Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 95Рубрики 51Авторы 8357Ключевые слова 20470 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Социосфера

Издатель: ООО Научно-издательский центр «Социосфера»

ISSN: 2078-7081

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Язык журнала: русский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Прогностическая валидность глагольных форм длительного аспекта в корпусной лингвистике английского языка 533

Попкова Е.М., Государственный университет – Высшая школа экономики, Москва, Россия
Полный текст

Представленный ниже материал продолжает ряд статей автора, по­священных исследованию вопроса о тенденциях эволюции языковых еди­ниц на различных сегментных уровнях современного английского языка. Однако же в то время, как предыдущие исследования автора фокусирова­лись на изменениях, происходящих на морфематическом и фразематиче­ском (денотативном) уровнях языка, представленные ниже данные каса­ются вопроса преобразований языковых форм на уровне пропозем (уровне предложений), продолжая линию исследований перестройки синтаксиче­ского строя.

Общеизвестным фактом в лингвистике является то, что, с точки зрения скорости развития, изменения в синтаксическом строе языка про­исходят гораздо медленнее, чем в других областях, иногда растягиваясь на столетия. Другой отличительной особенностью изменений в синтаксисе можно назвать тот факт, что подобные изменения, именно ввиду их выше­упомянутой растянутости во временной плоскости до полного установле­ния в качестве нормы, зачастую не в полной мере осознаются говорящими, вследствие чего многие утверждения о происходящих в английской грам­матике изменениях, основанные на личных ретроспективных наблюдени­ях лингвистов, являются абсолютно ненадежными [9, c. 318]. Помимо это­го, темпы синтаксических изменений также различаются в зависимости от регионального варианта английского языка, стиля и жанра текста. Так, в частности, К. Майер и Дж. Лич на основании данных 4 корпусов англий­ского языка (2 из которых – корпусы британского варианта английского языка, 2 – американского) установили тот факт, что вопреки установив­шемуся мнению, озвученному Э. Сепиром в своем классическом труде «Language» еще в 1921 г., форма местоимения whom вовсе не сходит на нет, а скорее меняет область употребления, переходя в разряд лексики, принадлежащей письменному стилю. Более того, корпусы американского варианта английского языка зафиксировали почти пятнадцатипроцентное возрастание частоты употребления указанного местоимения в период с 1961 по 1991 гг. [там же, с. 325].

В этой связи главнейшим принципом отбора языкового материала для исследования послужило привлечение статистических данных, источ­ником которых непременно является массив аутентичных текстов, собран­ных в современных корпусах (банках) английского языка. Корпусная лин­гвистика позволяет отойти от декларативных заявлений о том, что «долж­но быть» правильно в языке, и перейти от прескриптивизма в грамматике к дескриптивному подходу, показывая, что наиболее правильным в языке является лишь то, что эффективно используется в процессе коммуника­ции. Убедительные аргументы по этому поводу изложены В. А. Плунгяном в публичной лекции «Почему современная лингвистика должна быть лин­гвистикой корпусов»9. Наиболее значимая роль языковых корпусов в ис­следовании синтаксических, и не только, изменений заключается как в том, что собранные в них данные помогают опровергнуть неверные гипо­тезы, так и в том, что они позволяют обнаружить происходящие измене­ния, еще не замеченные исследователями.

В качестве исследуемой категории в данной статье выступают се­мантико­синтаксические значения личных форм глагола, как центра пре­дикации в предложении грамматического строя, а именно функциониро­вание глагольных форм длительного аспекта (continuous / progressive) в нехарактерном для них контексте наряду с явлением их значительно воз­росшего употребления, с точки зрения частотности, в синтаксической сис­теме английского языка последнего столетия.

В общей сложности в функционировании указанных форм четко прослеживаются 2 основные тенденции: 1) возрастание частотности упот­ребления длительных форм в целом; 2) постепенное укоренение форм длительного аспекта в нескольких незанятых «нишах» глагольной пара­дигмы, для которых употребление этих форм было нехарактерно до XX ве­ка. И хотя зачатки вышеуказанных тенденций расширения сферы функ­ционирования форм длительного аспекта наблюдаются еще в позднем среднеанглийском периоде [5, с. 177], именно за последнее столетие темпы возрастания частотности длительных форм стали наиболее интенсивными [8, с. 328].

9 Плунгян В. А. Почему современная лингвистика должна быть лингвистикой корпусов // Полит.ру: публичные лекции. 2010. URL: http://www.polit.ru/lectures/2009/10/23/corpus.html (дата обращения: 27.11.2010).

Объяснение данного факта вряд ли лежит на поверхности. Подобное резкое увеличение глагольных форм длительного аспекта за указанный период, включая их употребление и в письменной речи, можно рассматри­вать и как пример непосредственного грамматического изменения в строе языка, так и в качестве одного из показателей общей тенденции сдвигов в границах функциональных стилей современного английского языка, при которой нормы письменной речи постепенно приближаются к нормам устного общения, где длительные формы считались традиционно более распространенными. [2, с. 461–63].

При этом речь не идет об увеличении случаев употребления дли­тельных форм со стативными глаголами (stative/non­progressive verbs). Свидетельства подобного употребления, которые были зафиксированы в последнее время, слишком малочисленны, чтобы их можно было учиты­вать в статистическом подсчете. Во многих случаях употребление форм длительного аспекта со стативными глаголами вовсе не выпадает из обще­го правила и не является сверхновым явлением в грамматике, а всего лишь представляет случаи полисемии. Приведем лишь некоторые приме­ры, когда перемена значения делает возможным использование глагола в длительной форме:

•                     глагол forget в значении «пренебрегать, не делать нужного»: ‘It is only a “win­win” if you are forgetting to count what really matters.’ [Fi­nancial Times, 07.04.208]; ‘You’re forgetting your mother.’ [прим. прив. по 9, с. 328]

•                     глагол see в значении «встречать»: ‘I am seeing the manager tomor­row.’

•                     глагол hear в значении «получать известия»: ‘I’m hearing a lot of good reports about your work these days.’ [прим. прив. по 3, с.4]

•                     употребление глаголов восприятия для передачи повторяемости чувственных восприятий, как правило, «галлюцинаторных»: ‘He’s seeing stars.’ ‘She’s hearing voices.’ [прим. прив. по 10, c.75]

•                     глагол wish в значении «загадывать желание»: ‘I’m wishing I were rich.’ [там же]

•                     глагол love в значении «наслаждаться, получать удовольствие»: ‘The children are loving having Jean stay with us.’ (прим. прив. по 3, с.4) ‘She was loving every minute of it.’ [прим. прив. по 6, с. 176]. В других случаях можно говорить о контекстуально­обусловленном изменении значения стативного глагола, когда его длительная форма служит целям передачи определенного коммуникативного значения. Ср.: Are you seeing what I am seeing? [прим. прив. по 9, с. 328] – Смысл подоб­ного употребления длительной формы глагола восприятия в том, что в данном случае визуальное восприятие, которое обычно представляет со­бой неосознанный процесс, становится предметом сознательной рефлек­сии. Здесь также можно говорить об акцентировании длительности дейст­вия: ‘I’m actually hearing your voice!’ [прим. прив. по 10, с. 74].

Как показывает анализ, длительные формы стативных глаголов в подавляющем большинстве случаев служат выражению двух контекстно­обусловленных коммуникативных значений:

a) подчеркивание изменяющейся или быстро развивающейся ситуа­ции: ‘These days, more and more people are preferring to take early retirement.’ [прим. прив. по 13, с. 458] ‘The water is tasting better today.’ [там же] ‘As I get older, I’m remembering less and less.’ [там же] ‘I’m liking it here more and more as time goes by.’ [там же] ‘Surely many people are now remembering that economics is a social science …’ [Financial Times, 09.08.2010] ‘…she was liking it less and less.’ [прим. прив. по 6, с. 176] ‘…given that the number of active us­ers is rapidly approaching 500 million, that would suggest that approximately 26 percent of users are liking items once they login to Facebook each day.’10 В последнем примере наряду с выражением «быстро развивающейся ситуа­ции» форма длительного аспекта глагола like также связана с измененным значением данного глагола – в данном случае глагол like выступает не в основном своем значении «находить что­либо приятным, любить что­либо», а в новом для себя значении «проголосовать за что­либо», которое появилось у него в последнее время в связи с развитием социальных сетей и распространенной в них функцией голосования за понравившиеся вещи, обозначаемой кнопкой «like».

b) подчеркивание временности происходящего, обратимости ситуа­ции: ‘You are hating being here.’ [прим. прив. по 6, с. 176] – В подобном примере речь идет о временно испытываемом чувстве, а не стабильном от­ношении к ситуации. Ср. также: ‘You’re still not understanding me.’ [там же, с.179] Длительный аспект глагола understand в данном случае подразуме­вает ограниченную по времени продолжительность действия, а не общее непонимание между говорящим и слушающим. В следующем же примере глагол know в длительной форме выражает стиль поведения одного чело­века по отношению к другому, принятый для конкретной ситуации: ‘He was not knowing me again.’ [прим. прив. по 6, с. 180]. Ср. также: ‘They were liking that kind of thing just then.’ [там же, с. 176].

Помимо рассмотренных выше контекстно­обусловленных коммуни­кативных значений, передаваемых формами длительного аспекта статив­ных глаголов, нельзя не упомянуть случаи нисходящего транспозицион­ного замещения по виду глагола, которые, как известно из теории оппози­ционного замещения, служат созданию экспрессивности высказывания. Как правило, здесь речь идет о случаях использования формы длительного аспекта глаголов, объединенных семантикой положительного / отрица­тельного отношения к чему­либо и выражающих определенные эмоцио­нальные состояния, таких как want, love, like, целью чего является переда­ча всей полноты выражаемых ими чувств. Ср.: ‘I’m loving it.’ (официальный лозунг сети ресторанов быстрого обслуживания Макдоналдс); ‘I’ve just been invited to Sidney. It’s wonderful – I’ve been wanting to go to Australia for years. [прим. прив. по 13, с. 458]. ‘I’ve been long wanting to tell you…’ (из личной переписки автора с одним из носителей английского языка).

Возвращаясь к вопросу выхода форм длительного аспекта глаголов в целом (а не только стативных глаголов) в новые для них сферы употребле­ния, прежде всего стоит упомянуть совершенно новую функциональную особенность длительной формы, как то передачу «пояснительного» значе­ния (interpretative use), при котором происходит расширение базового значения формы длительного аспекта и процессная ситуация представля­ется как бы «изнутри». По выражению Р. Хаддлстона и Г. Паллума «взгляд изнутри соответствует пояснительной функции предложения – подчеркивая процесс, форма длительного аспекта образно замедляет или растягивает (во времени) ситуацию, позволяя сконцентрироваться на по­яснении ее содержания» [10, с. 165; перевод автора]. Ср.: ‘When he speaks of apocalypse, however, he is not speaking of it in the literal and popular sense.’ [прим. прив. по 9, с. 328] В приведенном примере вторая часть предложе­ния представляет собой своего рода толкование первой части, что, впро­чем, наблюдается и в других многочисленных примерах подобного рода. Ср.: ‘When I said the ‘boss’ I was referring to you.’ [прим. прив. по 4, с. 165] ‘If you pull that lever you will be killing me’ [прим. прив. по 8, с. 77]. Как отме­чают Дж. Лич и К. Майер, случаи подобного употребления выводят обще­ние на метакоммуникативный уровень [9, с. 329].

10 Almost 65 Million Facebook Users “Like” Things Daily/ All Facebook: The Unofficial Face­book Resource. 2010. URL: http://www.allfacebook.com/almost­65­million­facebook­users­like­things­daily­2010­07 (дата обращения: 27.11.2010).

Сюда же можно отнести случаи употребления длительных форм для добавления деталей к описываемой ситуации при ее дальнейшем описа­нии: ‘She went up to the man and looked straight into his eyes. She was carry­ing a bag full of shopping…’ [прим. прив. по 3, с.4]. ‘King serves to the left hand court and Adams makes a wonderful return. She’s playing magnificent tennis in this match…’ [там же].

В конце концов, употребление длительного аспекта в нехарактерных для него контекстах может выражать нерешительность или вежливость: ‘I am hoping you will come’ [прим. прив. по 11, c. 202]. ‘What were you wanting?’ [там же]. ‘I’ve been meaning to tell you about Andrew. He…’ [прим. прив. по 13, с. 458]. ‘Will you be needing the car this afternoon?’ [там же]. ‘I’ve been hoping you would come’ [прим. прив. по 6, с. 175]. Н. Смит отмечает, что по­добная функция длительного аспекта довольно характерна для деловой переписки, и приводит примеры из деловых писем, где употребление дли­тельных форм следует рассматривать как проявление тактичности и веж­ливости, а отнюдь не как переход на неофициальный стиль общения: ‘I re­gret to inform you that we will be terminating all our contracts with you as of Monday 22nd of July 1991.’ [12, с. 717]. ‘Following our telephone conversation yesterday, I am writing to confirm that the theatre will be undergoing a reor­ganisation of staffing following the departure of the Deputy Manager William Brown.’ [там же].

Рассматривая вопрос о переходе длительного аспекта в некоторые нехарактерные для него сегменты глагольной парадигмы, нельзя не кос­нуться вопроса о радикальных изменениях в парадигме глагольных форм, касающихся проникновения длительного аспекта в формы перфекта пас­сивного залога (perfect progressive passive), а также формы инфинитива в пассивном залоге, являющихся частью составного глагольного сказуемого с модальными глаголами (modalised passive progressives). Данные формы встречаются исключительно редко для того, чтобы можно было с уверен­ностью делать выводы об устойчивости происходящих процессов. При этом наиболее редко встречаются формы перфектно­длительного аспекта в пассивном залоге. К. Майер и Х. Линдквист указывают, что подобная форма на момент проводимого ими исследования не была засвидетельст­вована ни в одном из известных корпусов английского языка, содержащих по миллиону слов (Brown, Frown, LOB, FLOB, the Wellington Corpus of Writ­ten New Zealand English, the Australian Corpus of English). И даже в Британ­ском национальном корпусе английского языка (British National Corpus), содержащем в конце XX века около 100 миллионов слов, по свидетельству указанных авторов, был зафиксирован лишь один пример указанной гла­гольной формы: ‘That er, er, little action has been taken in the last thirty forty years since this has been being discussed, erm, I think the first international conference erm, produced their own report in nineteen sixty.’ [прим. прив. по 7, с. 99]. Немаловажно отметить, что это был пример записанной неподго­товленной речи.

В то же время в языковых источниках последнего десятилетия авто­ром статьи было зафиксировано дальнейшее увеличение случаев употреб­ления форм перфектно­длительного аспекта в пассивном залоге – в одной лишь газете «Financial Times», вышедшей в последнее десятилетие, зафик­сировано уже 3 примера подобной формы: ‘He may well have been being catapulted with tomatoes – not the sun­dried kind…’ [Financial Times, 18.06.2010]. ‘Preferred bidders have been being announced like there is no to­morrow…’ [Financial Times, 01.07.2010] ‘Retailers say that this goal had been being undermined by the high price of the alternative.’ [Financial Times, 27.07.2010].

Длительные формы инфинитива в пассивном залоге в комбинации с модальными глаголами встречаются более часто. Как показывают иссле­дования Дж. Лич и К. Майер, данную форму нетрудно найти в корпусных текстовых массивах конца XX века, содержащихся как в Британском на­циональном корпусе английского языка, так и в других корпусах. Авторы приводят следующие примеры комбинации модальных глаголов с инфи­нитивом длительного аспекта пассивного залога: ‘… and the seeds of any amount of trouble are sown, the harvest of which may still be being reaped at forty or fifty.’ ‘… a rare state in our stationary process will just as likely be being approached as being departed from.’ ‘So the news that a second park­and­ride route could be being introduced for a trial period at Clifton Moor north of the city should be welcomed…’ [9, с. 330]. Подобные конструкции также приоб­рели бóльшую распространенность в последнее десятилетие: ‘The flood of credit has raised concerns that a new crop of future bad loans could be being created by the banks’ rush to lend.’ [Financial Times, 30.10.2009]. ‘Brown said he feared that he may be being manipulated.’ [The Times, 29.07.2010]. ‘… has expressed concern that the drug may be being used for its cosmetic benefits rather than treating glaucoma.’ [The Times, 24.11.2007].

Итак, анализ языкового материала показывает, что в течение XX ве­ка количество рассмотренных выше глагольных форм перфектно­длительного аспекта в пассивном залоге и длительных форм инфинитива в пассивном залоге в комбинации с модальными глаголами значительно возросло по сравнению с предыдущими периодами, что, по­видимому, от­ражает общую тенденцию увеличения частотности форм длительного ас­пекта в языке. С другой стороны, подобное явление можно рассматривать как еще одно подтверждение развития языковой системы в сторону анали­тических форм, наряду со следующими изменениями: 1) общая тенденция регуляризации неправильных форм глагола [1, с. 115; 9, с. 122]; 2) посте­пенная замена синтетических форм сравнения прилагательных аналити­ческими [1, с. 115]; 3) постепенная регуляризация форм множественного числа заимствованных существительных [там же]; 4) построение отрица­тельных и вопросительных форм глагола have (в своем прямом значении «обладать чем­либо») во времени Present Simple по общепринятому для других глаголов образцу (Have you any money? → Do you have any money? и I haven’t any money → I don’t have any money.) [9, с. 122]; 5) Унификация способов построения времени Future Simple (отмирание глагола shall как маркера будущего времени) [там же], и некоторые другие, описание кото­рых можно найти во многих лингвистических исследованиях последнего времени.

Таким образом, приведенные выше сведения убедительно демонст­рируют, что за последнее столетие действительно произошли существен­ные сдвиги в использовании глагольных форм длительного аспекта как с точки зрения их частотности в языке, так и с точки зрения их функцио­нальных особенностей, что задокументировано в «корпусных» массивах текстов. Как представляется, последующие исследования в данной области должны строиться с учетом более подробного детализирования особенно­стей функционирования глагольных форм длительного аспекта в нехарак­терных для них с точки зрения «нормативной» грамматики контекстах, а также с учетом их зависимости от функциональных стилей и региональ­ных вариантов стандартного английского языка.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Попкова Е. М. Диспозитивные нормы в морфологии современного английского языка // Современные гуманитарные исследования. – 2008. – № 6. – C. 113–117.
  2. Biber D., Johansson S., Leech G., Conrad S. & Finegan E. (1999). The Longman grammar of spoken and written English. – London: Longman.
  3. Hewings M. Advanced Grammar in Use. Cambridge University Press, 2000.
  4. Huddleston R., & Pullum, G. K. (2002). The Cambridge grammar of the English language. – Cambridge: CUP.
  5. Jespersen O. A Modern English Grammar on Historical Principles: Volume 4. Syntax (third volume). – Copenhagen: Munksgaard, 1954.
  6. Jørgensen Erik. The Progressive Tenses and the So­called ‘Non­conclusive’ Verbs. English Studies 2 (1991). – P. 173–182.
  7. Lindquist H. and Mair C. Corpus Approaches to Grammaticalization in English. – Amsterdam, 2004.
  8. Ljung M. Reflections on the English Progressive. Gothenburg Studies in English 46. – Gothenburg: Acta Universitatis Gothoburgensis, 1980.
  9. Mair C. and Leech, Geoffrey (2006) Current change in English syntax. In: Aarts, Bas and MacMahon, A., (eds.) The Handbook of English Linguistics. Blackwell. – Oxford. – Р. 318–342.
  10. Palmer F.R. The English Verb. 2nd edition. Longmans, 1988.
  11. Quirk R., Greenbaum S., Leech G. and Svartvik J. A Comprehensive Grammar of the English Language. – London: Longman, 1985. 197–213
  12. Smith N. A quirky progressive? A corpus­based exploration of the will + be + ­ing con­struction in recent and present day British English / D. Archer, P. Rayson, A. Wilson & T. McEnery (Eds). Proceedings of the Corpus Linguistics 2003 Conference. Lancaster University: UCREL Technical Papers Vol. 16. – Р. 714–723.
  13. Swan, Michael. Practical English Usage. – Oxford University Press, 2005.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика