Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8568Ключевые слова 21004 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

91 место — направление «Психология»

0,025 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

CrossRef

Язык и текст

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2312-2757

DOI: https://doi.org/10.17759/langt

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2014 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: электронное издание

Язык журнала: Русский, английский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Эмотивные коды в произведении Ф.М. Достоевского «Игрок» 841

Исхакова З.З., доктор филологических наук, профессор кафедры «Лингводидактика и межкультурные коммуникации» факультет «Иностранные языки»,, ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, prof_zemfira@hotmail.com
Гюльбякова Л.К., магистрант, кафедры «Лингводидактика и межкультурные коммуникации», факультета «Иностранные языки», ФГБОУ ВО МГППУ, lyulbyakova@mail.ru
Журавлева М.В., магистрант кафедры «Лингводидактика и межкультурные коммуникации» , ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, maria.karamazova2013@yandex.ru
Полный текст

Внутренний эмоциональный мир человека говорящего всегда привлекал внимание представителей как гуманитарных, так и точных наук. Это обусловлено тесной взаимосвязью эмоций и когниции человека, а также тем, что одна из важнейших функций языка направлена прежде всего на передачу информации и ее эмоциональной составляющей. Сложная система человеческого мозга, его способности и возможности, принципы работы левого и правого полушарий, восприятие мира человеком в кодифицирующих конструкциях, умение человека говорящего кодировать и декодировать информацию, выражать мысли, чувства и эмоций через систему языковых кодов находятся в фокусе внимания современной научной мысли. При этом сегодня в мировой литературе и науке о языке особую значимость приобретает эмоциональный мир русского человека. Русский мир, русская культура, русский эмоциональный человек  интересен для современной зарубежной науки, причем будь то европейская или азиатская, и среди русских писателей всегда был и остается притягательным неординарный образ великого русского писателя Ф.М. Достоевского.

Действительно, популярность произведений Фёдора Михайловича Достоевского остаётся неизменной не только среди наших соотечественников, но и за рубежом: его произведения продолжают читать и изучать, несмотря на сложность перевода его работ на иностранные языки. Важно подчеркнуть, что Ф.М. Достоевский занимает второе место в рейтинге «Топ-10 самых переводимых авторов России» [12]. Подобную высокую степень популярности объясняют тем, что в произведениях Ф.М. Достоевского своего рода сверхчеловеческая мощь в построении характера выводит их за рамки традиционного понимания романа [11]. Так, Н.А. Бердяев писал о Фёдоре Михайловиче в его работе «Миросозерцание Достоевского», что ничего статического нет у Достоевского, заслуга Ф.М. Достоевского, по его мнению, в том, что он познает человека в его исключительной динамичности [3, c. 8].

                Литературоведческая критика, как правило, рассматривает образ Ф.М. Достоевского с разных позиций его многогранной незаурядной личности. Так, А.С. Долинин — один из исследователей жизни и творчества Ф.М. Достоевского — представляет в своих работах творческую историю двух крупнейших романов Ф.М. Достоевского — «Подростка» и «Братьев Карамазовых». На основе тщательного анализа рукописных материалов А.С. Долинин воссоздает весь ход работы Ф.М. Достоевского над его произведениями, раскрывает внутренние терзания и размышления писателя.

                 Художественные произведения Ф.М. Достоевского являются своего рода отражением его жизненного пути и его личности как таковой. В этой связи супруга Ф.М. Достоевского пишет в своих воспоминаниях, что в произведениях её мужа она находит черты из личной его жизни, его привычки, приписанные героям романа, <…> его личные мнения о многом, выраженные почти в тех же самых выражениях, в которых ей приходилось от него слышать [6]. Представляется, что привлечение семиотического знания для установления сущности эмоционального образа Ф.М. Достоевского в его художественных произведениях может внести определенную ясность в описание образа писателя, по крайней мере в эмоциональное состояние личности автора того или иного периода его творчества равно как и в его эмоциональный облик в целом.

                Актуальность исследования определяется отсутствием объективного описания эмоционального образа Ф.М. Достоевского как homo sentiens (человека эмоционального) в современном гуманитарном знании. В данной работе устанавливается эмоциональный образ писателя посредством использования универсального эмотивно-дейктического поля, разработанного З.З. Исхаковой [9], в художественной речи персонажей Ф.М. Достоевского (предусматривается, что в ряде персонажей Ф.М. Достоевский выражает самого себя). Эмотивно-дейктическое поле выступает в качестве универсального эмотиологического инструментария, а именно в виде эмотивно-дейктического поля с его ядром и периферией и совокупностью знаков, именуемых эмотивами-образами, эмотивами-символами и эмотивами-индексами, транслирующих идею указания говорящим на свои собственные эмоции (очевидно, что неосознанно).

Для установления вариантного эмотивно-дейктического поля, кодирующего и декодирующего эмоциональный образ Ф.М. Достоевского, требуется решить следующие задачи:

-        проанализировать литературоведческий материал с точки зрения определения тех художественных персонажей Ф.М. Достоевского, посредством которых русский писатель выражает самого себя и свое внутреннее эмоциональное состояние;

-        отобрать письменно зафиксированные высказывания с позиции критериев эмотивности (установленных в работах З.З. Исхаковой) в произведениях «Братья Карамазовы», «Игрок», «Слабое сердце», «Записки из мертвого дома», «Униженные и оскорбленные», «Идиот», «Подросток»;

-        проанализировать эмотивные художественные тексты Ф.М. Достоевского посредством типологии эмотивных знаков в инвариантном эмотивно-дейктическом поле, предложенном З.З. Исхаковой;

-        распределить эмотивные знаки (эмотивы-образы, эмотивы-символы, эмотивы-индексы) в соответствии с их частотностью в пространстве вариантного эмотивно-дейктического поля, кодирующего и декодирующего эмоциональный образ Ф.М. Достоевского, на предмет установления ядра и периферии;

-        дешифрировать эмотивные знаки с целью установления их индивидуального эмоционального смысла, принадлежащего Ф.М. Достоевскому, а именно c позиции указания эмоциональным говорящим на свои собственные эмоции. При этом для толкования смыслов предусматривается обращение к лексикографическим и грамматическим справочникам;

-        систематизировать эмоционально-личностные смыслы, составляющие эмоциональный облик великого русского писателя.

В этой связи реализуются две научные традиции, господствующие в семиотике. В основе одной их них лежат идеи Ч.С. Пирса и Ч.У. Морриса о понятии знака как первоэлемента всякой семиотичесской системы. Вторая семиотическая традиция основывается на тезисах Ф. де Соссюра и Пражской школы, которая предполагает антиномию языка и речи (текста). Иными словами, в предлагаемом исследовании объединяются два важных направления семиотической науки, за основу которых берётся простейший атомарный элемент, а все последующие рассматриваются с точки зрения сходства с ним. В данном изыскании сопряжение двух значимых семиотических направлений реализуется в процессе декодирования константной составляющей в двуединой сущности эмотивных знаков. При этом актуальность настоящего исследования определяется еще и тем, что в современном гуманитарном знании отсутствует описание эмоционального образа Ф.М. Достоевского в его эмотивно-кодовых составляющих. Таким образом, актуальность научного проекта прежде всего сводится к необходимости установления научно-обоснованного эмоционального образа (известного своей неоднозначностью и противоречивостью) писателя. Иными словами, посредством лингвосемиотического и эмотиологического инструментария вносятся уточнения в образ великого русского писателя. Более того, хочется отметить, что установление вариантного типа эмотивно-дейктического поля, кодирующего и декодирующего эмоциональный образ Ф.М. Достоевского, позволяет очередной раз убедиться в присутствии эмпирической основы в концепции универсального эмотивно-дейктического поля, разработанного З.З. Исхаковой, что, в свою очередь, расширяет и развивает семиотическое знание как таковое.

Научная концепция, разработанная в кандидатской и докторской диссертациях Земфиры Зульфугаровны Исхаковой, направлена на определение содержания универсального методологического инструментария в виде эмотивно-дейктического поля с совокупностью знаков, применимого в ходе лингвосемиотического анализа эмоционально-окрашенных текстов. Важно подчеркнуть, что в докторской диссертации З.З. Исхаковой установление содержания данного поля проводится посредством сложной рубрикации вариантных типов эмотивно-дейктического поля, что предполагает диахронический аспект и привлечение субкультур в виде homo sentiens и femina sentiens. Однако стоит заметить, что в диссертации З.З. Исхаковой преимущественно используются англоязычные и франкоязычные тексты (хотя и важно отметить, что русскоязычный материал применяется в теоретическом обосновании концепции). Таким образом, в данном проекте русскоязычные эмотивные тексты представляют интерес с позиции апробирования  концепции универсальности эмотивно-дейктического поля, что, в свою очередь, влечет за собой развитие эмотиологической семиотики в целом.

Итак, образ Ф.М. Достоевского никогда еще не рассматривался с позиции эмотивного дейксиса, как в отечественной, так и в мировой гуманитарной науке. Впервые используется новый универсальный методологический инструментарий, понимаемый как инвариантное эмотивно-дейктическое поле, для установления типологии эмотивных кодов, используемых героями произведений Ф.М. Достоевского, через которых  писатель выражает свое внутреннее эмоциональное состояние.

Эмоционально-окрашенные знаки идентичны конвенциональным знакам Ч.С. Пирса по своим переключателям, отвечающим за то или иное содержание знака. Здесь имеется в виду, что соотношения между содержанием и формой знака, в частности, по сходству и относительной и абсолютной смежности, остаются устойчивыми при любых типах знака, будь то конвенциональные или неконвенциональные, отвечая за их качество, а именно образность, символичность и индексальность. Учитывая типологию соотношений между формой и содержанием знака, эмотивные знаки имеют следующую классификацию. Так, представителями эмотивов-символов являются аффективы: междометия, эмоционально-оценочные прилагательные; единицы из ряда ненормативной лексики [9]. К классу эмотивов-индексов относят: 1) коннотативы, предусматривающие осмысление экспрессивно-эмотивного значения слова посредством экспрессивных формообразующих словообразовательных аффиксов; 2) коннотативы с увеличенной экспрессивностью в семантической структуре слова, 3) единицы ассоциативно-эмотивной лексики, где указательное местоимение выполняет значимую роль, 4) синтактико-стилистические средства вербализации эмоций [4, с. 168]. К эмотивам-образом, в свою очередь, относятся коннотативы с ассоциативно-образным переосмыслением значения слова (словосочетания) в виде различных тропов или фразеологизмов.

Хочется подчеркнуть особенность прикладной части данной работы. Так, основные аспекты проблемы описываются на материале художественных текстов, при этом исключаются дневники и другие какие-либо автобиографические очерки. Это обусловлено спецификой объекта исследования, имеющего отношение к выражению эмоций говорящим в сугубо спонтанной, максимально приближенной к реальности письменно зафиксированной художественной речи. Более того, важно учитывать эмоционально-коммуникативную ситуацию, исчисляемую графическим оформлением высказывания, в частности посредством восклицательного знака, а также лексическим описанием эмоциональной кинесики, фонации и просодии. Графические знаки, фонация и просодия способствуют более объективному выявлению и подборке художественных текстов, возможных для исследования эмоционально-психологического образа героя произведения с позиции кодифицирующих эмотивных кодов.

Герои произведений Ф. М. Достоевского тонко чувствуют мир и открыто выражают эмоции. Изучение теории эмотивного дейксиса позволяет определить и выбрать эмотивно-знаковые единицы языка в письменной речи персонажей в произведении “Игрок”. Посредством применения триединой знаковой системы языка и сплошной выборки текстов, произведен отбор эмотивов-символов, эмотивов-индексов, эмотивов-образов. Данные эмотивные знаки передают читателю те эмоции, которые испытывал и одновременно воспроизводил в речь герой произведения. Наиболее частотной эмотивно-знаковой единицей является знак-символ. Примером могут служить следующие строки: Ей-богу, не хочу таких добродетелей! Терпеть не могу честных людей, к которым подходить страшно. [7]. Ей-Богу является междометием (устар. и разг.) со значением уверения: “действительно, истинная правда” [10, с. 187]. Семантический денотат междометия в данном случае эмотивен и максимально экспрессивен, на что указывает восклицательный знак в графическом оформлении высказывания.

Рассмотрим следующий пример: О, как мне все это противно! С каким наслаждением я бросил бы всех и вся! [7, с. 31]. Здесь междометие О выражает сильное чувство [10, с. 424], а именно указывает на наличие негативных чувств у главного героя, что подтверждает присутствие слова противно в высказывании.

Следующей частотной единицей является знак-индекс, так как выражение и указание на эмоциональность говорящего реализуется повторением лексических единиц: Довольно, мистер Астлей, пожалуйста, пожалуйста, не напоминайте, — вскричал я с досадой, чуть не со злобой, — знайте, что я ровно ничего не забыл; но я только на время выгнал всё это из головы, даже воспоминания, — до тех пор, покамест не поправлю радикально мои обстоятельства; тогда... тогда вы увидите, я воскресну из мертвых! [7, с. 200].

Повтор единиц пожалуйста, тогда выдают нетерпеливое состояние героя. В той связи Ш. Балли утверждает, что, если мысль повторяется несколько раз, то она уже выражает некоторые внутренние импульсы [2, с. 124]. Таким образом, эмотивный индекс в виде повтора может быть вызван волнением, сильными эмоциями, что собственно затрудняет порождение эмотивного высказывания как такового. В данном примере повтор единиц пожалуйста, тогда выдают нетерпеливое состояние героя произведения.

Кроме того, функцию знаков-индексов выполняют морфологические средства реализации эмотивности, так как они усиливают значение у производной основы эмотивной единицы. Рассмотрим следующий пример: Мы с тобой еще сочтемся, французишка, померимся! ― бормотал я, сходя с лестницы [7, с. 71]. Здесь лексическая единица французишка с помощью суффикса – ишк выражает негативную эмоцию, а именно знак неодобрения, поскольку суффикс – ишк, будучи формообразовательной единицей, образует имена существительные со значением пренебрежительности, уничижительности [6].

Итак, с одной стороны, в ходе реализации данного проекта концепция алгоритма неконвенционального эмотивного дейксиса проходит своего рода апробирование, а с другой стороны, данное исследование устанавливает эмоциональную составляющую неординарного образа выдающегося ("всех времен и народов") русского писателя Ф.М. Достоевского посредством "твердых", устойчивых эмотивно-кодифицирующих конструктов. Хочется отметить теоретическую и практическую значимость исследования. Она заключается в возможности использования его материалов в разных сферах научной и педагогической деятельности: лингвосемиотических исследованиях, истории русской литературы, русской словесности, лингвокультурологии, основах языкознания, практике литературного редактирования.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Асмолов А.Г. Психология личности: учебник. М.: Изд-во МГУ, 1990. 367 с.
  2. Балли Ш. Французская стилистика. Москва, 1961.
  3. Бердяев Н.А. Миросозерцание Достоевского. Прага: YMCA-Press, 1923.
  4. Васильев Л.М. Теоретические проблемы общей лингвистики, славистики, русистики: сб. избр. ст. Уфа: РИО БашГУ, 2006. 524 с.
  5. Долинин А.С. Последние романы Достоевского: как создавались «Подросток» и «Братья Карамазовы». Москва – Ленинград: Советский писатель, 1963. 343 с.
  6. Достоевская А.Г. Воспоминания. / Вступ. статья, подгот. текста и примеч. С.В. Белова и В.А. Туниманова. М.: Правда, 1987. 544 с., 8 л. ил.
  7. Достоевский Ф.М. Игрок. М.: Азбука-классика, 2011.
  8. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М.: Русский язык, 2000.
  9. Исхакова З.З. Эмотивно-дейктическая константа в семиосфере. М.: Флинта-наука, 2014.
  10. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. М.: Толковый словарь русского языка, 2001.
  11. Cassell's Encyclopaedia of World Literature Vol. 1. N.Y.: 1973.
  12. Index Translationum [Электронный ресурс] // United Nations Educational, Scientific and Cultural Organization. URL: http://www.unesco.org/xtrans/bsstatexp.aspx.
  13. Lyons J. Semantics. Vol. 2. Cambridge Univ. Press, 1977. 897 p.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика