Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 94Рубрики 51Авторы 8245Ключевые слова 20238 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

12 место — направление «Психология»

1,161 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,838 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психолого-педагогические исследования

Прежнее название: Психологическая наука и образование psyedu.ru

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2587-6139

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psyedu

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2009 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Мотивация нравственного поведения подростков: психосемантическое исследование 1690

Шафикова Г.Р., кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы, Уфа, Россия, shafikova@inbox.ru
Полный текст

Современные условия жизни выдвинули на первый план проблему сохранения нашей страны как сильного государства с присущими ему ценностями. Решение этой проблемы невозможно без осуществления нравственного развития подрастающего поколения. Поэтому необходимо выяснить особенности формирования этого феномена. Знание закономерностей становления данных особенностей позволит выявить объективные и субъективные условия, способствующие этому процессу.

В психологии нравственность человека принято рассматривать как интегративную личностную характеристику, основной критерий оценки которой – мотивация поступков [5]. «Чего сам не желаешь, того не делай другим» [6, с.247]. Достижение такого типа мотивации рассматривается как высшая ступень зрелости личности [3]. До этого этапа субъект должен пройти ступени социальной мотивации поведения (доконвенциональная, конвенциональная, постконвенциональная мораль) [1]. Но возрастные особенности этого процесса не достаточно изучены.

Сензитивным этапом нравственного развития является подростковый возраст, поскольку в этот период происходят активное социальное и личностное самоопределение человека, важные изменения в системе убеждений, мировоззрении, направленности личности, что обеспечивает в дальнейшем этический способ взаимоотношений субъекта с миром. Мы считаем, что необходимо обратить пристальное внимание на мотивацию нравственного поведения субъекта в подростковый период, так как именно в этом возрасте из мотивов поведения активно складываются вышеназванные смысловые образования личности, формируется способ взаимодействия личности с социумом [2; 11; 12]. Однако работ, раскрывающих этот вопрос, не достаточно.

Из анализа литературы мы выяснили, что в психологии основными мотивами нравственного поведения подростков считаются социальные и познавательные мотивы [8; 10; 12; 13]. Социальные мотивы включают в себя стремления к самоутверждению и социальному самоопределению, к аффиляции и интимно-личностному общению, к идентификации, взаимности и др. Познавательные мотивы предполагают стремление к экспериментированию, моделированию, творчеству, к постижению и оценке мира и себя. Но исследования не дают ответа на вопрос о сочетании данных мотивов в этическом поведении современных подростков. Не известна и доля собственно альтруистической мотивации среди мотивов нравственных проявлений подростков. Учитывая это, мы предприняли попытку изучить специфику мотивации нравственного поведения у подростков.

Методика исследования. Для изучения мотивации нравственного поведения была использована разработанная В.Ф.Петренко методология атрибуции мотивов для построения семантического пространства [9]. Поскольку оригинальная методика предназначалась для изучения мотивации студентов и включала в себя элементы, связанные со студенческой жизнью, потребовалось модифицировать и адаптировать методику для проведения исследования со школьниками.

Модификация методики атрибуции мотивов состояла в выборе соответствующих нравственной деятельности школьников поступков и мотивов. Для построения семантического пространства испытуемые должны сопоставлять предложенные им поступки и мотивы и оценивать по семибалльной шкале то, в какой мере каждый из предъявленных мотивов способен служить основанием для совершения каждого из поступков. Надежность метода зависит от количества предъявляемых испытуемому объектов для шкалирования и шкал [9], поэтому первоначально набор мотивов включал в себя разнообразные формулировки. Испытуемым предлагалось назвать свои варианты возможных мотивов совершения поступков (вписать в графу «Другое»), а также изложить собственное мнение относительно методики (в графе «Комментарии»).

Работа проходила в два этапа. На основе анализа литературы, обзора информации, интервью со школьниками и педагогами на первом этапе психологами школ было отобрано 15 поступков, потенциально отражающих нравственное поведение школьников, и составлен набор из 35 мотивов, который мог бы служить основанием для совершения поступков. В качестве последних выступали как социально нормативные поступки (всегда оплачивать проезд в транспорте, сообщить в милицию об увиденной во дворе драке), так и безусловно нравственные поступки (помочь бабушке перейти улицу, участвовать в сборе игрушек для воспитанников детских домов и т.д.). Выбор содержания мотивов определялся возрастными особенностями предполагаемой выборки, отбором принципов морали (распределение добра и зла, справедливости и др.), которые встречаются в различных философских школах, положениями различных теорий нравственного развития личности и списком моральных свойств, предложенных в словарях [2; 5; 6; 7; 10]. Первоначальные данные вместе с экспертами-лингвистами были объединены в блоки по смысловому наполнению, отобраны те, что наиболее точно передают смысл всего блока.

Апробация состояла в проведении пилотного исследования с участием 42 испытуемых из целевой группы и 24 педагогов. Выборка педагогов была включена как группа, характеризующаяся высокой степенью когнитивной сложности сознания, обеспечивающая получение достаточно сложной факторной структуры, которая предположительно должна была перекрывать более простые факторные структуры, присущие школьникам. Факторизация промежуточного списка мотивов окончательно определила высказывания, репрезентирующие самые главные смыслы морального пространства обыденного сознания, подтвердила правильность выделения экспертами групп, позволила исключить дескрипторы, которые не вошли ни в один фактор и имели наименьший вес (потенциал) в общей дисперсии. По результатам пилотного исследования в окончательный список мотивов вошли 27 мотивов, объединяющих 98,6% общей дисперсии. Также были исправлены неточности в их формулировках.

Окончательная матрица размерностью 12 (поступков) на 30 (мотивов) была разбита на 2 фрагмента, которые предъявлялись испытуемым на втором этапе работы (120 подростков в возрасте 13–14 лет средних общеобразовательных школ г. Уфы). Каждому испытуемому предъявлялась матрица размерностью 12 поступков на 15 мотивов. Это было сделано с целью сократить время заполнения матрицы (Полный список предложенных испытуемым для оценки мотивов см. в Приложении 1; список поступков см. в Приложении 2.).

В результате проведения исследования получены индивидуальные матрицы оценок. На основе суммирования этих оценок была построена суммарная матрица (12 поступков на 30 мотивов), которая подвергалась процедуре факторного анализа. Обработка данных проводилась в программе Statistica (prof2.sta); факторный анализ по центроидному методу включал поворот факторов по программе Varimax.

Результаты. Факторизация полученных данных была произведена по мотивам. Соответственно, при обсуждении результатов рассматривается семантическое пространство мотивов, в котором располагаются нравственные поступки. В результате факторной обработки данных по мотивам было выделено семь значимых ортогональных факторов. При интерпретации факторов осуществлялся поиск содержательного инварианта, объединяющего мотивы.

По первому фактору (30,1% дисперсии) наибольшую нагрузку имеют мотивы: «потому что переживает за других», «потому что ему это важно», «чтобы испытать себя, проверить свои способности». Такие формулировки относятся к постконвенциональному уровню развития морального сознания, связанного с принятием норм справедливости, уважения к другим [1]. Кроме того, в данный фактор вошел один мотив доконвенционального уровня развития морального сознания («потому что его вынудили так поступить»), соответствующего нормам приспособления. Противоречивость содержания этого фактора подчеркивает важность для подростков мотива утверждения в социуме нравственных норм, а также мотива познания себя как нравственной личности. На основе вошедших мотивов первый фактор можно обозначить как «самоутверждение через познавательные действия».

На полюсах семантического пространства этих мотивов расположились поступки: «Ученик помогает бабушкам переходить дорогу», «Ученик делает генеральную уборку в классе». Первый поступок связан со свободным проявлением заботы о других, что подростки личностно принимают. А второй поступок предполагает социальное давление на подростка, что ими отрицается.

По второму фактору (16,9 % дисперсии) наибольшую нагрузку имеют мотивы: «чтобы выделиться среди окружающих», «потому что так поступают все», «потому что этого требуют законы». Все эти формулировки относятся к конвенциональному уровню развития морального сознания, при котором личность ориентируется на социальные или групповые нормы взаимоотношений, поэтому второй фактор можно обозначить как «мотив соблюдение социальных норм». Относятся эти формулировки к поступкам: «Ученик поздравил своего соперника с победой над ним в соревновании» и «Ученик признался учителю о том, что разбил стекло в окне класса». Первый поступок принимается подростками в качестве необходимой социальной нормы поведения, а второй поступок определяется ими как личностно не приемлемая норма поведения.

По третьему фактору (13,2 % дисперсии) наибольшую нагрузку имеют мотивы: «потому что человек ответит за свои действия перед Богом», «чтобы улучшить мир». Первый мотив соотносится с конвенциональным уровнем развития морального сознания, когда поступки определяются долженствованием перед кем-то. А второй мотив характерен для постконвенционального уровня, при котором субъект самостоятельно ориентируется на нормы человечности. Позитивную оценку по данному основанию получил поступок «Ученик помог однокласснику доделать поделку по труду». А негативная оценка по данному фактору получена по поступку «Ученик участвует в субботниках во дворе». Как видим, подростки в проявлении взаимопомощи апеллируют к мотивам альтруизма и справедливости. А понимание Бога у них согласовывается с религиозными взглядами на божество как абсолют, конечную инстанцию в оценке мира. Третий фактор можно обозначить как «мотив альтруизма и веры».

По четвертому фактору (11,4 % дисперсии) наибольшую нагрузку имеют мотивы: «потому что хочет, чтобы все так поступали», «потому что он поступает с другими так, как хотел бы, чтобы поступали с ним». На полюсах семантического пространства этих мотивов оказались поступки: «Ученик отказался обсуждать одноклассника без его присутствия», «Ученик помог однокласснику доделать поделку по труду». Можно предположить, что основанием для определения этого фактора является желание взаимности, поэтому четвертый фактор можно обозначить как «прагматический мотив».

Пятый фактор (7,9 % диспепрсии) составил мотив социального приспособления «потому что он так приспосабливается к жизни». Он включает в противоположные полюса поступки: «Ученик делает генеральную уборку в классе», «Ученик признался учителю в том, что разбил стекло в окне класса». Подростки подчеркивают необходимость подчинения социальному давлению и отмечают, что честность при этом не приветствуется, отстаивание общечеловеческих норм мешает социальному приспособлению. Пятый фактор можно назвать «мотив приспособления».

Наибольшую нагрузку по шестому фактору (8,3 % дисперсии) получили мотивы: «чтобы не мучила совесть», «потому что он так хочет». Их содержание соответствует постконвенциональному уровню развития морального сознания, поэтому данный фактор можно обозначить как «нравственный мотив». На полюсах этого фактора оказались поступки: «Ученик исполняет обещания», «Ученик поздравил своего соперника с победой над ним в соревновании». Первый поступок подростки ассоциируют с истинной внутренней нравственностью личности, а второй поступок является социальной нормой, пока личностно не принимаемой.

По седьмому фактору (5,6 % дисперсии) наибольшую нагрузку получили мотивы: «чтобы добиться уважения», «потому что его попросили». На разных полюсах этого фактора находятся поступки: «Ученик уступает место в транспорте старым людям и детям», «Ученик занимается поиском хозяев для бездомных животных», «Ученик вызвал службу МЧС для оказания помощи незнакомому животному». На первый план здесь выходит мотив завоевания популярности, приобретения социального статуса. И поступки связаны с привлечением к себе внимания не благодаря серьезной работе, а с помощью оказания небольшой услуги. Отсюда седьмой фактор можно обозначить как «действия “на публику”».

Обсуждение результатов. Выделенные факторы во многом согласуются с мнениями, отраженными в публикациях о подростках.

Основанием первого фактора служит взаимодействие субъекта с социумом: с одной стороны, стремление найти признание в социуме, с другой – желание познать себя. О свойственной подросткам тенденции к самоутверждению в социуме говорят большинство исследователей [8; 12; 13]. Характерно, что наши испытуемые связывают такую мотивацию с поступками, требующими инициативности или исполнительности. Поступки, требующие исполнительской работы, в большинстве своем не одобряются испытуемыми, т.е. мотивация исполнительского действия у подростков снижена. А движущей силой поведения выступают стремления к самопознанию и признанию собственной личности в социуме.

Интерпретация второго фактора «мотив соблюдения социальных норм» во многом соответствует описанному в литературе образу подростка [8; 10]. Подростки рассматриваются как субъекты нравственных действий, которые все чаще без внешнего побуждения выбирают нравственные нормы в качестве регуляторов собственной активности. Следует, однако, отметить, что наши испытуемые дифференцированно относятся к выполнению социальных норм, принимая поступки, демонстрирующие социальное поведение, и отрицая поступки, требующие личной ответственности. Иначе говоря, стремление к личной ответственности у подростков слабо проявляется.

Мотив альтруизма и веры, отраженный в третьем факторе, т.е. внутреннее побуждение подростков к взаимопомощи, которое оценивается высшим, неземным судом, описан в материалах М.И.Воловиковой о типичных представлениях русских о нравственном идеале [4]. Ее исследования показали, что стремление к единению, доброта, религиозность выделяются подростками как важные личностные черты русского народа. В нашей выборке мы находим подтверждение тому, что подростки связывают соблюдение общечеловеческих норм с неким внешним мистическим регулятором, оценка и подкрепление которого неизбежны. Подросткам необходимо знать, что их поведение наблюдается и оценивается извне.

В четвертом факторе получил свое отражение отмеченный многими исследователями прагматический мотив нравственного поведения у подростков [10; 13]. Как было показано в исследовании А.З.Рахимова, из всех видов социальной мотивации этот ее вид выражен отчетливее всего [10]. Наши результаты показывают, что стремление к взаимности, принцип «ты – мне, я – тебе» является немаловажным для взаимодействия между подростками.

Пятый фактор вобрал в себя мотив социального приспособления. Утверждается, что обычно для подростков характерна дезадаптация. В нашей выборке мы видим типичную для социального поведения личности мотивацию, связанную с необходимостью выполнения социальных ролей.

Шестой фактор включил в себя мотивы поведения, определяемые в литературе как критерии истинной нравственности, – внутреннее желание и личная оценка последствий [5]. В исследованиях говорится, что такого уровня морального сознания личность к подростковому возрасту еще не достигает [2; 13]. Результаты нашего исследования показывают, что испытуемым данной выборки это присуще.

Мотивация «действия “на публику”», отраженная в седьмом факторе, описана в исследованиях подросткового возраста [9; 12; 13]. Для детей в этом период характерны стремление к демонстративности и завоеванию признания без особых усилий. В этом плане можно указать на последние исследования А.З.Рахимова, описывающего идеалы современных подростков 13–14 лет [10], – в них преобладают публичные люди. По результатам нашего исследования необходимо констатировать, что мотив действия «на публику» занимает не значимое место среди выявленных мотивов.

Выявленные в исследованиях виды мотивации поступков у подростков соответствуют данным нашей выборки. В шести из семи факторах присутствует ориентация на социум. В пяти из семи факторов нельзя выделить соответствие мотивов какому-то одному уровню развития морального сознания, т.е. мотивация нравственного поведения у подростков недифференцированна: социальные мотивы тесно переплетаются с познавательными, с тенденциями к демонстративности. Также большое число выделенных факторов позволяет предположить, что при совершении конкретных нравственных поступков их мотивы не рефлексируются подростками, часть поступков совершается импульсивно.

Поступки, получившие положительные оценки при социальной мотивации, обычно оцениваются отрицательно при внутренней нравственной мотивации. В этом обнаруживается своеобразие взглядов подростков на то, что социальное поведение – это не всегда поступки, совершаемые по зову совести. Нравственность подростки отличают от социальности. В первом феномене они рефлексируют необходимость личной инициативы и норм, а во втором – необходимость внешних санкций.

Приведенные в начале статьи данные о мотивах нравственного поведения у подростков необходимо дополнить. Реальные соотношения побуждений нравственных действий сложнее и тоньше, чем принято думать: здесь очевиден специфический сплав разнородных мотивов в едином мотивационном образовании. В мотивационной структуре личности подростка мотивы социального характера реализуются при помощи познавательных действий, а социальная активность определяется реализацией альтруистических мотивов.

Результаты исследования показали, что в мотивационную структуру личности подростков включены мотивационные образования, появление и активность которых обычно относят к более поздним периодам онтогенеза личности.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Анцыферова Л.И. Связь морального сознания с нравственным поведением человека (по материалам исследований Л. Кольберга и его школы) // Психологический журнал. 1999. №3.
  2. Братусь Б.С. Психология. Нравственность. Культура. М., 1994.
  3. Весна Е.Б. Социализация и индивидуализация: закономерности и механизмы. М., 1997.
  4. Воловикова М.И. Представления русских о нравственном идеале. М., 2005.
  5. Гусейнов А.А. Язык и совесть: Избранная социально-философская публицистика. М., 1996.
  6. Конфуций. Уроки мудрости. М. – Харьков, 2003.
  7. Кузнецова Г.В., Максимов Л.В. Природа моральных абсолютов. М., 1996.
  8. Наш проблемный подросток: помогаем разрешать проблемы / Под ред. Л.А.Регуш. СПб., 2003.
  9. Петренко В.Ф. Психосемантическое исследование мотивации // Вопросы психологии. 1983. №3.
  10. Рахимов А.З. Нравология: Учеб. пособие. Казань, 2006.
  11. Сосновский Б.А. Мотив и смысл (психолого-педагогическое исследование). М., 1993.
  12. Фельдштейн Д.И. Проблемы возрастной и педагогической психологии. Избранные психологические труды. М., 1996.
  13. Фризен М.А. Особенности развития смысловой сферы подростка: Дис. … канд. психол. наук. Петропавловск-Камчатский, 2005.
Статьи по теме

Социальная психология  |  Бочавер А.А., Хломов К.Д., Корнеев А.А., Жилинская А.В.

Как подростки слышат советы родителей о будущем?

CrossRef doi:10.17759/sps.2019100212

Клиническая психология  |  Бочавер К.А., Данилов А.Б., Нартова-Бочавер С.К., Квитчастый А.В., Гаврилова О.Я., Зязина Н.А.

Перспективы салютогенного подхода к профилактике синдрома выгорания у российских врачей

CrossRef doi:10.17759/cpse.2019080104

 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

Яндекс.Метрика