Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 112Рубрики 53Авторы 9127Новости 1804Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2019

36 место — направление «Психология»

0,323 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,829 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Экспериментальная психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2072-7593

ISSN (online): 2311-7036

DOI: https://doi.org/10.17759/exppsy

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2008 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Исследование взаимосвязи типа личностной ориентации и уровня развития морального сознания 1827

Заикин В.А.
кандидат психологических наук, психолог, старший преподаватель, Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова, Москва, Россия
e-mail: zaipsy@ya.ru

Полный текст

Проблема исследования

В современной психологии морали одной из центральных является проблема субъекта морального решения. За последние 50 лет было проведено множество исследований, ориентированных на выявление и подтверждение связи морального сознания и других психологических характеристик личности, относящихся к эмоционально-нравственной сфере субъекта. И если такие компоненты структуры личности, как личностные ценности, идентичность и эмоции, довольно часто становятся предметом исследования, то такой феномен, как самодетерминация, достаточно редко становится предметом эмпирического анализа (Lapsley, 1996); почти единственным исключением в данном случае является концепция Л. Колберга и Э. Деси, а также подход Р. Райана, объединенные общими логическими основаниями и моделью субъекта. С нашей точки зрения, необходимо продолжить эту линию эмпирической работы и расширить представления о детерминантах развития морального сознания путем сравнения его с другими характеристиками личности. Одной из таких значимых характеристик является описанный Э. Деси и Р. Райаном уровень самодетерминации личности, основным элементом которого, с точки зрения авторов, является локус контроля. Деси и Райан предлагают переосмыслить распространенное в психологии представление о локусе контроля как о склонности человека приписывать ответственность за результаты своей деятельности либо внешним силам (экстернальный, или внешний, локус), либо собственным способностям и усилиям (интернальный, или внутренний, локус контроля) (Гордеева, 2010). С их точки зрения, существует три основы для определения типа локуса контроля. Первый из них – это эгоистические и гедонистические предпочтения. Подобный тип ориентации характерен для детей и инфантильных личностей, у которых наблюдаются значительные трудности социализации. Второй тип – это ситуационный (характерный для подростков) локус контроля: в данном случае субъект ориентирован исключительно на актуальную конкретную ситуацию, на внешнее социальное окружение, его ценности и правила. Третий тип ориентации – внутриличностный, при котором основу поведения составляют принципы и ценности самого человека. Личность как будто делает виток гегельянской спирали, возвращаясь, казалось бы, в ту же точку, но на более высоком уровне (Handbook of …, 2002).

Не вызывает сомнений сущностное сходство таких феноменов, как самодетерминация и моральное (нравственное) развитие (Fischer, 1998): и в том, и в другом случае личность развивается в направлении от эгоизма к универсальности. Оба феномена вносят существенный вклад в процесс развития личности, и, следовательно, анализ их возможной взаимо-связи представляет, с нашей точки зрения, значительный интерес.

В отечественной психологии концептуальный подход к проблеме самодетерминации личности активно разрабатывается Д. А. Леонтьевым. Основываясь как на работах отечественных методологов, например, на работах М. К. Мамардашвили, предложившего феноменологическую трактовку содержательных аспектов понятия свободы, так и на исследованиях зарубежных ученых, Леонтьев обосновал новый, системный подход к построению модели личностной саморегуляции, позволяющий описать и проанализировать не только конструкт самодетерминации личности, но и понятие субъективной свободы в целом (Леонтьев, 2000). Применительно к возможной взаимосвязи уровня самодетерминации и уровня развития морального сознания подход Леонтьева позволяет построить следующую цепь логических умозаключений: одной из основных высокоуровневых внутриличностных характеристик субъекта является субъективное восприятие и переживание свободы. Данная характеристика определяет в том числе осознание субъектом собственной зависимости и/или независимости от внешних условий и влияний. По мере личностного развития субъект проявляет все большую индивидуальную компетентность при выборе норм, правил и ориентиров для собственного поведения и суждений. Заключительной стадией этого процесса является автономная самодетерминация личности, когда субъект опирается только на самого себя в выборе основ для внешней деятельности. Внешним индикатором уровня самодетерминации является личностная ориентация (Леонтьев, 2000). В соответствии с целью нашего исследования и для повышения валидности, достоверности и надежности результатов тестирования, в том числе и по методике «Моральные дилеммы». Дополненный вариант» (Шмелев, 2012), мы посчитали необходимым ограничить детерминанту «уровень самодетерминации» внешней характеристикой – «личностной ориентацией».

Программа исследования

Таким образом, цель нашего исследования заключается в изучении взаимосвязи двух феноменов – уровня развития морального сознания и уровня самодетерминации, который представлен типом личностной ориентации.

Теоретический объект исследования представлен уровнем развития морального сознания и типом личностной ориентации.

Эмпирический объект исследования – студенты, обучающиеся по специальности «Психология» в столичных вузах Москвы. Основанием для выбора эмпирического объекта являются уже имеющиеся исследовательские данные относительно связи уровня развития морального сознания с областью профессиональной специализации (Rest, 1979; Rest, Thoma, 1985; Rest, Narvaez, 1991). Согласно результатам проведенного Л. Колбергом исследования, психологи отличаются значительно большей направленностью на усвоение моральных ценностей, знанием моральных норм и более высоким уровнем морально-этического мышления, нежели студенты, обучающиеся естественным наукам. Предмет исследования представлен как взаимосвязь уровня развития морального сознания и личностной ориентации. Процедура исследования. На первом этапе была проведена оценка типа личностной ориентации и уровня развития морального сознания с применением соответствующего диагностического инструментария. Первой проводилась диагностика типа личностной ориентации, затем, после 10-минутного перерыва, необходимого для переключения внимания испытуемых и избежания ошибок центрации и стереотипизации ответов, определялся уровень развития морального сознания. На втором этапе проводилась обработка и интерпретация полученных данных, их репрезентативное представление. Третий этап состоял в предоставлении индивидуальной и групповой обратной связи, обсуждении полученных результатов. Таким образом, в нашем исследовании независимыми переменными являются уровень развития морального сознания и тип личностной ориентации. Зависимой переменной является взаимосвязь уровня развития морального сознания и типа личностной ориентации, которая выражается как в качественной интерпретации, так и в статистической корреляции двух показателей. Выборку исследования составили 76 человек; в выборке установились следующие соотношения: по полу – 35 % мужчин и 65 % женщин; возраст респондентов находился в диапазоне от 18 до 24 лет, средний возраст респондентов составил 21,6 года. Как мы видим, выборка в достаточной степени уравнена по полу, а средний возраст респондентов соответствует целям и задачам исследования, что делает выборку в целом репрезентативной. Гипотеза нашего исследования сформулирована следующим образом: уровень развития морального сознания положительно коррелирует с типом личностной ориентации. Гипотеза-следствие 1 – более высокому уровню развития морального сознания соответствует более автономная личностная ориентация. Гипотеза-следствие 2 – высшему уровню развития морального сознания соответствует только такая личностная ориентация, при которой субъект руководствуется собственными принципами в ситуации, требующей нестандартных моделей реагирования. В соответствии с целью и гипотезами исследования нами была сформирована батарея психодиагностических методик, описание которых мы приводим ниже. Во-первых, методика оценки уровня развития морального сознания личности Л. Колберга (Colby, Kohlberg, 1987) в адаптации Л. И. Анцыферовой (Анцыферова, 1999). Методика представляет набор из девяти моральных дилемм, которые предлагаются для решения респонденту; на основании его суждений определяется уровень развития морального сознания. Данная методика предполагает как устный, индивидуальный, вариант в форме интервью, так и письменный опрос с открытыми ответами. Для оптимизации процесса сбора данных нами был выбран второй вариант – в виде письменного интервью; каждая из девяти дилемм является самостоятельным диагностическим инструментом и позволяет с высокой долей вероятности определить уровень развития морального сознания индивида. Нами была выбрана наиболее структурированная и комплексная «дилемма Хайнца».

Приведем ее текст: «В Европе женщина умирала от особой формы рака. Было только одно лекарство, которое, по мнению докторов, могло бы ее спасти. Это была форма радия, недавно открытая фармацевтом в этом же городе. Изготовление лекарства стоило дорого. Но фармацевт назначил цену в 10 раз больше. Он заплатил 400 долларов за радий, а назначил цену 4000 долларов за небольшую дозу радия. Муж больной женщины, Хайнц, пошел ко всем своим знакомым, чтобы взять взаймы денег, и использовал все легальные средства, но смог собрать лишь около 2000 долларов. Он сказал фармацевту, что жена умирает, и просил его продать дешевле или принять плату позднее. Но фармацевт сказал: «Нет, я открыл лекарство и собираюсь хорошо на нем заработать, использовав все реальные средства». И Хайнц решил взломать аптеку и украсть лекарство». Далее респонденту предлагается ответить на ряд вопросов, касающихся его позиции и отношения к обсуждаемой ситуации: «Должен ли Хайнц украсть лекарство?», «Есть ли у Хайнца обязанность или обязательство украсть лекарство?», «Хорошо или дурно для него украсть лекарство?», «Если бы Хайнц не любил свою жену, должен ли был он украсть лекарство для нее?», «Предположим, что умирает не его жена, а чужой человек. Должен ли Хайнц украсть лекарство для чужого?», «Предположим, что это домашнее животное, которое он любит. Должен ли Хайнц украсть, чтобы спасти любимое животное?», «Важно ли для людей делать все, что они могут, чтобы спасти жизнь другого?», «Воровать – противозаконно. Дурно ли это в моральном отношении?», «Вообще, должны ли люди пытаться делать все, что они могут, чтобы повиноваться закону?», «Осмысливая снова дилемму, что бы вы сказали, какая самая ответственная вещь, которую нужно сделать в этой ситуации Хайнцу?» и др.

Как можно видеть, эта дилемма является комплексной, поскольку в ней сталкиваются позиция эгоизма (Хайнцу следует украсть лекарство, только если он любит свою жену и та будет чувствовать себя лучше), нормы права (допустимо ли воровство вообще и во имя благих целей в частности) и моральные ценности (ценность жизни каждого человека и его право на жизнь).

Если следовать основным постулатам теории Л. Колберга, то предложенная дилемма может быть рассмотрена следующим образом. Первый уровень развития морального сознания, который можно выделить с опорой на протоколы ответов респондентов, – это эгоистическая позиция; этому уровню сознания соответствуют такие суждения, как «никто никому ничего не должен и ничем не обязан»; на данном уровне человек не способен принимать ответственность. Вторым уровнем морального сознания является гедонистическая позиция, а ее индикатором служит вопрос о том, должен ли Хайнц украсть лекарство, если не любит свою жену. Третьим уровнем является конвенциональное отношение к нормам морали: субъект руководствуется более сложными нормами социального обмена, а его поведение определяется не только личными эгоистическими интересами, но и чувством солидарности; индикатором данного уровня развития морального сознания является вопрос о том, должен ли Хайнц украсть лекарство, если умирает чужой человек. Четвертым уровнем развития морального сознания является позиция универсализма, когда человек руководствуется морально-нравственными ценностями и личными этическими принципами в выборе модели поведения; на прояснение этой позиции направлен вопрос о том, должны ли люди делать все возможное, чтобы спасти жизни друг друга. Заключительные вопросы призваны прояснить и дополнить ответы респондента, помочь ему утвердиться в своей позиции и наиболее подробно ее изложить.

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что данная дилемма полностью соответствует запросам нашего исследования. Дополнительно стоит заметить, что именно «дилемма Хайнца» является самой распространенной моделью оценки уровня развития морального сознания как в исследованиях, проводимых в рамках когнитивного подхода (Snarey, 1985), так и в исследованиях, проводимых в рамках иных методологических подходов к изучению морали (Lapsley, 1996). Во-вторых, в нашем исследовании была использована методика «Моральные дилеммы. Дополненный вариант» (Шмелев, 2012). В основу данной методики положена теория автономности и самодетерминизма Э. Деси и Р. Райана (Handbook of …, 2002), одним из основных положений которой является представление о том, что на более низких уровнях развития самосознания индивид опирается на собственные эгоистические предпочтения; с переходом же на более высокие уровни развития самосознания индивид начинает ориентироваться на ситуацию и окружающих, что оказывает влияние на все его дальнейшие решения, относящиеся к достижению им высшего уровня самодетерминации, когда сформированные индивидом внутренние морально-нравственные нормы и правила направляют его действия в ситуациях, требующих нестандартных моделей реагирования. Данная точка зрения до известной степени соотносится с взглядами Л. Колберга, однако Колберг не учитывал влияние фактора актуальной ситуации субъекта морали на принимаемые им решения, считая личные нравственные принципы субъекта единственной основой морального сознания. Таким образом, теоретические основания предложенной методики, а также предоставляемые ею результаты оценки морального поведения могут служить важным дополнительным элементом в колбергианской модели моральных дилемм. Данная методика разработана в Лаборатории гуманитарных технологий А. Г. Шмелева и находится в свободном доступе базы методик и тестов; она снабжена инструкцией, текстом дилемм и критериями интерпретации полученных данных. В процедурную основу теста положена биполярная шкала, крайними полюсами которой являются факторы «эгоизма» и «принципиальности»; центральное место на данной шкале занимает фактор «ситуативность». Все три фактора соотносятся с моделью самодетерминации личности Э. Деси и Р. Райана. Учитывая операциональную сложность такого конструкта, как уровень самодетерминации, мы считаем возможным использовать в дальнейшей интерпретации уже предложенную ранее характеристику «личностная ориентация», что более соответствует исследуемым с помощью данной методики психологическим особенностями социального поведения субъекта морали. Сам тест состоит из 11 моральных дилемм, содержание которых максимально приближено к ситуациям, возникающим в повседневной жизни. К каждой дилемме прилагаются три возможные модели поведения, которые соответствуют критериям «эгоизм», «ситуация» и «принципы». Каждая дилемма также предусматривает вариант свободного ответа, который экспертно оценивается исследователем и может быть отнесен к одному из трех критериев при обработке данных. Три положения индикатора на шкале предполагают стандартные интерпретации для респондента и позволяют предоставить ему обратную связь. Для обработки данных был использован статистический пакет для социальных наук SPSS Statistics ver. 17.0 (разработчик «SPSS: An IBM Company». Программа для IBM PC), обеспечивающий автоматизацию обработки количественных данных и анализа надежности выявленных закономерностей.

Исследование индивидуального уровня развития морального сознания

Выше, в перечне используемых методов и методик, мы уже привели описание методики оценки уровня развития морального сознания Л. Колберга. Теперь мы коснемся некоторых важных аспектов работы с данной методикой: если форма методики оставалась почти неизменной (Kohlberg, 1958), то схема интерпретации значительно изменялась в соответствии с пересмотром основных положений концепции развития морального сознания (Kohlberg et al., 1983). Основным предметом диагностики является уровень развития морального сознания, и, следовательно, необходимо проследить, какие изменения произошли в его оценке и интерпретации. На начальных этапах применения методики инструкция предписывала считать определяющими только суждения более высокого порядка в тех случаях, когда респондент либо высказывал одновременно суждения, характерные для двух различных уровней развития морального сознания, либо высказывал суждения промежуточного характера (которые, например, можно было бы отнести как к эгоистическому уровню, так и конвенциональному уровню морального сознания). Сегодня данное положение подверглось серьезному пересмотру: в методическом разделе своей фундаментальной работы «Психология морали» Д. Лепсли говорит о том, что необходимо учитывать и оценивать ответы на результирующие вопросы при решении дилеммы респондентом, которые и должны играть решающую роль в оценке уровня развития его морального сознания (Lapsley, 1996). В нашей версии данной методики было три таких вопроса:

1. «Важно ли для людей делать все, что они могут, чтобы спасти жизнь другого?»

2. «Вообще, должны ли люди пытаться делать все, что они могут, чтобы повиноваться закону?»

3. «Осмысливая снова дилемму, что бы вы сказали, какая самая ответственная вещь, которую нужно сделать в этой ситуации Хайнцу?»

Другой не менее важной проблемой является построение самой модели оценки уровня развития морального сознания. Как мы уже указывали, исследователями школы Л. Колберга были получены достаточно противоречивые результаты касательно того, что именно тенденция развития морального сознания от гедонизма и эгоизма к следованию общечеловеским универсальным принципам нравственности и самостоятельно выработанным индивидуальным моральным принципам определяет развитие морального сознания. Так, шестой, высший уровень развития морального сознания в последней версии методики, операционализированный самим Колбергом, был выявлен лишь у студентов философского отделения, специализирующихся на вопросах этики (Chi, Ceci, 1987). Напомним, что в мета-аналитическом исследовании Дж. Снери уровень развития морального сознания от 62 % до 75 % респондентов в возрасте от 21 до 45 лет находился между третьим и четвертым уровнем со смещением в сторону третьего уровня (Snarey, 1985).

Обратимся к анализу распределения индивидуального уровня развития морального сознания в выборке данного исследования (общее количество 76 человек) (рис. 1).

Отображение на графике количественных и абсолютных значений показателей уровня развития морального сознания необходимо нам для иллюстрации соотношения и степени эксплицированности того или иного уровня. Так, можно наблюдать значимое смещение распределения в сторону третьего уровня развития морального сознания, что следует из значительных расхождений между абсолютными и количественными значениями третьего уровня. Менее значимое смещение мы видим в области четвертого уровня и совсем незначительные смещения в отношении второго и пятого уровней. Укажем также процентные показатели распределения индивидуального уровня развития морального сознания в изучаемой выборке и для более наглядного представления результатов составим круговую диаграмму (табл. 1, рис. 2).

Рис. 1. Графическое представление распределения показателей уровня развития морального сознания в выборке

Таблица 1. Числовые показатели распределения уровня развития морального сознания в выборке

Рис. 2. Процентное соотношение показателей уровня развития морального сознания в выборке

Как можно легко заметить, распределение показателей уровня развития морального сознания в нашей выборке значительно отличается от нормального (критерий КолмогороваСмирнова, p < 0,028). Однако этот ожидаемый результат не может быть серьезным аргументом против достоверности полученных в исследовании данных по следующим причинам:

- во-первых, развитие морального сознания, его активный рост, резко смещен в сторону первой трети всего периода онтогенеза и относится к возрастному этапу от 5–6 лет до 16 – 21 года (Snarey, 1985). Наша выборка состояла преимущественно из респондентов, находящихся в возрасте от 19 до 22 лет, поэтому распределение показателей уровня развития морального сознания в данной совокупности не должно соответствовать нормальному распределению, особенно при учете того факта, что развитие морального сознания может продолжиться и в последующий период жизни (Colby, Kohlberg, 1987);

-во-вторых, моральное сознание является качественной характеристикой личности и стандартизация ее оценки имеет лишь описательно-констатирующий характер, поэтому стандартные статистические критерии распределения данной характеристики в генеральной совокупности не являются в полной мере валидными (Lapsley, 1996).

Таким образом, сочетание качественной интерпретации и статистической обработки является наиболее адекватным для оценки морального сознания.

Обратимся к качественному анализу полученных данных. Анализ обсуждаемых в данной работе показателей и их интерпретация предусмотрены протоколом методики оценки уровня развития морального сознания Л. Колберга (Colby, Kohlberg, 1987). Результаты проведенного исследования свидетельствуют об отсутствии у респондентов аморальных или асоциальных установок или ценностей, что позволяет сделать вывод о гармоничном, сбалансированном и полноценно ими пройденном процессе социализации. Незрелость, или инфантильность, позиции проявлялась сравнительно редко – лишь у 14 % респондентов. Формальность моральных суждений проявилась у 12 % респондентов, что свидетельствует о недостаточной сформированности личностной позиции, хотя не исключена активация защитных механизмов у некоторых респондентов в ходе прохождения исследования. Сформированность моральной позиции у 81 % респондентов позволяет сделать вывод об устойчивости их взглядов. Несформированность личной морально-нравственной позиции у 19 % респондентов обусловлена ориентацией на авторитетное мнение или внешне принудительную мораль (религия, права). Проявление морального поиска у 18 % респондентов указывает на активно формирующуюся личностную позицию. Малое количество оперирования к метафизическим основаниям либо к религиозному авторитету менее чем у 18 % респондентов указывает на реалистичное восприятие и устойчивость моральных воззрений. У группы респондентов, находящихся на высшей стадии развития морального сознания (5 %), отсутствует категоричность суждений, что свидетельствует о гармоничном развитии морального сознания.

Исследование взаимосвязи личностной ориентации и уровня развития морального сознания

Обратимся к анализу данных, полученных с помощью методики «Моральные дилеммы». Дополненный вариант». После обработки опросных листов мы выяснили, что значения измеряемых показателей для изучаемой выборки (76 человек) находятся в диапазоне от 0,5 до 1,5. Вся шкала представляет собой значения от 0 до 2 с шагом в 0,1 и относится к метрическому типу. Обратимся к графическому выражению распределения показателей, которые характеризуют личностную ориентацию испытуемых (рис. 3).

Рис. 3. Графическое представление распределения показателей, характеризующих личностную ориентацию в изучаемой выборке

По результатам анализа с использованием критерия Колмогорова-Смирнова (p = = 0,509) можно сделать вывод, что распределение с большой долей вероятности является близким к нормальному, но не является равномерным (р<0,001). Мы видим, что показатели большой части респондентов (26 человек) находятся в диапазоне от 0,5 до 0,7, что свидетельствует о преобладании эгоистической направленности в личностной ориентации этой части обследуемых лиц. Из расхождения между абсолютными и количественными значениями видно, что эта тенденция является основной в изучаемой выборке. Для второй группы респондентов, чьи показатели находятся в диапазоне от 0,8 до 1,2, характерно следующее: у 42 человек преобладают тенденции к ориентации на ситуацию и внешние влияния. Из расхождения между количественными и абсолютными значениями видно, что эта тенденция является второй по значимости в изучаемой выборке. Незначительное расхождение между количественными и абсолютными значениями показывает, что третья группа респондентов, чьи показатели находятся в диапазоне от 1,3 до 1,5 (8 человек), характеризуется выраженной ориентацией на личностные принципы при осуществлении морального поведения. Поскольку выбранная нами методика определения личностной ориентации ориентирована на ситуации морального выбора, нам представляется необходимым рассмотреть распределение полученных показателей в соответствии с уровнями развития морального сознания, которые были выявлены с помощью методики Л. Колберга. Данные представлены в табл. 2 и на рис. 4.

Рис. 4. График распределения показателей, характеризующих тип личностной ориентации, в соответствии с уровнями развития морального сознания

Таблица 2. Распределение показателей, характеризующих тип личностной ориентации, в соответствии с уровнями развития морального сознания

Достаточно очевидно, что уровень развития морального сознания и тип личностной ориентации весьма условно связаны друг с другом. В связи с тем, что оценка уровня развития морального сознания производится на основании порядковой шкалы, а личностная ориентация – на основании метрической, при дополнительно проведенной нами проверке был применен критерий ранговой корреляции Спирмена. Поскольку р=0,053, то можно с уверенностью утверждать, что между двумя измеряемыми показателями наблюдается крайне незначительная положительная корреляционная тенденция.

Представляется, что причины данного факта заключаются в том, что уровень развития морального сознания является более комплексной характеристикой человека, нежели тип личностной ориентации. Отсутствие взаимосвязи может также объяснить тот факт, что в самой концепции морального развития Л. Колберга моральное сознание понималось как независимый конструкт, и такому толкованию соответствует разработанный Колбергом диагностический инструментарий. Однако современные данные психологии морали и накопленный критический объем социально-психологических знаний о поведении человека под давлением авторитета или группы в ситуации нормативной неопределенности подчеркивают необходимость дополнительных исследований, необходимость поиска взаимосвязи между различными личностными и морально-нравственными характеристиками субъекта, а также дальнейшей разработки методов и средств диагностики.

Таким образом, первая гипотеза нашего исследования, состоящая в том, что уровень развития морального сознания положительно коррелирует с типом личностной ориентации, не нашла своего подтверждения. Можно утверждать, что уровень морального сознания не связан с типом личностной ориентации. Гипотеза-следствие 1 о том, что более высокому уровню развития морального сознания соответствует более автономная личностная ориентация, также не подтвердилась: респонденты с различным уровнем развития морального сознания характеризуются широкой вариативностью типа личностной ориентации. Однако важным фактом является тот, что гипотеза-следствие 2 о том, что высшему уровню развития морального сознания соответствует только такая личностная ориентация, при которой субъект руководствуется собственными принципами в ситуации, требующей нестандартных моделей реагирования, также не подтвердилась. Все респонденты, чьи показатели уровня развития морального сознания свидетельствовали о самом высшем уровне его развития (согласно данным методики Л. Колберга), характеризовались, в соответствии с полученными нами данными по методике «Моральные дилеммы», ситуативным типом личностной ориентации как основой своего социального поведения. Проведенное нами исследование взаимосвязи двух конструктов – уровня развития морального сознания и типа личностной ориентации – выносит на рассмотрение множество вопросов, которые согласуются с основной проблематикой современной психологии морали. Одним из главных вопросов является поиск и определение взаимосвязи рассматриваемого в рамках стадиальной теории феномена «морального сознания» с другими психологическими феноменами и характеристиками личности, а также экстраполяция полученных закономерностей на современные условия формирования нравственного сознания и этического мышления субъекта морали. Достаточно большое количество исследований показывает, что та взаимосвязь, которая представлялась устойчивой Л. Колбергу (Kohlberg et al., 1983) и его коллегам (Blasi, 1980), не столь однозначна. Необходимость расширения этих знаний представляется нам важным направлением современной отечественной психологии морали. Безусловно, многие вопросы остались неразрешенными, однако изучение соотношения двух феноменов – уровня развития морального сознания и типа личностной ориентации, – а также закладывание основ эмпирического изучения их взаимосвязи мы считали важной задачей нашей работы.

Ссылка для цитирования

Литература
  • Анцыферова Л. И. Связь морального сознания с нравственным поведением человека (по материалам исследований Лоуренса Колберга и его школы) // Психологический журнал. 1999. Т. 20. Вып. 3. С.5–17.
  • Гордеева Т .О. Теория самодетерминации: настоящее и будущее. Часть 1: Проблемы развития теории (Электронный ресурс) // Психологические исследования: электрон. науч. журн. 2010. N 4(12). URL: http://psystudy.ru (дата обращения: 01.06.2012). 0421000116\0041.
  • Леонтьев Д. А. Психология свободы: К постановке проблемы самодетерминации личности // Психологический журнал. 2000. Т. 21. №1. С. 15–25.
  • Шмелев А. Г. Тест «Моральные дилеммы». Дополненный вариант (Электронный ресурс) URL: http:// www.ht.ru/onlinet/moral/moral.htm (дата обращения: 01.06.2012).
  • Blasi A. Bridging moral cognition and moral action: A critical review of the literature // Psychological Bulletin. 1980. №. 88. P. 1–45.
  • Chi M. T. H., Ceci S. J. Content knowledge: Its role, representation, and restructuring in memory development // Advances in child development and behavior / Ed. H. Reese. Orlando, FL: Academic Press. 1987. V. 20. P. 91–142.
  • Colby A., Kohlberg L. The measurement of moral judgment: V. 1. Theoretical foundations and research validation. Cambridge, England: Cambridge University Press. 1987.
  • Fischer J. M. Responsibility and Control: A Theory of Moral Responsibility. Cambridge University Press. 1998.
  • Handbook of self-determination research / Eds. E. Deci, R. Ryan. Rochester, NY: University of Rochester Press. 2002.
  • Kohlberg L. The development of modes of moral thinking and choice in the years ten to sixteen. Unpublished doctoral dissertation, University of Chicago. 1958.
  • Kohlberg L., Levine C., Hewer A. Moral stages: A current formulation and a response to critics // Contributions to human development. V. 10 / Ed. J. A. Meacham. Basel: Karger. 1983.
  • Lapsley D. K. Moral psychology. Boulder, CO: Westview Press, 1996.
  • Rest J. Development in judging moral issues. Minneapolis: University of Minnesota Press. 1979.
  • Rest J., Thoma S. Moral judgment development and formal education // Developmental Psychology. 1985. № 21. Р. 709–714.
  • Rest J., Narvaez D. The college experience and moral development // Handbook of moral behavior and development. V. 2. Research / Eds. W. M. Kurtines, J. L. Gewirtz. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum. 1991. P. 229– 248.
  • Snarey J. Cross-cultural universality of social-moral development: A critical review of Kohlbergian research // Psychological Bulletin. 1985. № 97. Р. 202–232.
Статьи по теме

Ениколопов С.Н., Медведева Т.И., Воронцова О.Ю.

Моральные дилеммы и особенности личности

CrossRef doi:10.17759/psylaw.2019090210

 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика