Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8382Ключевые слова 20536 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Социосфера

Издатель: ООО Научно-издательский центр «Социосфера»

ISSN: 2078-7081

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Язык журнала: русский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Формы завершения и принципы урегулирования политических конфликтов 638

Шафиев У.А., Бакинский государственный университет, Баку
Мирбашир Э., Бакинский государственный университет, Баку, Азербайджан
Полный текст

Одним из приоритетных направлений современной конфликтологии является подго­товка конструктивных механизмов решения конфликтов. Происходящие в обществе опреде­ленные противоречия вынуждают людей меняться относительно их урегулирования. Исто­рически существовали разнообразные формы урегулирования конфликтов. Однако до пере­хода к анализу форм разрешения конфликтов необходимо дать определение некоторым по­нятиям анализируемых категорий. Таким образом, понятия «завершение конфликта», «раз­решение (решение)», «урегулирование» и др. имеют разные значения. Процесс завершения конфликта предполагает предотвращение конфликта по любым причинам. Понятие «раз­решение конфликта» предполагает посредством совместных усилий субъектов конфликта разрешение противоречий и проблем, лежащих в основе этих противоречий. Для разреше­ния конфликта требуется деятельность обоих субъектов конфликта. Они, взаимодействуя между собой в результате переговорных процессов, разрешая противоречия, порождающие конфликты, способствуют их решению. Помимо этого, процесс решения конфликта тре­бует серъезных изменений в позициях сторон. По мнению американского конфликтолога М. Дойча, начальными критериями разрешения конфликта является обеспечение интересов  каждой стороны или же удовлетворение условиями разрешения конфликта обеими сторона­ми (2, с. 212). Говоря об урегулировании конфликта, имеются в виду попытки разрешения противоречий с участием третьей стороны. Во время урегулирования конфликта существу­ет большая вероятность принятия решений, отвечающая интересам или посредника, или же одного из сторон. А это является причиной непрерывности постконфликтных отношений. Урегулирования конфликта может  служить решению только определенных его элементов. Урегулирование также обусловливает принятие определенных компромиссных решений. Урегулирование конфликта способствует достижению первичных целей и обеспечению не полностью, в определенной степени, интересов сторон (6, с. 143). О завершении конфлик­та можно говорить тогда, когда имеются основные признаки конфликта, по мере того, как противоречие между сторонами на время приостановлено.

Захоронение конфликта предполагает предотвращение основных структурных элемен­тов конфликта с помощью различных способов давления. Захоронение конфликта традици­онно носит деконструктивный характер, то есть не предполагает обоснованное предотвра­щение противоречий, порождающих конфликт, просто в большинстве случаев происходит уничтожение его признаков насильственными способами. Если иметь в виду, что проис­ходящие противоречия сопровождаются материальными, моральными, а самое  главное – человеческими потерями, то скорое захоронение конфликта также имеет конструктивную сторону. Существующий или же продолжающийся конфликт при переходе в другой также считается завершенным. Это происходит тогда, когда между сторонами начинаются более резкие, совсем отличные от предыдущих противоречия. То есть, меняется объект конфлик­та. В таких случаях прежние противоречия теряют свою значимость, и внимание уделяется предотвращению новых противоречий. Если среди вышеперечисленных понятий определе­ние границ носит иногда относительный характер, то оно имеет важное значение в правиль­ном оценивании существующей конфликтной ситуации.

Какими путями будет завершен политический конфликт, зависит от характера конкрет­ного конфликта. Поскольку конфликты происходят из-за борьбы, конкуренции и противо­речивых интересов различных социально-политических групп, также существует и разный характер методов, подходов к разрешению каждого конфликта. Помимо того, форма завер­шения конфликта напрямую зависит от того, на какой стадии развития он находится. Так, например, по мнению выдающегося исследователя К. Митчеля, предотвратить конфликт обычно можно на его латентной стадии завершения. Это объясняется тем, что противо­речия, стоящие в основе конфликта в латентной стадии, имеют относительно умеренный, мягкий характер. В это время возможности влияния на все элементы конфликтного поведе­ния субъектов оказываются большими. Форма урегулирования завершения конфликта при­обретает значение, когда стороны стоят уже в открыто противоречивом положении. В таком случае, основываясь на подходе К. Митчеля, можно сказать, что завершение конфликта так­же может происходить при латентной стадии  развития. 

По мнению  К. Митчеля, политический конфликт может считаться завершенным в ни­жеследующих  условиях [1]:

  • когда причины, порождающие конфликты, полностью уходят из политической жиз­ни;
  • при принятии политических решений, удовлетворяющих всех участников и направ­ленных на завершение конфликта;
  • когда нет необходимости контроля третьей стороной осуществления достигнутых согласованных условий договора;
  • когда достигнутая договоренность считается правильной и справедливой со стороны всеми участниками конфликта;
  • когда достигнутая договоренность состоит не из компромисса, потому что в таком случае обеспечивается  только лишь некоторая  часть интересов сторон;
  • при условии восстановления сотрудничества и  создания позитивных отношений между сторонами конфликта по достижению договоренности;
  • когда стороны конфликта добровольно принимают достигнутое соглашение без внешнего  давления.

По мнению же многих исследователей, в общем использование термина «завершение конфликта» – неправильно. Здесь можно отметить известного немецкого социолога Р. Да­рендорфа, который считает, что термин «завершение конфликта» и мнение относительно его важности порождают ложные и ошибочные представления. По его мнению, полностью завершение конфликта или бесконфликтное общество нереально [5, с. 145].

Для односторонней деятельности, обусловливающей завершение конфликта, харак­терная особенность состоит в том, что субъекты во время такой деятельности показывают полную свободу независимо  друг от друга. Первое направление естественно односторон­ней деятельности, обусловливающее завершение конфликта, может быть характерным для всех положений конфликта. Таким образом, конфликт может быть завершен только победой одной из сторон. Начальное положение сторон, после поражения противника, состоит в полном достижении своих интересов после  эскалации открытого столкновения конфликт­ного положения.

Односторонняя деятельность субъектов конфликта, направленная на полное  удовлет­ворение своих притязаний, наряду с условием победы одной из сторон, может также умень­шить полностью или частично потенциал обеих сторон. Завершение конфликта на основе этих принципов, как правило, сопровождается активным насилием и экономическим упад­ком субъектов. Помимо этого, завершение конфликта полной победой одной из сторон носит крайне опасный характер. Таким образом, в это время противоречия, стоящие в основе кон­фликта, не урегулируются и продолжают сохранять свою актуальность. Неурегулирование же противоречия после постконфликтной ситуации содержит более резкую актуальность. Таким образом, полная победа одного из субъектов конфликта осушествляется за счет пол­ного контроля целей и интересов противоположной стороны. Мир и установленное наряду с ним бесконфликтное положение в таких условиях не может быть продолжительным. Опас­ность характера урегулирования конфликта такими путями отмечает бывший госсекретарь США, один из известных исследователей в области политической науки Киссинджер: если одна из сторон полностью удовлетворена условиями урегулирования  конфликта, то значит, другая сторона будет полностью не довольна [4, с. 36].

Одним из видов односторонней деятельности субъектов политического конфликта, обусловливающие его завершение, является признание одной стороны перед противником своего поражения без какого-либо сопротивления, т. е капитуляцией. Это обычно происхо­дит тогда, когда соотношение сил между сторонами является неравным и слабая сторона, во избежание еще более тяжелых последствий, признает свое поражение. Из истории известно множество конфликтов, в которых один из субъектов конфликта перед сильными военны­ми силами противника сдается без боя. Такое завершение конфликта логически возможно на основе не реализации целей и интересов капитулировавшей стороны. Это означает, что основные противоречия, порождающие конфликт и, естественно, возможность нарастания конфликта в более резкой форме будет продолжаться.

В научной литературе по конфликтологии показывается лояльное отношение субъектов конфликта к конфликтной  ситуации как одно из направлений односторонней деятельности. То есть такое значение деятельности заключается в том, что не принимаются никакие меры, направленные на урегулирование возникших в обществе противоречий. Такое положение в науке о конфликтологии называется «избегание конфликта». В большинстве случаев лояль­ное отношение к конфликтной ситуации исходит из отрицания существования их в обще­стве. То есть какое-либо противоречие, происходящее в обществе, не принимается, и ему не уделяется должного внимания. Такое отношение к конфликтам также является опасным. Г. Киссинджер, анализируя эту проблему, отмечал: «нерешение конфликта создает кризис, неконтролируемый же кризис порождает в обществе катаклизмы». И правда, происходив­шие в недавнем прошлом события доказывают высказывания Киссинджера. Таким образом, из-за непризнания и непринятия  возникших национальных, экономических, социальных противоречий со стороны правительства в бывшем СССР впоследствии все постсоветское пространство оказалось охваченным множеством острых конфликтов. Значит, если пробле­мы и противоречия не находят вовремя своего решения, то они, накапливаясь с годами, впоследствии создают эффект «пороховой бочки». Говоря иными словами, завершение кон­фликта возможно на основе наличия противоречий в его основе. Несмотря на это, многие исследователи отмечают положительные стороны такого завершения конфликта. Например, избежать конфликт можно в более короткий период времени. Избегание конфликта также ликвидирует необходимость привлечения дополнительных ресурсов. Оно в значительной степени может обусловливать ослабление степени его развития.

Как мы уже отмечали, политический конфликт также может быть завершен в результате совместной деятельности его субъектов. Урегулирование конфликта совместными усилиями субъектов носит конструктивный характер и обладает множеством преимуществ. Субъекты конфликта, обсуждая возникшие противоречия между собой или осознавая его важность, дают преимущество формам совместной деятельности. Именно политическими средствами в результате совместной деятельности возможно урегулирование конфликта. Говоря о поли­тическом урегулировании конфликта, имеют в виду осуществление переговорного процесса прямо или с участием медиатора. Переговорный процесс, позволяющий сторонам придти к общему знаменателю, обусловливает установление договоренности между ними.

Иногда субъекты конфликта наряду с совместными действиями по решению спорно­го вопроса прибегают к использованию односторонней деятельности. То есть, параллель­но стараются реализовывать эти виды деятельности. Однако в процессе урегулирования конфликта возможность субъектов осуществлять различные виды деятельности на новом уровне бывает ограниченной. В зависимости от характера конфликта, от уровня напряжен­ности и существующих условий доминирует только один из видов деятельности. Какой вид деятельности будет доминировать, зависит, наряду с отмеченными факторами, также от су­ществующих традиций, от участников конфликта, имеющих механизмы урегулирования, от полученного опыта в этой области и т. д. В процессе урегулирования конфликта основной вид деятельности может  быть заменен другими. Такие изменения имеют свои причины.

В анализируемых видах деятельности субъекты конфликта  пользуются конкретными средствами. Средства, используемые в процессе урегулирования или же решения политиче­ского конфликта, целесообразно объединить в две  группы. Это мирные и насильственные средства. Если обратить внимание на научную литературу по конфликтологии, можно уви­деть, что мирные и насильственные средства урегулирования конфликтов обычно противо­поставляются  друг другу. Эта тенденция более явно показывает себя в системе междуна­родных  отношений. Однако, по нашему мнению, противопоставление в более резкой форме мирных и насильственных средств не согласуется с реальностью. То есть нельзя сказать о наличии жесткой границы между ними. Мирные и насильственные средства обычно допол­няют друг друга. Взгляды канадского ученого, виднейшего исследователя переговорного процесса, Г. Уинхема, доказывают это. Так, по мнению Г. Уинхема, переговоры обычно яв­ляются «орудием» победителей. Они, получив превосходство с помощью силы, посредством переговоров стараются его сохранить и усилить. Самое большое значение переговорного процесса состоит в том, что он обеспечивает стабильность в обществе. Те, которые стара­ются изменить международное  положение военным путем, ставят стабильность в большую опасность. Помимо этого, Г. Уинхем в другом своем произведении выражал похожие мыс­ли. Он писал, что переговорный процесс обусловливает восстановление отношений между уже пострадавшими от конфликта, или же состоящими в конфликтном положении госу­дарствами. В этом смысле переговоры во взаимоотношениях выполняют вспомогательную функцию насильственным средствам в процессе ликвидации противоречий.

В общем, взгляды о диалектическом единстве мирных и насильственных средств, под­держиваются со стороны многих исследователей. Одним из таких исследователей являет­ся русский исследователь В. Б. Луков. В. Б. Луков, исследуя эту проблему, отмечал, что исторически переговоры использовались как орудие для подготовки новой войны или же для легитимации последствий вооруженных конфликтов. Автор считал, что переговорный процесс является одним из направлений военной стратегии и он используется для принятия одной из сторон военного преимущества со стороны противника.

Из вышеперечисленного становится ясно, что сколь конструктивными мирные средства урегулирования конфликта не были бы, будучи подчиненными насильственным средствам или же играя роль вспомогательного элемента в их отношениях, они приобретают второ­степенное значение. Такое положение, можно сказать, прослеживается по всей истории. Французский дипломат Франсуа де Кальер, являющийся автором первого произведения о переговорах, не случайно писал, что участник переговоров прежде всего должен обладать полной информацией о вооруженных силах противника. Потому что последствия перегово­ров определяют именно насильственные средства [3, с. 403].

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Андреев В. В. Процесс посредничества в решении социального конфликта // Автореферат диссерта­ции на соискание ученой степени кандидата социологических наук. – Новочеркасск, 1999.
  2. Дойч М. Разрешение конфликта (Конструктивные и деструктивные процессы) // Социально-политический журнал. – 1997. – № 1, С. 202–212.
  3. Кальер Ф. Каким образом договариваться с государями. – М: МИА, 2001. – 403 с.
  4. Лебедева М. М. Политическое урегулирование конфликтов. – М.: Аспект-Пресс, 1999. – С. 36.
  5. Элементы теории социального конфликта // Социологические исследования. – 1993. – № 5. – С. 145.
  6. Юридический конфликт: процедуры разрешения (Юридическая конфликтология). – М., 1995. – Ч. 3. – С. 143.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика