Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 94Рубрики 51Авторы 8245Ключевые слова 20238 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

Психология телесности: теоретические и практические исследования

ISBN: 978-5-94321-171-3

Издатель: Пензенский государственный педагогический университет им. В.Г. Белинского

Год издания: 2009

 

Роль личностных особенностей женщины в возникновении патологии беременности (обзор современных исследований) 1721

Григорьева Е.С., зав. учебно-методическим кабинетом факультета психологии и социальной работы, преподаватель Сыктывкарского государственного университета; психолог курсов для будущих родителей Коми республиканского перинатального центра; соискатель Ярославского государственного педагогического университета им. К.Д. Ушинского, gragm@mail.ru
Полный текст

В то время как индивидуальные особенности матерей и их влияние на ребенка изучались психологией достаточно давно и полно, личность женщины как фактор, определяющий течение беременности и родов, стала вызывать интерес исследователей относительно недавно. По-прежнему наличие патологии беременности и родов понимается как зависимое только от здоровья женщины, образа ее жизни, компетентности врачей. Однако, ряд авторов предлагают введение комплексной психологической диагностики беременных в третьем триместре, что позволит повысить качество психопрофилактики. 

Являясь особым физиологическим и психологическим состоянием, беременность зависит от множества факторов, воздействующих на здоровье женщины в течение ее жизни. С медицинской точки зрения беременность часто представляется как процесс, идущий на грани с патологией. Значение психологической помощи беременным, возможности коррекции эмоционального состояния женщины преуменьшаются. Основной акцент в современном ведении беременности и лечении осложнений делается на применении лекарств, акушерских манипуляций, в то время как психологическая помощь, диагностика  применяются достаточно редко.

Так, при анализе учебников для гинекологов и акушеров выяснилось, что среди факторов, влияющих на возникновение патологии беременности, не называются  факторы желанности / нежеланности беременности, наличия у женщины сниженного фона настроения, повышенной тревожности и т.п.

Не отрицая значимости фактора здоровья беременной и роженицы, а также качества медицинской помощи, рассмотрим влияние индивидуально-психологических свойств женщины на протекание ее беременности и родов.

Личностная зрелость человека является основой его самореализации во всех сферах жизнедеятельности, в том числе и в родительстве. Зрелость позволяет личности быть гармоничной, эффективной, реализованной, конструктивно справляться с трудностями, успешно выполнять социально-культурные роли. [1]

Родительская зрелость включает сформированность основных отношений родителя (личностная зрелость), умение выбирать и осуществлять родительскую стратегию (функциональная зрелость) и осознание родительского долга и ответственности перед детьми и обществом (социальная зрелость). [2]

Исследователи указывают на существование достоверных связей между инфантилизмом и различными формами нарушений репродуктивной системы, а также на наличие корреляции между успешной адаптацией к беременности и материнству и личностной зрелостью. [1], [3]

Очевидным представляется влияние ценности материнства на психологическую готовность женщины к беременности, а также ее психологическое самочувствие в этот период. На поведенческом уровне приоритет ценностей материнства и семьи может проявляться в  стремлении к здоровому образу жизни, отсутствии вредных привычек, в насыщенной подготовке к беременности и родам, в оптимальной линии репродуктивного и контрацептивного поведения. [4]

В современном мире ценностные ориентации матерей являются амбивалентными: с одной стороны, значимость семьи, а  с другой – социальной активности. Подобная амбивалентность, а тем более – ориентация женщины на карьеру и социальную успешность может приводить к отчуждению от собственно материнских переживаний и снижению ценности материнства [2].

Исследование ценностных ориентаций по триместрам беременности показало, что наиболее значимыми для женщин с осложненной беременностью оказались два уровня организации системы ценностных ориентаций личности -  «Ценности эффективного социального взаимодействия» и «Ценности самоактуализации» (как самореализации в беременности). [5]

Одно из исследований ценностной сферы беременных женщин, направленное на изучение ценности ребенка, ценности себя как женщины и ценности себя как матери показало, что для беременных с нарушением течения беременности характерна взаимная конфронтация последних. Так, ценность себя как матери и себя как сексуального партнера конфронтируют между собой, что свидетельствует о несформированности женской идентичности. Данные ценности должны быть представлены в иерархическом соотношении в соответствии с актуальной жизненной ситуацией. Кроме того, ценность ребенка находится в напряженной конфронтацией с ценностью себя как женщины  одновременно с заниженной ценностью себя как матери. При нормальном течении беременности ценность материнства к середине беременности становится доминирующей. А абстрактная до беременности ценность ребенка входит в жизнь женщины   в период беременности как реальная, вызывая тем самым перестройку имеющихся у женщины ценностей и общей направленности личности. [6]

Таким образом, очевидной становится связь между ценностной сферой женщины и протеканием ее беременности.

Направленность личности женщины определяет жизненные приоритеты и задает стиль ее взаимоотношений с ребенком.

Г.Г. Филиппова [1] указывает на то, что в третьем триместре беременности направленность активности женщины на обустройство дома, подготовку к родам, разрешение имеющихся проблем до появления ребенка соотносится с благоприятной динамикой течения беременности, а активность, не связанная с ребенком, – с неблагоприятной динамикой.

Рефлексивность также считается одним из существенных факторов развития эмоционального компонента материнского поведения. Рефлексивное принятие нового собственного образа «Я – в положении», ощущение нового Я является одним из этапов развития психологического состояния беременной [2].

Экспериментальные исследования показали, что для женщин с тяжелым и средним по наличию патологий протеканием беременности характерно отсутствие так называемой «быстрой рефлексии», позволяющей обнаруживать собственную неадекватную поведенческую стратегию и корректировать ее. Быстрая рефлексия состоит в  автоматической (сознательно не контролируемой) генерации образов себя и других вместе с их субъективным миром. Женщины с нормально протекающей беременностью демонстрируют большую способность к обучению новым поведенческим стратегиям и адекватному их применению. [7]

Однако, вопрос о влиянии рефлексивности женщины на особенности протекания у нее беременности, а также формирования отношения к беременности является одним из наименее изученных в современной перинатальной психологии. Недостаток данных ощущается и в рассмотрении  рефлексивности женщины как детерминирующего фактора в развитии различных осложнений беременности.

Одним из наиболее изученных личностных качеств у беременных женщин является уровень самооценки. Высокая самооценка при условии объективного критичного отношения к себе – признак здоровой, принимающей себя личности. Адекватная самооценка, уверенность в себе  необходимы для благополучного течения беременности. Неадекватная самооценка у беременных с патологией может приобретать характер психологической защиты. [2, 4, 8]

По данным некоторых исследований, у женщин, имеющих нарушения репродуктивной функции до беременности (т.е. так называемая акушерская патология: гормональные нарушения, бесплодие или трудности зачатия, невынашивание и др.) присутствует завышенная самооценка, болезненное отношение к неудачам, неудовлетворенность отношением к себе окружающих, претензии к ним. Завышенная самооценка компенсирует неудовлетворенность, сопровождается болезненным самолюбием, центрированностью на себе и проблеме отсутствия детей.

У женщин с соматической (экстрагенитальной) патологией (т.е. с не гинекологическими соматическими проблемами, влияющими на репродуктивное здоровье) наблюдается неуверенность в себе, заниженная самооценка, чувство вины, неуверенность в своей материнской компетентности, зависимость от окружающих, стремление к внешней помощи [1, 3, 6].

Таким образом, анализ литературы показал, зависимость различных патологий репродуктивной сферы от уровня самооценки женщины.

Г.Г.Филиппова  [1] считает первую беременность критической точкой в развитии женской идентичности. Принятие в себе женственности напрямую связано с полноценным переживанием материнства и выполнением  функций матери.

Исследования взаимосвязи физического здоровья беременных и сформированности у них женской идентичности дало следующие результаты. У женщин с акушерской патологией обнаружено искажение полоролевой идентичности:  усиление маскулинных качеств и ослабление женственности, отвержение собственной женственности (т.е. искажение). У женщин с соматической патологией беременности наблюдается нарушение женской идентичности по типу незрелости. «В обоих случаях есть конфликтное отношение между необходимостью (внутренней или внешней) стать матерью и иметь ребенка и возможностью это осуществить (объективной – психологическая или физиологическая готовность, или субъективной – мотивационная готовность, конфликт ценностей)» [1, с.87] .

Именно беременность и материнство, связанные с проявлением физических аспектов женственности, принятием своей телесности, становятся теми ситуациями, которые актуализируют и проявляют конфликт в материнской сфере и сфере женской идентичности. Поэтому беременность часто становится наиболее уязвимым периодом, испытанием полоролевой идентичности, материнско-детских отношений, отношений женщины с партнером [1].

Научный интерес вызывает также проблема влияния на беременность и формирующееся материнство уровня ответственности женщины (или локуса контроля). Ответственность как индивидуальная характеристика является одним из показателей личностной зрелости.

Данные исследований о зависимости протекания беременности от уровня ответственности женщины показывают, что для нормального течения беременности необходим интернальный локус контроля. У беременных с патологией наблюдается экстернальный локус контроля по показателям общей интернальности и интернальности в вопросах здоровья. [8]

Как пишут В.М. Русалов и Л.М. Рудина [7], для женщин с нормально протекающей беременностью характерным является следующий девиз: «Человек – кузнец своего счастья». И наоборот, женщины с патологией беременности считают себя маленькой песчинкой в большом космосе, что также отражает их склонность к зависимости от внешних обстоятельств, нежелание взять на себя ответственность.

В работе Т.В. Скрицкой [5] локус контроля изучается в динамике по триместрам беременности методом поперечных срезов. В I и III триместрах   у женщин с патологией беременности преобладает интернальный локус контроля, а во II – экстернальный. Экстернальность, по мнению автора, связана с изменениями в ценностной сфере женщин в середине беременности, когда у женщин повышается потребность в близких людях.

Однако, как указывают Г.Г. Филиппова и соавт. [6],  в середине беременности должна сформироваться доминанта материнства, а все остальные ценности – отойти на второй план. Тем более это касается осложненной беременности, когда наиболее выраженными должны быть ценности ребенка и себя как матери, т.к. они подвергаются угрозе.

По причине неоднозначности и недостаточной раскрытости данного вопроса мы считаем необходимым более полное изучение влияния локуса контроля на протекание беременности.

Контроль поведения (т.е. саморегуляция) во время беременности достаточно часто является предметом исследования в последние годы. Беременность здесь рассматривается как естественная модель трудной жизненной ситуации, в которой оказывается личность.

При анализе контроля поведения беременных женщин была выявлена связь между сформированностью когнитивного, эмоционального и волевого контроля поведения и благополучным течением беременности. Для женщин с неблагополучным  течением беременности характерны действия путем проб и ошибок, импульсивность, пренебрежение рекомендациями врача,  невнимание к сигналам об изменении самочувствия. Когнитивный контроль у этих женщин также характеризует выбор неадекватных поведенческих стратегий. Осложнение течения беременности сочетается с низким уровнем эмоционального контроля и поведенческой дезорганизацией. Волевой контроль у женщин с неблагоприятным течением беременности характеризуется склонностью излишне переживать по поводу неудач и не стремиться к увеличению усилий и преодолению сложностей.  [8]

Влияние особенностей темперамента на вынашивание женщиной беременности и возникновение патологий также вызывает интерес исследователей. Такие личностные характеристики как экстраверсия/ интроверсия рассматриваются исследователями  как влияющие на материнство.

В.М. Русалов и Л.М. Рудина [7] приводят результаты исследования темперамента у четырех групп беременных: с тяжелой, средней, легкой степенью патологии и женщин с нормально протекающей беременностью. Для пациенток «тяжелой» группы характерны следующие темпераментальные особенности: узкая сфера психомоторной активности, общая двигательная пассивность, относительно высокий темп психомоторного поведения, большая эмоциональная чувствительность и др.

Беременные «средней» группы отличались низким уровнем психомоторного напряжения, общей двигательной пассивностью, невысокой пластичностью, средней скоростью моторно-двигательных операций, ригидностью мышления.

Пациентки с легкой степенью патологии беременности отличались высокой потребностью в движении, широкой сферой психомоторной активности, высокой мышечной работоспособностью, жаждой психомоторной деятельности. Для них характерны: плавность движений, легкая речь, быстрая вербализация, нормальная гибкость мышления и др.

Женщины с нормально протекающей беременностью обладали высокой двигательной активностью и высоким показателям по интеллектуальным шкалам темперамента. Таким образом, исследование подтвердило наличие связи между темпераментом женщины и протеканием у нее беременности.

Большое число исследований в современной психологии касается изучения эмоциональной сферы беременных женщин.

Так, наиболее разработанным является изучение влияния тревожности женщины на беременность и последующее материнство. Некоторое повышение тревожности во время беременности считается адаптивным. Умеренное повышение уровня личностной и ситуативной тревожности позволяет более чутко реагировать на изменения условий протекания беременности. Слишком низкий уровень тревоги может привести к несколько легкомысленному отношению  к состоянию беременности и осложнениям, которые могут возникнуть [4, 8, 9].

Однако сниженный фон настроения, постоянно присутствующие негативные эмоции способны вызывать тяжелые патологии течения беременности. Н.П. Коваленко пишет: «Навязчивые негативные эмоции имеют свои соматические отображения в теле человека и проявляются через накопление нервного напряжения, сбой работы конкретных органов, в данном случае через работу генитального аппарата, репродуктивной функции» [10, с. 29].

Так, исследования подтверждают, что показатели реактивной и личностной тревожности у женщин с угрозой прерывания беременности и привычным невынашиванием значительно превышают эти показатели у здоровых беременных. С возрастанием уровня тревожности существенно увеличивается вероятность появления угрозы прерывания беременности. Так, в группе низкотревожных этот диагноз имеют 31,18 % женщин, в группе со средним уровнем тревожности – 54,76 %, в группе высокотревожных – 66,67 % беременных. Тревожный тип акцентуаций личности встречается у женщин с невынашиванием, по данным некоторых исследований, почти в 8 раз больше, чем в контрольной группе. Кроме того, авторы отмечают у женщин с осложненной беременностью низкие показатели адаптивности и стрессоустойчивости. Женщины группы риска по показателям репродуктивного здоровья склонны к переживанию депрессивных состояний, эмоционально неустойчивы, раздражительны [1, 3, 4, 9].

Стрессоустойчивость женщин с осложненной беременностью не является соответствующей уровню воздействующих факторов. Для них характерны инфантильные, дезадаптивные формы реагирования на стрессовые ситуации. Кроме того, внутренние конфликты (в частности, конфликт в материнской сфере) разрешаются при помощи неадекватного механизма соматизации, что сочетается с имеющимися заболеваниями репродуктивной системы и создает «слабость органа» (по З. Фрейду), а именно – нарушений репродуктивной функции (гестоз, невынашивание, патология ребенка без нарушения здоровья матери, гормональное бесплодие) [1].

Среди психозащит можно назвать уход, бегство из стрессогенной ситуации, вытеснение, отрицание проблемы, «бегство в болезнь». Такие стратегии поведения приводят к усилению проявлений негативной симптоматики, т.к. появление соматического или эмоционального симптома не приводит женщину к мысли об изменении своего поведения или разрешения имеющейся проблемы в отношениях и т.п. [3, 6].

Клинико-психофизиологические обследования будущих матерей показывают, что для благоприятного течения беременности необходимо обладать таким индивидуальным качеством, как эмоциональная устойчивость. Известно, что у женщин с угрозой прерывания беременности и невынашиванием наблюдается ярко выраженный невротический синдром беременности,  общая эмоциональная неустойчивость, раздражительность, эмоциональная лабильность и восприимчивость, психическая истощенность и утомляемость, а также психоэмоциональная напряженность в сочетании с нарушенной адаптацией организма [3, 9].

Оптимизм считается значимой личностной чертой для беременных женщин, поскольку позитивная оценка мира способствует лучшей адаптации и гармоничному принятию беременности и материнства. Так, по данным исследователей, наиболее тяжелое состояние здоровья беременных  соотносится с высоким уровнем пессимизма [7].

В период беременности женщины становятся более сензитивными, внушаемыми. Это необходимо будущей матери, т.к. сензитивное общение и воспитание способствует успешной адаптации ребенка и его полноценному развитию. Эмпатичность, сензитивность необходимы беременной для адекватного восприятия сигналов, исходящих от будущего ребенка. Однако влияние этих качеств на психологическое и физическое самочувствие беременной является одним из наименее изученных вопросов.

Кроме того, важным фактором благополучного протекания беременности считается коммуникативная сфера личности беременной женщины, т.к. наличие близких, доверительных отношений, поддержки окружающих, возможности разделить с ними переживания этих важных периодов становления материнства являются залогом адаптивности женщины, ее социальной устроенности и психологического комфорта.

Анализ результатов тестирования по методике Кеттела показал, что женщины с нормально протекающей беременностью характеризуются следующими особенностями коммуникативной сферы: они общительны, открыты для взаимодействия с окружающими, активны, доверчивы, благожелательны, терпимы, нетребовательны. И наоборот, женщины с угрозой прерывания, с одной стороны, ожидают внимания и заботы от окружающих (медперсонала, родственников), а с другой стороны, демонстрируют холодность, недоброжелательность, бескомпромиссность. Среди них больше женщин замкнутых, обращенных на себя, скептически настроенных, подозрительных [9]. Таким образом, коммуникативные особенности являются одними из личностных качеств, определяющих психологическое благополучие женщины в период беременности.

Когнитивная сфера женщин в период беременности изучена в меньшей степени. В определенной степени готовность к материнству создает уровень и качество образования женщины, психолого-педагогические знания, которыми она обладает, гуманитарная и творческая направленность личности. Показано, что женщины с высоким уровнем образования ответственно подходят к планированию беременности, склонны к общению с будущим ребенком, больше времени уделяют подготовке к материнству: ходят на курсы, читают литературу. Они также более осведомлены о протекании беременности и возможных сложностях. [4]

Поэтому в современной психологии изучается также влияние интеллектуальных способностей на формирование материнства. Изучаются такие составляющие интеллекта, как: широта сканирования, устойчивость внимания, оперативно-слуховая память. Впрочем, достоверной разницы в данных показателей между группой беременных женщин без патологии, а также группами женщин с акушерской и соматической патологией выявлено не было.

Существуют данные свидетельствующие о влиянии ригидности мышления на возникновение патологий беременности. Так, женщины с осложненной беременностью описываются как ригидные, сталкивающиеся со  сложностями в освоении новых стратегий поведения, выбирающие неадекватные ситуации стратегии. [7]

Итак, особенности когнитивной сферы личности женщины также может определять протекание у нее беременности и формирование становящегося материнства.

Анализ литературы показал, что современная наука обладает рядом исследований, указывающих на взаимосвязь личностных особенностей и состояния здоровья беременной женщины. Я-концепция, ценностно-смысловая, эмоциональная и  коммуникативная сферы широко изучаются у женщин с физиологической и осложненной беременностью. Женщины с различными патологиями беременности обладают такими  индивидуальными особенностями, как: личностная незрелость, эмоциональная неустойчивость, неадекватная самооценка, повышенная тревожность и др. Наименее изученными являются  влияние сензитивности, эмпатийности, а также рефлексивных способностей женщины на отношение к беременности и развитие осложнений. Кроме того, обнаружены противоречия во взглядах авторов на влияние локуса контроля на протекание беременности и отношение женщины к своему состоянию. Необходимо продолжать исследовательскую работу по изучению взаимодействия личностных особенностей женщин и возникновения у них патологий беременности. Для профилактической и коррекционной работы также необходим поиск средств и методов коррекции личности беременных.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Филиппова, Г.Г. Нарушения репродуктивной функции и их связь с нарушениями в формировании материнской сферы // Журнал практического психолога. 2003. № 4-5. С. 83-108
  2. Овчарова, Р.В. Психология родительства: Учебное пособие для студентов вузов. – М.: Изд. центр «Академия», 2005. – 368 с.
  3. Блох, М.Е. Использование психотерапии у женщин с невынашиванием беременности // Журнал практического психолога. 2003. № 4-5. С. 199-207
  4. Биосоциальная природа материнства и раннего детства // Батуев А.С., Безрукова О.Н., Кощавцев А.Г. и др. / Под ред. А.С. Батуева. СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2007. 374 с.
  5. Скрицкая, Т.В. Ценностные ориентации и уровень удовлетворенности жизнью как показатель личностного роста женщины  в период беременности // Перинатальная психология и психология родительства. 2006. № 1. С. 76-82
  6. Филиппова, Г.Г., Черткова, И.Н., Сапарова, И.М., Антонов, М.В., Соколова, О.А., Рябухина, А.В., Пашкова, Ю.В., Николаева, Ю.А. Исследование психологических особенностей переживания беременности у женщин с патологией беременности // Журнал практического психолога. 2003. № 4-5. С. 64-82
  7. Русалов, В.М., Рудина, Л.М. Индивидуально-психологические особенности женщин с осложненной беременностью // Психологический журнал. 2003. Т. 24. № 6.С. 16-26
  8. Ковалева, Ю.В., Сергиенко Е.А. Контроль поведения при различном течении беременности // Психологический журнал. 2007. Т.28. № 1. С. 70-82
  9. Васильева, В.В., Авруцкая В.В. Особенности психоэмоционального статуса женщин при физиологической и осложненной беременности и программа их психологического сопровождения  // Психологический журнал. 2008. Т. 29. № 3.С. 110 -119
  10. Коваленко, Н.П. Психосоматические основы невынашивания беременности // Перинатальная психология и медицина (Психофизиология и патология беременности и родов; психотерапевтическая коррекция пре-, пери- и постнатального развития). Сборник научных трудов членов Российской Ассоциации Перинатальной Психологии и Медицины. СПб: Изд-во ИПТП, 2004-2005 гг. С. 26-30
Статьи по теме:
 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

Яндекс.Метрика