Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 116Рубрики 53Авторы 9134Новости 1807Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2019

72 место — направление «Психология»

0,116 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

CrossRef

Язык и текст

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2312-2757

DOI: https://doi.org/10.17759/langt

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2014 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Язык журнала: Русский, английский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Обучение интонированию эмоционально окрашенной речи художественных персонажей произведений Ф.М Достоевского на занятиях по русскому как иностранному 478

Журавлева М.В.
магистрант кафедры «Лингводидактика и межкультурные коммуникации» , ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия
e-mail: maria.karamazova2013@yandex.ru

Полный текст

Данная статья посвящается практическому применению интонационных конструкций на основе эмоционально окрашенной речи художественных персонажей русского писателя Федора Михайловича Достоевского. За основу были взяты три автобиографических произведения. «Записки из мертвого дома» — это произведение было составлено из его воспоминаний о заключении в Омском остроге 1850-1854 годах. Смертный приговор за участие Достоевского в революционном движении, в последствии замененный на каторгу, пребывание в кандалах вместе с преступниками, близкое знакомство с муками и страданиями людей совершили в душе Ф.М Достоевского переворот, который отразился на его творчестве. Глубокие размышления писателя, яркие, живые описания каторжного быта, трогательные истории о человеческих судьбах. Произведения «Белые ночи» и «Неточка Незванова»,  напротив, являются самыми поэтичными повестями. «Белые ночи» — сентиментальный роман, созданный из воспоминаний Федора Михайловича. Он поднимает проблему отчужденности личности, а во второй повести писатель задается вопросом: изначально ли жестока человеческая натура?

«Меня зовут психологом: неправда, я лишь реалист в высшем смысле, т.е изображаю все глубины души человеческой» Ф. М Достоевский.

Без сомнения, выбранные мною произведения не лишены эмоциональности, что и является предметом научного исследования. Посредством сплошной выборки, была выявлена эмотивная диалогическая речь персонажей. При помощи системы интонационных конструкций российского лингвиста Е.А Брызгуновой отрывки диалогической речи были проанализированы и проинтонированы.

Данная работа может служить в качестве учебного пособия на уроках русского как иностранного. Она позволит сформировать у иностранных студентов первого и второго сертификационных уровней лингвистические компетенции, овладеть всеми видами речевой деятельности, а именно: аудированию, говорению, чтению и письму, и, наконец, поближе ознакомиться с творчеством великого писателя Ф.М Достоевского.

Целью данной статьи является выявление эмоционально-окрашенной диалогической речи героев произведений Федора Михайловича Достоевского с учетом интонационных конструкций.

Объектом исследования являются эмоционально-окрашенные реплики, подверженные интонированию.

Предмет исследования- интонационные конструкции в диалогической речи произведений Ф. М. Достоевского.

Задача исследования состоит в определении интонационных конструкций, присущих эмоционально-окрашенной диалогической речи героев в произведениях Ф. М. Достоевского.

 Изучение приемов интонирования является неотъемлемой частью в процессе обучения, так как интонация как фонетическая составляющая многофункциональна по своему определению. Российский лингвист Е. А. Брызгунова впервые выделила систему интонационных конструкций (ИК) с подробным описанием их значений, в свою очередь, доказало, что любая интонационная конструкция может быть связана с определенными или несколькими значениями. По системе Е. А. Брызгуновой существует семь интонационных конструкций.

ИК1 имеет значение повествования, включает в себя модальность. ИК1 усиливает утверждение, несогласие или возражение;

ИК2 имеет значение вопроса, повествования или волеизъявления;

ИК3—  оформление вопроса, незаконченности, повторение вопроса, выражение высокой степени проявления признака;

ИК4 —  оформление вопроса, связанного с предыдущем предложением, употребление при незавершенном высказывании, подчеркивание категоричности высказывания;

ИК5 имеет значение повествования, выражающее высокую степень проявления признака, при волеизъявлении имеет значение усиления желания, сожаления и предпочтительности;

ИК6 оформляет незавершенную синтагму, выражает высокую степень проявления признака, имеет значение уточняющего вопроса, недоумения;

ИК7 имеет значение повествования, сигнализирующего о невозможности, или отрицания [3].

Важно отметить, что фонетика характеризуется в качестве одного из аспектов лингвистической компетенции студентов. Она требует полного внимания с самого первого этапа обучения. Обучение фонетике понимается под овладением студентов теоретическими знаниями и практическими навыками, терминологической базой, необходимыми в дальнейшем при обучении всем видам речевой деятельности. Именно поэтому стоит уделить должное внимание изучению фонетике и главной ее составляющей- интонации.

В данной статье мы рассматриваем практическое применение интонационных конструкций на основе эмоционально окрашенной речи художественных персонажей в произведениях великого русского писателя Федора Михайловича Достоевского.

Предварительно нами было проанализировано пять художественных отрывков на предмет выявления эмотивных знаков, разработанных Исхаковой З.З в докторской диссертации.  [9]. К эмотивным знакам относятся: эмотивы-образы, эмотивы-символы, эмотивы-индексы. Установление эмотивных знаков в тексте явилось важным критерием указания на выражение эмоций художественных персонажей в произведении Ф.М. Достоевского.

Повесть «Записки из мертвого дома» является автобиографией писателя и носит документальный характер. В основу жизненного материала положены впечатления четырехлетнего омского каторжного заключения писателя, занимает особое место и в творчестве Достоевского, и в русской литературе середины XIX в [1].  Произведение «пропитано» эмоциональными репликами, которые могут послужить нам как примеры для обучения иностранных студентов интонационным конструкциям.

- Знаю. Он у меня в третьем годе в целовальниках сидел, а по прозвищу Гришка Темный кабак. Знаю.

- А вот и не знаешь; это другой Темный кабак.

- Как не другой! Знать, ты толсто знаешь! Да я тебе столько посредственников приведу…

- Приведешь! Ты откуда, а я чей?

- Чей! Да я вот тебя бивал, да не хвастаю, а то еще чей!

- Чума бендерская!

- Чтоб те язвила язва сибирская!

-  Чтоб с тобой говорила турецкая сабля!..

И пошла ругань.

- Ну-ну-ну! Загалдели! – закричали кругом. – На воле не умели жить; рады, что здесь до чистяка добрались… [6].

Отрывки диалогической речи включают в себя ИК1 в значении повествования и усиления утверждения с помощью повторения смысловых слов «знаю».

В строчках с анафорическим повторением слова «чей» выражаются ИК3 и ИК4 со значениями оформления вопроса, связанного с предыдущем предложением.

«Загалдеть» сов. неперех. разг.-сниж. Начать галдеть, заговорив, закричав всем вместе, беспорядочно и шумно [7].

«Закричать» нач. кричать- издавать крик (от боли); говорить слишком громко; бранить кого-н., резко говорить с кем-н.; много и подробно обсуждать что-н. злободневное (разг.) [10].

В данном примере автор использует такое выразительное средство как повторение, используемое говорящим в состоянии эмоционального переживания. Выражается в повторении смысловых синонимичных слов Загалдели! – закричали!

- Ишь, холоп! Нашел барина! – проговорил он с расстановками и задыхающимся от бессилия голосом. Он был уже в последних днях своей жизни.

Чекунов с негодованием обратился к нему.

- Это кто холоп? – произнес он, презрительно глядя на Устьянцева.

- Ты холоп! – отвечал тот таким самоуверенным тоном «…».

- Я холоп?

- Ты и есть. Слышите, добрые люди, не верит! Удивляется! [6].

«Ишь» частица (раз.) То же, что вишь (в 1 и 2 знач.) - выражение удивления, вишь ты [10].

«Холоп» перен. человек, готовый на все из раболепия, подхалимства, холуй (во 2 знач.) (през.) [10].

ИК2, ИК3, ИК4 в диалогических репликах героев сочетаются с повторениями смысловой единицы «холоп», что придает диалогу эмоциональности.

Образ мечтателя является одним из центральных в творчестве молодого Достоевского. И позднее, в 1870-е гг., Достоевский собирался писать большой роман под названием «Мечтатель». Тема эта всю жизнь волновала Достоевского. Образ мечтателя в «Белых ночах» автобиографичен: за ним стоит сам Достоевский. В рассказе Мечтателя о ночных грезах слышится голос самого писателя. Вот почему «Белые ночи» написаны от первого лица, в форме исповеди, и тема мечтательства представлена в этой повести в таком волшебном блеске, в таком очаровании молодости [2].

К примеру: - Боже мой! Да разве никак нельзя помочь горю? – закричал я, вскочив со скамейки в совершенном отчаянии. Скажите, Настенька, нельзя ли будет хоть мне сходить к нему?..

- Разве это возможно? – сказала она, вдруг подняв голову.

- Нет, разумеется, нет! – заметил я, спохватившись. «…»

- Нет, это невозможно, это нельзя! – отвечала она решительно, «…»

- Как нельзя? Отчего ж нельзя? – продолжал я, ухватившись за свою идею. «…»

- Нельзя, нельзя! Тогда я как будто навязываюсь… [5].

Стилистические повторы лексической единицы «нельзя» выражают ИК1 с усиленном выражении несогласия и возражения. ИК7 в качестве повествования, выражающая о невозможности действия и отрицания в строчке: - Нет, это невозможно, это нельзя! – отвечала она решительно, «…» придают диалогу эмоциональности.

«Нельзя» в знач. сказ., с неопр. – нет возможности; не разрешено, запрещается, не следует [10].

- Что это вы мне говорите! Я, наконец, вас совсем не понимаю. Но послушайте, зачем же это, то есть, не зачем, а почему же это вы так, и так вдруг… Боже! я говорю глупости! Но вы…

- Что ж делать, Настенька, что ж мне делать? я виноват, я употребил во зло… Но нет же, нет, не виноват я, Настенька; [5].

Этот отрывок диалогической речи, пунктуационно, выражает ИК6, которая оформляет незавершенную синтагму, выражает высокую степень проявления признака, имеет значение уточняющего вопроса, недоумения.

Незаконченный роман «Неточка Незванова» в связи с арестом писателя, впоследствии был переделан в повесть, имел весьма ограниченный успех. Хотя место, занимаемое «Неточкой Незвановой» в наследии Достоевского, следует признать весьма важным: это первый, хотя и незавершенный замысел большого романа, а также лаборатория его позднейших сильных произведений [8]. По выражению Р.Г. Назирова, рассказчица — «уменьшенная копия» автора. Достоевский строит образы «своих помощников в повествовании, не отрешаясь от собственных личностных качеств, а, наоборот, развивая и укрепляя их» [4, с.11].

- Неточка! – начал он дрожащим голосом, - голубчик мой! Послушай: дай-ка мне эти деньги, а я завтра же…

- Папочка! Папочка! – закричала я, бросаясь на колени и умоляя его, - папочка! не могу! нельзя! Маме нужно чай кушать… Нельзя у мамы брать, никак нельзя! Я другой раз унесу…

- Так ты не хочешь! ты не хочешь? – шептал он мне в каком-то исступлении, - так ты, стало быть, не хочешь любить меня? Ну, хорошо же! теперь я тебя брошу. Оставайся с мамой, а я от вас уйду и тебя с собой не возьму. Слышишь ли ты, злая девчонка? слышишь ли ты? [5].

Эпифорический повтор лексических единиц усиливает значение ИК5 и незавершенных синтагм в ИК6, что придает речи героев эмоциональную окраску.

Итак, в ходе реализации данной статьи, мы получаем практическое применение интонационных конструкций на литературном материале Ф.М Достоевского. Статья заключается в возможности использования таких материалов в разных сферах научной и педагогической деятельности: лингвосемиотических исследованиях, истории русской литературы, русской словесности, лингвокультурологии, основах языкознания.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Акелькина Е.А. Записки из Мертвого дома // Достоевский: Сочинения, письма, документы: Словарь-справочник. СПб.: Пушкинский дом, 2008. С. 74—77.
  2. Белов С.В. Ф.М. Достоевский. Энциклопедия. М., 2010. С. 89—92.
  3. Брызгунова Е. А. Звуки и интонация русской речи М.: Русский язык, 1977. - 281 с.
  4. Гиголов М.Г. Типология рассказчиков раннего Достоевского // Достоевский. Материалы и исследования. Л., 1988. Т. 8. С. 11.
  5. Достоевский Ф. М. Белые ночи: повесть / Федор Достоевский. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2016. – 320 с. – (Азбука-классика).
  6. Достоевский Ф.М. Записки из мертвого дома : повесть / Федор Достоевский. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2016. – 348 с. – (Азбука-классика).
  7. Ефремова. Т. Ф.  Толковый словарь 2000.
  8. Загидуллина М.В. Неточка Незванова // Достоевский: Сочинения, письма, документы: Словарь-справочник. СПб.: Пушкинский дом, 2008. С. 129—132.
  9. Исхакова З.З. Эмотивный дейксис и его декодирование в семиосфере. Автореферат дисс… доктора филологических наук. Уфа, 2012 – 52 с.
  10. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. М.: Толковый словарь русского языка, 2001
  11. http://www.riadagestan.ru/news/politics/putin_sravnil_kulturnoe_nasledie_kryma_i_derbenta/.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика