Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8379Ключевые слова 20536 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Социосфера

Издатель: ООО Научно-издательский центр «Социосфера»

ISSN: 2078-7081

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Язык журнала: русский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Антропокосмическое в трактовке проблемы соотношения Вселенной и общества К. Э. Циолковским 627

Дорошин Б.А., кандидат исторических наук, Пензенская государственная технологическая академия, Пенза, Россия
Полный текст

Концепция, основанная на комплексе представлений о гармоническом единст­ве человека и общества с Вселенной, об их своеобразной взаимозависимости и взаи­мопроникновении, а также о средствах достижения такого состояния – антропокос­мизм – получила существенное развитие в трудах отечественных мыслителей, кото­рых принято объединять под названием «русские космисты».

Среди подходов к понятию космизма распространена его трактовка в качестве понимания человека как части космоса в духе взаимосвязи микро­и макрокосмоса, т. е. фактически отождествление космизма и антропокосмизма. Также к понятию «космизм» нередко относят представление о человечестве как едином целом. По­следнее обусловливает актуальность космизма в связи с процессами глобализации, нарастания глобальных проблем и общего, системного кризиса человечества. По­этому особенно значимо, что русский космизм формировался на почве эсхатологи­ческого мироощущения. Его удивительно современное звучание определяется тем, что «Апокалипсис всегда играл большую роль в нашем народном слое, и в высшем культурном слое, у русских писателей и мыслителей» [Н. А. Бердяев, цит. по 2]. В трудах целого ряда русских космистов как бы предугадана боль души человека тех­ногенной цивилизации, в ценностных ориентациях которой он – личность – лишь средство, элемент техносферы, и все более подвержен тем же манипуляциям, что и другие составляющие искусственного мира [2].

Крайне антиномичной попыткой «ответа» на разрыв между человеком и миром естественным, природой, космосом, все более заметно проявлявшийся в России по мере ее врастания в модерн, стала, в числе прочих, философская, или, по некоторым оценкам, квазифилософская доктрина К. Э. Циолковского [7].

Циолковский осмысливал соотношение и взаимодействие космоса и челове­ческого общества, исходя из парадигмы Всеединства всего сущего, зачастую (в т. ч. и в его случае) трактуемого как органическое и проявляющее известную антропо­морфность. Уходящее корнями в религиозно­мифологические концепции понима­ние Всеединства как универсальной целостности мирового бытия и взаимопроник­новения элементов его структуры (при котором каждый элемент несет на себе отпе­чаток всего Универсума, отождествляемого в природно­онтологическом аспекте с Вселенной), относительно проблемы места и роли человека во Вселенной является по своей сути антропокосмическим.

Во­первых, эта антропокосмичность обусловлена биотизацией космоса сто­ронниками такого понимания, в т. ч. К. Э. Циолковским. Согласно ему, важнейшее свойство Вселенной – жизненность любой ее частицы. «Так как всякая материя все­гда, при благоприятных условиях, может перейти в органическое состояние, то мы можем условно сказать, что неорганическая материя в зачатке (потенциально) жи­ва». «Вселенная в математическом смысле вся целиком живая, а в обычном смысле ничем не отличается от животного», – писал он [Цит. по 5, с. 176, 179].

Во­вторых, антропокосмичность понимания космоса Циолковским в духе пара­дигмы Всеединства проявляется в его гилозоизации. Он признавал: «Я не только мате­риалист, но и панпсихист, признающий чувствительность всей Вселенной. Это свойство я считаю неотделимым от материй. Все живо, но условно мы считаем живым только то, что достаточно сильно чувствует» [Цит. по 5, с. 179].

Наконец, в­третих, антропокосмичность в его понимании космоса проявляется в атрибутировании такового свойствами персонифицированного (и этим подобного человеку) божества. «Бог есть то, что распоряжается всеми нами, от чего зависит и судьба людей, жизнь и счастье всего существующего, судьба солнц и планет, судьба живого и мертвого. И такой Бог есть, потому что это Вселенная. Она всем распоря­жается и определяет судьбу всего, что в ней находится». Таким образом, Вселенная – это и есть Бог. «Во власти и могуществе КОСМОСА сомневаться нельзя. <...> Нами распоряжается, над нами господствует КОСМОС» [Цит. по 5, с. 183].

Глубинное единство Вселенной и человека предопределяет, согласно Циол­ковскому, необходимость соответствия социального порядка космическому. Такой подход укоренен в традиционной парадигме и отражен в таких определениях космо­са, как «государственный строй» и «правовое устройство» [5, с. 174]. В то же время человек в своем научно­техническом и социальном творчестве оказывает преобра­зующее воздействие на Вселенную, хотя человеческое знание и воля укоренены в природе космоса, в том, что Циолковский образно называл «волей Вселенной». «Го­лос человека, его мысли, открытия, понятия, истины и заблуждения – есть только голос вселенной. Все от нее» [9, с. 111]. Онтологический статус знания мыслитель ви­дел в технической мощи общественных разумных существ, в практическом овладе­нии ими космической природой. В своем более или менее развитом виде оно воз­никло в связи с переходом от рутинно­ремесленных форм общественного производ­ства, к формам, оснащенным техническими средствами. Наука, определяясь состоя­нием практики, одновременно играет роль важного средства технического прогрес­са. В свою очередь, прогресс науки и техники К. Э. Циолковский связывал с прогрес­сивными формами социальной организации человечества. Только развивающееся знание, взятое в совокупности с прогрессирующей социальной деятельностью и тех­никой, знание, наполненное нравственным содержанием, может, не нарушая совер­шенства Вселенной, выступать как космическая сила, которая все больше преобразу­ет ее в интересах человека [9, с. 111–112].

К. Э. Циолковский провозгласил себя «Гражданином Вселенной». Судя по всему, такая самоидентификация далеко не случайна и содержит под собой опре­деленную культурно­языковую парадигму, укорененную в архаике, и, вероятнее всего, имеющую архетипическую основу. Так, столетием раньше в калужском жур­нале «Урания» было объявлено о том, что человек «входит во все права Граждани­на Вселенной. Земля, его отечество, становится только одной из нераздробленных точек, которыми усеяна бездна» (Урания. – Калуга. – 1804. – Ч. 1. – С. 10.). А еще ранее православный публицист Афанасий Холмогорский (1641–1702) в своих гра­мотах Сoловецкому монастырю называет Вселенной также и землю Московского государства, гражданином которого он был [1, с. 171–173].

Ассоциация Вселенной и страны, государства отражена и в образном ряде на­родной речи великороссов, где понятие «мир» и устойчивое выражение «белый свет» имели эквивалент – русь, соответствующий старинному названию России [4, с. 116].

Согласно Б. А. Рыбакову, словосочетание «белый свет», в числе прочих его значений, было одним из именований дохристианского славянского бога Рода. Та­ковой, с учетом характерного неаавраамическим религиям манифестационизма, может считаться не только высшим трансцендентным началом, но и имманентной сущностью своих проявлений, т. е. Вселенной во всем ее единстве и многообразии. Изображения Рода / «белого света» были антропоморфны, а известнейшее из них – Збручский идол – содержало символизм трехчастной картины мира [10, с. 454, 462]. Таким образом проявлялась антропокосмичность представлений об этой божествен­ной сущности.

Русь как хороним и этноним, с точки зрения некоторых подходов, имеет этимо­логию, связанную как с теонимом Род, так и с широким кругом обозначений в индо­европейских языках диалектически взаимосвязанных вселенских космогонических стихий­первоначал архаической картины мира – небесного/огненного/светового и земного/водного [11, с. 264; 6]. Таким образом, отождествление Вселенной с государ­ством, а именно – с Русью, Россией – имеет, в той или иной мере, весьма глубокие космогонические основания.

Если же, отставив мифологию, углубиться в языковые истоки такого отожде­ствления, то может выясниться его еще более основательный фундамент. Лингвист С. В. Кезина пришла к выводу, что название «Русь» самостоятельно возникло в сла­вянском языке на основе древнего индоевропейского или еще более раннего корня, реконструируемого (с учетом чередований) как reu//rou//rau//ru. Судя по всему, первоначально он имел целый ряд значений: «вода», «пища», «племя», «звуки», «место», «жилище», «орудия труда», «огонь (очаг)». Это объясняется целостностью первобытного сознания, которое могло в одном слове, как в капельке росы, отразить весь окружающий мир. Поэтому корень reu//rou//rau//ru имел различные значе­ния, логически объединенные одним: «окружающий мир, значимое» [8]. Эта гипо­теза обращает нас к понятию «мир» (также обозначаемому в народной речи словом «русь») и имеющему, наряду со значением «земной шар» значения «Вселенная», «род человеческий», «община» [3, с. 335].

Ассоциация Вселенной, с одной стороны, со страной, а с другой стороны – с той или иной общностью людей весьма характерна для русской ментальности. В двух важнейших языках западной философии – греческом и немецком – нет чего­либо похожего на русское «Вселенная». В языке и сознании Запада имеет место космос или пространство (англ. space) – понятия весьма абстрактные, в отличие от антропи­зированной, может быть, «слишком человеческой» Вселенной. «Из этого слова, – иронично подмечает Ф. И. Гиренок, – как ни смотри, выглядывают «уши» человека, то бишь русского мужика, занятого привычным делом. Каким? Вселением в дом. Первым, ибо второго не бывает. Поэтому­то абcтpактный космос он (этот мужик) понимает конкретно, в качестве того места, куда ему нужно еще вселиться» [1, с. 172]. И как знать ввиду этого, не является ли издревле предопределенным, глубинно за­кономерным первенство именно русского человека – крестьянского сына Ю. А. Гага­рина – во «вселении во Вселенную»? Хотя, конечно же, (и, в первую очередь, с точки зрения космизма) люди вселены в нее изначально, задолго до появления каких бы то ни было современных этносов… Однако, так или иначе, факт остается фактом: «Русский космизм потому и называется русским (в отличие от всяких других кос­мизмов), чтo космос в нем предстает в изначальном смысле слова «вселенная», т. е. как дом, в который еще надо вселиться. Но не по одиночке, а всем миром» [1, с. 173].

Именно это, уходящее в седую даль веков, понимание космоса­Вселенной, че­ловека, общества­мира и характерно для К. Э. Циолковского. Именно оно определяет его проективное видение их будущего как «лучистого человечества», когда человек и вся материя эволюционируют до энергетического состояния, и на высшем витке раз­вития «разум (или материя) узнает все, само существование отдельных индивидов и материального или корпускулярного мира он сочтет ненужным и перейдет в лучевое состояние высокого порядка, которое будет все знать и ничего не желать, то есть в то состояние сознания, которое разум человека считает прерогативой богов. Космос пре­вратится в великое совершенство» [14].

Такое понимание высшего и совершенного бытия сближает космософию К. Э. Ци­олковского с религиозными концепциями. Некоторые из них также постулируют энерге­тическую, световую, лучеобразную природу человеческой сущности. Так, согласно ин­дийской традиции, реализация человеком своего «Я» или атмана – «как вспышка мол­нии». Согласно доктрине шиваизма, природа Шивы как Высшей Реальности абсолютно трансцендентна, не имеет форм, пределов и признаков, но перманентно источает из себя часть энергии, некоторая доля которой подобна столбу невыносимой яркости, сотням тысяч солнц, из которой исходит и в которую возвращается все сущее. С этим переклика­ется и одна из буддийских концепций, в соответствии с которой сущностью «реально­сти», мышления и состояния Будды является свет [12, с. 155–158; 13, с. 59], и характер взаимосвязи Рода / «белого света» с Вселенной, затронутый выше.

Таким образом, антропокосмизм во взглядах К. Э. Циолковского на соотношение Вселенной и общества имеет парадигмальные основания, восходящие к архаическим пластам традиционного мировоззрения индоевропейских народов, в частности, к ма­нифестационистской трактовке соотношения божественного и человеческого бытия.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Гиренок Ф. И. Ускользающее бытие. – М., 1994. – 220 с.
  2. Голубева Л. Н. Русский космизм в зеркале современных поисков новых мировоззренческих ори­ентиров цивилизационного развития // Русский космизм. – URL: http://cosmizm.ru/c426l­n­golubeva­russkij­kosmizm­v­zerkale­sovremennyx­poiskov­novyx­mirovozzrencheskix­orientirov­civilizacionnogo­razvitiya/. – Дата обращения: 14.08.2011.
  3. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. – СПб.: издание книгопродавца­типографа М. О. Вольфа, 1882. – Том II. – 809 с.
  4. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. – СПб.: издание книгопродавца­типографа М. О. Вольфа, 1882. – Том IV. – 710 с.
  5. Демин В. Н. Циолковский. М.: Молодая гвардия, 2005. – 368 с.
  6. Дорошин Б. А. Мифологический аспект семантики хоронима «Россия» как отражение архетипа Самости // Этногенез и ранняя история народов Евразии: материалы международной научно­практической конференции 5–6 апреля 2010 года. – Пенза – Прага: ООО Научно­издательский центр «Социосфера», 2010. – С. 71–82.
  7. Казютинский В. В. Космическая философия К. Э. Циолковского: за и против // Земля и Вселен­ная. – 2003. – № 4. – С. 43–54.
  8. Кезина С. В. Об исконно русском происхождении слов Русь и Рюрик // Многоаспектность адапта­ции населения к изменяющемуся миру. Сборник материалов конференции. – Пенза: Приволж­ский дом знаний, 1999. – С. 77–80.
  9. Мамчур Е. А., Овчинников Н. Ф., Огурцов А. П. Отечественная философия науки: предваритель­ные итоги. – М., «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1997. – 360 с.
  10. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. – М.: «Наука», 1981. – 608 с.
  11. Славяне и Русь: Проблемы и идеи. Концепции, рожденные трехвековой полемикой в хрестома­тийном изложении / сост. А. Г. Кузьмин. – М.: Флинта: Наука, 1999. – 488 с.
  12. Элиаде М. Оккультизм, колдовство и моды в культуре. – К.: София; М.: ИД «Гелиос», 2002. – 224 с.
  13. Хрущева П. В. Дискуссия о природе культа лингама в шиваизме // Этногенез и ранняя история на­родов Евразии: материалы международной научно­практической конференции 5–6 апреля 2010 года. – Пенза – Прага: ООО Научно­издательский центр «Социосфера», 2010. – С. 52 – 62.
  14. Чижевский А. Теория космических эр [беседа с К. Э. Циолковским] // Константин Эдуардович Ци­олковский. – URL: http://tsiolkovsky.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=51. – Дата об­ращения: 16.08.2011.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2019 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика