Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 108Рубрики 53Авторы 9055Новости 1790Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2019

36 место — направление «Психология»

0,323 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,829 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Экспериментальная психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2072-7593

ISSN (online): 2311-7036

DOI: https://doi.org/10.17759/exppsy

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2008 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

SUBCAM как инструмент психологического исследования 787

Лалу С.
доктор психологических наук, профессор, Лондонская Школа экономических и политических наук, Институт социальной психологии, Лондон, Великобритания
e-mail: s.lahlou@lse.ac.uk

Носуленко В.Н.
доктор психологических наук, главный научный сотрудник, лаборатория познавательных процессов и математической психологии, Институт психологии РАН, Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0591-2335
e-mail: valery.nosulenko@ipras.ru

Самойленко Е.С.
доктор психологических наук, Заведующая лабораторией познавательных процессов и математической психологии, ФУБУН Институт психологии РАН, Москва, Россия
e-mail: elena.samoylenko@ipras.ru

Полный текст

Видеорегистрация является мощным средством получения эмпирических данных в психологическом исследовании. Разнообразные средства обработки видеоданных позво­ляют вывести на уровень современных технологий традиционные методы наблюдения и обеспечивают возможность количественного анализа получаемого материала. Этим дости­гается экологическая валидность наблюдения в ситуациях естественной деятельности че­ловека, когда невозможно управлять параметрами среды и заранее определить, какие из наблюдаемых характеристик человека являются «независимыми», и, следовательно, долж­ны измеряться. Процедуры анализа видеоданных в совокупности с процедурами анализа вербальных данных лежат в основе многих приемов оценки воспринимаемого качества, разработанных для изучения восприятия, деятельности и общения в условиях естествен­ной среды (Лалу, Носуленко, Самойленко, 2007; Носуленко, 2007; Nosulenko, 2008; Nosulenko, Samoylenko, 2001).

Здесь будет рассмотрен многолетний опыт видеорегистрации, осуществляемой при по­мощи так называемой «субъективной камеры» (SubCam). Устройство SubCam представля­ет собой миниатюрную видеокамеру, которой управляет сам наблюдаемый индивид. Глав­ный интерес использования этой техники заключается в возможности погрузиться в фено­менологию деятельности, опираясь на данные о том, какие ее аспекты являются объектом особого внимания субъекта. Этот инструмент регистрирует объективные следы деятельно­сти и снабжает исследователя информацией, позволяющей понять направленность внима­ния субъекта, детально реконструировать последовательность его движений, жестов, речи (а при помощи самого субъекта – решаемые им цели и задачи). Такая реконструкция по­могает установить связь между составляющими деятельности человека и объектами среды, на которые эта деятельность направлена, а также определить характеристики его взаимо­действия с другими людьми (Lahlou, 2006). Получаемый при помощи SubCam материал позволяет раскрыть особенности совместной деятельности, сохранив при этом собствен­ную «точку зрения» каждого участника взаимодействия. Процедура использования SubCam дает возможность иметь наиболее близкое к точке зрения субъекта представление о его избирательном отношении к контексту, о «воспринимаемом качестве» ситуации (Но­суленко, 2007; Nosulenko, Samoylenko, 2001).

За десять лет использования процедуры видеозаписи с помощью SubCam были получе­ны многие сотни часов видеозаписей с участием более чем сотни человек в качестве наблю­даемых. Этот опыт позволил уточнить некоторые технические и методологические аспек­ты сбора и анализа данных при помощи SubCam.

Техника SubCam

Исходная идея заключается в том, чтобы регистрировать в контексте каждой конкретной ситуации зрительную и слуховую информацию, которая непосредственно воспринимается субъектом в определенный момент выполняемой деятельности, а также ее моторные составляющие. В соответствии с этим устройство с необходимостью является переносным и достаточно легким, чтобы не влиять на поведение наблюдаемого индивида.

Один из вариантов – закрепление миниатюрной видеокамеры на очках участника исследования (рис. 1). Камера снабжена широкоугольным объективом, дающим поле наблюдения, приближенное к реальному полю зрения, что позволяет видеть руки субъекта. Рядом с видеокамерой устанавливается маленький остронаправленный микрофон (Lahlou, 1999).

Рис. 1. Один из первых прототипов (1997) SubCam на очках (a) и типичный кадр из видеозаписи, сделанной при помощи SubCam (b)

Первоначально запись осуществлялась при помощи небольшого видеомагнитофона, который закреплялся обычно на поясе участника исследования. Современные технологии видеозаписи позволяют осуществлять запись на карту памяти, что существенно упрощает процедуру и повышает надежность записи. Другой прототип обеспечивает дистанционную запись при помощи радиоканала, однако этот способ практически не использовался по причине неконтролируемости участником носителя записи. Наши коллеги Дж. Холлан и Э. Хатчинс из лаборатории распределенного познания Калифорнийского университета Сан-Диего (США) усовершенствовали инструмент, создав вариант фронтальной камеры типа «третьего глаза». Таким образом были опробованы различные версии SubCam. При помощи такого оборудования можно сделать несколько часов высококачественной записи того, что субъект видит, слышит и делает.

Разумеется, подобное оборудование не является уникальным, оно широко применяется в различных практических сферах и может иметь самые различные технические воплощения. Однако специфика SubCam не ограничивается самой технологией видеозаписи, где проблемы возникали в основном из-за отсутствия на рынке стандартных миниатюрных видеокамер с требуемыми параметрами фокусного расстояния. Главная осо­бенность применения такого инструмента связана с пониманием его места в процедуре пси­хологического наблюдения. То есть речь идет не столько о технологии видеозаписи, сколько о методе наблюдения при помощи SubCam. К сожалению, богатые возможности подобной техники делают ее этически уязвимой и требуют очень жестких предосторожностей исполь­зования. Обеспечение таких предосторожностей составляет существенную часть методоло­гии исследования, процедурные вопросы которой необходимо рассмотреть специально.

Метод SubCam

На первый взгляд, процедура наблюдения весьма проста. Индивид носит SubCam в «ес­тественных» ситуациях изучаемой деятельности. Он сам использует SubCam в отсутствие исследователя, передавая последнему записанный материал только по окончании изучае­мого этапа деятельности. На практике такая процедура содержит ряд специфических мо­ментов психологического и социального плана, без учета которых невозможен успех ис­следования.

Главная особенность метода заключается в том, что его применение требует полного до­верия к нему всех действующих лиц, так или иначе включенных в процесс наблюдения. Ме­тодология исследования должна обеспечить принятие людьми его условий, а сам исследо­ватель должен стать гарантом выполнения этих условий. Это означает, что в естественных ситуациях наблюдаемый субъект является не «испытуемым», а осознанным участником ис­следования. Причем этот участник обладает первым правом решать, могут ли полученные в сотрудничестве с исследователем данные быть подвергнуты дальнейшему анализу. Необхо­димо отличать такое «участие в наблюдении» от «включенного наблюдения», означающего участие самого исследователя в изучаемой деятельности. В случае «участия в наблюдении» имеет место обратная ситуация: сами наблюдаемые включаются в процесс исследования. Этот нюанс оказывается принципиальным как в этическом плане, так и в плане мотивации участников исследования. Он предъявляет особые требования к процедуре исследования и к его планированию.

Так, планируя исследование, необходимо иметь полный список вовлеченных в него уча­стников. Этот список касается не только непосредственных исполнителей наблюдаемой деятельности, но также и их возможного окружения: ведь от всех участников должно быть получено подтверждение об информированности. Впоследствии для научного анализа за­писей и особенно для подготовки научных публикаций такое подтверждение потребуется от каждого, кто хоть на какое-то время появился в поле записи.

Опыт использования SubCam показывает, что главные проблемы связаны не столько с непосредственным участником, сколько с теми, кто спонтанно оказывается в контакте с ним в процессе наблюдения. В отличие от традиционных форм видеозаписи, здесь сам из­учаемый субъект несет видеокамеру. Это ставит его в особую психологическую позицию по отношению к исследователю и к окружающим.

Конечно, можно было бы использовать инструменты записи, скрытые от других лиц. Технически это вполне возможно, но преимущества, которые дают доверие и информиро­ванность людей, не идут ни в какое сравнение с кажущейся легкостью применения «скрытого» оборудования. Главный принцип метода заключается в стремлении избежать проблемы, связанной с нежелательным для участника доступом других к информации. Участник должен быть уверен, что этот принцип будет выполнен, даже если для этого придется пожертвовать всеми полученными данными. Он должен понимать, что не несет никакой ответственности за работу оборудования, что остановка записи является несуще­ственным фактом, что он может в любой момент уничтожить записанный материал и т. п. Единственная его задача – выполнять свою запланированную работу. В таких условиях, по общему заключению участников, присутствие регистрирующего оборудования забывается через несколько минут после начала обычной деятельности.

По окончании планируемой записи участнику предоставляется весь видеоматериал и необходимое для его просмотра оборудование. Он имеет право, ничего не объясняя, отка­зать исследователям в возможности (а) вообще использовать записанную информацию или (б) установить частичные ограничения такого использования, запретив, например, публикации, в которых может появиться изображение или голос участника. Таким обра­зом, исследователь получает доступ к данным только после их полной «цензуры» заинте­ресованным участником. Это является самым важным условием доверия участника. Вот почему крайне нежелательно использовать запись по радиоканалу, где участник не имеет непосредственного контроля за носителем информации.

Как показывает опыт, практически всегда записи предоставляются для анализа. Восхи­тившись вначале возможностью заново пережить происходящее, субъект приходит к выво­ду, что записаны банальные повседневные эпизоды его деятельности. Это снимает его по­следние опасения и, как правило, он сам предлагает участвовать в новом исследовании. Та­кое впечатление очень ценно, поскольку участник становится «защитником» метода перед своими коллегами и потенциальным вербовщиком других участников. В этом смысле SubCam становится инструментом, адаптированным для лонгитюдного исследования.

Собрав таким образом видеоданные, исследователь получает право их анализа. Понят­но, что ориентация и глубина анализа зависят от изучаемой проблематики и от теоретиче­ских позиций самого исследователя.

Некоторые вопросы анализа данных SubCam
процедура «кооперативного дебрифинга»

Прежде всего видеозаписи просматриваются с целью выделения наиболее значимых сцен для предварительного анализа. После этого участник приглашается для совместного с исследователем просмотра и обсуждения видеозаписи. Его комментарии записываются фиксированной видеокамерой, которая регистрирует также экран, где демонстрируется анализируемая запись. Таким образом известно, какие моменты участник комментирует.

Эта процедура лежит в основе метода так называемого «кооперативного дебрифинга», разработанного авторами для исследований с применением видеорегистрации. В его основе лежит методология традиционного дебрифинга (debriefing). Напомним, что в современ­ной психологии дебрифингом называется заключительный этап исследования, на котором решаются две основные задачи: (1) введение участника в ситуацию и объяснение ему ис­тинной цели исследования (dehoaxing) и (2) снятие стресса или других негативных ощу­щений, испытываемых участником в связи с проведенным исследованием (desensitizing). Во время такого дебрифинга экспериментатор дает исчерпывающие и прямые ответы на любые вопросы участника относительно проводимого исследования (Coolican, 2007).

Внешне «кооперативный дебрифинг» имеет много общего с его стандартным вариан­том. В обоих случаях испытуемый и исследователь «сотрудничают», обсуждая вопросы, связанные с проведением исследования. Однако имеются принципиальные различия в со­держании такого сотрудничества и в распределении ролей между его участниками.

Если в классическом дебрифинге исследователь раскрывает участнику все неявное со­держание исследования, обеспечивая его полную транспорантность, то главное назначение кооперативного дебрифинга – получить от участника дополнительную информацию о со­держательных составляющих его деятельности, целях, задачах, мотивах. Другими словами, предполагается активное сотрудничество участника исследования в первичном анализе эмпирических данных. Разумеется, должны быть предварительно удовлетворены все тре­бования классического дебрифинга: участник должен быть проинформирован об истин­ной сути исследования.

Получаемые в процессе кооперативного дебрифинга вербальные данные позволяют ин­терпретировать содержание наблюдаемых событий. Например, опираясь на представления о структуре деятельности (Рубинштейн, 1940; Леонтьев, 1977), можно использовать дан­ные кооперативного дебрифинга для выявления составляющих деятельности (целей, за­дач, действий, операций), а также опосредующих эту деятельность орудий. Анализ верба­лизаций показывает, путем решения каких задач осуществляется достижение заданных це­лей при использовании различных орудий и, следовательно, какие действия и операции реализуются при выполнении этих задач. Так, рассогласование между ожидаемым и реаль­ным функционированием устройства при выполнении запланированных операций указы­вает на проблемные моменты в субъективных представлениях пользователя, существова­ние которых приводит к необходимости ставить дополнительные, не предусмотренные изначально задачи и тем самым менять план действий. Результаты такого анализа обозна­чают направления, по которым необходимо изменить характеристики устройства, чтобы в ожиданиях пользователя не возникало подобных несоответствий (некоторые примеры та­кого анализа даны в: Лалу, Носуленко, Самойленко, 2007; Носуленко; Lahlou, Nosulenko, Samoylenko, 2002; Nosulenko, 2008; Nosulenko, Samoylenko, 2001).

Результаты анализа данных с помощью «кооперативного дебрифинга» определяют основные направления обработки собственно видеоматериала. Например, разработан­ная система кодирования видеозаписи позволяет осуществлять анализ в соответствии с выделенными из вербализаций целями, задачами и другими составляющими деятельно­сти. Эта система может работать в различных масштабах времени, в зависимости от конкретных направлений исследования. Так, при первичном анализе видеозаписей ис­следователь идентифицирует основные действия, выполненные участником исследова­ния, определяет объекты или субъекты, с которыми он находился во взаимодействии, и возникающие при этом проблемы. Кодирование таких данных в большинстве случаев возможно в ускоренном режиме (с фактором от 5 до 15). Но часто необходим более тон­кий анализ выполненных операций, вплоть до рассмотрения особенностей невербально­го поведения оказавшихся в кадре людей (мимики, жестов и т. п.). Тогда для просмотра записи некоторых операций требуется замедленный (от 2 до 10 раз) режим воспроизве­дения, а иногда выполняется покадровый анализ.

Перспективы

Применение процедуры записи с помощью SubCam в сочетании с «кооперативным де­брифингом» оказывается продуктивным в различных областях психологического иссле­дования. Примером может служить анализ совместной деятельности людей по выполне­нию научно-исследовательских проектов, в процессе которого выявляются причины ус­пешности или неэффективности их совместной работы (Лалу, Носуленко, Самойленко, 2007). С помощью данной методической парадигмы оказалось возможным проинтерпре­тировать деятельность различных участников взаимодействия, определяемую распреде­лением их индивидуальных и коллективных целей, проанализировать их конфликтное поведение и предложить новые технические решения информационной поддержки со­вместной деятельности (Лалу, Носуленко, 2005; Lahlou, Nosulenko, Samoylenko, 2002; Nosulenko, 2008).

При анализе совместной деятельности описанная процедура записи позволяет проде­монстрировать степень синхронизации действий участников и зафиксировать целенаправ­ленное взаимодействие людей в едином коммуникативном пространстве (Lahlou, 2006). Речь идет об установлении общих «координат», относительно которых строится весь про­цесс и формируется совместная программа общения, распределяются функции между уча­стниками, вырабатываются способы их сопряжения, формируется «общий фонд» знаний, умений, навыков (в терминологии Ломова, 1984).

Автономность SubCam делает ее незаменимой для изучения деятельности, связанной с перемещением в пространстве. Этим, в частности, объясняется, что SubCam применялась при изучении пользователей мобильных телефонов в США (Christiensen, 2001), в ряде проектов France-Telecom R&D (Zouinar, Relieu, SalemЫer, Calvet, 2004), при анализе дея­тельности операторов атомных электростанций и др.

Для исследователя анализ видеозаписей SubCam – это настоящее погружение в субъ­ективный мир другого (Lahlou, 1999). Получаемая от SubCam информация кардинально отличается от того, что можно увидеть посредством внешней видеокамеры. На рис. 2 мож­но сопоставить изображения двух ситуаций, полученных при помощи внешней камеры и SubCam.

В заключение необходимо еще раз подчеркнуть, что эффективное использование про­цедуры видеозаписи с использованием SubCam невозможно без его интеграции с другими методами и процедурами. Она является одним из многих в системе используемых методов как наблюдения, так и анкетирования, интервью или эксперимента, включенного в конкретную деятельность. Неотъемлемой частью этой системы стал метод «кооперативно­го дебрифинга» и, соответственно, метод анализа вербальных данных (Nosulenko, Samoylenko, 1997). Следует отметить, что тенденция подобной триангуляции методиче­ских процедур является одной из наиболее выраженных в современных науках о человеке (см., например: Apostolidis, 2003; Creswell, 2002; Massey, 1994; Olsen, 2004).


Рис. 2. Изображения двух ситуаций, записанных внешней фиксированной камерой (слева) и SubCam (справа). Инструментом экипирован участник совместной деятельности, находящийся рядом с телевизионным экраном (на кадрах слева – в светлом пиджаке)

Многолетний опыт применения метода позволяет сделать вывод, что если участник до­веряет исследователям и оборудованию, его наблюдаемое поведение можно считать спон­танным и естественным. Именно поэтому важнейшей фазой проведения исследования должна быть подготовка, обеспечивающая соответствующий уровень доверия. Уважение участника исследования является не простым этическим требованием, а необходимым ус­ловием получения надежного эмпирического материала. Следует особо настаивать на этой позиции, чтобы воспрепятствовать «дикому», но заманчивому применению инструмента. Это тем более опасно, что сами участники могут не представлять уровень моральных и психологических последствий несанкционированного ими использования получаемых при помощи SubCam данных.

 

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Лалу С., Носуленко В. Н. «Экспериментальная реальность»: системная парадигма изучения и конструирования расширенных сред // Идея системности в современной психологии. М.: ИПРАН, 2005. С. 433–468.
  2. Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М.: ИП РАН, 2007. С. 407–434.
  3. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1977.
  4. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984.
  5. Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М.: ИП РАН, 2007.
  6. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М.: Учпедгиз, 1940.
  7. Apostolidis T. Représentations sociales et triangulation: enjeux théoricoJméthodologiques // J.-C. Abric (Ed.) Méthodes d’étude des représentations sociales. Ramonville SaintJAgne: Editions Erés, 2003. P. 13–36.
  8. Christensen U. Conventions and articulation work in a mobile workplace // ACM SIGGROUP Bulletin. 2001.Vol. 22. № 3. P. 16–21.
  9. Coolican H. Research methods and statistics in psychology. London: Hodder Arnold, 2007.
  10. Creswell J. W. Research design: qualitative, quantitative, and mixed method approaches. Thousand Oaks, Calif.; London: Sage Publications. 2002.
  11. Lahlou S. Observing Cognitive Work in Offices // N. Streitz, J. Siegel, V. Hartkopf, S. Konomi (eds) Cooperative Buildings. Integrating Information, Organizations and Architecture. Heidelberg: Springer, Lecture Notes in Computer Science, 1670, 1999. P. 150–163.
  12. Lahlou S. L’activité du point de vue de l’acteur et la question de l’interJsubjectivité: huit années d’expériJ ences avec des caméras miniaturisées fixées au front des acteurs (subcam) // Communications, 2006. № 80. P. 209–234.
  13. Lahlou S., Nosulenko V., Samoylenko E. Un cadre méthodologique pour le design des environnements augmentés // Informations sur les Sciences Sociales, 2002. Vol. 41. № 4. P. 471–530.
  14. Massey A. Methodological Triangulation, Or How To Get Lost Without Being Found Out // A. Massey, G.Walford (Eds.) Explorations in methodology, Studies in Educational Ethnography. Stanford: JAI Press. Vol. 2. P. 183–197.
  15. Nosulenko V. Mesurer les activités numérisées par leur qualité percue // Informations sur les Sciences Sociales. 2008. Vol. 47. № 3. P. 391–417.
  16. Nosulenko V., Samoylenko E. Approche systémique de l’analyse des verbalisations dans le cadre de l’étude des processus perceptifs et cognitifs // Informations sur les Sciences Sociales. 1997. Vol. 36. № 2. P. 223–261.
  17. Nosulenko V., Samoylenko E. Evaluation de la qualité percue des produits et services: approche interdisciplinaire // International Journal of Design and Innovation Research, 2001. Vol. 2. № 2. P. 35–60.
  18. Olsen W. Triangulation in Social Research: Qualitative and Quantitative Methods Can Really Be Mixed // Developments in Sociology. Ormskirk: Causeway Press.
  19. Zouinar M., Relieu M., Salembier P., Calvet G. Observation et capture de données sur l’interaction multimodale en mobilité // Actes des premiéres journées francophones Mobilité et Ubiquité 2004. Nice, Sophia-Antipolis: ACM.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика