Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 105Рубрики 53Авторы 8857Новости 1769Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2018

17 место — направление «Психология»

0,663 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,878 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Экспериментальная психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2072-7593

ISSN (online): 2311-7036

DOI: https://doi.org/10.17759/exppsy

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2008 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Специфика взаимосвязи типов мышления и субъективных особенностей понимания 1936

Луцкович В.В.
Международный государственный экологический университет им А.Д. Сахарова
e-mail: wecacc@narod.ru

Полный текст

На всем протяжении развития психологии мышления, еще со времен развития ассоциативной теории, исследователи уделяли особое внимание изучению особенностей субъективного понимания и мышления. Так, с точки зрения ассоцианистов, познание представляет собой процесс созерцания: лишь субъективные ощущения, образы восприятия и представлений являются конечным предметом мышления. Представители вюрцбургской школы (А. Бине, О. Кюльпе, Н. Ах, К. Марбе и др.), положившие начало систематическому изучению мышления в психологии, напротив, выдвинули положение о том, что мышление имеет свое специфическое содержание, не сводимое к наглядно-образному содержанию ощущений и восприятия, доказывая, таким образом, невозможность понимания мышления как производного от чувственного опыта и комбинации наглядных представлений. Однако верное представление о несводимости мышления лишь к наглядному чувственному содержанию соединилось у них с ложным противопоставлением мышления и чувственности.

В противовес концепциям, рассматривающим мышление в его «чистом» виде, а также той точке зрения, в соответствии с которой эмоции выступают скорее помехой для верной рациональной формулировки смыслового содержания или идеи, стали развиваться такие подходы, в рамках которых особо подчеркивалась взаимосвязь мышления с аффективной сферой человека. Так, мышление, с точки зрения С. Л. Рубинштейна, представляет собой психический процесс, являющийся единством интеллектуального и эмоционального, в то время как эмоция представляет собой единство эмоционального и интеллектуального. Последовательно развивая идеи С. Л. Рубинштейна (2000), К. А. Абульханова-Славская (1983, 1991) делает акцент на необходимости рассмотрения в связи изучением процессов мышления мотивационно-потребностной сферы личности, особенно настаивая на важности поиска взаимосвязи мышления с личностными особенностями субъекта деятельности и познания, его социально-психологической позицией и когнитивным стилем. Такие исследователи, как Л. Н. Рожина, Л. А. Пергаменщик, И. А. Фурманов, В. Н. Карандашев, изучая принципы развития познавательных процессов, творческого мышления и креативности, делают вывод о том, что феномен понимания, пронизывающий и опосредующий все познавательные операции, обусловлен согласованной работой когнитивных и аффективных механизмов регуляции деятельности субъекта.

Основатель гуманистической психологии Карл Роджерс выделяет три типа понимания: субъективное понимание, объективное понимание и межличностное понимание.

Субъективное понимание включает в себя осознание человеком собственных переживаний и опыта, в том числе своих физических ощущений, в то время как объективное понимание осуществляет проверку предположений и догадок на основе полученной извне информации. И уже межличностное, или эмпатическое, понимание определяет способность человека воспринимать и понимать чувства и мысли других людей. Таким образом, при рассмотрении субъективного понимания основной акцент Роджерс делает на процесс осознания внутреннего состояния и внутреннего мира субъекта, при рассмотрении объективного понимания – на осознание внешней реальности, при рассмотрении эмпатического понимания – на интуицию как на «целостное охватывание» условий проблемной ситуации, осуществляемое, в том числе, на базе накопленного предшествующего чувственного опыта.

По мнению В. В. Знакова, «понимание – это «образ» особого рода: оно чрезвычайно «нагружено» субъективными компонентами, выражающими отношение субъекта к объекту» (Знаков, 2005). Субъективное понимание, как и процесс само-понимания, включает две составляющие: когнитивную составляющую как отражение познавательной активности и интенции субъекта и экзистенциональную составляющую – компонент бытийности, связанный с пониманием себя в реальных ситуациях человеческого действия и существования. Когнитивная составляющая понимания и является «непосредственным» компонентом познания, одним из процессов мышления, существующего в виде обобщенного и опосредствованного отражения существенных свойств и связей между предметами и явлениями. В. В. Знаков полагает, что «понимая, мыслящий субъект исходит из своих целей деятельности» (Знаков, 2005), следствием чего является многообразие форм мышления и познания. Доминирующий способ переработки информации является важнейшей индивидуальной особенностью субъекта познания (Дж. Брунер). Брунер полагал, что тип мышления – это индивидуальный способ аналитико-синтетического преобразования информации. Выделяя такие типы, как предметное, образное, знаковое, символическое мышление, Дж. Брунер уделяет особое внимание процессу творческого познания. Следуя положениям Дж. Брунера и осуществляя адаптацию его методики, Г. В. Резапкина выделяет такие типы мышления, как: предметно-действенное, абстрактно-символическое, словесно-логическое, нагляднообразное, а также креативность как способность мыслить творчески (Резапкина, 2005).

Несомненно, следует уделить особое внимание основным положениям концепции О.К. Тихомирова, проанализировавшего на основании утверждения о единстве интеллекта и аффекта роль эмоций в процессах мышления и целеобразования и указавшего на тот факт, что нахождению общего принципа решения, выполняющего функцию цели в разворачивающемся далее процессе мышления, с необходимостью предшествует эмоциональная активация. Рассматривая индивида в процессе познания не только как субъекта, но и как объекта мышления, Тихомиров ввел специальные термины «Я-концепция» и «Я-мышление», обозначив ими динамическую систему представлений человека о самом себе, с одной стороны, и процесс формирования самопознания и самопонимания, с другой. Анализируя типы мышления, Тихомиров сделал вывод о том, что наглядно-действенное мышление (как решение задачи с помощью реального, физического преобразования ситуации), нагляднообразное мышление (как воссоздание всего многообразия различных фактических характеристик предмета), словесно-логическое мышление (как особый тип мыслительной деятельности, характеризующийся использованием понятий и логических конструкций) являются последовательными ступенями онтогенетического развития, сосуществуя и функционируя в процессе решения субъектом различных мыслительных или познавательных задач.

Таким образом, можно сформулировать рабочее определение исследуемого нами понятия: субъективное понимание есть способность осмыслить и осознать Субъектом свой внутренний мир на основе опыта, с опорой на эмоциональный, интуитивный, рациональный, логический, интеллектуальный компоненты мыслительного поведения, характеризующаяся как реалистическим, познавательным, когнитивным, так и аффективным, импульсивным типами отношения к познаваемому объекту и взаимодействия с ним. Таким образом, можно выдвинуть предположение о том, что отличительные особенности различных типов мышления определяются способностью построения и уровнем использования субъективных конструктов мыслительного поведения. Такое предположение находит свое подтверждение как в идеях И. П. Павлова о наличии двух сигнальных систем с различием в особенностях работы полушарий мозга и распределением ролей в их совместной деятельности, о способах определения асимметрических функций полушарий, так и в результатах исследований Н. Л. Нагибиной, позволивших выделить рациональный, иррациональный, а также смешанный типы мышления.

Итак, разработанный И. П. Павловым тест был направлен на диагностику типов высшей нервной деятельности и видов мышления – рационального, логического и иррационального, образного. Тест позволяет определить, какое из полушарий является доминирующим – правое или левое. В зависимости от доминирующего полушария различают типы высшей нервной деятельности – художественный, мыслительный (из стенограммы работ Павлова от 1935 года (Павлов, 2011)) и средний, промежуточный типы: художественный тип отличается восприятием внешнего мира в виде впечатлений и чувственных образов; умственный тип с усиленной работой второй сигнальной системы опирается в основном на понятийное мышление и речь. Однако разработка теста и диагностика характеристик мышления являлись для ученого лишь «побочной ветвью исследований», в то время как с нашей точки зрения, данные исследования вносят существенный вклад в изучение процессов субъективного понимания, поскольку в соответствии с идеей самого Павлова о том, что «приобретенные связи и есть понимание» (тезис «Речь о понимании», опубликованный в Павловских средах в 1949 году (Павлов, 1949, с. 585)), позволяют описать и классифицировать качества индивидуального ума. Таким образом, на основании разработанного И. П. Павловым теста мы составили опросник (дополнив некоторым количеством новых суждений), направленный на оценку индивидуальных особенностей мыслительного поведения. Учитывая фактор субъективности получаемых показателей оценки, можно говорить о субъективном подходе к исследованию понимания, а полученные в соответствии с «теорией черт» обобщающие показатели можно охарактеризовать как единый параметр (фактор) субъективного понимания.

Основная цель эмпирического исследования состояла в изучении специфики субъективного понимания, а также в построении типологии мышления и описании на ее основе особенностей субъективного понимания.

Одним из методов исследования являлся самоотчет испытуемых в виде избирательного выбора конструктов опросника самооценки индивидуального мыслительного поведения, заданного в форме матрицы биполярных конструктов – прилагательных, характеризующих особенности субъективного понимания.

Кроме того, в исследовании использовался опросник «Типы мышления» Г. В. Резапкиной, разработанный на основе методики Дж. Брунера «Опросник типов мышления и уровня креативности». Опросник Г. В. Резапкиной содержит пять тематических блоков вопросов, относящихся к определению характеристик типов мышления (Резапкина, 2005).

В исследовании приняло участие 186 респондентов (93 муж. и 93 жен.). Опрос проводился на базе Белорусского Государственного Педагогического Университета им М. Танка и Международного Государственного Экологического Университета им. А. Д. Сахарова. Выбор участников носил случайный характер. При обработке результатов применялись различные статистические методы, в том числе такие многомерные статистические процедуры, как факторный и кластерный анализ.

Результаты и обсуждение

Для статистического анализа результатов исследования использовался пакет SPSS 11.0. Данные оценки конструктов субъективного понимания и результаты, полученные по вопроснику Г. В. Резапкиной, были подвергнуты факторному анализу (метод главных компонент, вращение Варимакс). В силу отличительной смысловой специфики вопросов опросника Г. В. Резапкиной на этапе первичной факторизации было выделено 5 факторных групп по 2 фактора в каждой, которые были обозначены как: сенсорномоторный интеллект и предметно-действенный тип мышления (0,26 и 0,51 % объясненной дисперсии); символический интеллект и абстрактный тип мышления (0,21 и 0,4 % объясненной дисперсии); словесный интеллект и логический тип мышления (0,28 и 0,52% объясненной дисперсии); наглядный (интуитивный) интеллект и образное мышление (0,4 и 0,57 % объясненной дисперсии); креативное и критическое мышление (0,44 и 0,57 % объясненной дисперсии). Выделение такого количества факторов (10 факторов) при анализе показателей понимания позволяет сделать вывод о том, что семантическое пространство субъективного понимания характеризуется большой когнитивной сложностью. Испытуемые оценивают свое понимание как минимум по десяти различным независимым показателям, характеризующим обобщенные черты субъективного понимания. Необходимо также отметить, что полученные данные взаимно дополняют друг друга, носят непротиворечивый характер, а также согласуются с результатами проведенного ранее и описанного в работе «Специфика выделения типов субъективного понимания» исследования (Луцкович, Радчикова, 2010). В результате анализа были выделены следующие типы субъективного понимания: (1) рациональный (объясняет 8,3 % общей дисперсии), (2) интеллектуальный и эмоциональный (8 % объясненной дисперсии), (3) невербальный пространственный и определяющее точный (7,46 %), (4) объемный свободный и атомистический (7,4 %), (5) логический и интуитивный (7,39 %), (6) относительный и принципиальный (7 %), (7) цифровой и аналоговый (6,8 %), (8) образный и аналитический (6,6 %), (9) импульсивный реалистический (6,56 %), (10) исторический и вневременной (6,1 % объясненной дисперсии). Десять главных компонент объясняют 71,8 % общей дисперсии. В ходе корреляционного анализа характеристик, связанных с типом мышления и субъективного понимания, были обнаружены:

(а) значимая обратная связь между фактором «логическое мышление» и фактором «объемное свободное и атомистическое субъективное понимание» (r = -0,15; p < 0,04); данная закономерность свидетельствует о важной роли мыслительного анализа в работе логического мышления и его зависимости от синтезирующей способности объемного свободного понимания;

(б) значимая прямая связь между фактором «абстрактное мышление» и фактором «интуитивное логическое субъективное понимание» (r = 0,16; p < 0,03), которая свидетельствует о наличии зависимости интуитивного понимания от абстрактно-логического компонента мышления.

(в) значимая прямая связь между фактором «сенсорономоторный интеллект» и фактором «цифровое аналоговое субъективное понимание» (r = 0,14; p < 0,05); данная закономерность свидетельствует в пользу того факта, что понимание, как утверждали в одной из своих работ О. К. Тихомиров и В. В. Знаков, представляет собой формирование смысла знания (знаковая, цифровая система) в процессе взаимодействия с ним (Тихомиров и Знаков, 1987). Аналоговый характер субъективного понимания проявляется в поиске и распознавании предметов и действий по принципу аналогии, тождества и различия.

Далее для получения более целостной картины взаимосвязи исследуемых факторов мы применили вторичный факторный анализ, а для оценки типов мышления – кластерный анализ. Таким образом, анализ полученных данных с помощью метода главных компонент (вращение Варимакс) позволил выделить шесть факторов, объясняющих 49,6 % общей дисперсии. Результаты анализа представлены в табл. 1.

Таблица 1. Факторные нагрузки после вращения (КМО = 0,68; тест сферичности Бартлетта c2 = 783,07; р < 0,0005)

Конструкты, характеризующие мышление, субъективное понимание

Ф1

Ф2

Ф3

Ф4

Ф5

Ф6

1. сенсорномоторный интеллект

0,46

2. предметно-действенное мышление

0,66

3. символическое мышление

0,57

4. абстрактное мышление

0,66

5. словесное мышление

0,76

6. логическое мышление

0,46

7. наглядно-образное мышление

0,9

8. вторично-образное мышление

0,58

9. креативное мышление

0,85

10. критическое мышление

0,46

11. рациональное понимание

0,52

12. интеллектуально-эмоциональное понимание

0,44

13. невербальное пространственное и определяющее точное понимание

0,53

14. объемное свободное и атомистическое понимание

-0,5

15. логическое и интуитивное понимание

0,71

16. скрупулезное, педантичное понимание

-0,4

17. цифровое и аналоговое понимание

0,39

18. образное и аналитическое понимание

0,62

19. импульсивное и реалистическое понимание

0,34

20. историческое и вневременное понимание

0,33

доля объясненной дисперсии

0,17

0,06

0,06

0,06

0,06

0,06

Первый фактор (творческого мышления) характеризуется такими конструктами, как: «креативное», «наглядно-образное», «словесное», «предметно-действенное», «символическое». Данный фактор позволяет определить преобладающий тип мыслительной деятельности – художественный, словесный, предметный, символического творчества; у субъектов, входящих в первую группу, одинаково развиты предметно-действенное, нагляднообразное, словесное и символическое типы мышления (Дж. Брунер).

Второй фактор характеризуется такими типами мышления, как «вторично-образное» «невербальное пространственное определяющее точное», «импульсивно-реалистическое» мышление, с одной стороны, и «скрупулезным, педантичным» субъективным пониманием, с другой; данный фактор может свидетельствовать о «психологической относительности» (в терминах К. Юнга) и непроизвольности возникновения вторичных образов в процессе невербального пространственного мышления, а также о точности вербального определения того или иного предмета и явления. Такой тип субъектов мыслительной деятельности, обладая развитым воображением и пространственным мышлением, тем не менее чаще всего придерживается принципа строгой доказательности и обоснованности результатов познания окружающей действительности.

Третий фактор (описывающий связь наглядно-действенного и логического мышления) характеризуется такими конструктами, как: «сенсорномоторный интеллект», «логическое» мышление, «интеллектуально-эмоциональное» и «цифровое-аналоговое» субъективное понимание. Выявленная взаимосвязь наглядно-действенного и логического мышления подтверждает идею Ж. Пиаже о том, что внешние сенсорно-моторные интеллектуальные действия переходят во внутренний план в виде логических мыслительных операций «аналогии», или как интеллектуальное обозначение эмоционального чувственного образа. Данный фактор не только характеризует тип и процесс мышления, но также определяет специфику субъективного понимания в зависимости от особенностей воздействующей и используемой субъектом информации и от соотношения когнитивных и аффективных компонентов мышления.

Четвертый фактор – абстрактно-логическое мышление – характеризуется такими конструктами, как «абстрактное» мышление и «логическое интуитивное» субъективное понимание и отражает такой аспект понимания, как «способность размышлять логически об абстрактных отвлеченных проблемах» (Ж. Пиаже). Данный фактор указывает на прямую связь абстрактного и логического мышления, а также на обратную зависимость абстрактного мышления от интуитивного, которое, по мнению О. К. Тихомирова, характеризуется быстротой протекания, отсутствием четко выраженных этапов, является минимально осознанным.

Пятый фактор – рационально-критическое мышление – характеризуется такими конструктами, как «рациональное» субъективное понимание, «критическое мышление» и «объемное свободное атомистическое» субъективное понимание, входящими в него с противоположными по знаку, но близкими по силе значениями. Данный фактор указывает на такую присущую типу рационального мышления характеристику, как диалектика критического анализа (Н. Л. Нагибина). С точки зрения современных определений данного понятия, «критичность» представляет собой такую способность мышления, которая позволяет осуществлять строгую оценку результатов мыслительной деятельности, находить в них сильные и слабые стороны. Критичность мышления, согласно А. С. Байрамову, проявляется в «стремлении к проверке, перепроверке как обычного, так и необычного, как общего, так к проверке единичного в окружающем нас мире» (Байрамов, 1968, с. 11). Согласно определению С. А. Короля, критичность мышления - это качество мышления, позволяющее субъекту осуществлять контроль за соответствием мыслительной деятельности закономерностям объективной действительности и обеспечивающее таким образом объективность субъективным (идеальным) результатом познания (Король, 1981). Рациональное мышление с преобладанием критичности является изначально предметным, несвободным и характеризуется наличием умственной способности разложить познаваемое явление на элементы для дальнейшего исследования их взаимосвязи.

Шестой фактор – взаимосвязи образного и аналитического мышления – характеризуется только двумя конструктами «образное и аналитическое», «историческое и вневременное», которые входят в этот фактор с одинаковыми по знаку, но разными по силе значениями. О. К. Тихомиров полагал, что аналитическое мышление развернуто во времени, имеет четко очерченные этапы, в значительной степени представлено в сознании самого мыслящего человека, предполагает исторический характер субъективного понимания действительности (Тихомиров, 1984). Образное (или наглядно-образное) мышление способствует установлению непривычных, «невероятных» сочетаний предметов и их свойств, воссоздает многообразие различных характеристик предмета в виде образа и не имеет четко выраженных временных этапов протекания. Несмотря на парадоксальность такого сочетания, именно оно, с нашей точки зрения, позволяет субъекту деятельности осуществлять творческое осмысление и преобразование окружающей действительности.

Продолжая далее анализ использованных методов анализа и полученных результатов, отметим, что применение метода многофакторного анализа с вращением (преобразованием) факторов для приближения к критерию «простой структуры» позволяет обнаружить и продемонстрировать существование групповых факторов, названных Луисом Леоном Тёрстоуном «первичными умственными способностями». Результаты оценки полученных нами данных методом многофакторного анализа с вращением свидетельствуют о том, что все факторы объясняют практически одинаковый процент общей дисперсии и, следовательно, значения полученных шкал в семантическом пространстве испытуемых являются одинаковыми, исключение составляет лишь первый генеральный фактор, собравший наибольшее количество типов мышления и характеризующий творческие умственные способности субъекта.

Для выделения обобщенных типов мышления был проведен кластерный анализ по методу k-средних, в котором переменными для кластеризации служили вторичные факторные значения показателей испытуемых. В результате было выделено три обобщенных типа мышления:

(1) первый тип (65 человек – 34,9 % всей выборки) характеризуется обратно пропорциональной зависимостью между показателями использования вторичных образов, задействованности пространственного непроизвольного понимания и показателями уровня скрупулезности, педантичности мышления, а также наличием связи наглядно-действенного и логического мышления; такой тип мышления можно охарактеризовать как «образное мышление»;

(2) второй тип (45 человек – 24,2 %) характеризуется преобладанием абстрактно-логического мышления и взаимосвязью образного и аналитического мышления; такой тип мыслительной деятельности можно назвать «теоретическим мышлением»;

(3) третий тип (76 человек – 40,9 %) характеризуется преобладанием нагляднообразного, иррационального мышления и невербального аналогового понимания; такой тип мышления можно назвать «эмоциональным мышлением».

Кроме того, для проверки валидности разработанной типологии был проведен анализ гендерных различий, результаты которого представлены в табл. 2.

Таблица 2. Соотношение различных типов мышления в зависимости от пола

Итак, в ходе исследования нами была разработана типология субъективного понимания, а также продемонстрирована тесная взаимосвязь процессов мышления и понимания. Однако эти параллельно развивающиеся процессы необходимо рассматривать в контексте интеллектуальной деятельности субъекта, в условиях, когда субъект понимает отображенную в знании реальность.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Абульханова-Славская К. А. О путях построения типологии личности // Психологический журнал, 1983. Т. 4. № 1. С. 14—29.
  2. Абульханова-Славская К. А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991.
  3. Байрамов А. С. Динамика развития самостоятельности и критичности мышления у детей младшего школьного возраста. Автореф. дисс. ... докт. психол. наук. Баку, 1968.
  4. Знаков В. В. Психология понимания: Проблемы и перспективы. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005.
  5. Король С. А. Классификация особенностей критичности мышления // Вопросы психологии. 1981. № 4. С. 108–112.
  6. Луцкович В. В., Радчикова Н. П. Специфика выделения типов субъективного понимания // Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы / Под ред. В. А. Барабанщикова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2010. C. 690–695.
  7. Павлов И. П. Избранные произведения. М.: Изд-во Академии медицинских наук, 1949.
  8. Павлов И. П. Рефлекс свободы. М.: Книжный Клуб Книговек; СПб.: Северо-Запад, 2011.
  9. Резапкина Г. В. Отбор в профильные классы / Методика «Тип мышления». М.: Генезис, 2005.
  10. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2000.
  11. Тихомиров О. К. Психология мышления. М.: Изд-во Московского университета, 1984.
  12. Тихомиров О. К., Знаков В. В. Актуальные проблемы психологии понимания и создания «понимающих систем» // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 1987. № 3. С. 17–26.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика