Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 105Рубрики 53Авторы 8857Новости 1769Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Электронный сборник статей портала психологических изданий PsyJournals.ru

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

Издается с 2009 года

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Программы психолого-социальной поддержки родительства

Арчакова Т.О.
психолог, благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам», Москва, Россия
e-mail: tatyana.archakova@gmail.com

Полный текст

Поддержка семьи в современной Европе и Америке включает в себя взаимодействие таких фундаментальных социальных структур, как медицинские и образовательные учреждения, органы соцзащиты при участии жилищной сферы. На базе этого развивается огромное разнообразие услуг, направленных на удовлетворение индивидуальных – психологических и психолого-педагогических – запросов семьи. Для описания мер по поддержке семьи используется различная терминология. Например, Rostgaard (2004) использует термин «политика поддержки семьи» (family support policy), описывая изменения в системе социальной защиты семьи в странах центральной и восточной Европы с момента вступления их в Европейский Союз. Gudbandsson (2006) обращается к понятию «первичная профилактика» (primary prevention), чтобы обозначить стратегии и программы, направленные на предотвращение негативных явлений в жизни семьи.

Семейная политика не сходит с повестки дня с первой Конференции министерств по делам семьи Совета Европы (CE Conference of Ministers Responsible for Family Affairs), проведенной в Вене в 1959 г. Современные европейские меры по поддержки семьи стремятся влиять на детерминанты родительства, однако с разной степенью проработанности проблемы и не всегда координировано и последовательно (Gudbrandsson, 2006). Понимание семьи в таких программах чаще всего исходит из экологической парадигмы, учитывая влияние разных уровней семейного окружения: широкого социума, местного сообщества, родственников и друзей, а также индивидуальные особенности детей и родителей.

Все большую важность приобретает работа с сообществами (communities) – то есть с непосредственным окружением семьи, с людьми из данного района, поселка и.т.д. Она направлена на осознание местным сообществом своих собственных ресурсов – знаний и умений – для успешного воспитания детей и решения связанных с этим проблем (которые могут быть неочевидны для пришедшего «со стороны» специалиста). 

Исследования и программы поддержки для семей традиционно фокусировались на влиянии проблема и факторов риска. Это можно ярко проиллюстрировать обзором истории понятий, связанных с помощью семьям. Barrett (2003) проследила, как терминология менялась от представлений о «дисфункциональных (dysfunctional) семьях» к «семьям группы риска (risk family)», «уязвимым (vulnerable / fragile) семьям», вплоть до современной версии  «семья в сложной жизненной ситуации» (family at risk), которую так же нельзя считать ни окончательной, ни самой удачной.

Ссылаясь на исследования родительства в условиях бедности, Barrett подчеркивает, что хотя хроническая нехватка материальных ресурсов действительно повышает вероятность возникновения нарушений здоровья, поведения, социальных и эмоциональных проблем, таких как низкий образовательный уровень или заниженное качество детско-родительских отношений, но далеко не все дети, растущие в малообеспеченных семьях, сталкиваются с подобными негативными последствиями. Влияние трудностей опосредовано совокупностью всех защитных факторов и факторов риска в жизни ребенка. Исследования обнаружили нелинейную корреляцию между количеством факторов риска и вероятностью негативного исхода, усиливающуюся, когда одновременно присутствует более 4 факторов риска. Однако для понимания развития ребенка необходим учет совокупности защитных факторов. Такой подход становится все популярнее в исследованиях бедности во всем мире (например, анализ Seecombe (2000, 2003) в США, исследования последствий жизни в бедности в Германии (Chasse, Zander, Rasch, 2003; Holz & Skoluda, 2003) и работу Ghate & Hazel (2002), посвященную малообеспеченным родителям в Великобритании).

С точки зрения Barrett (2003), профессионалы осознали необходимость стратегий, которые пытаются уменьшить долю факторов риска и повысить вероятность активизации защитных факторов. Несколько североамериканских программ воплотили в себе этот подход, например, «Проект укрепления семей» (Family Strengthening Project), программа «Укрепление многонациональных семей» (Strengthening Multi-Ethnic Families), а также австралийский проект «Стратегия укрепления семей и сообществ» (Stronger Family and Communities Strategy). Целью является «создание жизнестойкости и способности справляться с проблемами на стадии возникновения» (Emerson, 2000, цит. по Barrett, 2003: 25).

 

Поддержка семьи

Ghate & Hazel (2002) дали следующее определение поддержки: «Социальную поддержку составляют отношения, в ходе которых предоставляются (или потенциально могут предоставляться) материальные и личностные ресурсы, ценные для получателя, такие как консультирование, доступ к информации и услугам, распределение задач и ответственности, помощь в овладении навыками». Это определение охватывает два аспекта социальной поддержки – практический (или инструментальный) и эмоциональный – и подчеркивает, что независимо о типа поддержки ее суть составляют межличностные отношения.

Gilligan (2000) определяет поддержку семьи как мобилизацию ресурсов для нормального развития ребенка, часто происходящую в сложной жизненной ситуации. Такая мобилизация должна иметь место во всех сферах жизни детей – в семье, школе, компании сверстников, кружках по интересам – и усиливать их чувство принадлежности к этим группам. Целесообразно в качестве задачи поддержки выделить укрепление качеств, которые особенно важны для благополучия семьи. Исследования показывают, что жизнестойкие семьи – это семьи, отличающиеся стабильностью и сплоченностью, которые справляются со стрессом и изменениями при помощи гибкого и понятного всем распределения обязанностей, а также хорошей коммуникации (McCubbin & McCubbin, 1998, цит. по Barrett, 2003: 24).

В книге Health Psychology: Biopsychosocial Interactions (1998) E.P. Sarafino выделяет 5 типов социальной поддержки:

  • эмоциональную (эмпатию, заботу, вовлеченность, готовность выслушать),
  • инструментальную (практическую помощь),
  • информационную (предоставление необходимой информации или сведений о том, где ее можно получить),
  • сетевую поддержку (поддержку от членов социальной группы, взаимопомощь),
  • оценочную поддержку (позитивное подкрепление, похвалу, знаки уважения).

Gilligan (2000) разделяет формальную поддержку семьи на три категории. Первая – «поддержка развития семьи» - направлена на усиление способностей взрослых и детей справляться с трудностями в контексте семьи и ближайшего окружения. В качестве примера такой поддержки он приводит группы личностного роста, проекты по организации совместного отдыха, программы для молодежи, обучение родителей и другие формы образования взрослых. Он рекомендует, во-первых, отказаться от программ, сфокусированных на проблемах, во-вторых, делать такие программы доступными для всех. «Компенсаторная поддержка семьи» - это вторая категория. Она направлена на компенсацию ослабляющего семью влияния трудностей, имевших место в прошлом или в настоящем. Профессиональные детские сады для детей из неблагополучных семей, специальные программы для подростков из сообществ с низким уровнем школьной посещаемости и большим количеством детей, бросающих школу, являются примерами компенсаторной поддержки семьи. Третью категорию поддержки семьи Gilligan (2000) называет «защитной». Она направлена на развитие у детей и взрослых специфических коупинг-стратегий, которые должны помочь им справиться с потенциальными рисками или угрозами. В качестве примеров можно привести патронаж детей, родители которых страдают химическими зависимостями; социальные приюты и группы поддержки для женщин, страдающих от домашнего насилия; программы, обучающие родителей руководству поведением ребенка; повышение самооценки и развитие социальных навыков подростков, подвергшихся жесткому обращению и травле в школе.

Принципы оказания поддержки

  • Ориентация на отказ от осуждения и стигматизации. Помимо собственно профессиональной позиции психолога можно привести в пример службы психологической помощи, создаваемые на базе мест, в которых нет ничего «подозрительного» и которые посещают все – в школах, в поликлиниках.
  • Движение «снизу вверх». Часто родители не хотят ограничиваться ролью получателей помощи, но хотят также выступить в качестве экспертов и поделиться знаниями, основанными на собственном опыте проживания различных сложных ситуаций.
  • Гибкие услуги, сфокусированные на разных аспектах,
  • Услуги, интегрированные в сообщество,
  • Открытость опыту меньшинств и разных этнических групп.

При разработке программы поддержки родителей важно учитывать изменение парадигмы социального обеспечения и отношения к получателям помощи. Williams et al. (1999) описывает отказ от понимания людей как пассивных благополучателей, относящихся к одномерным социальным категориям, таким как «бедняки», «одинокие матери», «инвалиды», в пользу точки зрения, которая делает акцент на способности людей, обратившихся за помощью, быть активными субъектами своей собственной жизни и сотрудничать с органами социальной защиты. Эта позиция разделяется и другими авторами. Видение людей не в роли жертв, а в качестве тех, кто способен менять что-то в своей жизни, невзирая на неблагоприятные обстоятельства рождения или сложную жизненную ситуацию, привлекло особое внимание к проблемам коупинг-стратегий и использования социальной поддержки.

Программа Home-Start International, пожалуй, одна из самых масштабных программ поддержки родительства. Она работает во многих странах по принципу патронажа семей на дому. С этой программой связан исследовательский проект «Учимся у семей» (Learning from the families, 2005-2006). Одним из результатов исследования стал вывод, что значительной части родителей нужна очень ненавязчивая социальная поддержка, которая послужила бы первым шагом в обращении за помощью. Один из отцов – участников проекта сформулировал это весьма точно (Home-Start International, 2005a: 56):

«Мне не нужны были социальные работники или медицинский патронаж, и вежливость сотрудников меня не интересовала. Нужны просто другие люди – как вы и я – со словами «Да, у меня была такая проблема» - и мне было бы гораздо легче – это вам не в упрек, просто для сведения».

Ссылка для цитирования

Литература
  1. David Denborough, Carolyn Koolmatrie, Djapirri Mununggirritj, Djuwalpi Marika, Wayne Dhurrkay & Margaret Yunupingu. Linking Stories and Initiatives: A narrative approach to working with the skills and knowledge of communities
  2. Ghate D. & Hazel N. Parenting in Poor Environments: Stress, Support and Coping (2002).
  3. Parenting in contemporary Europe: a positive approach (2007)
  4. Sarafino E.P. Health Psychology: Biopsychosocial Interactions (1998) 

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ:

Программа Home Start International – официальный сайт

Публикации Министерства по делам семьи (Department of Families, Housing, Community Services and Indigenous Affairs) правительства Австралии (полные тексты)

Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика