Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 107Рубрики 53Авторы 8884Новости 1775Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2019

36 место — направление «Психология»

0,323 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,829 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Экспериментальная психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2072-7593

ISSN (online): 2311-7036

DOI: https://doi.org/10.17759/exppsy

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2008 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Психосоциальные характеристики футбольных фанатов как субъектов глобализационного сообщества 2003

Скворцова Е.В.
кандидат психологических наук, доцент, первый проректор МОУ ВПО Муниципальный институт г. Жуковского, Россия
e-mail: eskvortsova@bk.ru

Полный текст

Изучение вопросов включенности отдельного человека в глобальные культурные потоки приобретает все большую научную и практическую значимость. Наряду с глобальными пространствами в сфере экономики, политики, технологий, научный интерес привлекают также социальные движения, разрушающие границы «медио- и идеопространства» отдельных государств (Воронин, 2009). Примером подобного феномена может выступать явление футбольного фанатизма.

Настоящее исследование представляется актуальным, поскольку формирование и развитие глобальных сообществ и социального движения футбольного фанатизма, в частности, рассматриваются в данном случае как психологический феномен и поскольку осуществляется попытка изучения социально-психологических особенностей индивида, вовлеченного в такого рода сообщества.

Теоретический анализ проблемы глобализации, проведенный А. Н. Ворониным (Воронин, 2009), показал, что культурная глобализация создает социальные формы, носящие универсальный характер с точки зрения осуществления эффективной коммуникации индивидов в транснациональном поле, и является основой для глобализации в экономике и политике. Эти формы предполагают наличие независимых от национально-культурной специфики знаковых систем, которые транслируются и передаются из одной культуры в другую. Воронин отмечает, что эти системы или структуры являются «воображаемыми мирами» (Аppadurai, 1990), в которых люди взаимодействуют посредством символических обменов. Выделенные им атрибуты, характерные для различных сообществ:

1) разветвленная сеть сообществ в различных странах;

2) собственный этический кодекс;

3) специфическая атрибутика: одежда, внешность, аксеcсуары;

4) устойчивые паттерны поведения;

5) собственная система инициации и обучения,

– присущи также социальному движению футбольных фанатов.

Будучи универсальным по своему характеру и отличаясь минимальной национальной спецификой в сленге, регламентированности действий, нормах и правилах поведения, сообщество футбольных фанатов нацелено на создание собственного стиля жизни, принципиально оппозиционного по отношению к культуре общества в целом, и тесно взаимодействует с подобными сообществами – скинхедов, панков. В социальном плане это означает появление новых общностей, групп людей, обладающих уникальным сочетанием психологических способностей, каковые имеют непосредственное отношение к включению индивида в деятельность глобального сообщества. Глобальное сообщество представляет интерес именно потому, что в нем явно или неявно происходит изменение личности каждого из его участников. Феноменологически это проявляется как процесс отчуждения участников глобальных сообществ от тех социальных групп, к которым они принадлежали ранее.

Целью нашего эмпирического исследования является изучение психологических особенностей личности, включенной в фан-движение как глобализационное сообщество. Выборка испытуемых состояла из экспериментальной группы – это фанаты футбольного движения (13 человек): мужчины 18–21 года, студенты, и контрольной группы (13 человек): мужчины 18–22 лет, студенты, рабочие, не входящие в фан-движение. В обеих группах – экспериментальной и контрольной – были одинаково представлены подростки из полных и неполных семей различного социального статуса. Группы формировались на основании результатов беседы с участниками исследования и фиксации поведенческой атрибутики и модели коммуникативного взаимодействия.

Задача исследования состояла в определении того, насколько связано включение индивида в деятельность глобального сообщества с личностными особенностями его участников. Так, мы предположили, что различия в уровнях интеллекта проявляются в способности к социальной адаптации футбольных фанатов и, кроме того, что фанаты футбольного движения обладают сходными личностными особенностями.

Таким образом, предметом настоящего исследования является изучение психосоциальных характеристик фанатов футбольного движения, в том числе интеллектуального уровня, приспособительных возможностей и особенностей межличностных отношений, а также уровня агрессивности и латентного экстремизма, подверженности антидемократической идеологии.

В работе были использованы следующие методы:

1) метод сравнительного анализа;

2) психодиагностические методики: тест возрастающей трудности в соответствии с классической формой прогрессивных матриц Равена; опросник приспособленности Х. Белла; методика СОМО («Субъективная оценка межличностных отношений»); методика самооценки уровня агрессивности и латентного экстремизма (В. В. Бойко в модификации Н. П. Фетисова); шкала фашизма (Т. Адорно, Э. Френкель-Брунсвик, Д. Левинсон, Р. Сэнфорд); метод беседы;

3) метод статистической обработки данных – t-критерий Стьюдента.

Результаты исследования

Сравнительный анализ показателй уровня интеллекта, приспособленности, межличностных отношений испытуемых экспериментальной и контрольной групп показал, что по всем исследуемым психосоциальным характеристикам наблюдаются существенные статистически значимые различия между испытуемыми в значениях следующих показателей:

  • при оценке индивидуальных значений показателей уровня интеллекта;
  • при оценке индивидуальных значениий показателй приспособленности;
  • при оценке индивидуальных значений параметров межличностных отношений;
  • при самооценке уровня агрессивности и латентного экстремизма;
  • при оценке по шкале фашизма.

Полученные данные графически представлены на рис. 1–5.

Рис. 1. Показатели уровня интеллекта в экспериментальной и контрольной группах по тесту Равена

Был проведен сравнительный анализ двух групп испытуемых по показателям невербального интеллекта и приспособленности, результаты которого свидетельствуют о статистически значимых различиях в показателях экспериментальной и контрольной групп:

  1. По индивидуальным показателям уровня интеллекта, испытуемые экспериментальной группы преимущественно имеют средние и низкие показатели, в то время как испытуемые контрольной группы характеризуются более высоким уровнем интеллекта; различия между группами являются статистически значимыми (tэмп.= 4,46, р=0,01).
  2. По индивидуальным показателям приспособленности, в частности, приспособленности в семье, проблем со здоровьем,субмиссивности, мужественности–женственности, – для испытуемых экспериментальной группы характерны, как правило: неблагоприятные семейные отношения, проблемы со здоровьем, склонность к проявлению пассивности и зависимости в межличностных отношениях, проявления недоверия и враждебности по отношению к окружающим, неумение управлять своими чувствами, преобладание мужских интересов и видов деятельности.

Анализ полученных данных свидетельствует о том, что у испытуемых экспериментальной группы как с высоким, так и с низким уровнем интеллекта различий в показателях приспособленности не выявлено, в то же время испытуемые контрольной группы с высоким уровнем интеллекта отличаются также и высокими значениями показателей приспособленности, что может говорить о независимости изучаемых личностных характеристик.

В ходе исследования выявлены различия в индивидуальных значениях: по приспособленности в семье между экспериментальной и контрольной группами (tэмп.=4,16, р=0,01), по показателям состояния здоровья (tэмп.=3,74, р=0,01 ), по субмиссивности (tэмп.=2,45,  р≤0,05), по мужественности–женственности (tэмп.=2,86, р=0,01). По эмоциональности (tэмп.=0,67, р<0,1 ) и враждебности (tэмп.=1,38, р<0,1) значимых различий между группами не обнаружено.

 

Рис. 2. Индивидуальные значения показателй приспособленности в экспериментальной и контрольной группах

3. По показателям межличностных отношений, в частности, по напряженности отношений, отчужденности, конфликтности, по использованию агрессии в отношениях с окружающими, – у испытуемых экспериментальной группы преобладают чувства одиночества, злости, неприязни, что ослабляет позитивные эмоциональные связи и вносит дисгармонию в общение. Отсутствие единства, согласия с другими людьми проявляется в конфликтности и агрессивности. Испытуемые экспериментальной группы характеризуются высокими значениями показателей уровня дисгармонии межличностных отношений.

По шкале «напряженность в отношениях» наиболее высокие баллы получены в экспериментальной группе, что свидетельствует о повышенной озабоченности отношениями, которые являются неустойчивыми, доставляют беспокойство и дискомфорт. Высокая напряженность в отношениях приводит к дистанцированию от других людей, проявлениям резкости и грубости по отношению к ним. По данному фактору выявлены статистически значимые различия между индивидуальными значениями показателей напряженности в двух исследуемых группах (tэмп.=2,32, р ≤0,05).

По шкале «отчужденность в отношениях» установлены статистически значимые различия между испытуемыми экспериментальной и контрольной групп (t эмп.=2,19, р ≤0,05), а испытуемые первой группы демонстрируют отсутствие доверия, понимания, близости в отношениях, осторожность в установлении близких отношений.

 

Рис. 3. Показатели уровня дисгармонии межличностных отношений в экспериментальной и контрольной группах

По конфликтности в отношениях выявлены статистически значимые различия индивидуальных значений между группами (t эмп.=4,96, р=0,01). Юноши, включенные в сообщество футбольных фанатов, отвергают компромиссный тип поведения и ориентируются на реализацию собственных интересов, норм и правил.

Также выявлены различия индивидуальных значений показателей по шкале «агрессия в отношениях» между группами испытуемых (tэмп.=3,65, р=0,01) с преобладанием у испытуемых экспериментальной группы проявлений резкости, грубости в отношениях, косвенной агрессии. Полученные данные подтверждаются исследованием эмоциональноволевой саморегуляции фанатов футбольного движения, проведенным Н. В. Бибиковой, С. Н. Ломовой, согласно которому фанаты ПФК ЦСКА, мужчины в возрасте от 25 до 40 лет, продемонстрировали значительное преобладание, по сравнению с контрольной группой, агрессивности, в особенности таких ее форм, как физическая, вербальная, косвенная агрессия, раздражение и негативизм (Психологические проблемы глобализации …, 2009).

Рис. 4. Показатели уровня агрессивности и латентного экстремизма в экспериментальной и контрольной группах

Средние и низкие значения показателей по шкале «агрессия в отношениях» у испытуемых контрольной группы позволяют предположить, что данная группа характеризуется большей стабильностью в отношениях с учетом индивидуальных особенностей партнера по общению и, даже более того, отличается чрезмерной выраженностью сближающих чувств, таких, как единство, общность между людьми, дружелюбие, добросердечность.

4. По самооценке уровня агрессивности и латентного экстремизма, в группу с низким уровнем агрессивности и латентного экстремизма никто из испытуемых экспериментальной группы не вошел. Большая часть испытуемых данной группы продемонстрировала невысокий и средний уровни агрессивности и латентного экстремизма. В группу испытуемых с повышенным и очень высоким уровнем агрессивности и латентного экстремизма вошли пять испытуемых экспериментальной группы, причем высокий уровень агрессивности связан с получением удовольствия от агрессии, провокацией агрессии у окружающих. Все испытуемые контрольной группы имеют невысокий и средний уровни агрессивности и латентного экстремизма (9 и 4 человека соответственно). В группы с низким, повышенным и очень высоким уровнем агрессивности и латентного экстремизма никто из испытуемых контрольной группы не вошел; различия индивидуальных значений по показателям агрессивности и латентного экстремизма между группами составили 3,38 (р=0,01).

Рис. 5. Показатели по шкале фашизма в экспериментальной и контрольной группах

5. По шкале «фашизм», которая является инструментом выявления авторитарной личности и позволяет измерить уровень антисемитизма и этноцентризма, были получены следующие результаты: большая часть контрольной группы показала сильную степень подверженности антидемократической идеологии в отличие от экспериментальной группы.

Обсуждение результатов

Отметим, что группы испытуемых были уравнены по таким показателям, как социальный статус, семейное положение, принадлежность к социальной группе служащих, рабочих и предпринимателей; лишь по составу семьи наличествовали некоторые различия. Среди испытуемых, относящихся к социальной группе рабочих, были выделены две подгруппы – выходцев из полных и неполных семей. Однако испытуемые контрольной группы, имея схожие с испытуемыми экспериментальной группы социальные и культурные условия развития, ориентированы на другие виды деятельности, и мы обратились к анализу семейной ситуации участников исследования.

Семья является институтом первичной социализации ребенка, в которой формируются первичные потребности в принятии и защите. В случае, если семья не удовлетворяет эти потребности, это может приводить к поискам ребенком (особенно в подростковом и юношеском возрасте) опоры вне дома, в том числе и в разных неформальных сообществах. Подмена семейных ценностей ценностями подростковой неформальной субкультуры, возможность общения с большим количеством сверстников со сходными интересами, идентификация с «кумирами» позволяют снять проблемы неуверенности, почувствовать свою защищенность и уйти от проблем реальной жизни, справиться со стрессом и запросами взрослой жизни. Исходя из такой трактовки, была предпринята попытка выяснить, является ли вхождение юношей и подростков в деятельность неформального сообщества дезадаптивной копинг-стратегией, нарушающей процесс социализации и тормозящей развитие личности.

В работе Т. М. Канищевой описан опыт индивидуальной работы с подростками –футбольными фанатами в Центре психологической помощи. Использование методов клинической психодиагностики позволило выявить общие психологические и социальные проблемы этой группы подростков: депрессивный фон настроения, сниженная самооценка, повышенная тревожность, отсутствие чувства внутренней опоры и поддержки в неполных и проблемных семьях. Автор делает вывод о том, что принадлежность к фан-движению дает этим подросткам ощущение внешней опоры.

Исследования особенностей родительских семей субъектов неформального сообщества «готы», проведенные в дипломных работах Н. В. Туманиной (выполнена под руководством Т. М. Канищевой) и Н. А. Абрамцевой (выполнена под руководством Е. В. Скворцовой) (Психологические проблемы глобализации …, 2009), показали, что для родительских семей подростков и юношей, принадлежащих к неформальному сообществу, характерны: дистантные отношения между членами семьи, низкая эмоциональная насыщенность и интенсивность общения, отмечены нарушения отношений привязанности, нарушенные отношения с отцом, отсутствие или искаженная модель отцовского воспитания. Подросткам предоставляется полная свобода: пересматривать, модифицировать свое поведение, оценивать различные ситуации и делать выводы они должны самостоятельно на основании собственного опыта; правила, запреты, регламентация поведения отсутствуют, так же как и реальная помощь и поддержка со стороны родителей; уровень ожиданий в отношении достижений ребенка в семье не декларируется. В исследовании представителей готической субкультуры, проведенном Абрамцевой в готическом клубе «Моби Дик», был проанализирован их семейный и образовательный статус. Из 20 девушек и 20 юношей, принявших участие в исследовании, 30 человек воспитывались в неполных семьях, у 23 человек были братья, у 7 человек – сестры. Полученные результаты свидетельствуют о преобладании либерального и дисгармоничного стиля воспитания в семьях данного молодежного контингента. При анализе связи дисгармоничного стиля семейного воспитания с некоторыми исследуемыми параметрами (ценностные ориентации, способ решения жизненных проблем) было показано, что подростки – выходцы из такого рода семей – демонстрируют незначимость и нереализованность таких ценностей, как саморазвитие личности, следование нравственным принципам, теплые и заботливые отношения с близкими, творчество и любовь к природе; они не находятся в поиске новых занятий и увлечений, способствующих личностному росту. Оценка стратегии решения жизненных проблем показала, что подростки данной группы не всегда с достоинством выдерживают удары судьбы, подвержены нервным срывам. Было доказано, что дисгармоничный тип семейного воспитания оказывает непосредственное влияние на формирование личности в подростковом и юношеском возрасте и является предпосылкой вхождения этих детей в неформальные сообщества.

Сравнительный анализ результатов исследования глобализационных сообществ показывает, что многие сообщества играют положительную роль в развитии личности. Однако часть сообществ, куда может быть включено и сообщество футбольных фанатов, привлекает в свои ряды подростков, которые пытаются компенсировать потребности, не нашедшие удовлетворения в семье и ближайшем социуме. Так, в работе Т. М. Канищевой приводятся основные черты неформальных групп несовершеннолетних и молодежи асоциальнокриминальной направленности, которые часто замещают семью, выполняя важную функцию социализации подростка:

  1. Асоциальные группы возникают стихийно, независимо от существующих уже социально полезных групп и коллективов; добровольное вступление в группу означает, что ее члены будут выполнять все нормы и правила группы.
  2. Первоначально между членами группы складываются отношения дружбы и товарищества. Если эти отношения переходят в антипатию или неприязнь, то один из членов группы изгоняется.
  3. Группы очень подвижны, способны к быстрым перемещениям, быстрому выполнению заданий лидера. Они часто обновляются за счет ухода из группы одних подростков и прихода других.
  4. В группах хорошо поставлена передача информации.
  5. Во внутренней структуре группы господствует статусная иерархия: вожак может быть только один, часто старше других членов группы по возрасту.
  6. В некоторых видах неформальных групп есть «общий котел», который сплачивает группу.
  7. Для большинства асоциальных групп характерно отрицательное отношение к нормам права и морали, требованиям взрослых.
  8. Во многих группах существует круговая порука, которая накладывает на поведение каждого члена группы определенные обязанности.
  9. В каждой неформальной группе есть своя философия, своя субкультура отношений и ценностей, обычаев и традиций (Психологические проблемы глобализации …, 2009).

В нашем исследовании были найдены статистически значимые различия между испытуемыми – футбольными фанатами и контрольной группой. Включение индивида в деятельность глобального сообщества связано с особенностями личностных характеристик участников этих сообществ. Молодежная среда, в которой формируются подобные сообщества, имеет следующие особенности: низкий уровень образованности, нарушение детскородительских отношений, нарушение социальных контактов, трудности социализации и проблемы взаимодействия со своим ближайшим и другим внешним социально значимым окружением. Футбольные фанаты имеют сходные личностные особенности: низкий уровень интеллектуального развития, склонность к пассивности и зависимости в межличностном взаимодействии, отсутствие согласия с другими людьми, проявляющееся в конфликтности и агрессивности, отсутствие доверия, понимания, избегание близости в отношениях, неумение управлять своими чувствами.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Воронин А. Н. Психология субъектов глобализации в сфере образования // Развитие инновационного потенциала вуза в условиях интеграции образования и производства: Материалы III научнопрактической конференции МОУ ВПО «Муниципальный институт г. Жуковского». М.: Изд. «Спутник+», 2009. С. 38–44.
  2. Духновский С. В. Субъективная оценка межличностных отношений: Руководство по применению. СПб.: Речь, 2006.
  3. Ермолаев О. Ю. Математическая статистика для психологов: Учебник. М.: Московский психологосоциальный институт Флинта. 2003.
  4. Опросник приспособленности: Руководство / А. А. Рукавишников, М. В. Соколова (авторы адаптации). 4-е изд. М.: «Когито-Центр», 2001.
  5. Психологические проблемы глобализации: Сборник научных трудов / Под ред. А. Н. Воронина, Н. В. Бибиковой, Е. В. Скворцовой. М.: Изд. «Спутник +», 2009.
  6. Appadurai A. Disjuncture and difference in the global cultural economy // Public Culture 2.2 (Spring 1990). P. 1–11; 15–24.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика