Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 100Рубрики 51Авторы 8582Ключевые слова 21029 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Инклюзивное образование: методология, практика, технологии

Материалы конференции

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

Год издания: 2011

 

Понятие доступности социокультурной среды и его значение для методологии реабилитации 972

Шеманов А.Ю., доктор философских наук, профессор кафедры специальной психологии и реабилитологии факультета клинической и специальной психологии, ведущий научный сотрудник Научно-методического центра Института проблем инклюзивного образования,, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ShemanovAYu@mgppu.ru
Полный текст

Социокультурная реабилитация в настоящее вре­мя признана одной из составных частей комплексной реабилитации инвалидов (ст. 9 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Феде­рации»). Однако ее реализация наталкивается на мно­жество проблем, среди которых — отсутствие механиз­ма включения данного вида реабилитации в обяза­тельную к исполнению индивидуальную программу реабилитации человека с инвалидностью. По мнению М. Б. Ларионова [2], это не в последнюю очередь свя­зано с недостаточной разработанностью сегодня как концепции самой социокультурной реабилитации, так и четких представлений о «показанных к занятиям ви­дах искусства», или, расширяя это понятие, — видах творческой деятельности, в которых могли бы прини­мать участие инвалиды или лица с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), не имеющие инва­лидности.

Между тем, в рамках культурно-исторического подхода, основоположником которого был Л. С. Вы­готский, культура рассматривается как важнейший фактор развития человека. Творческое отношение к культуре в процессе ее освоения признается необходи­мым элементом личностного роста [3]. Но активное творческое отношение к осваиваемой культуре имеет существенное значение во всем процессе развития че­ловека. В основе подобного значения творчества для развития лежит то, что восприятие любого живого су­щества, включая человека, — это активный процесс. Культурное восприятие также возникает как резуль­тат деятельности воспринимающего человека. Не только человек, занятый культурным творчеством, но и читатель, слушатель, зритель активны в процессе восприятия произведений культуры.

Однако эта активность не является врожденным и готовым к применению свойством человеческого орга­низма, она созревает и формируется в процессе разви­тия человека. Без собственного опыта творческого участия в культуре у человека не появляется глубокий интерес к культурному достоянию человечества, кото­рое в итоге оказывается вне сферы его жизненных цен­ностей и смыслов. Но дело не только в этом. Гораздо важнее, что у него не развивается в достаточной мере способность понимать значения и смыслы освоенного при посредстве культуры мира. Его собственные орга­нические способности не наполняются культурным содержанием, которое он мог бы разделить с другими в процессе общения и деятельности.

Чаще всего у детей и взрослых, не имеющих тяже­лых ограничений жизнедеятельности, и занятия куль­турным творчеством, и так называемое «культурное потребление» происходят в их свободное время, на­полняют их досуг. Поэтому такие занятия обычно от­носят к культурно-досуговой сфере. Хотя качество до­суга (его принадлежность «культуре расслабления» или «культуре усилия») имеет существенное значение для личностного роста [там же], в случае людей, не имеющих тяжелых ограничений жизнедеятельности, оно, как правило, не является решающим ни для их ов­ладения базовыми культурными навыками, ни для возможности получения ими образования.

Но для людей, имеющих серьезные ограничения здоровья, занятия культурным творчеством и обеспе­чение возможности «культурного потребления» при­обретают гораздо большее, а подчас и определяющее значение для развития и наполнения культурным со­держанием их органических способностей [4]. А без этого не только возможность получения ими образова­ния оказывается необеспеченной, но и — в случае зна­чительных нарушений — способность к самообслужи­ванию, ориентировке в повседневных ситуациях, чело­веческому общению и другие элементы способности к самостоятельной жизни. В основе этого лежит недо­статочная сформированность (в качестве культурно­го) восприятия, поведения и в целом — отношения че­ловека к миру. В итоге для человека оказывается недо­ступным или ограниченно доступным и мир как осво­енный и осмысленный в культуре, и сама культура как способ творческого, осмысленного и преобразующего отношения к миру. В силу ограничения доступности культуры и мира человек оказывается вне сферы чело­веческой деятельности и общения в той мере, в какой он не способен воспринять себя, других, мир в качест­ве, соответственно, субъекта, сотрудника или объекта культурного отношения и преобразования. Он не в со­стоянии ни поделиться своим отношением к себе и ми­ру с другими в культурной форме, ни вступить с ними в сотрудничество.

Как известно, одним из важных факторов, ограни­чивающих овладение культурой, является нарушение формирования активности восприятия у людей с ОВЗ. Примером могут служить недостаточная активность восприятия у детей с интеллектуальной недостаточнос­тью [8]. Однако важно учесть, что и активность воспри­ятия, и поведение человека не замкнуты в сфере его ор­ганических способностей. Отношение человека к миру опосредовано культурой. Благодаря ключевому поло­жению культуры в овладении человеческой деятельно­стью и активностью собственного восприятия органи­ческие дефекты развития влекут за собой нарушения в формировании культурно осмысленного отношения к себе, другим и миру, а это, в свою очередь, затрудняет происходящее в процессе общения и сотрудничества развитие восприятия и способности к деятельности. Отсюда оправдано ожидать, что создание условий, об­легчающих овладение культурой для человека с теми или иными органическими нарушениями, будет спо­собствовать его реабилитации. В этом смысле, доступ­ность культуры как основы общения человека с други­ми людьми и развитие его способности к деятельности оказывается ключевой для его развития [5].

Обеспечивая доступность социокультурной среды, можно способствовать формированию субъектной по­зиции личности, поскольку именно овладевая культу­рой, человек учится творческому отношению к миру. Ограничения доступности социокультурной среды для лиц с ОВЗ приводят к их дезадаптации, наруше­ниям социализации, маргинализации. Специфические особенности доступности социокультурной среды для лиц с ОВЗ определяются особенностями их культур­ных потребностей, что является одним из принципов культурологического подхода к социокультурной реа­билитации [4; 5; 10].

Решение задачи обеспечения доступности социо­культурной среды требует культурологического опи­сания ее составных элементов и этапов ее освоения, определения их соответствия потребностям людей с ОВЗ. К составным элементам социокультурной среды необходимо относить определенную систему социо­культурной деятельности, социальных отношений, си­стем идентификаций, механизмов символизации, на­личие референтной группы как условия развития ин­дивида и др.

Говоря о социокультурной деятельности, необхо­димо уточнить смысл данного понятия в контексте культурологического подхода к социокультурной реа­билитации. В отечественной литературе, посвященной подготовке специалистов для учреждений культуры, оно стало применяться вместо термина культурно-до-суговая деятельность, который в свою очередь, заме­нил понятие «культурно-просветительная работа» [9; 11]. Значение этого термина может пониматься предельно широко, поскольку вообще всякая деятель­ность человека, выражаемая в культурных, обращен­ных к другим, использующих средства культурного выражения формах может рассматриваться как социо­культурная. В упомянутых работах В. В. Туева и Н. Н. Ярошенко, с одной стороны, обсуждаются при­чины, побуждающие к использованию этого термина, а с другой — аспекты, которые он позволяет с точки зрения авторов отразить в своем содержании. По их мнению, данный термин точнее выражает содержание, которое ранее относилось к сфере культурно-досуго-вой деятельности, наиболее адекватно охватывая соот­ветствующую ей в сегодняшнем мире сферу професси­ональной деятельности специалистов, ранее ориенти­рованных на организацию и проведение так называе­мой культурно-просветительной работы. В контексте такой проблематики подобную конкретизацию поня­тия социокультурной деятельности можно считать в определенной мере оправданной. Однако, как не без оснований отмечает П. Л. Волк, «оборот "социально-культурная деятельность" представляет собой опреде­ленную тавтологию: деятельность не может быть на­звана никакой иной, как социальной по форме, куль-туроморфной по способу осуществления и культуро-генной по содержанию» [1, с. 52]. Иначе говоря, любые попытки связать этот термин с содержанием, задан­ным контекстом определенной профессиональной де­ятельности, неизбежно будут наталкиваться на оправ­данные возражения: данное понятие всегда окажется шире, чем его интерпретация, для целей конкретной области применения.

В контексте культурологического подхода к реаби­литации понятие социокультурной деятельности це­лесообразно использовать, имея в виду, что именно в процессе овладения ею, превращения ее в свою спо­собность человек осваивает культуру и наполняет культурным содержанием осуществление функций своего организма. Если речь идет об обеспечении до­ступности культуры в том широком смысле, о котором говорилось выше, то значение социокультурной дея­тельности состоит в том, что человек овладевает ею только в процессе творческого участия. Это овладение начинается с культурного освоения функций своего тела, проявлений своей аффективности, причем в ее самых примитивных и базовых формах [4; 5]. Прими­тивных в значении первичности, так как вначале не может идти речи о личном принятии человеком цен­ностей так называемой «высокой культуры». Пока не сформирована сама способность различения ценнос­тей, ценностное отношение, ценности не могут быть ни приняты, ни отвергнуты. Кроме того, о личном при­нятии чего бы то ни трудно говорить, пока человек еще не выделяет себя из группы. Такая неиндивидуализи-рованная личность присуща человеку на ранних эта­пах культурной истории, в родо-племенных общнос­тях и на ранних этапах онтогенеза. Но в случае нару­шений развития и обусловленных ими ограничений доступности культуры также может иметь место за­держка на этапе слитности индивида с включающим его сообществом, и эта задержка может иметь для него положительное значение, помогая формированию его идентичности и предлагая адекватные для его возмож­ностей способы коммуникации и взаимодействия с другими. По сути, создание включающего коллектива для данного человека с нарушениями развития может рассматриваться как одна из реабилитационных задач, и деятельное общение с другими членами такого кол­лектива может служить его развитию, если оно специ­альным образом организуется с учетом особенностей его культурных потребностей (об этом убедительно свидетельствует опыт работы интегрированной теат­ральной студии «Круг» [6; 7]).

Таким образом, создание возможности творческого участия человека с нарушениями развития в социо­культурной деятельности является одним из важней­ших компонентов обеспечения доступности культуры; тем самым оно выступает условием формирования его социальности и наполнения культурным содержанием его отношения к миру и к самому себе.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Волк П. Л. Социально-культурная деятельность и народное художественное творчество: наука, профес­сия, образовательная программа // Мир науки, куль­туры, образования. 2007. № 2 (5). С. 52—53.
  2. Ларионов М. Б. Правовые аспекты социокультур­ной реабилитации // Искусство как творчество соци­альности и проблемы социокультурной реабилита­ции / Сб. статей по материалам научно-практической конференции с международным участием (Москва, 12—13 мая 2010 г., РОО «Круг», Институт философии РАН, Московский городской психолого-педагогичес­кий университет) / Отв. ред. Н. Т. Попова. — М., 2010.
  3. Леонтьев Д. А. Культурное потребление в антро­пологическом и психологическом контекстах // Куль­турология: фундаментальные основания прикладных исследований / Под ред. И. М. Быховской. — М., 2010.
  4. Попова Н. Т. Культурологические аспекты разви­вающей педагогики // Постижение культуры. Ежегод­ник. Вып. 11. М., 2001.
  5. Попова Н. Т. Культурные механизмы развития человека (культурная форма, культурный дефицит, субкультура) // Теоретическая культурология. — М.­Екатеринбург, 2005.
  6. Попова Н. Т. В чем особость особого искусст­ва? // Искусство как творчество социальности и про­блемы социокультурной реабилитации / Сб. статей по материалам научно-практической конференции с международным участием (Москва, 12—13 мая 2010 г., Институт философии РАН, Московский городской психолого-педагогический университет.) / Отв. ред. Н. Т. Попова. — М., 2010.
  7. Попова Н. Т. Культурный дефицит, субкультура, особое искусство // Искусство как творчество соци­альности и проблемы социокультурной реабилита­ции / Сб. статей по материалам научно-практической конференции с международным участием (Москва, 12—13 мая 2010 г., Институт философии РАН, Мос­ковский городской психолого-педагогический универ­ситет) / Отв. ред. Н. Т. Попова. — М., 2010.
  8. Рубинштейн С. Я. Психология умственно отста­лого школьника. — М., 1986.
  9. Туев В. В. Социально-культурная деятельность как понятие (включение в дискуссию) // Ученые за­писки / Под науч. ред. Т. Г. Киселевой, В. И. Черниченко, Н. Н. Ярошенко. — М., 2001. Вып. 23. С. 25—39.
  10. Шеманов А. Ю, Попова Н. Т. Инклюзия в куль­турологической перспективе // Психологическая на­ука и образование. 2011. № 1. C. 74—82.
  11. Ярошенко Н. Н. Социально-культурная деятель­ность в контексте формирования новых качеств соци­ального взаимодействия // Ученые записки / Под на-учн. ред. Т. Г. Киселевой, В. И. Черниченко, Н. Н. Яро-шенко. — М., 2001. Вып. 23. С. 39—47.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика