Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 104Рубрики 51Авторы 8833Новости 1762Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Теоретические и прикладные аспекты деятельности Центра экстренной психологической помощи МГППУ

Сборник научных статей

ISBN: 978-5-9506-0677-9

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

Год издания: 2011

 

От коллективной угрозы к коллективной защите: взгляд теории социальных представлений 33

Бовина И.Б.
доктор психологических наук, доцент, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9497-6199
e-mail: innabovina@yandex.ru

Панова Т.Б.
психолог-консультант, г. Мытищи, Москва, Россия

Малышева Н.Г.
кандидат психологических наук, заместитель заведующего кафедрой по научной работе, доцент кафедры социальной психологии, факультет психологии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Москва, Россия
e-mail: tasha.malysheva@gmail.com

Полный текст

Современное общество может быть охарактеризовано как «общество неопределенности и двойственности», [10, с.14]. Это общество, порождающее риски различного рода, с которыми люди сталкиваются в своей повседневной жизни (будь то природные и техногенные аварии, эпидемии новых заболеваний и пр.). Причем, такие ситуации предполагают коллективный риск, провоцируют тревогу, в особенности, в силу того, что природа рисков, создаваемых современным обществом, будь то генетическая, ядерная, химическая и экологическая –  все больше и больше оказывается вне контроля общества, вернее, тех его институций, которые должны быть ответственны за исполнение этого контроля [12]. Отсюда, имеет место ситуация, когда люди, осознавая высокий уровень риска той или иной ситуации, не имеют доверия к экспертам, которые могли бы защитить их. Так, удел политиков, ученых, инженеров, врачей, словом, специалистов и экспертов, – предпринимать реальные действия в отношении различного рода угроз. Однако когда этот способ не является доступным, то возрастает значимость символического способа защиты от угрозы.

Болезнь является одной из тех трудных жизненных ситуаций, с которыми сталкивается индивид в своей жизни [5,8]. Эта ситуация многогранна: она угрожает как физическому телу субъекта, так и социальному, нарушает не только привычный ритм жизни, но и стиль жизни в целом, разрушает социальные связи, трансформирует социальную идентичность больного, накладывает ограничения на его социальное поведение, затрагивает его личность. Отсюда, очевидно, что индивиду необходимо адаптироваться к новой ситуации на различных уровнях, в частности – на социальном и психологическом.

В рамках клинической психологии существует направление исследований, нацеленных на анализ внутренней картины болезни, выявление факторов, определяющих ее специфику, на изучение того, как человек адаптируется к хронической болезни [6,7,9]. Однако изучение стратегий преодоления трудных жизненных ситуаций, обусловленных болезнью, имеет еще одну грань, требующую отдельного рассмотрения. Речь идет об анализе того, как люди справляются с коллективной угрозой, связанной с появлением новой болезни, особенно – смертельно опасной. В нашем случае в фокусе внимания оказывается – ВИЧ.

В самом начале эпидемия этой болезни вызывала панический ужас: с одной стороны, она была чем-то совершенно новым – случаев этой болезни не было зафиксировано раньше, с другой – явилась возвращением к «несовременным», страшным средневековым болезням, ибо причины и способы распространения этой болезни были неизвестны, проявления – отсутствовали, как и способы средства излечения, как следствие, она оказывалась непредсказуемой болезнью, потенциально угрожающей миру большим количеством жертв. Широкое распространение ВИЧ-инфекции [4] указало на то, что мы живем в «обществе риска». Новым в болезни было и то, что наряду с эпидемией самой болезни шла социальная эпидемия, связанная с дискриминацией, стигматизацией больных.

Наш исследовательский интерес направлен на анализ того, как люди противостоят этой коллективной угрозе, какие стратегии защиты вырабатывают в отношении болезни и больных, причем в фокусе нашего внимания оказались те группы, кому адресованы волны превентивных кампаний. Целевая аудитория превентивных кампаний в области ВИЧ-инфекции достаточно обширная – от 12 до 49 лет[1].

Наибольший потенциал для разрешения данной проблемы имеет теория социальных представлений [13]. Будучи направленной на понимание отношений между индивидом и обществом [1], она позволяет анализировать обыденные представления, вырабатываемые людьми в ответ на угрозу.

Под социальным представлением, вслед за Ж.-К.Абриком, в нашем исследовании понимается «функциональное видение мира, которое позволяет индивидам или группам придавать значение их поведению, понимать реальность через собственную систему отношений, таким образом адаптироваться к ней и определять свое место в ней» [11, р.42-43]. Учитывались функции, выполняемые представлениями: 1) защитная – трансформации чего-то неизвестного, пугающего, зловещего – в известное [13]; 2) облегчение осуществления коммуникаций – появляясь в коммуникациях, позволяют вырабатывать определенные «коды», которые затем индивиды используют в коммуникациях; 3) ориентация поведения индивидов и оправдание их социальных отношений, ибо представления содержат предписания в отношении соответствующего поведения; 4) конструирование и поддержание социальной идентичности.

Исходя из идей школы Экс-ан-Прованса, мы также принимали положение о том, что представление состоит из центрального ядра и периферической системы [11]. Ядро, будучи связанным с коллективной памятью, с историей группы, с ее ценностями и нормами, определяет структуру всего представления, придает ему смысл. Периферическая же система конкретизирует значение ядра, обеспечивает связь между ядром и конкретной ситуацией, в которой вырабатывается и действует само представление. Эта структура опирается на индивидуальную память и индивидуальный опыт. В противоположность стабильному и устойчивому ядру, периферическая система характеризуется вариативностью и изменчивостью, что позволяет представлению адаптироваться к изменяющемуся контексту. Это своего рода «защитная система» ядра представления, а, по сути, – и всего представления, т.к. с изменением ядра изменяется и само представление.

Таким образом, в рамках данной теории открывается возможность исследовать то, как в отношении объекта коллективной угрозы – ВИЧ-инфекции – вырабатываются стратегии коллективной защиты, регулирующие соответствующую стратегию поведения как по отношению к болезни, так и по отношению к больным.

МЕТОДИКА

Цель исследования заключалась в изучении специфики стратегий коллективной защиты в ответ на коллективную угрозу (ВИЧ). Достижение этой цели предполагало описание, анализ и сравнение структуры представлений о ВИЧ и ВИЧ-инфицированных в различных группах. Объектом исследования были представители различных возрастных групп, соответствующие основной части целевой аудитории превентивных кампаний в области ВИЧ-инфекции. Выборку составили учащиеся школ г.Москвы и Московской области, учащиеся колледжей г.Москвы, обучающиеся различным специальностям, студенты различных ВУЗов, работающая молодежь. В исследовании приняли участие 247 испытуемых (160 женщин и 87 мужчин), в возрасте от 14 до 35 лет. Нами были выделены три группы испытуемых: старшеклассники в возрасте от 14 до 18 (группа 1, N1=81) (М= 16,9 лет, SD= 1,32), студенческая молодежь в возрасте от 19 до 25 (группа 2, N2=96) (М= 20,95 лет, SD=2,17), работающая и обучающаяся молодежь от 26 до 35 лет (группа 3, N3=70) (М= 29,46 лет, SD=2,89). Предметом исследования явились особенности социальных представлений о ВИЧ и ВИЧ-инфицированных.

Опираясь на результаты предыдущих исследований [2], мы выдвинули предположения о специфике социальных представлений о ВИЧ и ВИЧ-инфицированных: представления о ВИЧ будут различаться в трех группах, однако во всех группах ВИЧ будет отождествляться со СПИДом, т.е. элемент СПИД будет располагаться в зоне ядра представления о ВИЧ. Другими словами, стратегии коллективной защиты против болезни будут различными.

Представления о ВИЧ-инфицированных в трех группах испытуемых будут различаться, но в основе построения этих представлений во всех трех группах испытуемых лежит механизм «не-я» – «другие».

Основным методом исследования было анкетирование. Анкета состояла из 5 частей. В первой части нами использовалась методика свободных ассоциаций [15] для выявления представлений о ВИЧ и ВИЧ-инфицированных, кроме того, задавался ряд вопросов для уточнения структуры представления. Во второй части использовалась методика «Незаконченных предложений». В третьей и четвертой частях содержались открытые и закрытые вопросы, направленные на выявление представлений о превентивных кампаниях, об источниках информации о ВИЧ-инфицированных. В пятой части испытуемым задавались социально-демографические вопросы, ряд дополнительных вопросов, касающихся их собственного превентивного поведения.

Для обработки данных ассоциативной методики использовался прототипический анализ по П.Вержесу [15]; для анализа ответов на открытые вопросы – контент-анализ; для анализа данных, полученных с помощью закрытых вопросов, – подсчитывались соответствующие показатели.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

В результате анализа ассоциаций для каждого объекта в каждой группе была выявлена и описана структура представлений. Всего респонденты в группе 1 предложили 308 ассоциации с объектом «ВИЧ», 247 – с объектом «ВИЧ-инфицированные», в группе 2 – соответственно, 458 и 411, в группе 3 – 337 и 304. Для объектов представлений в каждой группе был составлен словарь. В группе 1 он включал 140 различных понятий – в случае ВИЧ в и 132 понятия - в случае ВИЧ-инфицированных, в группе 2 – соответственно - 182 и 220 понятий, в группе 3 – 143 и 162 понятия.

Прототипический анализ позволил выявить структуру представлений о ВИЧ в каждой группе испытуемых (ядро представления образовано элементами зоны ядра – высокочастотные и низкоранговые элементы представления, периферическая система состоит из двух частей – периферической системой, составляющей потенциальную зону изменения – высокочастотные и высокоранговые, а также низкочастотные и низкоранговые элементы; и собственно периферической системой – низкочастотные и высокоранговые элементы) [15].

В число элементов зоны ядра представления в группе 1 (старшеклассники и учащиеся колледжа) попадают следующие (Табл.1): болезнь, страх, секс, СПИД. В число элементов периферической системы, составляющих потенциальную зону изменения, входят: жалость, беспорядочные половые связи, надо предохраняться, инфекция, вирус, смерть, наркотики, опасность, шприц, неизлечимость. Собственно периферическая система представления образована понятиями: защита, ужас, обреченные, заразные.

Позиция меньшинства (низкочастотные и низкоранговые понятия) представлена указаниями на отношение к больным (жалость), пути передачи вируса – беспорядочные половые связи, приписывание вины за случившееся – «надо предохраняться», указания на природу болезни – вирус, инфекция. По сути, здесь присутствует указание на вину в заражении – «надо предохраняться».

При более подробном рассмотрении результатов можно заметить, что в зоне ядра располагаются элементы, указывающие на эмоциональные реакции, на пути передачи болезни, на смертельную опасность болезни. Присутствие в зоне ядра элемента СПИД – можно трактовать двояко – с одной стороны – это факт в пользу того, что ВИЧ и СПИД отождествляются (в пользу этого говорит, например, то, что этот элемент имеет самый низкий средний ранг появления), с другой – отражает процесс развития болезни. Для того, чтобы выбрать то или иное объяснение, обратимся к анализу ответов на открытый вопрос о том, как соотносятся ВИЧ и СПИД.

Таблица 1
Элементы, образующие ядро и периферию представления о ВИЧ в трех группах испытуемых

50 респондентов из 81 в этой группе отметили, что ВИЧ и СПИД отличаются друг от друга, 30 из 81 – ответили, что это одна и та же болезнь. В обоих случаях, испытуемые затруднились дать пояснения (в первой ситуации испытуемые говорили о том, что разные понятия должны соответствовать разным явлениям, что от ВИЧ можно вылечиться, но не от СПИДа; во втором – акцентировали внимание на том, что в обоих случаях у больного поражен иммунитет, что в обоих случаях он неизлечимо болен). Этот результат скорее всего можно проинтерпретировать, как говорящий в пользу того, что в представлениях испытуемых ВИЧ и СПИД – связаны, но более тонкого объяснения соотношения болезней они дать не могут.

Элементы зоны ядра выполняют свои функции (структурную и смыслообразующую) конкретизируются в периферической части за счет следующих элементов: указание на природу болезни (вирус, инфекция, заразные), на пути заражения (беспорядочные половые связи, наркотики, шприц), указание на эмоциональные реакции (ужас), на смертельную опасность болезни – (смерть, неизлечимость, обреченные).

Обращает внимание тот факт, что в представлении отсутствует указание на физические симптомы болезни, категория лечения или поддерживающей терапии – отсутствуют.

В группе 2 (студенты) зона ядра представления образована элементами: СПИД, опасность, неизлечимость, ужас. Потенциальная зона изменений представления включает: заболевания, жалость, зараза, кровь. Наконец, собственно периферическая система представления объединяет элементы: обреченность, секс, шприц, незащищенный секс, одиночество, лечение, дети.

Главной темой, вокруг которой выстраиваются представления в этой группе, – указание на смертельную опасность болезни (в периферической системе конкретизируется за счет элемента – обреченность), а также указание на эмоциональные реакции.

Результаты, полученные с помощью последующего открытого вопроса, свидетельствуют о том, что в этой группе испытуемых 76 из 96 указали на то, что существует разница между СПИДом и ВИЧ, при этом для 64 из них- она выражается в том, что это две стадии болезни. Любопытно, что 43 испытуемых из этих 64, отметили, что от ВИЧ не умирают, от него можно излечиться, в то время как СПИД – смертельно опасная болезнь. Те, кто отождествляет ВИЧ и СПИД (20 испытуемых) давали очень простое объяснение – «это одно и то же». Опять же – для испытуемых существует связь между ВИЧ и СПИДом, но они затрудняются объяснить, как соотносятся эти болезни.

В группе 3 (работающая и обучающаяся молодежь) зона ядра представления образована элементами: смерть, болезнь, страх, инфицированные, неизлечимость, СПИД, заразность, вирусы, ужас. В потенциальной зоне изменений располагаются элементы: беда, безысходность, опасность, одиночество, горе для близких, боль, проблемы, секс. В собственно периферической системе – жизнь закончилась, кровь, конец счастью. В зоне ядра представления присутствует ряд тем: смертельная опасность болезни (смерть, СПИД, неизлечимость), указание на природу болезни (инфицирование, заразность, вирусы), а также указания на эмоциональные реакции (страх и ужас). Тема смертельной опасности болезни конкретизируется в периферической части представления за счет элементов – безысходность, жизнь закончилась. Указания на природу болезни – через элементы, указывающие пути передачи ВИЧ-инфекции – секс, кровь. Наконец, на эмоциональные проявления также указывают элементы – беда, горе для близких, конец счастью.

Ответы на открытый вопрос о соотношении ВИЧ и СПИДа в данной группе свидетельствуют о том, что как и в остальных группах большинство – 59 испытуемых из 70 ответили, что разница между ВИЧ и СПИДом существует, но не смогли прояснить, в чем именно она заключается. Аналогично – 50 из этих 59 считают, что это две стадии болезни, от ВИЧ скорее всего можно излечиться, но не от СПИДа. 

Сравнение результатов, полученных в трех группах, свидетельствует о том, что некоторые элементы присутствуют в каждом представлении (СПИД, секс, ужас, опасность, неизлечимость, зараза (заразность, заразные)), однако их местоположение не позволяет утверждать сходство структуры представлений. Элемент «СПИД» располагается в зоне ядра представления, что свидетельствует о том, что при определении ВИЧ на уровне представлений, указание на СПИД является ключевым, при этом низкий ранг ассоциирования свидетельствует о значимости этого элемента для представления.

Эти результаты скорее говорят в пользу первой гипотезы, согласно которой, группы испытуемых имеют различные представления о ВИЧ, но во всех представлениях СПИД отождествляется с ВИЧ.

Обращает на себя внимание тот факт, что во всех случаях в зоне ядра отсутствуют указания на физические симптомы болезни, на медицинскую тематику. Это отражает, видимо, бессимптомность ВИЧ, а также отсутствие лекарства для излечения от болезни.

В число элементов зоны ядра представления о ВИЧ-инфицированных в группе 1 попадают следующие (Табл.2): жалость, несчастные, опасные. В число элементов периферической системы, составляющих потенциальную зону изменения, входят следующие элементы: больные, сострадание, болезнь, заразные, смерть, вина, помощь, неизлечимость, страх и такие же, как мы. Собственно периферическая система представления образована понятиями: СПИД, лечение. Позиция меньшинства в данном случае представлена указаниями на отношение к больным (сострадание), а также на опасность больных (заразные). Основные темы, вокруг которых структурируется представление о ВИЧ-инфицированных, – отношение к больным, а также указание на их социальные характеристики. Тема отношения к больным конкретизируется в периферической системе представлений - сострадание, помощь. Указание на опасность больных присутствует и в периферической сфере: заразные, болезнь, больные, смерть, неизлечимость, СПИД. Как и в случае представлений о ВИЧ, в представлении о ВИЧ-инфицированных отсутствует физическая составляющая болезни, основной здесь является социальная составляющая.

 

Таблица 2
Элементы, образующие ядро и периферию представления о ВИЧ-инфицированных в трех группах испытуемых

В зоне ядра представления в группе 2 располагаются элементы: жалость, страх, несчастье, наркоман, бедняги, больные, одиночество. Потенциальная зона изменений представления образована составляющими: заразный, желание помочь. Наконец, собственно периферическая система представления объединяет элементы: опасность, обреченный человек, боязнь, может случиться с каждым, дети, легкомысленный, смерть.

Основные темы, вокруг которых выстраивается представление в группе 2, таковы: 1) отношение к больным (конкретизация в периферической системе - боязнь); 2) указание на социальную принадлежность больных (дети); 3) указание на опасность больных (заразные, опасность, смерть).

Зона ядра представления в группе 3 объединяет элементы: жалость, несчастные, больные, бедные, болезнь, одиночество. Потенциальная зона изменений представления состоит из элементов: обреченные, заразные, не повезло, страшно, опасный, смерть. Собственно периферическая зона – борьба за жизнь, лечение, поддержка, боль, что теперь будет делать?

Представление в группе 3 выстраивается вокруг основных тем: 1) отношение к больным (страшно); 2) указание на опасность больных (заразные, опасный, смерть).

Сравнение представлений в трех группах, с одной стороны, позволяет говорить, что их содержания близки, ибо многие элементы присутствуют во всех представлениях: жалость, больные, несчастные (несчастье), опасные (опасность), страх (страшно), смерть, заразные (заразный), неизлечимость (обреченные, обреченный). С другой, – местоположение этих элементов различается, что свидетельствует о различиях в структуре представлений. В группах 2 и 3 представления кристаллизуются вокруг большего количества тем, соответственно, элементов, чем в группе 1. В то же самое время, важно заметить, что ВИЧ-инфицированные во всех группах испытуемых лишены физических характеристик, они лишены физического облика, ощущений болезни. Этот результат можно рассматривать как проявление символического способа защиты от угрозы, исходящей от больных, ибо смертельно опасная болезнь делает таковыми самих больных. Таким образом, мы имеем дело с процессом дегуманизации, посредством которого больные становятся другими. Полученные результаты позволяют принять вторую гипотезу, согласно которой, представления о ВИЧ-инфицированных различны (имеют различную структуру), однако в основе их формирования лежит сходный механизм «не-я» – «другие».

Элемент «жалость» является высоко частотным понятием в представлениях во всех группах испытуемых. Расположение этого элемента в зоне ядра указывает на его важность с точки зрения структуры представления. С одной стороны, это местоположение элемента может объясняться проводимыми в последние годы волнами кампании по солидарности с ВИЧ-инфицированными, что отразилось, по крайней мере, на уровне приемлемой реакции на больных в публичной ситуации, какой является участие в исследовании. С другой – можно найти другое объяснение этой жалости к больным. Возможно, что респонденты чувствуют свою собственную уязвимость, тогда, по аналогии с респондентами С.Шехтера, ощущают возможную общую судьбу (оказываются в «одной лодке») с больными, что и объясняет присутствие элемента «жалость». Аналогичным образом пытаются объяснить результаты массовых опросов населения и социологи [3]. Наконец, жалость может возникать как реакция в ситуации безнадежно больного, человека перед лицом к смерти (это объяснение учитывает возраст испытуемых).

Дополнительный анализ показывает, что понятие «жалость» чаще всего (2/3 всех респондентов, упомянувших это понятие) соседствует с понятиями, указывающими на смертельную опасность болезни в группе 1, в группе 2 – для 53% испытуемых «жалость» соседствует со «страхом», «ужасом», «боязнью» и «тревогой», группе 3 «жалость» чаще всего соседствует со «страхом» и «отвращением». Такой результат говорит скорее в пользу первого или третьего объяснения в группе 1. Обратим внимание на то, что эмоция отвращения связана с избеганием объекта, который вызывает отвращение, она также связывается с чем-то аморальным. Как отмечает П.Розин, отвращение – это та эмоция, которая отвечает за чистоту души и тела [14]. Отсюда, факт ассоциирования больных с эмоцией отвращения указывает на действия в отношении больных, а также – является проявлением моральной оценки больных.

ВЫВОДЫ

Результаты исследования, предпринятого в русле теории социальных представлений, позволяют нам сделать ряд выводов.

Итак, коллективной угрозе – эпидемия ВИЧ-инфекции – люди противопоставляют коллективные защиты, посредством выработки социальных представлений в отношении пугающего объекта. Каждая группа испытуемых (старшеклассники и учащиеся колледжей, студенты, а также работающая и обучающаяся молодежь) вырабатывают свою стратегию коллективной защиты перед лицом коллективной угрозы. ВИЧ, в представлениях испытуемых, будучи болезнью без внешних симптомов, без физических ощущений, остается проблемой социального, а не медицинского порядка, она поражает социальное тело больного (в пользу этого говорит наличие в представлениях о ВИЧ и ВИЧ-инфицированных социальных характеристик, при отсутствии физических). Факт лишения больных каких-либо физических черт говорит в пользу действия механизма «не я» – «другие» при формировании представлений о ВИЧ-инфицированных. Посредством этого процесса дегуманизации больные становятся другими.

Болезнь, не имеющая «читаемых» проявлений теле больного, связанная так или иначе со СПИДом (природа этой связи на уровне представлений противоречивая, – с одной стороны, СПИД один из ключевых элементов зоны ядра представлений во всех группах, с другой – испытуемые констатируют, что существует разница между ВИЧ и СПИДом, однако затрудняются объяснить суть различий), ассоциируется с сильными негативными эмоциональными переживаниями – страх и ужас. Выявленные особенности социальных представлений позволяют говорить о механизмах, лежащих в основе коллективных защит. 

Полученные результаты также дают основания для формулирования рекомендаций, необходимых для построения концепции превентивной кампании, специфичной для каждой группы.  В частности, при разработке превентивных мер, ориентированных на группу старшеклассников, предлагается учитывать тот факт, что представление о ВИЧ в этой группе, в отличие от  других групп респондентов, включает элемент, указывающий на путь заражения ВИЧ-инфекцией - «секс». Кроме того, стоит принимать во внимание, что первые сексуальные отношения возникают в этой возрастной группе, а они должны быть безопасными.



[1] В нашем масштабном исследовании (N=370 испытуемых) принимали участие испытуемые различных возрастных групп от 14 до 48 лет, однако здесь мы рассматриваем только часть результатов, сравнивая представления в трех группах от 14 до 35 лет. Будет рассмотрена только часть полученных данных, касающаяся представлений о ВИЧ и ВИЧ-инфицированных.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Андреева Г.М. Социальная психология и социальные изменения// Психологический журнал. 2005. т. 26. N5. С.5-15.
  2. Бовина И.Б. Социальные представления о здоровье и болезни: структура, динамика, механизмы. Дис. докт. психол. наук. М., 2009.
  3. Вовк. Е. ВИЧ/СПИД в России: образ проблемы и стратегии поведения// Социальная реальность. N11. 2006. С.7-24.
  4. Данные Федерального Научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом (URL: www.hivpolicy.ru/national/?type=BS).
  5. Дедов Н.П. Переживание болезни как социокультурный феномен// Человек в трудной жизненной ситуации: Материалы I и II научно-практических конференций 24 декабря 2003 г. и 8 декабря 2004 г. /Под ред. Е.А. Петровой – М., 2004, С. 129-132.
  6. Лурия Р.A. Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания. М.,1977.
  7. Николаева В.В. Личность в условиях хронического соматического заболевания // Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях/ Под ред. Е.Т.Соколовой, В.В.Николаевой. М.,1995. С.205-267.
  8. Петрова Е.А. Трудные жизненные ситуации в предметном поле социальной психологии// Человек в трудной жизненной ситуации: Материалы I и II научно-практических конференций 24 декабря 2003 г. и 8 декабря 2004 г. / Под ред. Е.А. Петровой, М., 2004. С.13-15.
  9. Тхостов А.Ш. Психология телесности. М., 2002.
  10. Яницкий О.Н. Социология риска: ключевые идеи// Мир России, 2003, N1,С.3-35.
  11. Abric J-C. A structural approach to social representations// Representations of the social: bridging theoretical traditions/ Eds. by K.Deaux, G.Philogène. Oxford, 2001. Р. 42-47.
  12. Joffe H. Risk: from perception to social representation// British journal of social psychology, 2003, vol.42, Р.55-73.
  13. Moscovici S. The phenomenon of social representations// Social representations: explorations in social psychology. S.Moscovici/ Ed. By G.Duveen, N. Y, 2000. Р.18-77.
  14. Rozin P., Haidt J., McCauley J. Disgust// Handbook of emotions/ Eds. by M.Lewis, J.M.Haviland, N.Y., 2000. Р. 637-653.
  15. Vergès P. L’Evocation de l’argent: une méthode pour la définition du noyau central d’une représentation// Bulletin de psychologie, 1992, Tome XLV, N405, Р.203-209.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика