Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 107Рубрики 53Авторы 8884Новости 1775Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Материалы проекта «Образование, благополучие и развивающаяся экономика России, Бразилии и Южной Африки»

Материалы проекта

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

Год издания: 2010

Формат: сетевое издание

 

Инвестиции в образование - «длинные деньги» (стенограмма)

Рачевский Е.Л.
директор Центра образования № 548, Москва, Россия

Полный текст

Уважаемые коллеги, очень волнует все услышанное здесь. Я хочу отметить, что инвестиции в образование – это «длинные деньги». Мы это прекрасно понимаем. На «длинные деньги», на такой рискованный шаг способны определенные социальные группы, и в первую очередь – средний социальный класс. Маргинальные части на инвестиции вообще не способны, а иные группы стремятся вкладывать в такие деньги, которые являются «короткими». А «короткими» на сегодняшний день сегодня являются, допустим, инвестиции в вооружение, в добычу ресурсов, даже в криминальную деятельность. Исходя из этой логики, я задаю себе вопрос: как может формироваться этот самый средний класс или, другими словами, гражданское общество.

И я вспоминаю несколько существенных моментов. Например, недавно было проведено исследование студентов математических факультетов российских педагогических вузов. И оно показало, что старшекурсники являются лидерами в мировых практиках и соседствуют где-то с Сингапуром, Тайванем и так далее. Галина Сергеевна Ковалева проводила это исследование. В ходе исследования был задан вопрос, какая часть из них собирается потом пойти в школу, – 4,1 процента. Это ситуация, может быть, немного лучше, нежели в Бразилии, там два процента собираются идти в школу, а здесь – 4,5 процента. Я знаю, что есть довольно серьезный дефицит хороших учителей и в британской системе образования, и в американской системе образования и в других странах, за редким исключением. Учителя давно уже оказались очень далеки от классического представления о среднем классе. И возникает вопрос: каким образом главный проводник знаний, компетенций и так далее, принадлежащий к маргинализированной части общества, может предлагать формулу инвестирования, приемлемую для социального класса.

Посылка вторая заключается в следующем: мне очень понравилось, что нынешний форум увязал три очень важных компонента: инвестиции, благополучие и образование. Чем субъект – человек – ближе к нашему представлению о среднем классе, тем он безопаснее. Вы, наверное, обратили внимание, что в определенных  транспортных средствах разного класса разное число, разный процент улыбающихся людей. Чем ниже уровень, неважно что это – гостиница, «Макдоналдс» –  тем меньше число улыбающихся людей, которые вряд ли могут в себе таить какую-то угрозу. Я никогда не забуду, как был студентом третьего курса университета и снимал квартиру у одного высококвалифицированного, но сильно пьющего слесаря. По пятницам он напивался особенно сильно. У него была маленькая собачка – японский хин. Он садился перед ним и говорил: «Пушок, как же я люблю тебя!», дальше шла нецензурщина, а потом вопрос: «Убить тебя, что ли?». Или возьмем героев Достоевского, эти формы любви: нет у него иных ресурсов, иных помыслов доказать свою любовь, и он может убить. Это к вопросу о безопасности.

А теперь, что касается благополучия, безопасности культуры. Я хочу вернуться к теме учителя. Я никогда не забуду, никогда не забуду совершенно замечательные слова великого бразильского педагога Паоло Фрейре,  который говорил, что все наши школы – он имел в виду бразильские, но и британские, и многие другие – в сердцевине имеют нарративного учителя. Идет сплошной нарратив, идет  сплошной пересказ. Я в этой аудитории показывал три слайда: какие изменения произошли в промышленности, здравоохранении, образовании. Очень интересно, что за последние триста лет не произошло почти никаких принципиальных изменений. И причина та же самая: проводник инновационных идей относится к маргинальной части общества.

Я об этом говорю с министром юстиции: денег никогда не хватит совершенно. Приличные инвесторы, которые думают о будущем, разумеется, инвестируют деньги в образование. Вот яркий позитивный пример. В России сегодня не осталось почти ни одной школы, где бы не было интернета, компьютера и так далее. Это совершенно точно. Но в России есть 32 процента школ, которые не имеют туалета в здании, а туалет находится за пределами здания, в 20 - 30 метрах. Я сидел и слушал о бразильских проблемах и думал, слушайте, а  вам же топить не надо, у вас в Бразилии так холодно не бывает. А нам надо топить, та школа, в которой я сейчас работаю, по 12 миллионов в год тратит только на отопление. А если  было бы тепло, можно было бы по-другому. Но это «если бы» здесь не годится совершенно.

Итак, в связи с этим я бы хотел отметить, на мой взгляд, несколько важных принципов, подходов к инвестициям в образование. Денег не хватит никогда, поэтому логично применить принцип концентрации ресурсов и целевое программное финансирование. Вот информатизация – яркий пример, в той или иной степени позитивно что-то получается. Я не исключаю, что целевое инвестирование в российские школьные туалеты тоже может дать позитивный эффект и даст. Но главное – это учителя.

Как же нам сделать так, чтобы учитель был приближен по всем своим позициям к среднему классу? Как бы нам сделать так, чтобы неулыбчивое лицо образованца, который убежден, что приближаясь к классу, он уже творит нетленку… А оно неулыбчивое, и он думает, что он творит нетленку. В той ситуации, когда вот этот форум сегодняшний говорит о диалоге, большинство школ, абсолютное большинство школ – это школы монолога, это школы манипуляции. Тут нам еще президент помог в своем послании, когда привел цитату из Черчилля, помните, что «учитель обладает колоссальной властью». Ведь многие восприняли это буквально. Я уже получаю письма: «Наша Марина Николаевна, 3 «д» класс, сказала, что президент велел считать, что она обладает колоссальной властью, и вообще, какой вам диалог, пошли все вон!»

Есть еще один нюанс. Практика показывает, я это читал в разных текстах у многих аналитиков, что чем больше пытаются манипулировать учителем, тем сильнее нормальный учитель будет сопротивляться обучению в целях каких-либо изменений. Я точно совершенно знаю, что, к сожалению, не было предпринято ни одного сколь-нибудь быстрого шага, который бы имел немедленный успех. У всеми нами любимого Мартина Бубера есть замечательная фраза: хрупкая сердцевина образования – это сам учитель. У наших коллег в Великобритании несколько лет ушло на изменение в этой ситуации, и то эти изменения очень проблематичны.

В связи с этим, завершая свое короткое выступление-реплику, хочу дать рекомендации, как если бы здесь можно было принимать решения, которые доходили бы моментально до правительства, не только до  неправительственных фондов. Исходя из того что средств мало и они могут быть распределены, ни один серьезный инвестиционный шаг во что-то неконкретное не даст эффекта, если целевым образом не будет поддержана следующая позиция: современной школе нужен совершенно другой учитель. Мы понимаем, что вегетативным образом мы его никак не произведем, лоботомию мы ему не сделаем и так далее. Путь этот медленный, но такова специфика изменений в гуманитарных системах по сравнению с изменениями в прокладке нефтепроводов. Они медленные, но если их никогда не начинать, боясь их медлительности, то они и никогда не дадут результата. Спасибо за внимание.

Ссылка для цитирования

 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика