Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 94Рубрики 51Авторы 8245Ключевые слова 20238 Online-сборники 1 АвторамИздателямRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

9 место — направление «Психология»

1,617 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,920 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Социальная психология и общество

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2221-1527

ISSN (online): 2311-7052

DOI: http://dx.doi.org/10.17759/sps

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Язык журнала: русский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Отношение старшеклассников к деньгам и способам их зарабатывания 1304

Филинкова Е.Б., кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной психологии, Московского государственного областного университета, Москва, Россия, Jane421@yandex.ru
Полный текст

Отношение детей и подростков к деньгам — проблема, осознанная в отече­ственной психологии сравнительно не­давно, в 90­х гг. ХХ в. Тем не менее уже накоплен интересный материал, харак­теризующий динамику основных эконо­мических ценностей молодежи. В этом плане изучаются влияния научно­техни­ческого прогресса [9], образовательной среды [4] и семьи [2] на социализацию, ценностные ориентации современной молодежи [1; 3; 5; 6; 9], наиболее цени­мые молодежью личностные черты [1], адаптация молодежи к рыночным отно­шениям [3; 8]. Удалось выяснить, что но­вым в экономическом поведении моло­дежи является повышение роли денеж­ной мотивации. Так, например, Е. В. Ще­дрина отмечает, что ощущение себя богатым или бедным оказывает влияние на формирование профессионального вы­бора личности. Отсутствие денег у моло­дых представителей бедных семей по­буждает их выбирать профессию с боль­шими заработками, организовывать ком­мерческую или производственную дея­тельность [13]. Как следствие, экономи­ческое самосознание может быть факто­ром выбора как профессии, так и вида экономической деятельности (предпри­нимательства или наемного труда). По нашему мнению, выбор экономической деятельности связан не только и не столько с ощущением старшеклассника­ми себя богатыми или бедными, сколько с ценностным отношением к деньгам, восприятием их как средства или цели. В нашем раннем исследовании [11] были получены результаты, говорящие, что есть определенные различия в отноше­нии к деньгам у старшеклассников, ори­ентированных в будущем на предприни­мательство и ориентированных на рабо­ту по найму: школьники, планирующие работать чиновниками, характеризуются более терминальным отношением к деньгам. Малочисленность выборки не позволила сделать окончательный вы­вод, что предопределило проведение второго этапа нашего исследования, це­лью которого было изучение отношения старшеклассников с разным выбором экономической деятельности к деньгам и способам их зарабатывания.

Гипотеза, положенная в основу наше­го исследования, состоит в том, что кате­гории старшеклассников, различающиеся по выбору вида экономической деятель­ности, различаются и по отношению к деньгам и способам их зарабатывания.

В качестве объекта исследования вы­ступили учащиеся X—XI классов (16— 18 лет) средних общеобразовательных школ г. Дмитрова и пос. Томилино чис­ленностью 180 человек, из них юношей — 45 %, девушек — 55 %. Основная часть старшеклассников, принявших участие в исследовании (91,7 %), собирается посту­пать в высшие учебные заведения; ос­тальные респонденты (7,8 %) планируют в дальнейшем учиться в средних специ­альных учебных заведениях, один чело­век (0,5 %) не определился с планами. Данная выборка имеет одну особенность: крайне низкий уровень образования, о ко­тором мы судим по количеству граммати­ческих ошибок в ответах на вопросы (ми­нимальное число ошибок — 2 единицы на пять рукописных строк).

Исследование проводилось в апре­ле—мае 2009 г.

Методы исследования: стандарти­зированное интервью по специально разработанной для данного исследова­ния программе, включающее открытые и закрытые вопросы, шкалы наименова­ний и порядковые шкалы.

Методы обработки результатов: описательная статистика, контент­анализ, критерий Фишера, критерий Пирсона.

Описание результатов исследования

Предпочтения старшеклассников в выборе вида экономической деятельности. Ранее на выборке школьников из Центра образования г. Москвы, престижной школы с углубленным изучением некоторых предметов, спрофилированной на ведущие столичные вузы, нами были получены результаты, свидетельствующие о том, что к моменту окончания школы (17—18 лет) практически все юноши и девушки, делая выбор вида экономической деятельности, предпочтение явно отдают наемному труду. Было показано, что уровень осознанности, серьезности намерений весьма невысок, что выразилось прежде всего в трудности формулирования основных мотивов выбора экономической деятельности, а также в существовании негативной мотивации выбора.

В данном исследовании участие принимали старшеклассники из обычных подмосковных школ, не нацеленных специально на подготовку для поступления в вузы. Полученные результаты подтверждают основные выводы предыдущего этапа, однако есть и определенные отличия, которые мы связываем с более низким уровнем как образования учащихся X—XI классов обследованных на данном этапе школ, так и их притязаний.

Исследуемая выборка старшеклассников разделилась на четыре группы: предпринимательство в качестве будущей деятельности выбрали около трети респондентов (30,9 %), а наемный труд в государственной или коммерческой сфере — около половины респондентов (29,8 % и 15,5 %, соответственно). Среди оставшихся школьников выделились две группы — неопределившихся с выбором вида экономической деятельности (8,8 %) и равнодушных к такому выбору (14,9 %). Доля старшеклассников, выбирающих предпринимательство, совпала с аналогичной долей, полученной на первом этапе исследования, однако существенные отличия между выборками связаны со значительным числом школьников, выявленных на данном этапе исследования, которые не имеют ясного представления о будущей сфере своей предметной активности.

Уровень сформированности мотивов выбора будущей экономической деятельности у старшеклассников подмосковных школ значительно ниже, чем у группы школьников престижной московской школы: среди предпочитающих либо наемный труд, либо предпринимательство не дали ответ или не знают, почему был сделан именно такой выбор, более трети (37,7 %) респондентов, 7,2 % указали на отрицательную мотивацию выбора («Все остальное не подходит»). Если к этому добавить еще подгруппу неопределившихся с выбором экономической деятельности, то в совокупности получается, что доля старшеклассников с несформированными мотивами или негативной мотивацией выбора того или иного вида экономической деятельности достигает более половины (53,7 %) выборки, и еще 14,9 % школьников не видят разницы между видами экономической деятельности. Аналогичная доля московских школьников с несформированной позитивной мотивацией конкретного выбора была значительно меньше (41 %).

Детальный анализ типа мотивации в группах школьников, сориентированных на конкретный предпочитаемый вид экономической деятельности, показал, что имеются значимые различия между группами потенциальных наемных работников, с одной стороны, и группой потенциальных предпринимателей, с другой. В группах потенциальных наемных работников частных и государственных организаций наблюдается самый низкий уровень позитивной мотивации выбора (39,3 % и 44,4 %, соответственно), а у школьников-«коммерческих работников» одновременно и самый высокий уровень негативной мотивации выбора (21,4 %). Самая высокая определенность, понимание себя и своего выбора наблюдается так же, как и в случае с московскими школьниками, в группе потенциальных предпринимателей — 76,8 % респондентов с позитивной мотивацией выбора.

В содержании мотивов выбора вида экономической деятельности также наблюдаются отличия. Основными мотивами предпочтения работы на государство в данной выборке являются мотивы безопасности — стабильность работы, гарантированность заработка, защищенность («государство не обманет») и мотив самореализации («интересная для меня сфера»). Менее значимы в данном случае мотивы престижности, полезности деятельности для общества и мотивация материального благополучия. Наемный труд в бизнесе старшеклассники выбирали главным образом по двум мотивам: более высокая оплата труда по сравнению с госслужбой и возможность самореализации. Также встречались такие мотивы, как востребованность работника, нерискованность работы, возможность карьерного роста. Главным мотивом выбора предпринимательства является осознанное желание работать на себя (мотив независимости), вторым по значимости — стремление к материальному благополучию. Менее значимыми, но все же существенными оказались мотивы самореализации и интереса к данному виду деятельности, обусловленные новизной деятельности и желанием испытать в ней себя.

Существенных различий по содержанию мотивов выбора вида экономической деятельности между московскими и подмосковными школьниками не наблюдается в группах потенциальных предпринимателей и наемных бизнес-работников, где ведущие мотивы полностью совпадают. В группе будущих госслужащих отличия между старшеклассниками значительны. Московские выпускники разделились на две подгруппы. В первой были старшеклассники, планирующие заняться наукой и творческой деятельностью в бюджетных организациях. Эта подгруппа характеризовалась развитыми мотивами самореализации и общественной полезности деятельности. Во вторую подгруппу попали школьники, планирующие работать чиновниками, с мотивацией прежде всего материального благополучия, а затем общественной полезности. Подмосковные школьники выбирали работу «на государство» в основном из-за представлений о большей защищенности работника в данной сфере и во вторую очередь — из-за личного интереса к конкретной профессии, существующей в рамках государственной службы. Поскольку никто из подмосковных школьников даже и не помышлял о работе в сфере государственного управления, то мотив материального благополучия как главный специально не подчеркивался, хотя, разумеется, подразумевался. Первое место мотивов гарантированности, стабильности работы в иерархии мотивов трудовой деятельности у школьников из Подмосковья соответствует высокой значимости этих мотивов для взрослых наемных работников — второе место в иерархии мотивов [7]. Этот результат отличается от полученного на первом этапе, где мотивация труда потенциальных наемных работников была «сдвинута» в сторону идеализации трудовой деятельности от аналогичной мотивации уже работающего населения.

Итак, в представлениях о выборе будущей экономической деятельности у старших школьников из привилегированной и обычных школ проявились как различия, так и сходство. Различия состоят, во-первых, в степени определенности представлений о своей будущей сфере деятельности — учащиеся престижной школы более ясно представляют свое будущее. Во-вторых, различия обнаружены в мотивации трудовой деятельности у будущих наемных работников государственной сферы — старшеклассники престижной школы больше идеализируют труд, и их мотивы серьезно отличаются от соответствующих мотивов труда у взрослых. Найденное отличие мы объясняем относительно большими материальными проблемами в семьях школьников из Подмосковья и, соответственно, большей осведомленностью последних о реальностях трудовой деятельности.

Для нас более важным является сходство полученных результатов. На основании двух этапов исследования мы считаем доказанным, что:

1) предпринимательству как виду экономической деятельности отдают предпочтение не более трети старшеклассников, основная масса школьников ориентирована на наемный труд;

2) мотивация предпринимательской деятельности возникает уже в ранней юности в форме желания работать на себя; основные мотивы выбора предпринимательства у юношей и девушек 16—17 лет полностью совпадают с мотивацией предпринимательской деятельности у взрослых;

3) группы школьников, выбирающих предпринимательство, характеризуются более четко оформленными и осознанными мотивами выбора вида экономической деятельности по сравнению с учащимися, ориентированными на наемный труд.

Соотношение экономического и профессионального выбора в представлениях старшеклассников из школ разного уровня подготовки. На первом этапе исследования было выявлено, что экономический выбор делается несколько раньше профессионального: если практически все респонденты (97,5 %) уже определились с выбором вида экономической деятельности, то в случае профессионального самоопределения сделать выбор в пользу определенной области знания смогли только три пятых респондентов (62 % всей выборки). На втором этапе исследования обнаружилось, что доля старшеклассников, не имеющих однозначного предпочтения в профессиях, осталась неизменной (62,7 %). Однако с учетом роста числа старшеклассников, не представляющих себе экономическую сферу, в которой они хотели бы работать, асимметричность между экономическим и профессиональным самоопределением серьезно снизилась, но все же осталась на значимом уровне (p < 0,01). Это подтверждает сделанный ранее вывод о временной неравномерности различных видов самоопределения: выбор экономической деятельности предшествует конкретному профессиональному выбору и от уровня школьной подготовки и специальной направленности образования не зависит.

При разделении по группам, связанным с выбором вида экономической деятельности, различия, обнаруженные на первом этапе исследования, также проявились, хотя и слабее. В нашем первом исследовании было показано, что потенциальные предприниматели, в отличие от потенциальных наемных работников, слабо представляют себе отрасль народного хозяйства, где хотели бы работать в будущем: соотношение сделавших профессиональный выбор 46 % и 68 % от соответствующей группы. В данном исследовании наибольшая неопределенность в выборе профессиональной сферы также оказалась у потенциальных предпринимателей: смогли назвать будущую профессию или предпочитаемую отрасль народного хозяйства чуть более половины группы (51,8 %). Среди старшеклассников, выбравших наемный труд, уровень профессионального самоопределения оказался выше: 61,0 % из группы назвали выбираемую конкретную профессию или профессиональную область. Различия между группами в данном случае не являются статистически достоверными за счет большой доли старшеклассников, планирующих работу в бизнесе и не давших ответа о желаемой профессии (50,0 %). В то же время сравнение между «предпринимателями» и «государственными служащими» такие различия обнаруживает (р < 0,05).

Таким образом, по итогам двух этапов исследования можно сделать три вывода. Во-первых, для будущих предпринимателей значимость экономического выбора выше, чем профессионального. Во-вторых, профессиональный выбор для ребят, собирающихся создавать свое дело, значит меньше, чем для старшеклассников, готовящихся работать в государственной системе по найму. В-третьих, разный уровень школьной подготовки оказывает влияние на определенность профессионального выбора. В московской школе старшие классы были специализированными (естественные, гуманитарные, физико-математические) и спрофилированными на конкретные учебные заведения, т. е. первоначальный выбор профессиональной области уже произошел. Целенаправленное и углубленное изучение отдельных предметов привело к тому, что большая часть потенциальных наемных работников определилась с профессией, а потенциальные предприниматели, не видя никакой связи между школьными курсами и бизнесом, наоборот, больше затруднились с выбором профессии. В обычных же школах первичный отбор по интересам и соответствующая специальная подготовка отсутствовали. Как следствие, что будущим наемным работникам стало труднее выбирать профессию, но не создало препятствий с аналогичным выбором у будущих «собственников своего дела».

Ценностное отношение старшеклассников к деньгам. В данном случае нашей задачей было понять, во-первых, насколько деньги являются ценностью для старшеклассников, и, во-вторых, какую именно ценность — терминальную или инструментальную — они собой представляют. Для этого мы изучали личностный смысл денег для юношей и девушек, их представление о роли труда в жизни человека, позволяющее выяснить соотношение ценности труда и денег; представление о значении денег для большинства людей, а также представление о символе успеха в жизни и средствах достижения этого успеха.

Личностный смысл денег для старшеклассников исследовался с помощью ответов на вопрос, чем для учащихся являются деньги. Предлагалось выбрать не более трех вариантов ответа из имеющихся девяти или предложить свой вариант.

Результаты показали, что доминирующее отношение школьников к деньгам — инструментальное, как к средству достижения других целей. В качестве таковых, в первую очередь, выступают осуществление всех желаний (65,0 % респондентов), достижение независимости (60,0 %) и создание уверенности в завтрашнем дне (63,9 %). В меньшей степени деньги рассматриваются в качестве средства делать новые деньги (14,4 %), достигать высокого положения в обществе (8,3 %) и власти над людьми (3,9 %), а также средства удовлетворения потребности в личной безопасности (5,6 %). Восприятие денег в качестве символа успеха, предмета гордости (зафиксировано у 6,1 % старшеклассников) мы рассматриваем как проявление смешанного, инструментально-терминального отношения. Однако говорить о том, что деньги для старших школьников являются исключительно инструментальной ценностью, нельзя: более трети (37,2 %) школьников рассматривают деньги в качестве самостоятельной цели в жизни, что отражает проявление терминального отношения к деньгам. Обратим внимание, что понимание денег как цели было зафиксировано при прямом вопросе. Вопросы такого типа в общем случае провоцируют проявление определенной социальной желательности в ответах респондентов. Но даже в этих условиях мы получили высокий уровень терминального отношения к деньгам.

Более всего от других  отличается группа потенциальных предпринимателей: для нее деньги менее самостоятельная ценность и олицетворение независимости и более, чем для остальных групп, символ успеха и средство делать новые деньги. Значимые различия между выбирающими предпринимательство и остальными группами зафиксированы только по переменной «деньги как независимость». Этот результат значительно отличается от полученного на первом этапе исследования [11], когда было обнаружено, что группа школьников — потенциальных предпринимателей достоверно чаще выбирает понимание денег как независимость. Более того, сравнение по критерию Фишера показало, что восприятие денег как независимости в группе школьников из привилегированной московской школы встречается значимо реже (47,8 %), чем в выборке старшеклассников из Подмосковья (60,0 %).

На наш взгляд, обнаруженные различия можно объяснить несовпадением понимания денег как символа независимости в двух выборках. Мы не изучали специально, но исходя из известного факта, что уровень жизни в Москве существенно выше уровня жизни в стране в целом, в том числе и в Подмосковье, логично предположить наличие значительной разницы в доходах семей московских и подмосковных школьников. Это, по-видимому, детерминирует различную субъективную ценность денег в группах.

Переживание невозможности полностью удовлетворить имеющиеся материальные потребности у школьников из Подмосковья обусловило стремление изо всех сил добиться экономического успеха. В ответах старшеклассников из подмосковных школ, как будет показано ниже, неоднократно звучало понимание жизненного успеха как финансовой независимости, т. е. не просто достижение материального благополучия, а такого его высокого уровня, чтобы не зависеть ни от кого. То есть деньги как символ независимости никак не связывались с созданием собственного дела. В московской же школе в связи с более высоким уровнем жизни, по всей видимости, вопрос о достижении финансовой самостоятельности не является для юношества острым, и деньги как символ независимости для них связывались именно с предпринимательством, организацией своего бизнеса. То что различное понимание денег как средства независимости обусловлено именно уровнем достатка детей из московских и подмосковных школ, косвенно подтверждается значимыми различиями по шкале «деньги как спокойствие и уверенность в будущем»: 51,3 % московских и 63,9 % подмосковных старшеклассников выбрали этот вариант ответа.

Восприятие денег юношами и девушками в основном совпадает, однако для юношей деньги в три раза чаще, чем для девушек, выступают предметом гордости и почти в два раза реже — символом независимости, что соответствует половым различиям в отношении к деньгам и у взрослых.

Выявленная значительная терминальная составляющая отношения к деньгам старших школьников проверялась с помощью косвенных вопросов. Первоначально изучались представления учащихся о значимости денег для большинства людей. Оценка проводилась с помощью порядковой 11-балльной шкалы от 0 до 10, где 0 означал «абсолютно никакого значения», а 10 баллов — «это самое главное в жизни». Учащиеся в целом считают, что деньги имеют очень большое значение для человека: 8—9 баллов выбрали 57,1 % школьников, а шестая часть опрошенных (15,6 %) приписывают окружающим мнение, что деньги имеют статус самого главного в жизни. Мнения юношей и девушек достаточно близки.

Проективный характер данного вопроса позволяет утверждать, что сами старшеклассники очень высоко оценивают роль денег в их жизни. По нашему мнению, этот результат обусловлен несколькими факторами. Немалую роль играет возраст респондентов: известно, что молодежь склонна переоценивать ценность денег, с ростом жизненного опыта и с возрастом, как правило, происходит снижение субъективной ценности денег. Другим немаловажным фактором, по всей видимости, служит относительно низкий уровень жизни семей старшеклассников, актуализирующий высокую потребность в деньгах. Возможно также, что в мнении школьников нашло отражение не личное, а стереотипное мнение поколения, родившегося в 90-х гг. ХХ в.: «В нашей жизни в 21-м веке деньги правят миром?». В двух случаях при ответе на данный вопрос были записаны комментарии, свидетельствующие о внутреннем конфликте в отношении к деньгам, например, девушка, выбрав 8 баллов на шкале, приписала: «Это плохо, но так и есть». В одной работе мы нашли прямое подтверждение, что ребята, отвечая на вопрос, мысленно обращались к стереотипам своего поколения. Юноша 17 лет указал два варианта значимости денег, пояснив, что 4 балла — ценность денег для «поколения… старше 45 лет», а 8—9 баллов — для «поколения… до 30 лет».

Старшеклассники, ориентированные на наемный труд и предпринимательство, в целом сходно оценили значимость денег для большинства. При отсутствии достоверных различий всё же заметна особенность в распределении признака в группе будущих государственных служащих. Именно к этой группе относятся все школьники, считающие деньги малозначимыми в жизни (0—4 балла), а также большинство из тех, кто придает деньгам значимость на среднем уровне (5—6 баллов). Корреляционный анализ по Спирмену, сделанный на выборке школьников-«госслужащих», показывает наличие связей между оценкой значимости денег и их личностным смыслом. Высокая значимость денег соотносится с представлением о деньгах как символе высокого положения в обществе и независимости, а низкая значимость денег связана с высокой частотой восприятия их как предмета гордости (символа успеха). В других группах старшеклассников анализ не показывает никаких значимых корреляций между оценкой значимости денег и их восприятием.

Выявленные различия в представлениях о значимости денег для людей получили подтверждение при анализе отношения старшеклассников к труду как к ценности и сравнения ценности труда с ценностью денег. Старшеклассникам предлагалось ответить на вопрос, с каким высказыванием о роли труда в жизни человека они более согласны (табл. 3). В целом по выборке подавляющее большинство (88,1 % ответивших) считает, что работа есть средство достижения других жизненных целей, и «мы работаем, чтобы жить». Незначительное меньшинство (11,9 % ответивших) рассматривает работу в качестве самостоятельной цели в жизни. Таким образом, труд воспринимается юношеством как инструмент, необходимость которого определяется только возможностью удовлетворения потребности в деньгах. Получается, что в сравнении с ценностью денег ценность труда ниже, «мы работаем, чтобы жить». Выявлены различия, связанные с полом: для юношей ценность труда оказалась определенно выше, чем для девушек.

Отношение подавляющего большинства школьников к труду лишь как к средству получения материальных благ является вполне ожидаемым, поскольку согласуется с главенствующей ролью мотивации заработка в иерархии трудовых мотивов взрослого российского населения. Неожиданной была реакция школьников на этот вопрос. Как оказалось, очень немногие из старшеклассников ранее задумывались над этим вопросом, а необходимость сделать однозначный выбор заставила их размышлять и советоваться с друзьями. Активное и не всегда корректное групповое обсуждение и яростные споры большинства с меньшинством неизменно вызывали бурю эмоций в классах. По нашим наблюдениям, меньшинство всегда проявляло твердость и упорно защищало свои позиции. Высокая активность учащихся в обсуждении этого вопроса говорит об интересе учащихся X—XI классов к проблеме труда, актуальности проблемы жизненных ценностей в целом. Четкость заявленных позиций и выдвигаемых в их защиту аргументов позволяют сделать вывод, что соотношение ценностей труда и денег к раннему юношескому возрасту уже сформировалось, хотя еще слабо осознается.

Типичная для большинства инструментальная ценность труда в группах с разным выбором экономической деятельности выражена не одинаково. Будущие государственные служащие чаще остальных групп склонны рассматривать труд как цель, а не средство. Этот результат органично согласуется с относительно более низкой оценкой значимости денег для людей, сделанной школьниками-«госслужащими», и подтверждает проективный характер предыдущего вопроса.

Представления старшеклассников о деньгах как необходимом условии достижения успеха в жизни. Старшеклассникам предлагалось ответить на вопросы, что для них является символом достижения успеха в жизни и каковы средства и условия достижения этого успеха. Ответ на первый из поставленных вопросов особенных неожиданностей не принес. В качестве символа успеха в жизни выступили факторы, которые в сознании большинства населения прочно связаны с формулой человеческого счастья: семья и работа. Если счастливая семья рассматривается как ведущий символ успеха в жизни и упоминается практически каждым вторым из ответивших на этот вопрос (43,4 %), то факторы, связанные с производственной деятельностью человека, являются менее значимыми. Любимая интересная работа воспринимается как успех в жизни каждым четвертым из ответивших (25,0 %), получение хорошего образования — каждым шестым (15,8 %), успешная карьера — одним из восьми старшеклассников (12,5 %). Престижная работа и связанный с ней высокий социальный статус представляются успехом в жизни относительно небольшому числу старшеклассников (5,3 % давших ответ респондентов), что объясняется особенностью выборки с низким уровнем производственных притязаний.

Глобально мыслящие юноши и девушки считают символом успеха в жизни достижение всех поставленных целей или счастья (11,1 % и 3,2 % ответивших респондентов, соответственно). Отдельное мнение состоит в том, что жизненный успех представляет собой итоговую позитивную оценку личности окружающими или же самооценку (11,8 % от всех высказываний). Символами успеха личности в жизни выступают: целеустремленность, «умение держать удары судьбы», заслуженная слава, уважение, любовь и одобрение окружающих, уверенность в себе, независимость, востребованность, нахождениие своего места в жизни, профессионализм, принятие себя, гордость, чувство собственного достоинства, интерес к жизни, честность, ответственность.

Анализируемые результаты имеют две особенности. Первой особенностью является высокий процент старших школьников (16,0 % опрошенных), которые не смогли дать ответа на поставленный вопрос. Часть респондентов честно написали, что они не задумывались над этим вопросом, а один 17-летний юноша заявил, что за ответом на такой вопрос следует приходить лет через тридцать. На наш взгляд, представленные эмпирические результаты носят определенно негативный характер, поскольку говорят не только о низкой рефлексивности подрастающего поколения, не задумывающегося (или задумывающегося значительно позже) о смысле собственной жизни, но и, по всей видимости, о незначимости этой проблемы для определенной части юношества.

Второй, более важной для нас особенностью полученных результатов является весомая доля старших школьников, которые в качестве символа жизненного успеха рассматривают деньги или материальный достаток (39,5 % давших ответ). Типичными являются высказывания, в которых семья и деньги упоминаются одновременно, более того, семейное счастье ни одним из старшеклассников отдельно от материального достатка не рассматривается: «Материальная обеспеченность, благополучие в семье»; «Быть полностью обеспеченным в жизни, иметь счастливую семью и ни в чем не нуждаться». Даже человеческие отношения не мыслятся без финансового обеспечения: «Иметь много денег и любовь!».

Подчеркивается значимость денег и материального достатка в качестве олицетворения успеха и при их сравнении с работой и образованием: «деньги, работа, семья»; «автомобиль, недвижимость, достижения в работе»; «хорошее образование и хорошее материальное обеспечение». То, что сама работа как символ жизненного успеха не жестко связана с деньгами, а является относительно независимым фактором, акцентируется респондентами специально: «… высокооплачиваемая и интересная работа»; «… хорошая работа и очень большая зарплата»; «… хорошая работа, приносящая не только заработок, но и духовное удовлетворение». В последнем высказывании обращает на себя внимание иерархия значимости факторов удовлетворенности работой: сначала заработок, а потом духовное удовлетворение. Представление денег в качестве единственного символа жизненного успеха также встречается: восемь человек из 180 (2,6 % респондентов) ничего, кроме денег, не хотят иметь в жизни.

Используя контент-анализ текстов, мы разделяли ответы, связанные с характеристикой работы, на понимание ее как источник материальных благ (относили эту часть высказывания к статье «деньги, материальные блага») и понимание работы как источник удовлетворения духовных потребностей — личностного роста и самореализации человека (относили эту часть к статье «хорошая, любимая, интересная работа»). Таким образом, были выделены три главные цели, достижение которых символизирует для старшеклассников успех в жизни: семейное счастье; материальное благополучие; работа, приносящая удовлетворение.

Напрашиваются два вывода: 1) ценность денег и материальных благ очень высокая, раз они воспринимаются как символ жизненного успеха; 2) рядоположенность денег в сознании старших школьников таких ценностей, как «семья» и «работа», заставляет думать, что в данном случае мы зафиксировали терминальную составляющую ценностного отношения к деньгам.

Что же необходимо, с точки зрения 16—18-летних юношей и девушек, для достижения жизненного успеха? Полученные ответы на этот вопрос выглядят несколько неожиданными. Оказалось, что представление о факторах достижения успеха в жизни есть даже у большинства из тех респондентов, которые затруднились определить, в чем же воплощается этот успех1.

Все высказывания, определяющие условия или средства достижения успеха в жизни, можно разделить на две неравные группы — «внутренние» (прямо и однозначно зависящие от личности) и «внешние» по отношению к человеку (независимые или косвенно зависящие от личности) факторы. Главным фактором достижения жизненного успеха юноши и девушки считают личность человека: из 41 перечисленных старшеклассниками фактора только 5 (деньги, связи, друзья, удача, поддержка окружающих) прямо не связаны с личностью, хотя косвенная связь в некоторых случаях имеет место. Количество упоминаний «внешних» факторов в общей массе условий достижения успеха в жизни составляет 10,1 %, что не позволяет считать их вообще незначимыми в жизни человека, но заставляет говорить о них как о второстепенных. Отношение к деньгам как к инструменту, выраженное в восприятии их как необходимого условия или средства достижения жизненного успеха, проявлено старшеклассниками значительно слабее, чем отношение к деньгам как к самостоятельной ценности. Старшеклассники в своем большинстве считают, что психологические характеристики являются фактором достижения главных жизненных целей (семья, деньги, работа), но никак не деньги служат основой в этой тройке для достижения двух оставшихся целей. Последнее утверждение верно не для всех: несколько человек на вопрос о личностном смысле денег ответили, что деньги ими воспринимаются как основа для создания семьи. Кроме того, на первом этапе исследования при аналогичном вопросе вариант ответа «деньги — основа для создания семьи» присутствовал, и его выбрала треть (34,2 %) всех респондентов. Но всё же приведенные результаты не меняют главного: исследуемое большинство деньги в качестве инструмента рассматривает в меньшей степени, чем в качестве цели.

Среди «внутренних» факторов ведущими являются особенности личности, проявление индивидом определенных личностных свойств, на втором месте по значимости — образование, на третьем — здоровье. Личностные особенности, тесно связанные с жизненным успехом, по мнению старшеклассников, разнообразны. Прежде всего к ним относятся волевые качества личности: «стремление к цели» (целеустремленность), «воля», «упорство», «твердый», или «сильный характер» и т. п. В совокупности волевые качества составляют четверть (25,6 %) всех высказываний, их как фактор достижения успеха в жизни рассматривают половина всех старшеклассников, участвовавших в опросе. На втором месте по значимости — наличие осознаваемого «желания» чего-либо достичь, «цель в жизни» (13,6 % высказываний), на третьем и четвертом — «трудолюбие» и интеллектуальные способности, по определению школьников, «голова на плечах» (7,6 % и 5,3 % высказываний, соответственно). Эти личностные особенности считают значимыми факторами жизненного успеха от одной десятой части до четверти школьников. Реже упоминаемыми, но все же повторяющимися являются: умение общаться (2,2 %2), вера в себя (1,9 %), терпение (1,7 %), независимость (1,4 %), честность, хитрость и умение идти на обман, наличие требуемых способностей, умение «найти себя в жизни» (все перечисленные по 0,8 %), изворотливость, ответственность, умение держать удар, учиться на ошибках, оставаться самим собой, быть расчетливым, креативным и иметь деловую хватку (все по 0,6 %).

Представления старшеклассников о степени доходности и рискованности различных способов зарабатывания денег. Наиболее доходными старшеклассникам представляются предпринимательство и работа в государственной организации, на третьем месте — творческая деятельность (работа певцом, актером и т. д.). Наемный труд в бизнесе и игра на бирже рассматриваются школьниками как значительно менее доходные, чем перечисленные ранее виды деятельности, а зарабатывание криминальными способами и игрой в лотереи и азартные игры как совсем низкодоходные.

Наблюдаются определенные гендерные различия в представлениях о доходности различных способов получения денег. Юноши по сравнению с девушками считают более доходными игру на бирже (средние баллы — 3,6 и 4,13, соответственно) и криминальную деятельность (средние баллы — 3,79 и 4,26). Одновременно юноши приписывают меньшую доходность по сравнению с девушками творческой деятельности (средние баллы -3,84 и 3,43) и работе по найму в бизнесе (средние баллы -4,23 и 3,67). Расчеты по критерию Фишера показывают, что на уровне менее чем 5 % вероятности ошибки половые различия в оценке доходности наемного труда в бизнесе и биржевой игры являются значимыми.

Сравнение по группам учащихся показывает, что есть определенное соответствие между представлением о доходности конкретной деятельности и выбором этой деятельности. Например, оценка доходности создания собственного дела самая высокая в группе потенциальных предпринимателей, доходность государственной службы выше всех оценивается будущими работниками государственной сферы экономики, а доходность наемного труда в частной организации — будущими работниками коммерческой сферы. Группы ребят, собирающихся работать по найму на предприятиях разных форм собственности, заметно ближе друг другу, чем к группе потенциальных предпринимателей. Расчеты углового преобразования Фишера выявили значимость различий между группами школьников-«предпринимателей» и школьников-«наемных работников в коммерческой сфере» по двум переменным: «оценка доходности работы по найму в коммерческой сфере» и «оценка доходности открытия собственного дела». Также найдены различия между будущими предпринимателями и государственными служащими по параметру «оценка доходности работы в государственной организации». Основываясь на статистических расчетах, мы можем сделать вывод, что субъективная оценка доходности является одним из факторов выбора вида экономической деятельности.

Наиболее рискованными старшеклассники считают социально неодобряемые виды получения денег: криминальную деятельность (воровство, разбой и т. п.) и азартные игры (лотереи, игровые автоматы, рулетка и т. д.). Различий в полученных иерархиях рискованности деятельности между выборками 2007 (первый этап исследования) и 2009 гг. не выявлено, хотя уровень оценки риска в выборках московских и подмосковных школьников отличается, иногда существенно.

Среди социально одобряемых видов наибольший риск, по мнению респондентов, связан с биржевой или профессионально-спортивной деятельностью. В 2007 г. мы интересовались оценкой рискованности занятий профессиональным спортом, а в 2009 г. — оценкой риска в биржевой деятельности. В обоих случаях школьники эти виды деятельности по степени рискованности поставили на третье место, причем судя по среднему баллу игра на бирже оценивается ими как заметно более рискованное занятие, чем профессиональный спорт. Интересно, что три первых места в рейтинге наиболее рискованных заняли такие способы регулярного получения денег, которые в наименьшей степени знакомы учащимся.

Среди относительно более знакомых школьникам видов зарабатывания учащиеся дружно назвали как самое рискованное дело предпринимательство, которое заняло четвертое место в общем рейтинге. На пятом месте — занятие творческими видами деятельности. Самым нерискованным считается старшеклассниками работа по найму в государственной или в частной организации (6—7-е места в иерархии).

Гендерных различий по оценке рискованности отдельных видов получения денег не наблюдается.

Группы респондентов, ориентированные на разные экономические сферы, каких-либо заметных различий в оценках рискованности разных видов регулярного получения денег не показали. Таким образом, можно сделать вывод, что оценка риска в деятельности не является фактором ее предпочтения или отвержения.

Выводы

1. Выбор вида экономической деятельности не зависит от уровня полученного в школе образования: и в школе с углубленным изучением некоторых предметов, и в обычных школах предпринимательство выбирают не более трети старшеклассников, большинство  из них предпочитают наемный труд. Одной из детерминант выбора экономической деятельности является представление о ее доходности; оценка рискованности деятельности с экономическими предпочтениями не связана. Образование (уровень школьной подготовки), не влияя на выбор вида экономической деятельности, в то же время является фактором сформированности, осознанности этого выбора.

2. На основании двух этапов исследования мы считаем доказанным, что группы школьников, выбирающих предпринимательство, характеризуются более четко оформленными и осознанными мотивами выбора вида экономической деятельности по сравнению с учащимися, ориентированными на наемный труд. Мотивация предпринимательской деятельности возникает уже в ранней юности в форме желания работать на себя. Основные мотивы выбора предпринимательства у юношей и девушек 16—18 лет полностью совпадают с мотивацией предпринимательской деятельности у взрослых. Вместе с тем мотивация выбора школьниками наемного труда может серьезно отличаться от аналогичных мотивов взрослых, что в определенной степени детерминировано удовлетворенностью потребности учащихся в материальных благах.

3. Сравнение профессионального и экономического самоопределения учащихся школ с разным уровнем подготовки подтверждает, что выбор экономической деятельности осуществляется раньше профессионального выбора. Для будущих предпринимателей значимость экономического выбора выше, чем профессионального. Уровень и специальная направленность школьной подготовки оказывают влияние на определенность профессионального выбора.

4. Для старшеклассников деньги представляют очень большую ценность. Отношение к деньгам как ценности носит инструментально-терминальный характер и внутренне противоречиво. С одной стороны, школьники заявляют о том, что деньги в большей степени для них есть средство осуществления всех желаний, достижения независимости и создания уверенности в завтрашнем дне, а в меньшей степени — самостоятельная цель в жизни. С другой стороны, являясь символом успеха в жизни наравне с такими факторами, как счастливая семейная жизнь и любимая интересная работа, деньги выступают как преимущественно терминальная ценность. Противоречивость в отношении к деньгам видна и при сравнении денег с оставшимися главными человеческими ценностями — семьей и работой. Часть школьников видит в деньгах основу для создания семьи, но одновременно оказывается, что само существование семьи базируется на материальной основе, поскольку ни одним из опрошенных семейное счастье не мыслится в отрыве от материального успеха в жизни. При сравнении с работой большая относительная ценность денег осознается более четко: труд выступает инструментом для получения материальных благ, деньги в данном случае являются целью деятельности. На наш взгляд, внутренне конфликтное отношение к деньгам у старшеклассников отражает трансформацию системы ценностей в коллективном российском сознании, а точнее тот ее этап, когда старые ценности оказались дискредитированы, а новые еще не сформировались.

5. Группы школьников, ориентированные на разные виды экономической деятельности, различаются по отношению к деньгам. Для потенциальных предпринимателей деньги несколько чаще выступают в качестве предмета гордости и средства делать новые деньги, хотя на данной выборке различия не носят значимого характера. Для группы старшеклассников, выбирающих государственную службу, ценность денег относительно более низкая, чем для потенциальных предпринимателей и наемных бизнес-работников.

6. Восприятие денег юношами и девушками в основном совпадает, однако для юношей деньги в три раза чаще, чем для девушек, выступают предметом гордости и почти в два раза реже символом независимости, что соответствует половым различиям в отношении к деньгам у взрослых. Значимость денег для девушек выше, относительно более низкая ценность денег для юношей связана с более высокой оценкой роли труда в их жизни.


1 - не ответили на данный вопрос всего 3,8 %, в сравнении с 16,0 % респондентов, не давших ответ на предыдущий вопрос.
2 - здесь и далее указанная доля рассчитывалась от общего числа высказываний по этому вопросу, соответствующее число старшеклассников — от 8 до 2 человек.
3 - в исследовании 2007 г. принимали участие 119 учащихся, подробно характеристику выборки можно посмотреть в статье: [11].

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Булкин А. Н. Социально-философские аспекты ценностного ориентирования молодежи: Автореф. дисс. ... канд. филос. наук. Ставрополь, 1997.
  2. Гусева Т. В. Потребительское поведение детей старшего дошкольного возраста в процессе социализации: Автореф. дисс. … канд. психол. наук. Ярославль, 2005.
  3. Дейнека О. С. Психологические проблемы адаптации личности к рыночным условиям // Вестник СПбГУ. 1997. Сер. 6. Вып. 4. № 27.
  4. Дробышева Т. В. Динамика ценностных ориентаций личности в условиях раннего экономического образования: Дисс. ... канд. психол. наук. М., 2002.
  5. Зарубина Н. Н. Деньги как социокультурный феномен: пределы функциональности // СОЦИС. 2005. № 7.
  6. Лапин Н. И. Изменение ценностей и новые социокультурные структуры… Куда идет Россия? М., 1998.
  7. Патрушев В. Д., Бессокирная Г. П. Динамика основных ценностей повседневной деятельности и мотивов труда московских рабочих в 1990_е годы // СОЦИС. 2003. №5.
  8. Попов В. Г. Социокультурные ориентации и адаптация молодежи к общественным преобразованиям в современной России: Автореф. дисс. … докт. соц. наук. Екатеринбург, 1997.
  9. Серафимова З. С. Проблемы социализации юношества в условиях НТП: Дисс. ... канд. филос. наук. М., 1990.
  10. Хайрулина Ю. Р. Ценности в сфере труда: особенности и факторы (на материалах Республики Татарстан) // СОЦИС. 2003. № 5.
  11. Филинкова Е. Б. Предпочтения старшеклассников в выборе вида экономической деятельности // Вестник МГОУ. Сер. «Психологические науки». 2009. № 4.
  12. Филинкова Е. Б. Психология российского предпринимательства: Учеб. пособие. М., 2007.
  13. Щедрина Е. В. Исследования экономических представлений у детей // За рубежом. 1991. № 1.
Статьи по теме

Клиническая психология  |  Бочавер К.А., Данилов А.Б., Нартова-Бочавер С.К., Квитчастый А.В., Гаврилова О.Я., Зязина Н.А.

Перспективы салютогенного подхода к профилактике синдрома выгорания у российских врачей

CrossRef doi:10.17759/cpse.2019080104

 
О проекте PsyJournals.ruЛауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

© 1997–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Лауреат XIV национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года

Яндекс.Метрика