Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 107Рубрики 53Авторы 8884Новости 1775Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Материалы проекта «Образование, благополучие и развивающаяся экономика России, Бразилии и Южной Африки»

Материалы проекта

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

Год издания: 2010

Формат: сетевое издание

 

Построение «экономики знаний»: перспективы и проблемы (стенограмма)

Марголис А.А.
кандидат психологических наук, ректор, профессор кафедры педагогической психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0001-9832-0122
e-mail: margolisaa@mgppu.ru

Полный текст

Уважаемые коллеги, к сожалению, у меня не было достаточно времени для того, что бы я мог подготовить какую-то целостную презентацию. Поэтому я бы хотел просто высказать несколько мыслей по той теме, которую мы сегодня обсуждаем. Первое, на чем я хотел бы я хотел остановиться, заключается в том,  что отношения между экономикой и образованием, которые являются темой сегодняшнего симпозиума, актуальны, видимо во многих странах, и в России – не исключение, но они могут быть довольно различны. Мне представляется, что можно выделить, как минимум, два основных подхода.

И первый – это когда образование выстраивается таким образом, чтобы оно удовлетворяло потребности экономики. Но если посмотреть на развитие сектора профессионального образования России сегодня, о чем, собственно, говорят и пишут руководители системы образования и руководители экономики - образование в очень плохой степени реагирует на импульсы, которые исходят из потребностей экономики. Нужны квалифицированные специалисты, квалифицированные рабочие, их особо никто не готовит. Все готовят юристов, экономистов и т. д. Такая модель отношения экономики и образования, безусловно, имеет право на существование. Но она представляется не самой оптимальной, потому что образование, которое подстраивается под потребности экономики сегодня, вообще говоря, обращено если  не назад, то на сегодняшний день. И если этим не задается как бы потолок или горизонт образовательной системы, то и такая образовательная система, и такая экономика вряд ли выиграют на длинной дистанции конкуренции, которая существует сегодня в мировом сообществе. Поэтому представляется, что вполне правомерным может быть и другой взгляд на соотношение образования и экономики, который, используя психологическую терминологию, можно было бы назвать зоной ближайшего развития: образование фактически пытается создать зону ближайшего развития для экономики завтрашнего дня.

Собственно, вот те цели, которые поставлены перед образованием, в том числе перед руководством страны. Они как раз обращены к второй модели соотношения образования и экономики, потому что речь идет о том, что мы хотим когда-нибудь иметь экономику, которая в меньшей степени зависит от естественных ресурсов, от газа и нефти. Если мы понимаем, что эти ресурсы небесконечны и когда-нибудь закончатся, то уже сегодня нужно строить экономику завтрашнего дня, экономику, основанную на знаниях. Следовательно, образовательная система должна быть построена не только на требованиях сиюминутных, связанных с подготовкой довольно ограниченно квалифицированных исполнителей, а должна быть ориентирована на подготовку того, что получило название "креативный класс". То есть людей, которые способны создавать новое. И, создавая новое, они тем самым могут действительно способствовать созданию действительно новой экономике, которую привычно теперь стало называть "экономика знаний". Если мы говорим о таком типе соотношения экономики и образования, то, наверное, в контексте темы нашего сегодняшнего симпозиума я предложил бы выделить как минимум три основных понятия, на которых должно быть сосредоточено наше внимание как на важных образовательных целях.

Первое – это то, что тоже стало довольно традиционным при словах «экономика знаний», – это умение учится. То есть, когда мы понимаем, что учебная информация, которую дает любой уровень образования – от дошкольного до высшего профессионального – устаревает довольно быстро. Если мы хотим иметь конкурентоспособных специалистов, которые будут строить экономику завтрашнего дня, они должны будут уметь добывать и строить новое знание. То есть они должны будут овладеть умением учиться.

Вторая важная тема, которая прозвучала сегодня очень подробно в первой половине дня  – это безопасность, субъективная и объективная.

И третья тема, которая в меньшей степени прозвучала, но которая, я думаю, должна быть также упомянута это способность работать с различиями, с тем, что на английском языке называется словом «diversity». Образовательная система, которая может быть обращена в завтра, на мой взгляд, должна уметь работать с этими тремя категориями. И этой точки зрения возвращаюсь уже конкретно к теме сегодняшнего симпозиума  – инвестиции в образование, вклад в завтрашний день.

Важно было бы ответить на два вопроса. Первое: с чего начать и как добиться. Понятно, что у меня нет никаких исчерпывающих ответов по этому поводу, но представляется, что некоторые ориентиры все-таки есть. Частично они тоже уже упоминались сегодня в ходе дискуссии в первой половине сегодняшнего симпозиума. Понятно, что многочисленные эмпирические факты, полученные как в России, так и за рубежом говорят о том, что начинать надо именно с возраста раннего детства. И с точки зрения инвестиций оказывается, что экономические вложения в этот конкретный возраст оказываются наиболее эффективными, и с психологической точки зрения этот возраст оказывается более сензитивен, и любые неправильные, пропущенные, необходимые действия в этом возрасте приводят к большим ошибкам и необходимости в еще больших инвестициях по коррекции того, что было сделано неправильно по отношению к детям раннего возраста.

А вот второй фактор, на котором я бы хотел в большей степени остановиться – это, конечно, фигура учителя.  Можно говорить о любых инвестициях в образование, понимая их не только узко, как финансовые инвестиции, а как, скорее, модернизацию, являющуюся неотъемлемым результатом этих инвестиций. Но, как показывают международные исследования и как показывают наши собственные результаты, без подготовки учителя, который будет способен строить образование, которое отвечает вышеупомянутым трем критериям: умению учиться, безопасности, субъективной и объективной, и умению работать с различиями, никакие планы не претворяются в действительность, а остаются только проектами. С этой точки зрения необходимо, наверное, обратить внимание на существующие проблемы. Первая проблема – это отбор, отбор в профессию учителя, вторая – это уровень оплаты труда учителя, третья – это уровень его подготовки и четвертая – это проверка уровня его квалификации и вообще всего,  что связанно с его компетенцией.

Надо сказать, что в Российской Федерации ситуация с отбором выглядит не лучшим образом: все, что мы знаем и по анализу результатов и по Единому государственному экзамену показывает, что уровень абитуриентов, которые поступают в педагогические ВУЗы является очень слабым. Что значит слабым? Я не так давно прочитал соответствующее интервью с руководителем Рособрнадзора. В нем в статистике результатов ЕГЭ этого года фиксируется тот факт, что в большинство педагогических ВУЗов поступают абитуриенты, которые набрали меньше 55 баллов. То есть это, в общем, скорее тройки, нежели четверки. Если мы имеем не лучших абитуриентов, которые поступают в педагогические ВУЗы, а потом имеем крайне низкое качество подготовки приступающих к профессиональной действительности, и они опять готовят не лучших абитуриентов, то у нас возникает такой порочный круг, который очень трудно разорвать. И можно строить самые разные проекты модернизации содержания подготовки учителя, но если мы не находим внятных ответов, как сделать так, чтобы в педагогические ВУЗы поступали не худшие выпускники школ, а если не лучшие, то хотя бы хорошие. И как сделать так, чтобы они охотно шли в педагогическую профессию. Если мы ответим на этот вопрос, то все остальные вопросы можно и не обсуждать.

Обычно, первое, что приходит на ум в этой ситуации, - это существенное повышение заработной платы учителя. Надо сказать, что в Российской Федерации из-за различий в экономических положениях в разных регионах, по сути, за последние лет пять был осуществлен реальный эксперимент по этому поводу. Уровень оплаты работы учителя в Москве превысил среднюю заработную плату по экономике этого региона. И зарплата учителя в Москве стала более чем конкурентоспособной, что привело к тому, что вакансии в школах, не занятые рабочие места, которые длительное время были вакантными, оказались практически полностью занятыми. Исчезли вакансии на даже такую редкую, востребованную педагогическую профессию как преподаватель иностранных языков. Мы также имеем совершенно другие примеры во многих других регионах Российской Федерации, где заработная плата учителя остается крайне низкой и ниже средней заработной платы по данному региону. Оказывается, что нельзя на основе этого факта, что качество педагогическое деятельности учителей по Москве стало существенно выше, чем качество педагогической деятельности, чем в том регионе, где заработная плата оказалась ниже, чем средняя по экономике. Из этого факта нельзя сделать вывод о том, что заработная плата является не важным или не влиятельным фактором, она, безусловно, таковым является, но так же очевидно из этого следует тот факт, что повышения одной заработной платы оказывается существенно недостаточно.

Вот одна из таких интерпретаций возможных то, почему все это происходит. Она применительно к ситуации в Российской Федерации может быть связана с обстоятельством, что в таком крупном мегаполисе как Москва, где сосредоточено огромное количество ведущих университетов, в том числе и исследовательских, которые предлагают по сути всю линейку существующих видов профессий, в педагогические вузы поступают совсем не самые сильные выпускники школ, которые предпочитают гораздо более привлекательные с материальной и социальной точек зрения профессии. В небольшом регионе, в областном центре, зачастую педагогический вуз несет в себе не только образовательную функцию, но и функцию социокультурного центра региона. И особых выборов, куда поступать хорошему выпускнику школы, во многих случаях регион не предлагает. Они исходно получают выпускников из школ более высокого качества и гораздо более мотивированных к педагогической деятельности потом, потому что рынок труда в этих регионах зачастую устроен так, что работа в образовательном учреждении воспринимается как работа с гарантированной занятостью, с определенным социальным пакетом, и она выглядит в силу российских исторических традиций на порядок привлекательнее, чем многие другие работы, в том числе в сфере бизнеса.

Второй фактор, на котором необходимо остановиться, - это подготовка самого учителя. Надо сказать, что в Российской Федерации на протяжении последнего года происходила существенная модернизация именно содержания высшего профессионального образования, в том числе педагогического, появились четыре новых стандарта третьего поколения по подготовке всех видов педагогов и педагогов-психологов. Эти стандарты гораздо в большей степени ориентированы на тот тип образования, о котором мы говорим, и в качестве примера я хотел бы привести тот стандарт, который разработан нашем университетом, который называется «Стандарт психолого-педагогического образования». В нем довольно своеобразно предпринята попытка объединить психолога и учителя начальных классов, воспитателя дошкольного образования. Не просто увеличив количество часов на изучение психологии у будущего учителя, или воспитателя, ориентированного на работу с детьми раннего и дошкольного возраста, создав базу в их подготовке, которая позволит сделать развитие ребёнка, в том числе умения учиться, работу с различиями детей  – и с одарёнными, и с детьми, имеющими проблемы в развитии – доступной, и таким образом сформировать у них необходимые  компетенции, сформировать единый профессиональный язык, который позволит действительно комплексно подходить и к обучению, и к развитию не как к разным процессам, которые происходят в стенах одного образовательного учреждения, а как к сторонам единого процесса образования.

И последнее важное обстоятельство, о котором я хотел бы сказать условно: такой учитель, который будет способен реализовывать цели образовательной системы, ориентирован на построение экономики завтрашнего дня, должен попасть в другую систему нормативного регулирования. До настоящего момента диплом, который выдаёт любой университет, является, по сути, пропуском и билетом в профессиональную деятельность, и изменения в этой сфере, которые осуществлены министерством образования науки Российской Федерации в этом году, а именно новый порядок аттестации педагогических кадров, предполагает необходимость сдачи квалификационного испытания, то есть экзамена. Эта процедура во многих странах мира существует довольно давно и является стандартной. За таким экзаменом может стоять как государственный орган управления образования, так и общественная профессиональная ассоциация. В России этот механизм в настоящий момент только создаётся. Мы считаем, что он будет важным механизмом повышения компетенции будущих педагогов.

Ссылка для цитирования

 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика