Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 104Рубрики 51Авторы 8775Новости 1752Ключевые слова 21493 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2017

91 место — направление «Психология»

0,025 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

CrossRef

Язык и текст

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2312-2757

DOI: https://doi.org/10.17759/langt

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2014 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Язык журнала: Русский, английский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Образы мужчины и женщины в дагестанской языковой картине мира (на материале рутульского языка) 197

Махмудова С.М.
доктор филологических наук, зав. кафедрой «Лингводидактика и межкультурная коммуникация» института «Иностранные языки, современные коммуникации и управление», ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0220-6216
e-mail: mahmudovasm@mgppu.ru

Полный текст

В последнее время в лингвистике наблюдается интерес к особенностям мышления народа, отражающегося в языке, накладывающего отпечаток не только на языковую картину мира, но и на сам строй языка. Материал рутульского языка демонстрирует, что данные особенности мышления народа, отраженные в языке, имеют еще одну особенность – в рутульской языковой картине мира  в центре мыслится мужчина.

Рутульский язык относится к лезгинской подгруппе нахско-дагестанских языков. Получил письменность на кириллице в 1991 году, хотя, возможно, был письменным в эпоху Кавказской Албании. Носителей насчитывается около 35 тысяч в России, приблизительно столько же проживает в данное время на своей исконной территории в Республике Азербайджан от города Нуха до правого берега реки Самур.

Актуальность настоящей статьи обусловлена необходимостью рассмотрения  фразеологического фонда рутульского языка, отражающего языковую картину мира и особенности менталитета горца, выраженных при помощи устойчивых выражений.

Задачей нашего исследования является выявление своеобразия и национально-культурной специфики рутульских фразеологизмов и паремиологических выражений, рассматривающих роль мужчины и женщины в  языковой картине мира.

Целью данного  исследования является выявление и сопоставление семантики концептов «Мужчина» и «Женщина» в  рутульском языке, в котором, в силу того что язык до 1991 года оставался бесписьменным, сохраняются многие черты грамматики и семантики, не подвергшиеся влиянию языковой агрессии со стороны крупных языков.

“Фразеологизмы возникают на основе образного представления о действительности, отображающего по преимуществу обиходно-эмпирический, исторический и духовный опыт языкового коллектива, связанный с его культурными традициями” [Телия 1993 с. 302].

Одним из основных образов в языковой картине мира горца является образ мужчины, который язык выводит на первый план,  вершину иерархии в субъектно-объектных отношениях. Имена существительные в языке делятся  по семантическому принципу на четыре класса, в которых класс мужчин – это первый класс, где никакого имени, кроме названий людей - представителей мужского пола и  имени Бога, быть не может:

Ми выгIылй-иъи

этот-ном.п.  муж-ном.п. 1-являться-наст.вр.

Это муж.

 

Ми Йинишй-иъи

этот-ном.п.  муж-ном.п. 1-являться-наст.вр.

Это Бог.

 

Второй класс – класс женщин, куда входят и названия божеств условного женского пола, как и названия ведьмы и кукол:

Ми къарир-иъи

этот-ном.п.  жена-ном.п. 2-являться-наст.вр.

Это жена.

 

Ми къараненийр-иъи

этот-ном.п.  ведьма-ном.п. 2-являться-наст.вр.

Это ведьма.

 

 Животные относятся к третьему классу, неодушевленные к четвертому классу, но два последних класса уже не так строго различаются, как класс мужчин и класс женщин. О важности категории мужского и женского классов в дагестанских языках свидетельствует факт отнесения новорожденного ребенка в некоторых диалектах даргинского языка к классу животных – к третьему классу, до тех пор, пока ему не исполнится год, после которого ребенка будут относить к своему по семантику классу.

Образ мужчины и образ женщины – это два важных концепта для языка, однако в языке содержатся сведения о разном отношении к ним. Мужчина представляется гордым, не боящимся ничего, даже смерти, лишь бы не уронить свою честь и честь своей семьи. В конституции горца существует кодекс чести мужчины, который в рутульском языке известен  как Абыр,четко регламентирующий поведение мужчины в любой жизненной  ситуации. За нарушение этого кодекса мужчина может лишиться чести и даже жизни, самым легким наказанием за нарушение закона гор является изгнание нарушителя и его семьи из селения, что покрывало позором весь его род[Махмудова 2018 с. 75-81].

Своеобразным регламентом поведения для рутулов, однако не таким строгим, как кодекс Абыр, служили пословицы, значение которых для  управления повседневной жизнью носителей языка подчеркивает пословица

Гьакьалдыхдахъунарых,

ум- пост-эссив следовать-деепр. идти-имп.

 

гьакьаладишди – мисаладыхда

ум-абс.п.  иметь –нег. когда пословица – пост-эссив

Следуй за своим умом, если ума нет, следуй за пословицей.

 

 если мужчина храбр:

Къадамхьуълирхьеди, хъуъгамакъ

Делаяшагвперед, неоглядывайсяназад;

 

Хъуълакъадйигитдиш

Тотнехрабрец, ктодумает о последствиях и т.д.,

 

мужественен  -

ВыгIылды садагьухуд и, сада йикьид

Мужчинаодинразрождается и одинразумирает,

 

Об уважении к мужчине свидетельствует рутульская пословица–

ТикIыъдывыгIылдыкибармакаскьухьайиъи

Даже самый маленький мужчина старше женщины на папаху.

Об уважении к мужчине свидетельствует и тот факт, что, по обычаю, все женщины в доме обязаны были встать при входе мужчины, даже если этому мужчине всего три года.Вставала даже бабушка этого мальчика, которая таким образом показывала пример более молодым представительницам женского пола.

 

Образ женщины  в рутульской языковой картине мира в корне отличается от образа мужчины. Женщина здесь ведомая, хранительница очага, которая не должна ничем обнаруживать себя и свое присутствие в обществе, ее поведение четко регламентируют пословицы и фразеологические выражения. Женщина в патриархальном рутульском обществе изначально не  удостаивается  положительной характеристики, как это демонстрирует паремиологический фонд:

а) женщина не отличается умом –

кIатIырдыкьулгъад

(букв.) «имеющая голову курицы» (тупая);

 

хьыдынийдыгьакьалдабне а –лаълурзуйне, саъсивилхьварад

(букв.) «ум женщины в подоле платья – если встанет, ум падает на пол»;

 

б) женщина не должна высовываться из общей массы, люди не должны о ней ничего услышать: высшей похвалой женщине являются устойчивые фразы:

сада рухури, хьур, иришири, сада – рикьири, хьур

О ней услышали только два раза – в день ее рождения и в день ее смерти”;

 

дуригъидхьусдыхъаъулигъибхьуй

лучше пусть лишится глаза, чем люди услышат ее имя;

 

къыIрыыласаърыхьыдхьыдылдыдиш

она никогда не переступала границу своего селения

и так далее;

в) и даже красота женщины, не желательная в доме,  передается интересным сравнением:

 

йибтIидхьырыскалды

(букв.)  похожая на связанный веник 

очень красивая ;

 

бытIрадкъари не юргъайиванкъумшияхдайикий!

Красавица жена и конь-иноходец пустьбудут у соседа.

 

В лакском языке незамужняя женщина относится к классу животных до тех пор, пока не выйдет замуж, после чего попадает в класс людей – женщин. Если девушка не выйдет замуж, то до самой смерти остается в классе животных.

Таким образом, дагестанская языковая картина мира отражает патриархальные взгляды на устройство общества, восхваляя мужчину и принижая женщину, образы которых кардинально противопоставляются в языковой системе, вывод о чем позволяют сделать пословицы и фразеологизмы – тот слой лексики, который создавался тысячелетиями и наиболее точно отражающий менталитет  и языковое мышление народа.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Махмудова С. М.  (1992) МыхаIбишдымисалабыр. (Рутульские пословицы).На рутульском языке. Махачкала, Дагкнигоиздат.
  2. Махмудова С. М. Жемчужины рутульской мысли. Махачкала, 2014.
  3. Махмудова С. М. О философской основе соматических фразеологизмов  в рутульском языке. Филологические науки. Вопросы теории и практики. № 1 (55), 2016, часть 1. Тамбов, издательство  “Грамота“. Стр.154-158.
  4. Махмудова С.М. (2018) Языковая репрезентация аксиологической доминанты концепта «Этика» («Абыр») в национальной картине мира рутулов. Язык и текст. Т. 5, № 2. Стр. 75-81.
  5. Мокиенко В. М. Загадки русской фразеологии. М., 2005.
  6. Телия В. Н. (1993) Культурно-национальные коннотации фразеологизмов (от мировидения к миропониманию) // Славянское языкознание. XI Международный съезд славистов. М.: Наука. С. 302-314.
  7. Телия В. Н.  (1996) Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. М.: Школа “Языки русской культуры”.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика