Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 105Рубрики 53Авторы 8857Новости 1769Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Электронный сборник статей портала психологических изданий PsyJournals.ru

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

Издается с 2009 года

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Билингвизм в раннем возрасте

Арчакова Т.О.
психолог, благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам», Москва, Россия
e-mail: tatyana.archakova@gmail.com

Полный текст

Нет никаких оснований утверждать, что человеческий мозг ориентирован на овладение только одним родным языком. Среди многочисленных примеров билингвизма в разных культурах встречаются и такие, как лингвистическая экзогамия, т.е. требование вступать в брак с партнером из сообщества, говорящего на другом языке. Она практикуется в племени Туканоан (Tukanoan) в северо-западном регионе Амазонской низменности, и в результате все дети племени растут билингвами.

Распространены представления о том, что дети-билингвы позже обычных сверстников начинают говорить, а также – что они рискуют запутаться в нескольких языках. Такие выводы делаются из-за распространенности смешанного кодирования (code mixing), когда в одной и той же ситуации или в одной и той же фразе ребенок употребляет слова обоих языков. Однако смешанное кодирование не тождественно путанице в языках (language confusion). Чаще всего оно является попыткой ребенка справиться с ситуацией нехватки ресурсов: он просто заменяет слова, которые еще не умеет произносить на первом языке, словами из второго, чтобы хоть как-то передать свою мысль. При этом дети очень чувствительны к языку собеседника и уже в 2 года способны смешивать слова из двух языков примерно в тех же пропорциях, в каких это делает взрослый-экспериментатор (Genesee F. et al.,1995,1996).

Эмпирических доказательств задержки речевого развития у двуязычных детей практически нет. Ряд работ поддерживают точку зрения, что распространенность нарушений развития речи среди моно- и двуязычных детей одинакова и что двуязычные дети проходят все стадии речевого развития одновременно со сверстниками (Oller, D.K. et al., 1997; Holowka, S. et al., 2002). Возможно, в основе этого мифа лежат некорректные попытки изучать влияние билингвизма, работая с детьми иммигрантов, находящихся в сложных социальных условиях, не способствующих познавательному развитию вообще.

Например, двуязычные (англо-валлийские) дети в эксперименте Vihman M.M. et al. (2007) успешно распознавали часто употребляемые слова в возрасте 10 месяцев; дети, в семьях которых говорили только по-английски, - в 9 месяцев; дети из валлийских семей – в 11 месяцев. Факт, что результаты двуязычных малышей совпали со средней тенденцией, говорит о том, что небольшие расхождения в сроках развития пассивного словаря определяются иными факторами, нежели моно- или билингвизм.

Овладение языками: разделяй и усваивай!

Перед младенцами-билингвами стоит задача распознания и разделения языков, даже если их воспитывают по принципу «один взрослый – один язык», разговаривая с ними на «мамином» и «папином» языках. Ведь младенец изначально не знает, какие различия в речи взрослых определяются их индивидуальными характеристиками (полом, манерой говорить, преобладающим эмоциональным фоном и др.), а какие – тем, что они говорят на разных языках. Некоторое время назад считалось, что билингвы-малыши считают все обращения к ним единым языком, и выделяют два языка, только когда более-менее осваивают их синтаксис и накапливают определенный словарный запас. Но младенцы оказались неожиданно компетентны в различении языков, хотя «мамин» и «папин» язык действительно влияют друг на друга.

Похоже, что дети-билингвы используют иные стратегии выделения родного / неродного нежели, дети, владеющие одним языком. Изучение темпов ориентировки в языках у младенцев показало, что дети, имеющие один родной язык, быстрее реагируют на него. Дети, с которыми взрослые общались на двух языках (испанском и каталанском), быстрее реагировали на язык, не известный для них (английский) (Bosch L., Sebastia´n-Galle´s N., 1997).

Ключевая характеристика языка, позволяющая выделять его в речи – это ритм. Условно все языки можно разделить на тонические (английский, немецкий, русский), в которых ударные гласные произносятся четко, а безударные редуцируются, и силлабические (французский, испанский), в которых все слоги произносятся с одинаковой длительностью, а  также имеющие удвоенные гласные (mora-timed), например, японский. Новорожденные различают языки из разных ритмических классов, но не могут различить зыки, принадлежащие к одному ритмическому классу (Christophe & Morton, 1998, Nazzi, T. et al., 1998). Однако чувствительность к языкам развивается быстро. Уже к 4-5 месяцам дети, с которыми говорят на одном языке, отличают родной язык от иностранного языка того же ритмического класса, хотя по-прежнему не могут сделать это для двух неизвестных языков. Это говорит о том, что различение языков с похожим ритмом требует более сложных процессов, нежели простой выбор между знакомым и незнакомым.

Лингвисты отмечают умеренную корреляцию между ритмической организацией языка и его синтаксисом. Например, тонические языки в основном используют порядок слов «подлежащее-сказуемое-дополнение», а силлабические – чаще «подлежащее-дополнение-сказуемое». Таким образом, освоение ритма облегчает маленьким детям процесс овладения синтаксисом (Nespor M. et al., 1996) и помогает не путать грамматический строй двух языков.

Большой объем языковой информации младенец получает визуально, наблюдая за движениями рта, его ритмом и другими мимическими проявлениями (Munhall K.G., Vatikiotis Bateson E., 1998; Soto-Faraco S. et al.; 2007). В лаборатории Sebastia´n-Galle было установлено, что 4-месячные младенцы отличают языки разных ритмических типов (английский и французский), рассматривая лицо экспериментатора, молча артикулирующего фразы на этих языках.

Немногочисленные исследования посвящены тому, как младенцы различают и осваивают фонетический строй сразу двух языков. Исследования младенцев, осваивавших испанский и каталанский языки, показали, что они смешивают гласные звуки из разных категорий в возрасте 8 месяцев, хотя успешно справляются с задачей различения раньше (в 4 месяца) и позже (к 12 месяцам) (Bosch L., Sebastia´n-Galle´s N., 2003). Изучение младенцев из семей, говорящих на английском и французском, также показали объединение гласных из разных языков, которое приходится на 10-12 месяцев и само «проходит» к концу этого периода (Burns T.C. et al., 2003).

J. Paradis (2001) проводил исследования с детьми в возрасте 2,5 лет (30 месяцев), осваивавшими одновременно английский и французский языки. Использование в эксперименте бессмысленных слов показало, что в контексте английских фраз они уверенно произносят их по правилам английской фонетики, в контексте французских фраз – соответственно, французской.

Обычно словарный запас у детей раннего возраста оценивается при помощи опроснков для родителей, самым известным из которых является MacArthur-Bates Communicative Inventories, адаптированный для многих языков. Для двуязычных детей обычно используются два варианта опросника. Такой подход показал достаточно высокую степень надежности при сравнении данных опросников и наблюдений за речевым общением ребенка и взрослого. Однако для детей, говорящих на одном языке, количество слов и количество идей или предметов, которые они в состоянии назвать, совпадают. Малыши-билингвы очень рано начинают понимать и использовать кроссязыковые синонимы (crosslanguage synonyms), т.е. обозначать одни и те же объекты словами из разных языков, поэтому объемы лексического и понятийного словарей у них не совпадают (Pearson B.Z. et al., 1993).

Исследование нейронной организации у детей 19-22 месяцев, говорящих на одном и двух (английском и испанском) языках  Conboy B.T. & Mills D.L. (2006), показало сходные реакции ЭЭГ на знакомые слова из двух языков. В то же время электрические потенциалы, вызванные словами из основного (доминирующего) и второго языков, отличались по форме волн и по времени реакции. Это было первое исследование, посвященное проблеме того, как два разных языка обрабатываются и различаются в рамках единой нервной системы.

Сложности в изучении билингвизма

Пары языков. Каждая пара языков ставит перед ребенком уникальную учебную задачу, потому что языки могут быть сходны или, напротив, очень сильно отличаться по фонетике, синтаксису и другим характеристикам. Пары языков могут отличаться и по модальности – например, на одном языке ребенок говорит дома, а на другом – говорит и учится писать в школе (Petitto L.A. et al., 2001).

Контекст языкового общения. Некоторые дети общаются со многими двуязычными взрослыми, с другими детьми родители придерживаются стратегии «один человек, один язык»; различия в этих подходах еще недостаточно изучены.

Социальный статус языка. Два языка, осваиваемые ребенком, могут иметь разный статус. Обычно дети в совершенстве осваивают язык, на котором говорит сообщество, в котором они проживают, а язык меньшинства может оказаться впоследствии забытым.

Связь освоения языков с социоэкономическим статусом. Во многих регионах билингвами оказываются дети из семей с особым социоэкономическим статусом (эмигранты, беженцы) в отличие от семей, где все говорят на одном языке. Есть вероятность приписывания билингвизму сильных и слабых сторон, которыми дети на самом деле обязаны социальным условиям (Morton J.B., Harper, S.N., 2007; Gonzalez V., 2005).

Доминирующий язык. Большинство взрослых, говорящих на двух языках, выделяют один доминирующий язык, на котором они лучше справляются с рядом языковых задач [68,69]. У младенцев также может доминировать один язык, но зафиксировать это крайне сложно, особенно на этапе доречевого развития. Обычно таковым считается язык. На котором к младенцу чаще всего обращаются (как правило, материнский) (Bosch L., Sebastia´n-Galle´s N., 1997). Когда ребенок начинает говорить, в качестве единицы измерения принимается средняя длительность высказывания (Yip V., Matthews S., 2006) и количество понимаемых / произносимых слов на том или ином языке.

Возраст овладения языком. Хотя данный обзор посвящен в первую очередь детям, двуязычным с младенчества, многие дети овладевают двумя языками в некоторой последовательности, причем возраст овладения вторым языком напрямую связан с возрастом овладения. Взрослые, изучавшие оба языка одновременно с рождения, справляются с рядом языковых задач лучше, чем те, кто изучал их по очереди, даже если второй язык добавился в возрасте до 3 лет (Navarra J. et al., 2005)

В настоящее время сфера изучения билингвизма состоит скорее из вопросов, нежели из ответов. Как представлены два родных языков на уровне нервной организации и на уровне сознания ребенка? Одинаково ли они организованы? Каков вклад разделения языков и взаимодействия между ними в речевое развитие ребенка? Как соотносятся представления о билингвизме с фундаментальными теориями овладения языком? Могут ли данные, полученные в экспериментах с двуязычными детьми, быть перенесены на малышей, с которыми общаются более чем на двух языках, и где, с точки зрения нейропсихологии, лежит предел мультилингвизма?

Ссылка для цитирования

Литература
  1. G. R. Tucker A Global Perspective on Bilingualism and Bilingual Education
  2. J.F. Werker, K. Byers-Heinlein Bilingualism in infancy: first steps in perception and comprehension // Trends in Cognitive Science, 2008; 12(4):144-51
Статьи по теме

Психология развития  |  Галасюк И.Н., Шинина Т.В., Шведовская А.А., Морозова И.Г., Ефремова Е.В., Нгуен Т.Х., Нгуен Т.Л.

Взаимодействие значимого взрослого с ребенком раннего возраста в России и Вьетнаме

CrossRef doi:10.17759/pse.2019240605

 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика