Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8382Ключевые слова 20536 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Социосфера

Издатель: ООО Научно-издательский центр «Социосфера»

ISSN: 2078-7081

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Язык журнала: русский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Приобретение и передача знаний в контексте социальных наук 534

Кашпарова Е., Высшая школа экономики, Прага, Чехия
Полный текст

1. Изучение социальной реальности

«В настоящее время мы начинаем понимать, что то, что мы считали правильным, то есть быть эффективнее, трудолюбивее и богаче, в действи­тельности, не ведет к нирване, в чье пришествие мы так верили. По край­ней мере, не каждого. Те, кто больше всех зарабатывают, наоборот не уве­рены в том, что это того стоит. Кому хочется быть богачом на кладбище? А тем, кто ничего не зарабатывает, кажется, что в жизни нет смысла, потому что деньги, вроде бы, являются единственной вещью, которая стоит того, чтобы быть ее владельцем, но у них не получается найти и гроша. Сегодня наши враги – это мы сами и наше общество, потому что то, против чего боремся – это наше понимание ценностей, наши принципы» [2, с. 42.].

Какой характер у научных познаний и каковы его возможности при изучении социальной реальности? Многие социологи, занимающиеся во­просами научного познания, говорят о социальной обусловленности, т. е. детерминации идей.

Как говорит Ю. Хабермас: «Интерес ученых, то, на чем они основы­вают свою область для исследований, находится в окружающем их мире, а этот мир состоит из индивидуальных умений, как справиться с определен­ной ситуацией, и из социально натренированной практики, из интуитив­ных знаний, на которые можем в этой ситуации положиться, и не в по­следнюю очередь из тривиальных предрассудков прошлого. Только на хо­рошо известном фоне возможно взаимопонимание людей, а это знание окружающего мира заключается в языке. Открывающийся в разговоре со­циальный простор общего мира дает ключ к коммуникационно-­теоретическому понятию общества» [11].

Социология научных знаний, или же социология знаний, намного чувствительнее всех остальных направлений показывает, что при каждой формулировке теории или толковании любых научных знаний необходи­мо понимать, кто и для кого об этой истине рассуждает.

Анализ интересов Хабермаса, построенный на работах Витгенштей­на и Хассерловом тезисе об окружающем мире, говорит о том, что не суще­ствует никакого объективного знания, которое бы могло освободиться от связи с окружающим миром. Индивидуальные знания, интуитивное виде­ние, социально наученные практики и убежденности из прошлого, кото­рые можно назвать предрассудками, естественно, не заранее в плохом смысле этого слова, определяют наше восприятие. Приняв этот способ мышления, мы перестаем думать отдельно и независимо от социальных взаимосвязей, в которых люди рассуждают над разными вещами.

Долгие десятилетия мы жили под влиянием теории прославленных экономистов в уверенности, что экономический прогресс – это действую­щее обещание. Мы думали, что мир – это рациональное место, управляе­мое рационально мыслящими людьми. Сегодня же очень быстро начина­ем понимать, что это место безумно сумбурное и запутанное, которое в ре­альности никем не управляется [1, с. 70.].

В контексте зависимости от окружающего мира кажется обоснован­ным не только выше упомянутое высказывание одного из гуру современ­ной экономики. Нельзя не вспомнить и мысли Т. С. Куна о деструктивно­-конструктивных изменениях парадигм. В конце концов, и сам концепт па­радигм однозначно поддерживает направление предположительных рас­суждений. Хотя Кун и создал теорию научных революций на основе разви­тия естественных наук, но в социальных науках использовать ее отказался. По мнению Куна, в гуманитарных науках «всегда есть конкурирующие школы, и каждая из них непрерывно ставит под вопрос основы других школ». В этом контексте потом размышлял над тем, дошла ли вообще хоть какая-­то общественная наука к своей парадигме, «прочному исследова­тельскому консенсусу». Тем не менее уместно напомнить о некоторых из идей Куна, особенно в контексте поиска новых путей, потенциальных про­блемах в их соблюдении, подобно как при реализации желаемых преобра­зований, и необходимых изменениях в уже существующем представлении о социальной реальности.

В соответствии с общепринятой концепцией Куна, парадигма – это совокупность основных положений, условий и понятий данной группы ученых. Является какой­-то платформой, на основе которой мы восприни­маем мир определенным способом. Таким образом, Кун дает парадигме определение общепринятого научного результата, который в данный мо­мент представляет для общества экспертов модель проблем и модель их решения. Под вопросом, естественно, остается действительность этого на­правления, его возможности и компетенция. Как может показаться, ини­циативы, предпринятые за пределами стандартных рамок, могут создать их носителям, при определенных обстоятельствах, существенные пробле­мы. Когда существующая парадигма не удовлетворяет решению некоторых вопросов в области науки, настает момент переоценки самих основ суще­ствующих знаний, производящий преобразование научной парадигмы. По определению, научным считается любое рациональное знание, основанное на наблюдении, экспериментах, позволяющих его фальсификацию или верификацию [6, с. 27].

Стоит отметить рассуждения Куна о существовании движения в рамках одной парадигмы, без исторической перспективы. В этом случае ученые данного направления и широкая общественность могут рассматри­вать ее как вечную и бесспорную. Единая терминология для научных ис­следований является очень важной, но ограниченное развитие парадигм может привести к оцепенению мысли и пассивности в восприятии анома­лий, которые бы могли трансформировать существующую парадигму. Ученому, работающему в границах только одной парадигмы, не легко бу­дет выйти за ее рамки.

По словам Куна, нормальная наука не стремится к инновациям. «Проект, целью которого является сформулировать парадигму... здесь нормальная наука не может стремиться к неожиданным открытиям» [12]. «Нормальная наука не стремится к новым теориям и явлениям, а в том случае, если она успешна, то и не находит никаких новинок» [6, с. 47].

И все­-таки, часто находятся новые и неожиданные открытия, кото­рые ведут к образованию в целом новых теорий. Новые факты вызывают изменения парадигм. Создание инновации происходит в процессе, кото­рый находится под влиянием определенных правил, но к ее принятию не­обходимо создавать новые правила.

Переход между парадигмами должен быть скачкообразным [6, с. 62.], речь идет о переходе между двумя несопоставимыми мирами [6, с. 150.].

Развитие научных знаний, в соответствии с утверждением Куна, не является прямолинейным, а время от времени прерывается ключевыми преобразованиями, так называемыми научными революциями. Научные революции приносят с собой возможность, или же необходимость пере­оценки самих основ существующего знания. «Научные знания не относят­ся к какой­-либо единственной правде об окружающем мире, не связаны ни с какой «объективной реальностью». Наука, как и любая другая человече­ская деятельность, имеет свой культурный, институциональный, социаль­ный, исторический и психологический форматы. И научные знания пото­му исторически условны, что выражают дух данной эпохи, меняются со временем и обстоятельствами» [6, с. 148.].

Это вполне логично напоминает нам о том, что наука является толь­ко тем, что ученые данного направления считают наукой, в определенном историческом и социальном контексте. Донна Харауэй развивает свою мысль в похожем направлении. В своих рассуждениях она характеризует науку как одно целое и приходит к выводу, что наука на самом деле явля­ется искусством повествования. «Жизнь и гуманитарные науки в целом полны историй. Эти науки состоят из комплексных, конкретно историче­ских способов повествования. Факты основываются на теориях, теории – на ценностях, а ценности – на повестях. Таким образом, факты имеют зна­чение, данное им историями» [11].

Как пишет Хаварова: «У науки всегда был характер утопии. В своих усилиях описать мир, понять как действительно все работает, ученые в на­стоящее время пытаются изучить пределы всех возможных миров». То, что определяет хорошую историю в естественных и гуманитарных науках, частично дано доступным социальным видением этих возможных миров. Описание дано видением, факты и теории рассматриваются в контексте истории, миры, за которые люди борются, состоят из смыслов». Смысл представляет собой огромную материальную силу, как пища и секс. А по­хоже, как пища с сексом, смысл как социальная конструктива определяет качество жизни людей» [3, с. 79.].

Во мнениях упомянутых экспертов представляется вопрос проблемати­ки ценностей. Кажется, что ценности являются отражением социальных усло­вий, или же определением социальной ситуации, в которой, как правило, осу­ществляется жизнь эксперта. Здесь мы могли бы процитировать антрополога Клайда Клакхона, для которого «ценности и потребности являются сторонами одной монеты», что можно интерпретировать так, что каждой определенной потребности отвечает соответствующая ценность [3, с. 92.].

Как пример можно привести ценность знаний, которая связана с по­требностью познания и понимания неизвестного. И все­-таки важно заме­тить, что упомянутые ценности могут, в зависимости от ситуации и воз­можности удовлетворения потребностей, приобретать иной смысл. Други­ми словами, динамическая система потребностей каждого человека, соот­ветственно и общества, производит соответствующую систему ценностей. Современная социальная наука, а особенно социология, заинтересована не только в объяснении существования общества per se, но и стремится пред­ложить сравнение различных социальных явлений во времени и про­странстве с точки зрения ее собственной аксиологии.

Некоторые ученые в области социологии научного знания считают, что наука, скорее, строит реальность, а не отражает её. Спор о возможности объективного знания не является ничем новым в истории человеческого мышления. Даже с античных времен нам известны мысли скептиков или их последователей из современной философии. Скептики сомневались в воз­можности понять объективный мир. Радикальный конструктивизм его ис­ключает. Эта концепция утверждает, что нет никакого пути к объективной реальности. Но речь не идет об отрицании существования реального мира. Он, конечно же, существует, но здесь говорится о нашем понимании мира, которое, по мнению конструктивистов, независимо от субъекта познания. Это означает, что один и тот же факт можно интерпретировать нескольки­ми способами. Все, что можно сказать о реальности, это то, как ее видим мы. Все, что сказано, как говорит Матурана, сказано наблюдателем [9].

Идеи Матураны до некоторой степени схожи с размышлениями Ку­на о принятии новой парадигмы в качестве основной революции в миро­воззрении. По Куну, парадигма создает предпосылки самого внимания и в то же время является платформой, на основе которой мы воспринимаем мир иначе. В науке, охарактеризованной таким образом Куном и другими, мы начнем более явно воспринимать ограничения нашего знания с одной стороны, но и значительную относительность целой шкалы доныне обще­принятых теорий.

Иллюстрацией различного восприятия социальной реальности и подходу к ней является и данная таблица [7]: 

Классические парадигмы

Постклассические парадигмы

Факты

Связи

Анализ

Синтез

Рациональность

Интуиция, инспирация

Редукция [упрощение]

Реституция [многозначность]

Основные составляющие

Объединяющий принцип

Компоненты

Связи

Статическая модель

Витализм, органицизм

Постоянность, состояние, сущест­вование

Трансформация, история, события

Адаптация, конкуренция

Креативность, сотрудничество

Изоляция исследуемого

Включение в контекст

Односторонние отношения

Обратные связи

Дескрипция

Интерпретация

Сдержанность, беспристрастие

Участие

Дифференциация дисциплин

Слияние дисциплин, междисцип­линарность

Департамент науки и обществен­ности

Популяризация, участие общест­венности

Независимость науки

Этические, социальные и культур­ные аспекты науки

2. Вероятный характер открытий социальных наук

При сравнении научных работ в области естественных наук с харак­тером работ в области наук социальных этот факт проявляется более рез­ко. Выводы, с точки зрения социальной реальности, в отличие от относи­тельно достоверных, надежных и точных выводов естественных наук, имеют в себе лишь случайный, предположительный и стохастический ха­рактер.

Слово «стохастический» происходит от греческого «stochzein» – стрельба из лука по цели (stochos) – следовательно, отнюдь не «случайно». Вовсе не «случайно» в современном разговорном смысле этого слова.

Греческие лучники об удаче в стрельбе молились богам. В мощи бо­га было влияние на случай – стохастический элемент, неразрывно связан­ный со стрельбой из лука, независимо от целевой точности (даже относи­тельно небольшие отклонения могут привести к тому, что лучший стрелок промахнется).

Именно такой «промах», на греческом «hamartéma», а на латинском «error», потом получил значение ошибки, заблуждения, а в конечном итоге греха. Понятие «стохастический» здесь значит «рассеивание вокруг цели».

Грегори Бейтсон дает стохастическому процессу следующее опреде­ление: «Если последовательность событий сочетает в себе случайный эле­мент селективного сюжета так, что только определенные случайные ре­зультаты могут сохраняться, эта последовательность называется стохасти­ческой» [13].

Это соответствует последовательности – «попытка – ошибка», то есть случайному выбору, в результате которого предыдущий выбор сокра­щается. Стохастический процесс, таким образом, можно назвать «понят­ливой ощупью» [8].

Стохастический характер выводов социальной науки показывает, что выводы, достигаемые в области социальных наук, всегда правдивы только с определенной вероятностью.

Обобщением предыдущих рассуждений могут быть следующие выводы.

1                     Нельзя игнорировать концепт наблюдателя. При выборе методов и техник ответственным за способ получения и работы с информаци­ей является сам наблюдатель, так что и здесь выходит в поле в до­вольно ограниченных рамках.

2                    Нельзя игнорировать вероятностный характер результатов исследо­ваний. В конце концов, традиционно, в социальных науках к диспозиции большое количество информации в форме написанных текстов [8]. Несмотря на относительно большой объем источников информации, можно сказать, что количество методов и приемов, традиционно исполь­зуемых в социологии, адекватно не отражает новые тенденции в понима­нии социальной реальности.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Habermas J. Stumpf gewordene Waffen aus dem arsenal der Gegenaufklarung.Brief an Sontheimer vom 19.9. 197. In Duve (Hg.) Briefe zur Verteidigung der Republic. – Reinbeck, 1977.
  2. Handy Ch. Jak najít smysl v nejistotě in Nový obraz budoucnosti, Management Press Praha, 1998.
  3. Haraway, D. «Situated Knowledges: The Science Question in Feminism and the Privi­lege of Partial Perspective.» In Haraway, D.: Simians, Cyborgs, and Women. The Rein­vention of Nature. – London: Free Association Books. 1991.
  4. Kašparová, E.: Analýza možností a konkrétních forem vzdělávání prostřednictvím ICT­online jako předpokladu rozvoje virtuální týmové práce v organizacích, Dissertation, VSE, 2008.
  5. Kluckhohn, C. 1962. Culture and Behavior: The Collected Essays of Clyde Kluckhohn. Free Press.
  6. Kuhn T. Struktura vědeckých revolucí, Oikonomen. – Praha, 1997.
  7. Maturana H. Ontology of Observing, in Conference Workbook: Texts in Cybernetics, American Society For Cibernetics Conference, Felton, CA., 1988.
  8. Neubauer, Z. Smysl a svět. Moraviapress. – Praha 2001.
  9. Para­Lunna F. A draft theory of society in Papers, 72, 2004 (34 pp.). (English version in Systems research and behavioral science, 18, 2001).
  10. Sociologický časopis, 1997, Vol. 33 (No. 1: 57–67).
  11. http://cs.wikipedia.org/wiki/Thomas_Kuhn
  12. http://mrkvicka.blogspot.com/2008/03/paradigma.html
  13. http://www2.tf.jcu.cz/~erban/paradigma.pdf
Статьи по теме

Теория и методология  |  Макагонов П.П., Дорадо В., Эспиноса С.Б.

Мeasure of mutual influence among members of a social network

 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика