Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 100Рубрики 51Авторы 8643Ключевые слова 21148 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2018

17 место — направление «Психология»

0,663 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,878 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Экспериментальная психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2072-7593

ISSN (online): 2311-7036

DOI: https://doi.org/10.17759/exppsy

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2008 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Эмоции и прилагательные русского языка. 2. Прилагательные, характеризующие тактильные ощущения * 1433

Колбенева М.Г.
инженер-исследователь Института психологии РАН, Москва, Россия
e-mail: kolbenevamarina@mail.ru

Александров Ю.И.
доктор психологических наук, заведующий лабораторией психофизиологии имени В.Б. Швыркова, Институт психологии РАН, Москва, Россия
e-mail: yuraalexandrov@yandex.ru

Полный текст

В данной статье изложены результаты исследования прилагательных, характеризующих тактильные ощущения. Эти данные дополняют изложенные в первой статье результаты исследования прилагательных, характеризующих зрение, слух, вкус и обоняние. Тот факт, что поведение, основанное на вкусовой, обонятельной и тактильной чувствительности, используется для достижения полезных приспособительных результатов раньше, чем поведение, связанное со слухом и зрением (Gottlieb, 1971; Lickliter, Bahrick, 2000), позволяет предположить, что поведение, характеризующее тактильные ощущения, является низкодифференцированным, а значит, получит высокие оценки по шкале интенсивности вызываемых эмоций, как это было обнаружено для прилагательных, характеризующих обоняние и вкус. Однако было обнаружено, что прилагательные, описывающие тактильные ощущения, оценивались как вызывающие наименее интенсивные эмоции по сравнению с прилагательными, характеризующими зрение, слух, вкус и обоняние (Т-критерий Вилкоксона, р<.0001 для всех четырех попарных сравнений прилагательных, связанных с разными типами ощущений). Эти данные позволяют предположить, что прилагательные, описывающие тактильные ощущения, неоднородны. Возможно, указанный выше результат объясняется тем, что значительная часть прилагательных, характеризующих тактильные ощущения, описывает высокодифференцированные осязательные акты, опосредуемые контактом кожи пальцев с объектами, а не низкодифференцированные кожные ощущения, получаемые посредством кожной чувствительности тела.

Для проверки данного предположения было проведено дополнительное исследование с использованием приведенной ниже методики.

Методика

Участниками исследования были 62 добровольца (50 женщин и 12 мужчин в возрасте от 17 до 33 лет, медиана 18), не участвовавшие в предыдущих сериях исследований (см.: «Экспериментальная психология», 2011, т. 4, № 1). Бланк, получаемый участником, содержал 120 прилагательных, описывающих тактильные ощущения, записанных в три столбца. Справа от каждого столбца прилагательных располагались два пустых столбца, озаглавленных буквами Т и Р. Таким образом, рядом с каждым прилагательным имелись две свободные ячейки. Участникам давалась следующая инструкция: «Прилагательные, написанные ниже, обозначают характеристики предметов, которые мы ощущаем с помощью кожной чувствительности. Для каждой характеристики определите, как Вы ее обычно ощущаете. Если Вы ощущаете эту характеристику кожей тела, то поставьте галочку в столбце «Т» напротив соответствующего прилагательного. Если Вы ощущаете эту характеристику объекта, потрогав его рукой, то поставьте галочку в столбце «Р» напротив соответствующего прилагательного. Если Вы ощущаете эту характеристику и кожей тела, и рукой, то поставьте галочку в двух столбцах напротив соответствующего прилагательного».

Прилагательные, получившие не менее 33 единичных ответов в столбце «Р», были обозначены как прилагательные, описывающие ощущения, получаемые с помощью кожи рук (χ2 = 4,217, р<.05; v=1; Сидоренко, 2001). Поскольку ни одно прилагательное не получило 33 единичных ответа в столбце «Т», для каждого прилагательного подсчитывалась сумма единичных ответов в столбце «Т» и двойных ответов – ответов одновременно в двух столбцах «Т» и «Р». Прилагательные, получившие не менее 52 ответов при суммировании единичных ответов в столбце «Т» и двойных ответов, были обозначены как прилагательные, описывающие ощущения, получаемые с помощью кожи тела (χ2 = 4,05, р<.05; v=1). Все остальные прилагательные были отнесены к группе «кожных неопределенных».

Результаты

Было обнаружено, что в группу прилагательных, связанных с высокодифференцированными осязательными движениями рук, входит 54 прилагательных, а в группу прилагательных, связанных с низкодифференцированными телесными ощущениями (кожей тела), входит 17 прилагательных. В группу неопределенных входит 49 прилагательных.

Результаты сравнения оценок, указывающих на интенсивность эмоций (методику оценивания см. в первой статье), для этих трех групп прилагательных приведены в левой части табл. 1. Для сравнения использовались вычисленные отдельно для каждого участника медианные значения оценок для предложений, описывающих получение разных типов тактильных ощущений.

Таблица 1. Сравнение оценок, указывающих на интенсивность эмоций, и времени принятия решения (ВПР) при оценивании предложений, описывающих получение ощущений с помощью кожи рук, кожи тела и неопределенных кожных ощущений

Интенсивность эмоций

ВПР

Направление различий

Z

p

Направление различий

Z

p

кожа рук < кожа тела

-7,39

.000

кожа рук > кожа тела

-6,66

.000

кожа рук < неопр.

-4,91

.000

кожа рук > неопр.

-4,36

.000

неопр. < кожа тела

-5,74

.000

неопр. > кожа тела

-5,21

.000

Примеч.: медианные значения оценок сравнивались с помощью Т-критерия Вилкоксона, N = 97.

На основании данных, представленных в левой части табл. 1, можно утверждать, что связанные с тактильными ощущениями прилагательные действительно являются неоднородными. Выделяемая среди них группа прилагательных, связанных с ощущениями, получаемыми с помощью кожи рук, оценивается как вызывающая менее интенсивные эмоции, чем группа прилагательных, связанных с ощущениями, получаемыми с помощью кожи тела. Различия в оценках интенсивности испытываемых эмоций соответствуют различиям в ВПР при оценивании (представлены в правой части табл. 1): как было показано в первой статье, чем выше интенсивность эмоций, указываемая в оценках, тем меньше значения ВПР.

Различия в оценках, указывающих на интенсивность эмоций, для предложений, описывающих получение разных типов тактильных ощущений, можно обобщить следующим образом: кожа тела > неопределенные кожные ощущения > кожа рук.

Данные об интенсивности эмоций, которая отмечалась при оценивании предложений, описывающих получение ощущений с помощью кожи рук и с помощью кожи тела, были сопоставлены с представленными в первой статье результатами аналогичного оценивания предложений, описывающих получение зрительных, слуховых, вкусовых и обонятельных ощущений. Результаты сравнений представлены в табл. 2. Для расчетов использовались вычисленные отдельно для каждого участника медианные значения оценок для предложений, содержавших только прилагательные, описывающие ощущения, получаемые с помощью кожи тела (всего 17 прилагательных), и для предложений, содержавших только прилагательные, описывающие ощущения, получаемые с помощью кожи рук (всего 52 прилагательных).

Таблица 2. Сравнение оценок, указывающих на интенсивность эмоций, для предложений, описывающих получение ощущений с помощью кожи тела, кожи рук и других типов ощущений

Направление различий

Z

p

Направление различий

Z

p

кожа тела < обоняние

-3,35

.000

кожа рук < обоняние

-7,97

.000

кожа тела < вкус

-0,61

.540

кожа рук < вкус

-7,51

.000

кожа тела > зрение

-4,12

.000

кожа рук < слух

-6,16

.000

кожа тела > слух

-3,59

.000

кожа рук < зрение

-5,89

.000

Примеч.: медианные значения оценок сравнивались с помощью Т-критерия Вилкоксона, N = 97.

Данные, представленные в табл. 2, позволяют сделать вывод о том, что прилагательные, описывающие получение ощущений с помощью кожи тела, оценивались как вызывающие более интенсивные эмоции, чем прилагательные, описывающие получение ощущений с помощью зрения или слуха. Основываясь на данных, представленных в табл. 1 и 2, а также данных, изложенных в первой статье, различия в интенсивности эмоций, которая отмечается при оценивании прилагательных, связанных с разными типами ощущений, можно обобщить следующим образом: обоняние > кожа тела, вкус > зрение, слух > кожа рук.

Таким образом, полученные данные соответствуют представлению о том, что поведение, связанное с обонянием, вкусом и ощущениями, получаемыми с помощью кожи тела, является низкодифференцированным, а поведение, связанное со зрением, слухом и ощущениями, получаемыми с помощью кожи рук, является высокодифференцированным.

В правой части табл. 1 приведены данные о том, что ВПР при оценивании предложений, описывающих получение ощущений с помощью кожи рук, превышает ВПР при оценивании предложений, описывающих получение ощущений с помощью кожи тела. Это еще раз указывает на высокую дифференцированность поведения, связанного с ощущениями, получаемыми с помощью кожи рук, в отличие от поведения, связанного с ощущениями, получаемыми с помощью кожи тела. Однако в ходе сравнения ВПР при оценивании предложений, описывающих получение ощущений с помощью кожи тела и кожи рук, и предложений, описывающих получение зрительных, слуховых, вкусовых и обонятельных ощущений, было обнаружено, что из 56 проведенных попарных сравнений 21 сравнение не достигло уровня статистической значимости. В 35 оставшихся сравнениях ВПР при оценивании предложений, описывающих получение ощущений с помощью кожи тела или кожи рук, превышало ВПР при оценивании предложений, описывающих получение других типов ощущений (Т-критерий Вилкоксона, р<.05).

С целью проверки предположения о связи интенсивности эмоций со степенью дифференцированности поведения было проведено сравнение медианных значений ВПР, вычисленных отдельно для каждого участника, для каждого показателя оценки тех групп прилагательных, которые описывают ощущения, получаемые с помощью кожи рук и кожи тела (см. табл. 3). Объем выборки различался для разных типов оценок, поскольку не все участники использовали при оценивании полную шкалу оценок.

Таблица 3. Сравнение времени принятия решения для разного типа гедонистических оценок при оценивании предложений, описывающих получение ощущений с помощью кожи тела и кожи рук

Направление различий

-3<-2

-3<-1

-3< 0

-2<-1

-2< 0

-1< 0

+3<+2

+3<+1

+3< 0

+2<+1

+2< 0

+1< 0

кожа тела

-2.28

-4.44

-4.85

-2.21

-3.52

-1.40

-4.50

-6.17

-5.72

-4.07

-5.23

-2.50

.023

.000

.000

.027

.000

.160

.000

.000

.000

.000

.000

.013

29

45

41

47

44

64

80

80

59

94

72

74

кожа рук

-1.23

-1.81

-3.25

-3.02

-5.00

-3.61

-3.25

-5.03

-5.75

-4.60

-5.30

-2.64

.220

.070

.001

.003

.000

.000

.001

.000

.000

.000

.000

.008

54

55

55

88

88

96

65

66

66

91

91

97

Примеч.: медианные значения ВПР сравнивались с помощью Т-критерия Вилкоксона.

На основании данных, представленных в табл. 3, различия в ВПР для оценок разного типа можно представить следующим образом:

ВПР (–3) < ВПР (–2) < ВПР (–1) = ВПР (0).

ВПР (+3) < ВПР (+2) < ВПР (+1) < ВПР (0).

Таким образом, было обнаружено, что чем выше интенсивность эмоций (вне зависимости от того, положительные они или отрицательные), указываемая при оценивании предложений, описывающих получение любых тактильных ощущений, тем меньше значения ВПР. Эти данные соответствуют изложенным в первой статье результатам, полученным при исследовании прилагательных, характеризующих зрение, слух, обоняние и вкус.

С помощью Т-критерия Вилкоксона было проведено аналогичное сравнение ВПР для позитивных и негативных оценок. В отличие от прилагательных, характеризующих зрение, слух, обоняние и вкус (см. первую статью), ВПР при оценивании прилагательных, описывающих ощущения, получаемые с помощью кожи рук или кожи тела, не различались для позитивных и негативных оценок.

Общее обсуждение результатов

Интенсивность эмоций и типы ощущений

В проведенном исследовании было показано, что предложения, описывающие получение обонятельных и вкусовых ощущений, а также ощущений, получаемых с помощью кожи тела, оценивались как вызывающие более интенсивные эмоции, чем предложения, описывающие получение слуховых и зрительных ощущений, а также ощущений, получаемых с помощью кожи рук.

Данный результат не может быть обусловлен тем, что включенные в исследование прилагательные изначально различались по интенсивности эмоций, поскольку отбор прилагательных проводился только по критерию связи с типами ощущений в ходе специального исследования (Колбенева и др., 2006).

Если у большинства представителей выборки ведущей модальностью образной сферы являются обоняние или вкус, то это могло бы объяснить, почему обоняние и вкус вызывают более интенсивные эмоции, чем зрение или вкус. Однако 95 из 97 участников после основного исследования заполняли опросник на определение ведущей модальности образной сферы (Гостев, 1992), в результате чего было обнаружено, что только у пяти человек ведущей модальностью образной сферы являются обоняние или вкус, что исключает значимое влияние данного фактора на полученные результаты.

Полученные результаты могли бы быть обусловлены коннотативными значениями использованных прилагательных. Данное объяснение полученных результатов предполагает, что в ходе исследования участники не представляли себе, как они вдыхают запах, слышат звук и т.п., а оценивали, в каком контексте (приятном или неприятном) обычно встречается данное прилагательное в текстах и в повседневном общении. Однако в ряде работ показано, что слова тесно связаны с поведением, которое ими описывается. При чтении или прослушивании предложений люди непроизвольно частично реализуют то поведение, которое описано в этих предложениях (Spivey, Geng, 2001; Bensafi et al., 2003; Glenberg, Kaschak, 2002; Zwaan, Taylor, 2006).

Как представляется, полученные результаты могут быть объяснены на основе представления об эмоциях как характеристике рано формируемых, а значит, низкодифференцированных систем (Александров, 1995; Alexandrov, 1999; Alexandrov, Sams, 2005). В пользу данного представления свидетельствуют результаты ряда исследований. Так, было показано, что алкоголь избирательно блокирует активность нейронов высокодифференцированных систем (Alexandrov et al., 1990, 1993). Обнаружено, что острое введение алкоголя в большей степени уменьшает амплитуду ЭЭГ-потенциалов, связанных со словами иностранного языка, чем потенциалов, связанных со словами родного языка, выученного на значительно более ранних этапах индивидуального развития. Иными словами, алкоголь избирательно блокирует активность высокодифференцированных систем, увеличивая тем самым долю низкодифференцированных систем в обеспечении поведения. При введении алкоголя также наблюдается эйфория и увеличение числа ошибок при категоризации слов, что указывает на усиление эмоциональной характеристики поведения (Alexandrov et al., 1998). В другом исследовании было показано, что острое введение алкоголя сопровождается статистически значимым увеличением эмоциональности, измеренной с помощью психологических тестов (Бодунов и др., 1997). Таким образом, полученные результаты подтверждают, что доли эмоциональной и сознательной характеристик в поведении обусловлены относительным «весом» активированных рано и поздно сформированных систем. Блокирование элементов, принадлежащих к поздно сформированным системам, сдвигает соотношение в сторону меньшей дифференциации и, следовательно, большей выраженности эмоций, т.е., образно говоря, от сознания к эмоциям.

Таким образом, можно утверждать, что в проведенном исследовании оценивание предложений, описывающих получение разных типов ощущений, актуализировало разные по степени дифференцированности наборы функциональных систем, что сопровождалось изменениями в интенсивности указываемых в отчетах эмоций таким образом, что предложения, описывающие рано формируемое поведение, связанное с обонянием, вкусом и ощущениями, получаемыми с помощью кожи тела, оценивались как вызывающие более интенсивные эмоции, чем предложения, описывающие поздно формируемое поведение, связанное со зрением, слухом и ощущениями, получаемыми с помощью кожи рук.

Эффект типа ощущения

В данном исследовании было показано, что оценивание предложений, описывающих получение зрительных и слуховых ощущений, требует больше времени, чем оценивание предложений, описывающих получение обонятельных и вкусовых ощущений. Полученные различия в скорости оценивания могут быть объяснены различиями в степени дифференцированности поведения, связанного с разными типами ощущений, поскольку более дифференцированное поведение состоит из большего числа элементов, чем низкодифференцированное поведение. На отличия в степени дифференцированности поведения, связанного с разными органами чувств, указывал еще И. М. Сеченов, отмечая, что «для глаза разных реакций насчитывается семь и столько же категорий признаков (цвет, плоскостная форма, величина, удаление, направление, телесность и движение)», а «организация обонятельных и вкусовых снарядов у человека, сравнительно со зрением … очень низка, и соответственно этому вкусовые и обонятельные ощущения расчленимы в чрезвычайно слабой степени» (Сеченов, 1943, с. 146). Т. В. Черниговкая и В. В. Аршавский, анализируя соотношение разных видов чувствительности и языковых средств их описания, также отмечают, что «зрительная – особенно цветовая – понятийная сфера является, вероятно, наиболее тщательно разработанной в большинстве человеческих языков, тогда как обоняние является наименее вербализованным из всех сенсорных модальностей, вероятно, по причине его подсознательной природы и культурных запретов. Другие модальности, такие, как тактильная, слуховая и вкусовая, занимают промежуточное положение на этой шкале» (Chernigovskaya, Arshavsky, 2003, р.228).

В пользу различий в степени дифференцированности поведения, основанного на разных типах ощущений, свидетельствуют и данные о том, что в разных языках (от английского до японского и зулу) две трети или даже три четверти всех слов, описывающих сенсорные впечатления, относится к слуху и зрению и лишь оставшаяся меньшая часть слов распределена среди других чувств (Wilson, 1998). В наших предыдущих исследованиях (Колбенева, Александров, 2010) было продемонстрировано, что в словаре русского языка число прилагательных, описывающих зрительные ощущения, в несколько раз превышает число прилагательных, описывающих любой другой тип ощущения.

Было показано, что время категоризации слова связано с величиной категории: чем больше объектов содержит категория, тем больше требуется времени, чтобы определить, относится ли обозначающее объект слово к данной категории или нет (Wilkins, 1971). Однако в другом исследовании, где использовались связанные между собой категории, такой связи обнаружено не было (Collins, Quillian, 1970). Представляется, что использование в исследовании разных по величине несвязанных категорий (как в работе: Wilkins, 1971), описывающих разные типы поведения, позволяет снизить влияние особенностей отдельных форм поведения и выявить общие закономерности актуализации разных типов поведения, отличающегося по степени дифференцированности.

При исследовании эффекта преднастройки (прайминга) для категорий одушевленных и неодушевленных объектов было обнаружено, что время категоризации названий меньшей по объему категории одушевленных объектов короче времени категоризации названий большей по объему категории неодушевленных объектов (Марченко, 2010).

Прямая связь между временем ответа и количеством элементов памяти, связанных с предъявленным сигналом, была продемонстрирована во многих исследованиях. Например, «закон Хика» постулирует логарифмическую зависимость между числом альтернатив и временем реакции выбора, а в парадигме С. Стернберга предполагается, что при увеличении числа эталонов в положительном множестве время реакции бинарной классификации монотонно увеличивается и эта зависимость близка к линейной. Общим является то, что и в модели Стернберга, и в модели Хика «предполагается, что действующий стимул так или иначе сравнивается со всем содержимым памяти, относящимся к ситуации измерения времени реакции, и что чем больше число хранящихся в памяти эталонов (Стернберг) или ответных реакций (Хик), тем больше должно быть проведено отдельных элементарных операций сравнения для осуществления правильной реакции на тестовый стимул» (Чуприкова, 1997, с. 410).

Объяснение связи между временем, необходимым для оценивания слова, и возрастом формирования поведения, связанного с этим словом, может быть дано с позиций системноэволюционного подхода. Возраст формирования поведения указывает на степень его дифференцированности, а значит, и на количество элементов памяти, связанных с данным поведением. Предъявление слова, по-видимому, актуализирует в памяти все функциональные системы, связанные с данным словом. Таким образом, при оценивании слова, связанного с высокодифференцированным поведением, актуализируется больше функциональных систем (что замедляет его оценивание), чем при оценивании слова, связанного с низкодифференцированным поведением. В задаче на различение высоты звуковых сигналов было показано, что актуализация высокодифференцированного домена поведения, связанного с избеганием, сопровождается большей активностью соответствующих областей коры головного мозга по сравнению с ситуацией, в которой актуализируется менее дифференцированный домен поведения, связанный с поощрением. В частности, было обнаружено, что амплитуда потенциала N100 в пробах, где правильный ответ участника позволял ему избежать потери денег, превышала амплитуду N100 в пробах, где за правильный ответ участник получал деньги. Авторы работы привели аргументы в пользу того, что увеличение амплитуды N100 связано с увеличением числа актуализированных систем и, следовательно, числа активированных нейронов, специализированных относительно этих систем (Alexandrov et al., 2007).

Эффект интенсивности

В ходе анализа ВПР был обнаружен эффект интенсивности: оценивание прилагательных как вызывающих менее интенсивные эмоции требовало больше времени, чем оценивание прилагательных как вызывающих более интенсивные эмоции. Этот эффект не зависел от типа ощущений. Связь между интенсивностью испытываемых эмоций и скоростью реализации поведения не является однозначно установленной. Так, при сравнении времени, которое необходимо участнику для понимания значения слов, вызывающих разные по интенсивности эмоции, значимых различий обнаружено не было (Bock, 1986). Тем не менее, обнаруженная обратная связь между интенсивностью эмоций и временем принятия решения соответствует положению единой концепции сознания и эмоций (Александров, 1995, Alexandrov, 1999; Alexandrov, Sams, 2005) о том, что эмоции являются характеристикой поведения, формирующегося на самых ранних этапах онтогенеза и обеспечивающих минимальный уровень дифференциации. Неоднозначность может объясняться тем, что интенсивность эмоций связана не только с дифференцированностью актуализированных систем, но и с другими факторами, такими, например, как уровень мотивации (обусловливающей частоту активности соответствующих нейронов и степень актуализации систем) (Alexandrov, Sams, 2005).

Эффект валентности

В данном исследовании был также выявлен эффект валентности: оценивание прилагательных как вызывающих негативные эмоции требовало больше времени, чем оценивание прилагательных как вызывающих позитивные эмоции. Сходные данные были получены в исследовании (Pratto, John, 1991), в котором участники выполняли тест Струпа для прилагательных, обозначающих позитивные и негативные качества человека. Было обнаружено, что цвета прилагательных, описывающих позитивные качества человека, называются быстрее, чем цвета прилагательных, описывающих негативные качества человека. Однако в исследовании, где сравнивалось время понимания слов, вызывающих позитивные и негативные эмоции, различий обнаружено не было (Bock, 1986).

В рамках системно-эволюционного подхода различия во времени принятия решения при оценивании поведения как вызывающего позитивные и негативные эмоции могут быть объяснены на основе представлений о разной степени дифференцированности оцениваемого поведения (см.: Александров, 2010). Домен поведения, связанный с отрицательными эмоциями, является более дифференцированным, чем домен поведения, связанный с положительными эмоциями. Эмпирическим свидетельством в пользу данного положения являются данные о том, что воспоминания о негативных событиях оказываются более детализированными, чем воспоминания о позитивных событиях. Эти данные были получены при сравнении воспоминаний об игре у болельщиков проигравшей и выигравшей команд; воспоминаний о событиях в ходе судебного разбирательства у людей, позитивно или негативно оценивавших поступок осужденного; воспоминаний о падении Берлинской стены у жителей Германии, позитивно или негативно относившихся к данному событию (см. обзор: Kensinger, 2009). Другими свидетельствами в пользу большей дифференцированности негативного домена поведения являются данные о том, что, обозначая объект оценочными прилагательными, люди используют для этого 38 % негативных и 62 % позитивных прилагательных. Это указывает на различия в сложности когнитивной структуры негативного и позитивного, сопоставимые с отношениями между фигурой и фоном в восприятии (см. обзор: Peeters, Czapinski, 1990). Авторы обзора также приводят данные о том, что термины, обозначающие негативные качества, часто образуются за счет добавления приставки «не» к положительно оцениваемым терминам (например, «нечестный»), тогда как обратная ситуация является исключением (например, «неглупый»). Терминам, обозначающим негативные качества, в словарях часто дается определение через отрицание положительного качества (например, «плохой» определяют как «не являющийся хорошим»), а противоположный вариант является редким (определение «хорошего» как «не являющегося плохим»). Также было показано, что студенты оценивают значения терминов, обозначающих негативные качества и позитивные качества с частицей «не» (например, «жестокий» и «недоброжелательный»), как более сходные, чем значения терминов, обозначающих позитивные качества и негативные качества с частицей «не» (например, «доброжелательный» и «нежестокий»). Все эти данные указывают на то, что категории, обозначающие положительные качества, являются относительно простыми и лежат в основе более сложных категорий, обозначающих негативные качества (см. обзор: Peeters, Czapinski, 1990).

Другими свидетельствами в пользу того, что домен поведения, связанный с отрицательными эмоциями, является более дифференцированным, чем домен поведения, связанный с положительными эмоциями, являются данные о том, что на рассматривание негативных стимулов люди тратят больше времени, чем на рассматривание позитивных стимулов, и что негативные стимулы (будь то стимулы, связанные с людьми, или бессмысленные фигуры) воспринимаются как более сложные, чем позитивные (см. обзор: Peeters, Czapinski, 1990). Было также показано, что люди в грустном настроении используют аналитический стиль работы с информацией (detail-oriented, botton-up processing style), а в веселом настроении предпочитают эвристический подход (top-down, heuristic processing style) (Schwarz, Clore, 1996).

В целом можно сказать, что наши данные подтвердили предположение о связи прилагательных, характеризующих разные виды чувствительности, с поведением, сформированным на разных этапах индивидуального развития. Предъявление прилагательных, характеризующих более поздно формирующееся поведение, обусловливает такие параметры отчетов испытуемых, которые указывают на сравнительно большую дифференцированность этого поведения. Объяснение полученных результатов на основе представлений о различиях в степени дифференцированности актуализируемого поведения соответствует системно-эволюционному пониманию индивидуального опыта субъекта как совокупности систем, сформированных на последовательных этапах индивидуального развития и соотносящих субъекта со все более дискретной средой.

Выводы

  1. Поведение, основанное на преимущественном использовании кожных ощущений, включает как высокодифференцированное поведение, связанное с ощущениями, получаемыми с помощью кожи рук, так и низкодифференцированное поведение, связанное с ощущениями, получаемыми с помощью кожи тела.
  2. Реализуемое в уме поведение, основанное на преимущественном использовании рано формирующихся типов ощущений, таких, как обоняние, вкус и чувствительность кожи тела, оценивается как вызывающее более интенсивные эмоции, чем поведение, основанное на преимущественном использовании поздно формирующихся типов ощущений, таких, как зрение, слух и чувствительность кожи рук.
  3. Можно полагать, таким образом, что реализация в уме высокодифференцированного поведения сопровождается менее интенсивными эмоциями, чем реализация в уме низкодифференцированного поведения.
  4. Оценивание прилагательных, описывающих поздно формирующиеся типы ощущений, требует больше времени, чем оценивание прилагательных, описывающих рано формирующиеся типы ощущений.
  5. Оценивание прилагательных как вызывающих более интенсивные эмоции происходит быстрее, чем оценивание прилагательных как вызывающих менее интенсивные эмоции.
  6. Оценивание прилагательных как вызывающих позитивные эмоции происходит быстрее, чем оценивание прилагательных как вызывающих негативные эмоции.
  7. Обобщая представленные выше выводы о времени принятия решения при оценивании разных типов поведения, реализуемых в уме по вербальной инструкции, можно заключить, что актуализация более дифференцированного поведения требует больше времени, чем актуализация менее дифференцированного поведения.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Александров Ю. И. Сознание и эмоции // Теория деятельности и социальная практика. 3-й международный конгресс. М.: Изд. «Физкультура, образование, наука», 1995. С. 5–6.
  2. Александров Ю. И. Системная дифференциация. Экспериментальный и теоретический анализ// Когнитивные исследования: Сборник научных трудов. Вып. 4 / Отв. ред. Ю. И. Александров, В. Д. Соловьев. М.: Изд. «Институт психологии РАН», 2010. С. 239–259.
  3. Бодунов М. В., Безденежных Б. Н., Александров Ю. И. Изменения шкальных оценок тестовых психодиагностических методик при воздействии алкоголя // Психологический журнал. 1997. T. 18. № 5. C. 97–101.
  4. Гостев А. А. Образная сфера человека. М.: Институт психологии РАН, Всероссийский научноисследовательский Центр традиционной народной медицины «ЭНИОМ», 1992.
  5. Колбенева М. Г., Александров Ю. И. Органы чувств, эмоции и прилагательные русского языка: Лингвопсихологический словарь / Ин-т психологии РАН. М.: Языки славянских культур, 2010.
  6. Колбенева М. Г., Петренко В. Ф., Безденежных Б. Н., Александров Ю. И. Связь количества и модальной отнесенности прилагательных русского языка // Поверх барьеров: человек, текст, общение: Тезисы научной конференции, посвященной 70-летию со дня рождения А. А. Леонтьева. М.: Смысл. 2006. С. 130–133.
  7. Марченко О. П. Эффект преднастройки для семантических категорий разной величины // Четвертая международная конференция по когнитивной науке: Тезисы докладов: В 2 т. Томск, 22–26 июня 2010 г. Томск: Томский государственный университет. 2010. Т. 2. С. 402–403.
  8. Сеченов И. М. Элементы мысли. М.: Изд. Академии наук СССР, 1943.
  9. Сидоренко Е. В. Методы математической обработки в психологии. СПб.: «Речь», 2001.
  10. Чуприкова Н. И. Психология умственного развития: Принцип дифференциации. М.: АО «СТОЛЕТИЕ», 1997.
  11. Alexandrov Yu. I. Comparative description of consciousness and emotion in the framework of systemic understanding of behavioral continuum and individual development // Neuronal bases and psychological aspects of consciousness / Eds. Teddei-Ferretti and Musio. Singapour; N. Y.; London; Hong-Kong: «World Scientific», 1999. P. 220–235.
  12. Alexandrov Yu. I., Grinchenko Yu. V., Laukka S., Järvilehto T., Maz V. N., Svetlaev I. A. Acute effect of ethanol on the pattern of behavioral specialization of neurons in the limbic cortex of the freely moving rabbit // Acta Physiol. Scand. 1990. V. 140. P. 257–268.
  13. Alexandrov Yu. I., Grinchenko Yu. V., Laukka S., Jarvilehto T., Maz V. N., Korpusova A. V. Effect of ethanol on hippocampal neurons depends on their behavioral specialization // Acta Physiol. Scand. 1993. V. 149. P. 429–435.
  14. Alexandrov Y. I., Klucharev V., Sams M. Effect of emotional context in auditorycortex processing // International Journal of Psychophysiology. 2007. V. 65. P. 261–271.
  15. Alexandrov Y. I., Sams M. E. Emotion and consciousness: Ends of a continuum // Cognitive Brain Research. 2005. V. 25. P. 387–405.
  16. Alexandrov Y.I., Sams M., Lavikainen J., Naatanen R., Reinikainen K. Differential effects of alcohol on the cortical processing of foreign and native language // International Journal of Psychophysiology. 1998. V. 28. P. 1–10.
  17. Bensafi M., Porter J., Pouliot S., Mainland J., Johnson B., Zelano C., Young N., Bremner E., Aframian D., Khan R., Sobel N. Olfactomotor activity during imagery mimics that during perception // Nature Neuroscience 2003. V. 6. № 11. P. 1142–1144.
  18. Bock M. The influence of emotional meaning on the recall of words processed for form or self-reference // Psychol. Res. 1986. № 48. P.107–112.
  19. Chernigovskaya T. V., Arshavsky V. V. Olfactory and visual processing and verbalization // Speaking of Colors and Odors / Eds. M. Plumacher, P. Holz. Amsterdam, Philadelphia: John Benjamins Publishing Company. 2003. P. 227–238.
  20. Collins A. M., Quillian R. Does Category Size Affect Categorization Time? // Journal of Verbal Learning and Verbal Behavior. 1970. № 9. P. 432–438.
  21. Glenberg A. M., Kaschak M. P. Grounding language in action // Psychonomic Bulletin & Review. 2002. V. 9. № 3. P. 558–565.
  22. Gottlieb G. Ontogenesis of sensory function in birds and mammals // The biopsychology of development / Eds. E. Tobach, L. A. Aronson, E. Shaw. New York; London: Academic Press, 1971. P. 67–128.
  23. Kensinger E. A. Remembering the details: effects of emotion // Emot. Rev. 2009. V. 1. № 2. P. 99–113.
  24. Lickliter R., Bahrick L. E. The Development of Infant Intersensory Perception: Advantages of a Comparative Convergent-Operations Approach // Psychological Bulletin. 2000. V. 126. № 2. P. 260–280.
  25. Peeters G., Czapinski J. Positive–negative asymmetry in evaluations: the distinction between affective and informational negativity effects // European Rev. of Social Psychology / Eds. W. Stroebe, M. Hewstone. V. 1. New York: John Wiley and Sons Ltd., 1990. P. 33–60.
  26. Pratto L., John O. P. Automatic vigilance: The attention-grabbing power of negative social information // Journal of Personality and Social Psychology. 1991. V. 81. P. 380–391.
  27. Schwarz N., Clore G. L. Feelings and phenomenal experiences // Social psychology: Handbook of basic principles / Eds. E. T. Higgins, A. W. Kruglanski. New York, NY,US: Guilford Press, 1996. P. 433–465.
  28. Spivey M. J., Geng J. J. Oculomotor mechanisms activated by imagery and memory: eye movements to absent objects // Psychological Research. 2001. № 65. P. 235–241.
  29. Wilkins A. J. Conjoint Frequency, Category Size, and Categorization Time // Journal of Verbal Learning and Verbal Behavior. 1971. № 10. P. 382–385.
  30. Wilson E. O. Consilience. The unity of knowledge. New York: A. A. Knoff. P. 1998.
  31. Zwaan R. A., Taylor L. J. Seeing, Acting, Understanding: Motor Resonance in Language Comprehension // Journal of Experimental Psychology (General). 2006. V. 135, № 1. P. 1–11.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика