Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 119Рубрики 53Авторы 9266Новости 1834Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Психология образования в XXI веке: теория и практика

Материалы конференции

ISBN: 978-5-9935-0236-6

Издатель: Издательство ВГСПУ «Перемена»

Год издания: 2011

 

Влияние фактора внутренней / внешней референтности на оценку значимости и достоверности медиаинформации

Малюченко Г.Н.
кандидат психологических наук, доцент, декан факультета психологии и педагогики Балашовского филиала СГУ им. Н.Г. Чернышевского, Россия
e-mail: mgn1802@yandex.ru

Долгов Ю.Н.
кандидат социологических наук, доцент кафедры общей и социльной психологии Балашов. института Сарат. гос. ун-та.им. Н.Г. Чернышевского

Полный текст

Как известно, понятие «референтность» впервые было использовано американским психо­логом Г. хайменом, установившим устойчивую связь между суждениями людей о себе и теми со­циальными группами, с которыми они себя идентифицируют, а также соотносят свои взгляды и мнения. Однако за последние три десятилетия трактовка данного понятия в социальной психоло­гии значительно расширилась. К настоящему времени с термином «референтность», как правило, связывается целый ряд достаточно распространенных феноменов, возникающих всякий раз, ког­да кто-либо в своей деятельности сознательно или неосознанно ориентируется на мнения, цели и ценности отдельных лиц и/или социальных групп.

Во всех известных трактовках понятия «референтность» можно усмотреть «отношения зна­чимости» и, как следствие, явной избирательности, возникающей при определении (оценивании) субъектом тех или иных мнений, позиций, идеалов. При этом функцию референтного объекта мо­жет выполнять даже не существующая в реальности персона, например, исторический, литератур­ный, мифический или вымышленный герой.

Следует отметить, что личностный рост и накопление социального опыта могут приводить к существенным изменениям в личностном восприятии объектов референтных отношений, поэто­му нередко, изучая динамику становления личности, можно наблюдать постепенную замену од­них референтных групп или лиц на другие. При всей динамичности личностных трансформаций в сознании большинства индивидов (вне зависимости от их этнической принадлежности, образо­вательного статуса и экономического положения) всегда имеет место упомянутое выше «отноше­ние референтности» к тем или иным группам и лицам. Необязательно также реальное членство че­ловека в тех группах, с которыми он себя соотносит и которые являются для него референтными.

Анализ современных научных представлений о референтности показывает, что в большинст­ве наблюдаемых и описываемых случаев исследователи, по сути, говорят о регуляторном психоло­гическом механизме, позволяющем личности выстраивать приоритеты и стратегии социальной са­мореализации. При этом референтность как некое устойчивое качество не является чем-то объек­тивным, т. к. заключается в приписывании определенных характеристик персоне или группе. Дру­гими словами, это целиком и полностью продукт субъективного восприятия. Таким образом, сви­детельствуя о низкой или высокой референтности кого-либо, мы отражаем меру его субъективной значимости в восприятии другого лица.

Однако существуют и такие варианты личностного развития, при которых референтное от­ношение субъекта может замыкаться частично или преимущественно на его собственном Я. В не­которых психологических концепциях и направлениях для таких случаев используются термины «внутренняя ориентация» или «внутренняя референтность» [3]. В ракурсе данного исследования внутренняя референтность представляет для нас интерес как фактор, оказывающий влияние на со­циальное познание личности в целом и ее восприятие современной медиапродукции в частности. Следует отметить, что предпосылки возникновения внутренней референтности к настоящему вре­мени исследованы недостаточно. Как показал анализ работ Э. Эриксона, автора эпигенетической концепции личностного развития [4], и ряда его последователей [2], факторы, предрасполагающие к развитию «внутренней референтности», следует искать как в индивидуальных задатках, так и в психобиографическом опыте, определяющем динамику социального становления личности. Иначе говоря, данные факторы могут происходить из достаточно широкого контекста: от потери доверия личности к окружающим (при раннем травматическом опыте) до идеализированного представле­ния человека о самом себе, основанного на реальных или мнимых преимуществах. Во многих слу­чаях внутренняя референтность как качество личности может быть проявлена в достаточно узкой сфере, например, в профессиональной, коммуникативной или игровой деятельности.

Как показал анализ данных исследования, осуществляемого нами при финансовой поддерж­ке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта № 10-06-00211а, среди молодого поколе­ния медиапотребителей внутренняя референтность проявляется достаточно редко. Как правило, она более выражена у незначительной части молодых людей (20±5% в различных выборках), име­ющих высокую устойчивость по отношению к ситуациям неопределенности. Эти молодые люди также отличаются более выраженной направленностью на профессиональный успех и личностное развитие. Их поведение детерминируется преимущественно внутренними мотивами, связанными с потребностью в достижении высокого социального статуса. Они способны решительно действо­вать в ситуациях оправданного риска, демонстрируют низкие показатели внушаемости и высокий уровень самостоятельности во многих сферах социальной практики. Таким образом, внутренняя референтность, проявляемая ими при оценке разного рода медийных продуктов (художественных фильмов, рекламных роликов, музыкальных клипов), является одной из составляющих их общей жизненной позиции и стратегии достижения лидерства.

Следует отметить, что специфика проявления внутренней референтности заключается в том, что процесс оценки личностью неких значимых для нее объектов или явлений реализуется посред­ством ее обращения к осознаваемым или неосознанным эталонам, идеалам, образцам. Иными сло­вами, решающее значение в этом процессе имеет доступ к субъективно проявленным источникам внутренней мудрости, духовно-психическим ресурсам.

Влияние такого фактора, как доминирование внутренней / внешней референтности, с неиз­бежностью проявляется при формировании и развитии индивидуальной культуры потребления ме­диаинформации. Медиапотребление как значимый компонент социального познания современного человека – динамический процесс, в котором можно обнаружить сложное сплетение эмоционально­чувственных переживаний, избирательной когнитивной активности и широкой практической дея­тельности. Процесс повседневного потребления медиаинформации регулируется и направляется под влиянием целого ряда когнитивных и поведенческих метапрограмм. Одни из них более зна­чимы, другие – менее. К настоящему времени описан целый ряд взаимосвязанных метапрограмм, опосредованно влияющих на процесс сбора и оценки самой различной информации, медиапродук­ции, циркулирующей в глобальном медиапространстве.

В идеале наше познание социальной реальности должно опираться одновременно на два ва­рианта данных метапрограмм: мы должны стремиться продуктивно соединять поток информации из внешних источников с информацией, продуцируемой в ходе творческой деятельности, рефлек­сии, осмысления и переосмысления получаемого личного опыта. Однако в реальности большин­ство из нас хорошо делает что-то одно: либо сканирование и обобщение информации, либо твор­ческую переработку ограниченного объема информации в новые идеи и знания. Каким образом такого рода «однобокие» стратегии находят выражение в процессе сбора и анализа медиаинфор­мации? И каковы при этом сознательно или неосознанно применяемые критерии ее оценки? Рас­смотрим более подробно соответствующие психологические характеристики указанных стратегий.

1. При доминировании внешней референтности оценка значимости, достоверности инфор­мации производится на основе оценки ее соответствия внешним референтам, т. е. для подтверж­дения значимости информации человек опирается на следующую систему внешних критериев:

  • расположение, статус сообщения в медийном пространстве (например, осознанно или бес­сознательно учитывается то, кто является источником сообщения, эфирное время, отведенное для этой информации, и т.д.);
  • фактологическая обоснованность, научная доказанность информации;
  • мнение авторитетных лиц (признанных экспертов, специалистов и т.д.);
  • количество людей, доверяющих этой информации (медиапродукции) или подтверждаю­щих ее значимость, ценность.

Для людей с высоким уровнем внешней референтности характерно восприятие мира, ориен­тированное на социальный контекст, т.е. на общественное мнение, внешний антураж, расстановку сообщений в медийном поле. Многие молодые люди в силу отсутствия у них богатого жизненного опыта и, как следствие, внутренних критериев оценки сообщения вынужденно ориентируются на внешний контекст, мнение большинства. Однако необходимо помнить, что при такой стратегии воз­можны перцептивные и когнитивные ловушки, установленные в ходе экспериментов С. Аша. Как доказал С. Аш, многие люди склонны конформно подстраиваться под мнение большинства, даже если оно полностью противоречит их собственному сенсорному, жизненному опыту. Не случайно современные СМИ в целях повышения значимости сообщения (медиафакта) специально органи­зуют его встраивание в так называемый «мейнстрим» – доминирующее общественное мнение. На­пример, для его обсуждения собирается научная конференция, даются эксклюзивные интервью и звучат официальные заявления авторитетных лиц.

2. При доминировании внутренней референтности оценка значимости, ценности, достовер­ности информации основывается на степени соответствия внутренним критериям, к которым мож­но отнести следующие:

  • субъективная оценка смысла и значимости информации (новых сведений, сообщений) по­средством ее соотнесения с тем, что ранее было известно реципиенту или ранее осмыслено им;
  • анализ субъективных (пусть даже необъяснимых рационально) ощущений, чувств, эмоций, которые вызывает оцениваемое сообщение;
  • анализ степени соответствия новой информации общим представлениям реципиента о ми­роустройстве, существующих социальных отношениях;
  • опора на интуитивную оценку достоверности или ложности получаемых сообщений (ме­диафактов).

Следует отметить, что внутренняя референтность в соединении с гибкостью мышления и вы­сокой образованностью может выступать как весьма ценное личностное свойство в тех случаях, когда в общественном сознании и, как следствие, в медиапространстве нет четких критериев для оценки какого-либо явления, факта, сообщения. Однако в своем предельном выражении, а также во многих ситуациях социального и личностного взросления она может препятствовать внутригруп­повой адаптации и профессиональной самореализации. Вероятно, по этой причине многие доста­точно успешные бизнесмены, имеющие высокий уровень внутренней референтности, отнюдь не стремятся распространять приоритетность субъективного оценивания на все внешние явления и все сферы управленческой деятельности. Более того, они намеренно привлекают разного рода экс­пертов, опытных профессионалов для получения более объективной оценки тех или иных явлений, текстов и источников информации, даже если последнее слово остается за ними.

Одной из наиболее трудно разрешимых проблем развития осознанного медиапотребления является тот факт, что при запредельно больших объемах потребления информации наша внутрен­няя рефлексивная, аналитическая активность снижается до минимума, что делает нас более пассив­ными и механистичными в восприятии информации, недостаточно критичными в ее оценках. Если же мы жестко ограничиваем объем потребляемой информации и количество ее источников, то ри­скуем принять решение, основанное на неполных данных, например, сделать скороспелое, прежде­временное обобщение относительно той или иной проблемы и способов ее решения.

Развитие культуры потребления информации предполагает умение находить оптимальное со­отношение между необходимым объемом требуемой информации, ее качеством и достаточным ко­личеством рассмотренных источников для принятия взвешенного решения. В данном случае всту­пает в силу широко известный принцип Парето: 20% из всех имеющихся источников по той или иной тематике несут 80% требуемой информации. Остается только правильно отобрать эти 20%, что опять же требует определенных умений оценки медиасреды в целом и навыков работы с ме­диатекстами. В противном случае на отбор этих 20% источников могут быть потрачены все те же 80%, а то и все 100% имеющегося времени. А это значит, что резко сокращается количество време­ни на критическое осмысление и творческую переработку полученного материала.

Высокая значимость фактора внутренней / внешней референтности для развития культуры потребления информации на практике заключается в следующем: в тех случаях, когда в самом об­ществе, медийном поле отсутствуют четкие критерии для определения ценности тех или иных све­дений (или индекса достоверности сообщений), многие медиапотребители стремятся поскорее и зачастую механически определиться с их оценкой. В силу дефицита свободного времени и жизнен­ного опыта они либо автоматически оценивают все сведения на основе сугубо внутренних крите­риев, либо слепо доверяют авторитетным мнениям. В итоге и в первом и во втором случае их ждут ошибки, разочарования и даже отчаяние. Иными словами, им не хватает навыков гибкого приме­нения стратегий оценки достоверности и значимости медиаинформации. Во многих случаях внут­ренняя / внешняя референтность должна проявляться избирательно, т. е. при оценивании опреде­ленного круга явлений, социальных объектов.

Таким образом, задачей специалистов-практиков в области медиапсихологии является обу­чение медиапотребителей умениям и навыкам гармоничного соединения всех рассмотренных пре­имуществ внешней и внутренней референтности для получения предельно выверенной оценки лю­бого рода жизненно значимой медиаинформации.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Винтерхофф-Шпурк П. Медиапсихология. Основные принципы. харьков : Изд-во гуманит. ун-та, 2007.
  2. Marcia J.E. Development and Validation of ego-identity status // Journal of Personality and Social Psychol­ogy. 1980. № 3. P. 551–558.
  3. Холл М., Боденхамер Б. 51 метапрограмма НЛП. Прогнозирование поведения, «чтение мыслей, по­нимание мотивов. СПб. : Прайм-ЕВРОЗНАК, 2007.
  4. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис / пер. с англ. М. :Флинта, 2006.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2021 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика