общения. Эти показатели в целом подтверждают нейрофизиологический процесс перестройки нейрокортикальных взаимосвязей между различными кортикальными структурами в процессе декодирования экспрессии эмоции [4, 11, 14].

Таким образом, мы обнаружили большее количество корреляций со свойствами в ПП. Эффект распознавания эмоций (положительных и отрицательных, вербальных и невербальных) связан с характером асимметрии полушарий мозга.

По данным, полученным ранее Е. Д. Хомской, М. Н. Русаловой и другими исследователями, ЛП в большей степени «чувствительно» к положительной эмоциональной стимуляции, ПП – к отрицательной [13, 15]. Исходя из данных, полученных большинством авторов, структуры левого и правого полушарий мозга по-разному связаны с регуляцией положительных и отрицательных эмоций.

Результаты второго субтеста на «понимание», т. е. распознавание эмоционального состояния по слову (табл. 2), при сопоставлении с показателями СНС говорят о следующем.

Во-первых, обнаруживаются значимые коэффициенты корреляций между показателями свойств нервной системы и показателями «понимания» содержания значений слов, выражающих эмоциональные состояния (при p < 0,025 до p < 0,0005). При рассмотрении полушарных соотношений оценки слов и ЭЭГ-индикаторов свойств НС оказалось, что ПП доминирует при опознавании слов, имеющих положительные оценки (спокойствие, счастье) (4 значимых коэффициента корреляций), напротив, при оценке слов отрицательного содержания (гнев, жестокость, страдание) большая активность проявляется по ЛП (7 значимых коэффициентов корреляций). Большее количество связей показателей ЛП с показателями декодирования слов отрицательного эмоционального содержания говорит о роли левого полушария в понимании значения слов, выражающих состояния отрицательного характера.

Во-вторых, слова с положительным знаком лучше распознаются людьми преимущественно со слабой нервной системой. То есть при высокой чувствительности происходит лучшее осознание переживаний положительного знака. Свойство инактивированности и слабости в нашей выборке наблюдается у тех испытуемых, которые лучше распознают слова с отрицательным знаком. Из этого следует, что люди, у которых преобладают чувствительные и тормозные процессы – инактивированные и слабые, лучше оценивают и понимают адекватно отрицательные переживания. Слабость нервной системы и доминирование ПП-функций у человека позволяют легко входить в контакт в процессе общения. А инактивированность нервной системы и ЛП-функции позволяют лучше осознавать отрицательные переживания и при этом вызывают трудности в установлении контакта.

При узнавании эмоций (третий субтест) (табл. 3) основные связи наблюдаются со свойствами силы и лабильности нервной системы в ЛП (5 значимых коэффициентов корреляций). При определении точности (дифференцировки) эмоций большее значение приобретают именно данные свойства нервной системы.

Поскольку эти свойства нервной системы предопределяют большую работоспособность нервных клеток при дифференцировке стимулов, то влияние данных свойств на распознавание эмоций, по-видимому, не случайно.

Итак, при узнавании эмоций мы получили взаимосвязи со свойствами силы и лабильности больше по ЛП (5 значимых коэффициентов корреляций). Отрицательные эмоции в ПП и ЛП (6 значимых коэффициентов корреляций) имеют больше связей и наибольшее узнавание.

Интеркорреляция ЭЭГ-показателей левого ЛП и правого ПП полушарий и показателей шкалирования по степени точности распознавания мимики и слова, выражающая данную эмоцию (четвертый субтест), дает возможность определить наличие или отсутствие связей между свойствами нервной системы и трудностью распознавания мимических схем лица, а также характер этих взаимоотношений с положительным либо с отрицательным знаком (табл. 4).

При оценке вербального и невербального выражений эмоционального состояния произошли некоторые изменения в характере взаимосвязей: лица с инактивированным типом НС (6 значимых коэффициентов корреляций) больше стали обращать внимание на положительные эмоции. Это можно объяснить большей сложностью оценки и дифференцировки положительной мимики лица, т. е. большей многозначностью положительных эмоций, чем отрицательных. Более точно распознаются отрицательные эмоции и имеют больше связей со свойствами активированности (7 значимых коэффициентов корреляции), слабости (8 значимых коэффициентов корреляций) и лабильности (2 значимых коэффициента корреляций). По количеству зависимостей со свойствами нервной системы наблюдается межполушарная симметрия. В частности, отрицательные эмоции имеют больше корреляций (19 значимых коэффициентов корреляций), чем положительные (7 значимых коэффициентов корреляций).

Полученные корреляционные связи показателей шкалирования по степени точности распознавания мимики и слова, выражающего данную эмоцию, показали значение свойств нервной системы и межполушарной асимметрии в легкости или трудности распознавания положительных и отрицательных мимических схем лица.

Выводы

Таким образом, исследование выявило два синдрома: точность распознавания эмоции (сопереживание) и понимание эмоции (их осознание). Оказалось, что точность распознавания эмоции по мимической схеме лица обеспечивается сочетанием таких свойств нервной системы, как слабость, лабильность, активированность, а понимание эмоций (осознание) определяется сочетанием противоположных полюсов свойств нервной системы – силы, инертности и инактивированности.

Корреляционные связи показали, что обнаруживается различное соотношение вкладов свойств в распознавании положительных и отрицательных эмоций. Итак, лица с инактивированным типом нервной системы преимущественно отличаются лучшим осознанием слов, выражающих экспрессивные состояния отрицательного характера, в то же время лица с преобладанием слабости или чувствительности нервной системы лучше осознают переживания положительного характера.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Аминов Н.А., Модельные характеристики способностей и одаренности учителя // Способности / Под ред. Э. А. Голубевой. Дубна, 1997.
  2. Голубева Э.А., Способности, личность, индивидуальность. Дубна, 2005.
  3. Жамбеева З.З.,  Исайчев С.А.  О  значении природных факторов в профессиональной ориентации // Материалы IV Всероссийского съезда РПО «Психология будущему России». 18–21  сентября  2007  года:  В3 т.Т.1.  М.;  Ростов на Дону, 2007.
  4. Изард К., Эмоции человека. М., 1980.
  5. Изюмова С.А., Аминов Н. А. О физиологической природе связей между эмоциональной устойчивостью и свойствами нервной системы // Вопросы психологии. 1978. № 5.
  6. Кабардов М.К., Роль индивидуальных различий в успешности овладения иностранным языком: Автореф. канд. дисс. М., 1983.
  7. Кабардов М.К., Коммуникативно речевые и когнитивно лингвистические способности // Способности и склонности: комплексные исследования. М., 1989.
  8. Кабардов М.К., Арцишевская Е.В., Типология языковых способностей //  Способности / Под ред. Э. А. Голубевой. Дубна, 1997.
  9. Кагермазова Л.Ц., Роль типологии коммуникативных стилей в становлении педагогического мастерства будущих учителей: Автореф. канд. дисс. М., 2000.
  10. Михайлова Е.С., Давыдов Д.В., Моргункова А.Н., Межполушарная асимметрия вызванных потенциалов при опознании эмоциональной лицевой экспрессии // Физиология человека. 1996. Т. 22. № 5.
  11. Основы психофизиологии / Под ред. Ю.И. Александрова. М., 1997.
  12. Рейковский Я., Экспериментальная психология эмоции. М., 1979.
  13. Русалова  М.Н., Функциональная  асимметрия мозга и эмоции // Успехи физиологических наук. 2003. Т. 34. № 4.
  14. Симонов П. В. Эмоциональный мозг. М., 1981.
  15. Хомская  Е.  Д.,  Батова  Н.  Я.  Мозг и эмоции (нейропсихологическое исследование). М., 1992.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика