Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 96Рубрики 51Авторы 8536Ключевые слова 20884 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Сборник международной конференции «Современные методы психологии»

Тезисы, видео лекций и докладов

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

Год издания: 2010

Формат: электронное издание

 

Расширенная среда общения

Носуленко В.Н., доктор психологических наук, главный научный сотрудник, лаборатория познавательных процессов и математической психологии, Институт психологии РАН, Москва, Россия, valery.nosulenko@ipras.ru
Видео
Полный текст

Расширенной средой называют пространства, в которых физические объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано, прежде всего, проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естественным элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности.

Наиболее важными составляющими расширенной среды являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, Web-сайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты расширенной среды являются важнейшим инструментом индустрии массмедиа.

Основное назначение большинства устройств и систем, определяющих состав расширенной среды, связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с другими людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естественной средой общения.

В условиях подобного «расширения» естественной среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, общения и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции расширенной среды и оценки возможных социальных последствий ее распространения.

В рамках возникающих в связи этим вопросов особо актуальными становятся работы по изучению познавательных процессов в контексте общения. Как показано в работах Б.Ф. Ломова (1980, 1984), в процессе общения осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т.д. Результат общения – это не преобразованный предмет, а отношения с другим человеком, с другими людьми. Важным является также положение, согласно которому именно в общении люди обмениваются своими образами и представлениями, а значит и формируют их.

Все это открывает возможность изучения познания и деятельности человека через анализ коммуникативных процессов. То, что мы воспринимаем, мыслим или переживаем определяется тем, как и с кем мы общаемся.  Эти положения нашли отражение и в подходах к анализу совместной деятельности. При изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом.

Подобная ориентация исследований представляет особый интерес для психологического исследования в условиях технологического «расширения» естественной среды. Специфика расширенной среды, коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения.

Так, целостные компоненты расширенной среды оказываются распределенными в пространстве и во времени. Распределенные объекты находятся в непрерывной динамике, а их физическую взаимосвязь не всегда возможно зарегистрировать. Возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физическом пространстве.

Важной особенностью расширенной среды является «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физическом пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии. Но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью.

Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров расширенной среды является другой ее неотъемлемой характеристикой. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации. Это делает проблематичной задачу организации экспериментального исследования,

Еще одна особенность расширенных сред связана с тем, что все возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей. При такой тенденции вполне вероятен риск, что эта система окажется «невидимой» и для исследователя.

Понятно, что такая специфика расширенной среды требует особого внимания к подходам и методам изучения происходящих в этой среде процессов. Наиболее остро встает следующий вопрос: что мы должны наблюдать и измерять для того, чтобы понять изучаемые ситуации?

Ответ на такие вопросы относительно прост для случаев, когда составляющие изучаемых ситуаций изначально известны, локализуемы и достаточно контролируемы. Когда исследователь может легко идентифицировать как изучаемые объекты, так и взаимодействующих субъектов. Он может измерить параметры объектов и определить динамику их изменения в процессе использования конкретного объекта человеком и т.д. Одновременно, можно зарегистрировать доступное наблюдению поведение субъекта, применить соответствующие процедуры для выявления субъективных показателей (целей, задач и т.п.), определяющих действия человека.

Однако подобная схема неприменима для ситуаций, где объект физически распределен в пространстве и во времени, а связь этого объекта с использующими его субъектами также динамична и распределена в пространстве. Не всегда возможно выявить конкретное устройство, задействованное в данный момент времени. Трудно также однозначно выявить всех действующих лиц в системе взаимодействия «человек – расширенная среда». Ведь среди них не только пользователи устройств, но и те, кто явно или скрыто обеспечивает их функционирование. Еще сложнее, в условиях такой распределенной локализации, выделить составляющие деятельности (цели, задачи, действия, операции) всех участников взаимодействия («совокупного субъекта»).

Один из путей ответа на поставленные вопросы мы связываем с представлением о воспринимаемом качестве (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме воспринимаемого качества является выделение значимых характеристик перцептивного образа. Определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. В отличие от традиционной парадигмы, здесь ищется связь между «объективно» измеренными «субъективными» характеристиками и доступными для измерения или наблюдения характеристиками внешнего мира (в нашем случае, - параметрами расширенной среды). Эти субъективные составляющие (составляющие воспринимаемого качества) могут быть обнаружены, измерены и проинтерпретированы с помощью научных методов, обеспечивающих «объективность» исследования. Цель анализа заключается как раз в том, чтобы установить соответствие между событиями повседневной жизни людей и их воспринимаемым качеством.

Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером общения, процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на которые направлена деятельность некоторого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам.

Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях расширенной среды заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм жизни человека. Поэтому последнему, часто, не представляется возможным осознать появление новых качеств расширенной среды в рутине повседневной жизни. Как следствие, некоторые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми». Они не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Что может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида. Это относится, например, к случаям «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве. Все это выводит на передний план проблему частной жизни («privacy»).

Понятно, что задача анализа такой «незаметности» становится задачей высокой социальной значимости. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих расширенной среды и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к экономической целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий.

Ссылка для цитирования

Статьи по теме

Психология развития  |  Галасюк И.Н., Шинина Т.В., Шведовская А.А., Морозова И.Г., Ефремова Е.В., Нгуен Т.Х., Нгуен Т.Л.

Взаимодействие значимого взрослого с ребенком раннего возраста в России и Вьетнаме

CrossRef doi:10.17759/pse.2019240605

 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика