Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 94Рубрики 51Авторы 8279Ключевые слова 20372 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

12 место — направление «Психология»

1,161 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,838 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психолого-педагогические исследования

Прежнее название: Психологическая наука и образование psyedu.ru

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2587-6139

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/psyedu

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2009 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Ролевые ожидания в педагогическом общении тренера и спортсмена как фактор спортивной результативности 1467

Светлова А.А., аспирант кафедры теоретических основ социальной психологии факультета социальной психологии, ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, a.svetlova@ymail.com
Полный текст

Анализируя подходы к определению критерия эффективности совместной деятельности, в частности в спорте, можно сделать вывод о том, что в большинстве работ результат как критерий эффективности деятельности представлен наиболее явно и развернуто, а во многих исследованиях он выступает в качестве единственного критерия эффективности совместной деятельности [3; 10 и др.]. Это обстоятельство объясняется тем, что мотивационно-целевой компонент является стержневым для психологической характеристики деятельности, в том числе совместной. А значит, именно он лежит в основе всех других деятельностных феноменов.

В русле возрастной и педагогической психологии выделяются два основных критерия, по которым оценивается влияние совместных форм обучения на развитие детей: совместная деятельность анализируется, во-первых, как фактор личностного развития ее участников, а во-вторых, как фактор, обеспечивающий интеллектуальное развитие [2; 6; 7; 9]. В социально-психологических исследованиях под эффективностью деятельности понимается развитие группы [4; 5 и др.]. В качестве важных характеристик совместной деятельности выделяются следующие: направленность взаимодействия в группе, определяемая мотивом деятельности [5]; анализ предмета, на который направлена деятельность, через такие характеристики, как социальная заданность и значимость, содержание деятельности [4]; целенаправленность, мотивированность, уровень целостности, структурированность, согласованность, управляемость и результативность [9]; предметность социально обусловленной совместной деятельности [2].

Успехи в любом виде деятельности, в том числе и в спортивной, зависят не только от способностей, навыков, знаний индивида, но и от особенностей его психических процессов и состояний, планирования и контроля деятельности и оценки ее результатов, мотивационных процессов, особенностей эмоциональной сферы [1; 3; 10]. Чрезвычайно важны характеристики педагогического общения между спортсменом и его наставником. Спортсмены, обучающиеся у одного педагога, могут по-разному воспринимать задачи, которые он ставит перед ними, а также иметь различные ожидания относительно его ролевого поведения и личности в целом [3]. В свою очередь, у тренера тоже есть система представлений о собственном ролевом функционале. И в ситуации конкурентной борьбы оказывается очень важным взаимопонимание тренера и спортсмена. Важно, чтобы их взаимные экспектации – ролевые ожидания – были согласованными.

Согласно точке зрения А.В. Петровского, «согласование» экспектаций протекает в процессе совместной предметной деятельности и обеспечивается посредством взаимодействия и коммуникации. Таким образом, существует проблема согласованности взаимных представлений участников совместной деятельности о социально-психологических характеристиках конкретных функциональных ролей, обусловленных целями совместной активности [7].

Мы решили изучить связь функционально-ролевых ожиданий в системе отношений «тренер – спортсмен» с эффективностью их совместной деятельности.  Разработать программу эмпирического исследования нам помогли теоретический анализ проблемы, наблюдение за профессиональным поведением и деятельностью спортсменов-фехтовальщиков и их тренерами, а также беседы с компетентными лицами – опытными психологами и педагогами, работающими в области спорта. В проведенном нами исследовании приняли участие спортсмены-юниоры в возрасте от 16 до 20 лет.

На основе анализа документов, включая данные всероссийского рейтинга спортсменов, все испытуемые были разделены на три группы по степени успешности.

В первую группу вошли испытуемые со спортивным разрядом от кандидата в мастера спорта до мастера спорта, занимающие места с 1-го по 12-е в итоговом всероссийском рейтинге (45 человек). Как показали результаты эмпирического исследования, у юниоров этой группы –  адекватный уровень притязаний, оптимальный мотивационный комплекс личности и наиболее выраженная мотивация достижения успеха.

Во вторую группу вошли спортсмены с разрядом от кандидата в мастера спорта и выше, занимающие места с 13-го по 25-е в итоговом всероссийском рейтинге (78 человек).
В процессе исследования оказалось, что у них –  адекватный уровень притязаний, наихудший мотивационный комплекс личности, преобладает мотивация избегания неудач.

В третью группу вошли испытуемые со спортивным разрядом от кандидата в мастера спорта до первого взрослого разряда, занимающие места с 26-го по 38-е в итоговом всероссийском рейтинге (64 человек). Выяснилось, что у них – неадекватный уровень притязаний, оптимальный мотивационный комплекс личности и наиболее выраженная мотивация достижения успеха.

В исследовании также приняли участие 46 тренеров, которые работают со спортсменами, входящими в состав сборных команд РФ; стаж профессиональной деятельности тренеров – от 13 до 17 лет.

Для оценки отношений в системе «тренер – спортсмен» юниорам предлагалась «Методика исследования отношений между спортсменом и тренером» (Ю.Л. Ханин,
А.В. Стамбулов), позволяющая оценить взаимоотношения между тренером и спортсменом по трем параметрам: гностическому, эмоциональному и поведенческому. Для выявления мотивационного комплекса личности (ведущих мотивов профессиональной деятельности спортсмена) использовались методика К. Замфир «Мотивация профессиональной деятельности», а также тест-опросник «МУН», позволяющий определить тип мотивации (достижения успеха или избегания неудач). Для определения уровня притязаний и самооценки использовалась методика Дембо–Рубинштейн (модифицированная нами с учетом особенностей деятельности респондентов). Спортсменам и тренерам предлагалась также разработанная нами с участием экспертов из числа опытных психологов и тренеров (стаж профессиональной работы не менее 6 лет) анкета, направленная на определение профиля реального и идеального тренера, а также на выявление функционально-ролевых ожиданий. Результаты анкеты обрабатывались методом контент-анализа.

В качестве объективного критерия успешности спортсмена учитывалось место, занимаемое им в итоговом всероссийском рейтинге.

Основная часть эмпирического исследования проводилась в период с 2010 г. по 2012 г. на спортивно-тренировочных базах для подготовки сборных команд России.

Для анализа полученных данных мы использовали критерии Краскала–Уоллиса и Манна–Уитни. Статистический анализ показал, что существует взаимосвязь между местом, занимаемым спортсменом в рейтинге, и отношением спортсмена к тренеру по эмоциональному (χ2=29,114; р≤0,01), гностическому (χ2=19,901; р≤0,01) и поведенческому (χ2=75,018; р≤0,01) параметрам. При сравнении наиболее успешных спортсменов (место в рейтинге с 1-го по 12-е) и спортсменов, которые занимают с 13-го по 25-е  места в рейтинге, оказалось, что все три параметра оценки тренера спортсменами (гностический, эмоциональный, поведенческий) выше у наиболее успешных спортсменов. Наиболее успешные спортсмены стремятся к всестороннему общению с тренером, полностью выполняют его указания, проявляя при этом элементы творчества. Спортсмены, занимающие места с 13-го по 25-е, охотно поддерживают контакты с тренером, выполняют его указания, но не проявляют при этом инициативы. При сравнении наиболее успешных (место в рейтинге с 1-го по 13-е) и наименее успешных (место в рейтинге с 26-го по 38-е) оказалось, что все три параметра оценки тренера спортсменами (гностический, эмоциональный, поведенческий) также оказались выше у наиболее успешных спортсменов. Спортсмены, занимающие с 26-го по 38-е места в рейтинге, к общению с тренером не стремятся, советов тренера не отвергают, но заинтересованности в их получении не проявляют. При сравнении спортсменов, занимающих с 13-го по 25-е места в рейтинге (среднеуспешные), и спортсменов, занимающих с 26-го по 38-е места в рейтинге (наименее успешные), оказалось, что среднеуспешные спортсмены оценивают своих тренеров по двум шкалам выше, чем наименее успешные. По гностическому параметру – различий нет.

Спортсменам предлагалось также ответить на вопросы, касающиеся их функционально-ролевых ожиданий от взаимодействия с тренером.

В ходе проведения контент-анализа нами были выделены следующие типы ожиданий  у спортсменов относительно их взаимодействия с тренерами во время тренировок, соревнований и спортивно-тренировочных сборов:

инструкция – спортсмен ждет от тренера четкой и последовательной инструкции во время соревнований;

создание спокойной, доверительной, рабочей, комфортной атмосферы;

контроль всех действий – спортсмен ожидает, что тренер будет контролировать и корректировать каждое его действие в профессиональной сфере (в спортивно-тренировочном процессе).

Также нами анализировались профили реального и идеального тренеров. С помощью метода экспертных оценок были выявлены профессионально важные качества тренера. Спортсменам предлагалось оценить выраженность профессионально важных качеств «реального» тренера, а затем «идеального» тренера. В ходе анализа результатов мы получили средние значения разброса «реального» и «идеального» представлений о тренере, а затем сравнивали полученные результаты.

Оказалось, что можно выделить три вида соотношения профилей:

1)     нет большого разрыва между профилями реального и идеального тренеров;

2)     большой разрыв между профилями;

3)     профили реального и идеального тренеров совпадают.

Выяснилось, что существует связь между местом в рейтинге, которое занимает спортсмен, и функционально-ролевыми ожиданиями относительно профессиональной деятельности тренера (р ≤ 0,01).

У спортсменов, занимающих в рейтинге места с 1-го по 12-е, нет большого разрыва между профилями реального и идеального тренера. Ожидания спортсменов относительно взаимоотношений с тренером:  создание комфортной, рабочей атмосферы;  контроль всех действий;  четкая инструкция (типы ожиданий написаны в порядке убывания значимости); кроме того тренер должен выстраивать свою деятельность и взаимодействие со спортсменом в зависимости от ситуации.

У спортсменов, занимающих в рейтинге  места с 13-го по 25-е, наблюдается большой разрыв между профилями реального и идеального тренера, причем профиль идеального тренера максимально положительный. Ожидания спортсменов относительно взаимоотношений с тренером: четкая инструкция; контроль всех действий. С точки зрения спортсменов этой группы, идеальный тренер – тот, который полностью берет ответственность на себя.

У спортсменов, занимающих с 26-го по 38-е место в рейтинге, профили реального и идеального тренеров совпадают. Ожидания спортсменов относительно взаимоотношений с тренером: контроль всех действий;  создание комфортной, рабочей атмосферы. Следует отметить, что в профиле реального тренера инструкции присутствуют, а в профиле идеального тренера инструкций нет.

Таким образом, на основании нашего исследования можно сделать следующие выводы.

Наиболее успешные спортсмены стремятся к всестороннему общению с тренером, полностью выполняют его указания, проявляя при этом элементы творчества. Среднеуспешные спортсмены охотно поддерживают контакты с тренером, выполняют его указания, но не склонны проявлять инициативу. Неуспешные спортсмены к общению с тренером не стремятся, не отвергают советы тренера, но заинтересованности в их получении не проявляют.

У более успешных спортсменов в большей степени совпадают функционально-ролевые ожидания от взаимодействия с тренером с представлениями тренера об эффективной работе со спортсменом, чем у спортсменов, занимающих более низкие места в рейтинге. Также наиболее успешным спортсменам свойственны оптимальный мотивационный комплекс личности и выраженная мотивация достижения успеха. Их представления о личности идеального тренера ближе к функционально-ролевым ожиданиям от реального тренера.

Таким образом, наиболее успешные спортсмены имеют достаточно гармоничные ожидания относительно деятельности тренера и выдвигают на первое место создание комфортной рабочей атмосферы. При этом они не склонны возлагать на тренера всю ответственность за свои спортивные результаты. Такую позицию можно считать, на наш взгляд, оптимальной для достижения успеха в спортивной деятельности.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Веракса А.Н., Горовая А.Е. Особенности использования образов спортсменами, занимающимися легкой атлетикой и художественной гимнастикой //  Психологическая наука и образование PSYEDU.ru. 2011. № 3. URL:http://www.psyedu.ru/journal/2011/3/2415.phtml
  2. Донцов А.И. Психология коллектива. М.,1984.
  3. Ильин Е.П. Психология спорта.  СПб., 2009.
  4. Кондратьев М.Ю., Ильин В.А. Азбука социального психолога-практика. М., 2007.
  5. Кричевский Р.Л., Дубовская Е.М. Социальная психология малой группы. М., 2001.
  6. Макарова А.К.Психология труда учителя. М., 1993.
  7. Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив.  М., 1982.
  8. Психодиагностика в спорте: Учеб. пособие для вузов / В.Л. Марищук, Ю.М. Блудов, Л.К. Серова.  М., 2005.
  9. Социальная психология/ Под ред. А.Л.Журавлева. М., 2002. 
  10. Спортивная психология в трудах отечественных специалистов / Сост. И.П. Волкова.  СПб., 2002.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика