Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 105Рубрики 53Авторы 8857Новости 1769Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Электронный сборник статей портала психологических изданий PsyJournals.ru

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

Издается с 2009 года

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Родительство после родительства: бабушки, взявшие на себя воспитание внуков

Арчакова Т.О.
психолог, благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам», Москва, Россия
e-mail: tatyana.archakova@gmail.com

Полный текст

Статус бабушки или дедушки – нечто само собой разумеющееся для человека в пожилом возрасте, однако сложно говорить о четко определенной ролевой позиции прародителя. Ведь прародители могут выйти на пенсию или продолжать работать, жить вместе или раздельно со взрослыми детьми и внуками, или даже посвящать себя деятельности, которая традиционно ассоциируется с молодым возрастом – созданию новой семьи, общественному активизму, хобби…

На первых этапах изучения психологии пост-родительства исследователи сосредоточились на том, как бабушки и дедушки взаимодействуют со своими внуками. Bernice L. Neugarten и Karol K. Weinstein (1964) разработали первую классификацию стилей пост-родительства:

  • Формальный (formal) стиль подразумевает следование принятым в обществе ролевым моделям взаимодействия с внуками, которые довольно четко отличаются от собственно родительских ролей.
  • Игривый (fun-seeking) стиль характеризуется приятельскими отношениями с внуком и поиском совместных развлечений.
  • При отстраненном (distant-figure) стиле взаимодействия контакты между прародителями и внуками происходят редко, в основном по определенным поводам – на праздниках, похоронах и др.

Основываясь на различных критериях, Andrew J. Cherlin и Frank K. Furstenberg (1985) выделили пять типов прародительского отношения к внукам:

  • Отстраненные и пассивные бабушки и дедушки избегают инициативы и мало взаимодействуют с детьми, при этом к отстраненным в первую очередь относятся прародители, проживающие отдельно.
  • Поддерживающие прародители делят заботы и повседневные обязанности с детьми и внуками.
  • Авторитетные (authoritative) бабушки и дедушки во многом берут на себя родительские функции, такие как поддержание дисциплины, направление поведения ребенка в нужное русло, обсуждение проблем, а внуки часто обращаются к ним за советом.
  • Влиятельные прародители объединяют в себе ряд качеств авторитетных и поддерживающих, они – хранители семейной мудрости, к ним обращаются за советом и поддержкой при принятии сложных решений.

При всем разнообразии культурных вариантов прародительства, есть один, с которым большинству бабушек и дедушек не под силу справиться из-за проблем со здоровьем и финансовых сложностей, а также из-за психологических проблем, связанных с принятием данной ситуации. Это выполнение родительских обязанностей по отношению к своим внукам (grandparent caregivers, off-time grandparents), включая случаи официального опекунства (custodial grandparents). Родительство «через поколение» (skipped-generation parenting) рассматривается как нарушение функционирования семейной системы (Fuller-Thomson et al.).

С точки зрения  Pinson-Millburn (1996), принятие на себя прародителями родительской роли искажает их временную перспективу и ставит их перед лицом многих проблем, включая опасения, что их внуки пойдут по стопам детей, став «асоциальными» или «дисфункциональными личностями». Невозможность сосредоточиться на решении задач возраста – завершении карьеры, адаптации к статусу пенсионера – создает ощущение «движения назад» (Roe, Minkler, & Barnwell, 1994). Прародители-опекуны более подвержены эмоциональным нарушениям, депрессии; они менее удовлетворены своей «родительской» ролью, страдают от социальной изоляции (Pinson-Millburn et al.).

По мнению Ehrle & Day (1994), «во многих случаях эмоциональное благополучие прародителей находится под ударом» из-за стресса, связанного с воспитанием внуков. Прародители-опекуны переживают чувство горя: потерю взрослого ребенка, независимо от того, погиб ли он, попал в тюрьму или страдает от зависимости; потерю личной свободы и часто – потерю референтной группы, своих друзей-сверстников, занятых решением совсем других задач. Они одновременно пытаются понять, что в их воспитании было «не так» и привело детей к асоциальному образу жизни и что они должны сделать, чтобы уберечь внуков от того порока, жертвой которого оказались его родители.

Для прародителей, воспитывающих своих внуков, крайне важна поддержка от ближайшего социального окружения. Обращение за поддержкой как коупинг-стратегия способно смягчить или напрямую уменьшить влияние стресса, как за счет непосредственных действий, так и за счет субъективного ощущения поддержки (Lakey & Cohen, 2000). В исследовании Landry-Meyer, Gerard, Guzell (2005) гипотеза о формальной и неформальной социальной поддержке как «буфере», защищающем бабушек и дедушек от стресса, не подтвердилась. Другие исследования (Solomon & Marx, 1999; Kelley & Whitley, 2003) подтверждают эту гипотезу, подчеркивая важность наличия у прародителя брачного партнера, т.е. совместный труд по воспитанию внуков, а также доступность помощи от расширенной семьи.

Однако сеть социальных контактов у прародителей, полностью воспитывающих внуков, весьма уязвима. Они могут терять друзей из-за того, что у них ослабевают общие интересы, т.к. появляются новые, нетипичные для их возраста жизненные задачи, а также из-за сложности организации встреч и общения вне дома с маленькими детьми на руках (Ehrle, 2001; Giarrusso, Feng, Silverstein, & Marenco, 2000). Даже если взрослые дочь или сын, оставившие им своих внуков, вполне адекватны и не могут постоянно выполнять свои родительские обязанности по уважительной причине, их родители могут испытывать разочарование или агрессию в их адрес (Shore & Hayslip, 1994), что мешает обратиться к ним за поддержкой. Другие взрослые дети могут расценивать ситуацию как несправедливую – они тоже не отказались бы получать больше помощи в воспитании своих детей, иногда возникает ревность между внуками (Ehrle, 2001).

С другой стороны, их внуки также имеют свои связи со значимыми людьми – учителями, репетиторами, социальными работниками, врачами, – которые часто оказывают им эмоциональную и иную поддержку, выходящую за рамки их непосредственных обязанностей. Да и самим бабушкам и дедушкам опыт воспитания внуков помогает сформулировать свои позитивные стороны, уникальные знания и умения, ценности и цели, связанные с внуками. Так в исследовании M.L. Stevenson, T.L. Henderson & E. Baugh (2007) бабушки из афро-американских семей описывали положительную самооценку себя как родителя, которая складывалась из чувства гордости за то, что она делает, сопротивляясь такой значимой проблеме, как попадание внука из семьи в систему соцзащиты; возможности положиться на саму себя (что не отменяет обращения за поддержкой) и внутреннюю силу, личностные ресурсы, позволившие ей частично заменить мать для внуков.

Помимо многих положительных аспектов неформальной социальной поддержки существует и обратная сторона. Это в первую очередь ожидания «по умолчанию», которые не обсуждаются, поэтому, когда одна сторона возлагает на другую все свои надежды, то для другой это может оказаться новостью. Для принятия роли бабушки и дедушки, постоянно воспитывающих внуков, очень важно то, насколько конкретно обсуждаются со взрослыми детьми их взаимные обязательства и в какой ситуации это происходит, считают Roe (1994) с коллегами, разработавшие типологию ситуаций принятия прародителями родительской роли.

Если родители оказываются неспособны выполнять свои обязанности по отношению к ребенку, то от них вряд ли можно ожидать четко оговоренных правил разделения ответственности за ребенка. Возникает внезапное принятие роли прародителя, воспитывающего ребенка, вызывающее ощущение потери контроля над происходящим. Принятие прародителями родительской роли, основанное на договоренностях с детьми, понимается ими как помощь в изменении временных неблагоприятных условий в жизни их внука с перспективой воссоединения семьи и возвращения внука к его родителям. Такие бабушки и дедушки чувствуют себя способными контролировать свою жизнь и жизнь семьи, меняя ее к лучшему. Однако чаще всего встречается неизбежное принятие бабушкой или дедушкой родительской роли, когда за постепенным отстранением родителей от ухода за детьми следует событие (например, несчастный случай по вине родителей), которое дает прародителям толчок к принятию на себя инициативы ради внуков.

Сравнение групп бабушек, воспитывающих внуков в качестве законных опекунов (public grandmother caregivers) и без юридического оформления своего статуса (private grandmother caregiver) показало, что:

  • В целом обе группы имеют близкие демографические характеристики и представления о получаемой ими поддержке, однако несколько различные потребности.
  • Бабушки – официальные опекуны воспринимают своих внуков как более проблемных, отмечают у них большее число проблем в поведении и обучении, что может быть связано с их негативным жизненным опытом, повлекшим за собой ограничение родителей в правах.
  • Бабушки – неофициальные опекуны испытывают несколько большую потребность в социальной и психологической поддержке, но при этом используют меньше источников неофициальной поддержки, чем бабушки – официальные опекуны. Возможно, им мешает обратиться за помощью неопределенность их статуса или надежда на то, что текущее положение дел – временное.

Важно отметить, что среди бабушек - официальных опекунов, имевших невысокую потребность в помощи, обращение за поддержкой в официальные инстанции оказалось связано с переживанием обремененности своей родительской ролью. Иными словами, сложности в процессе получения помощи субъективно перевешивали для пожилых женщин удовлетворенность от ее получения.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Goodman C.C., Potts M.K., Pasztor E.M. Caregiving grandmothers with vs. without child welfare system involvement: Effects of expressed need, formal services, and informal social support on caregiver burden // Children and Youth Services Review, 29 (2007) 428–441
  2. McConnell Heywood E. Custodial Grandparents and their Grandchildren // The Family Journal 1999; 7; 367
  3. Stevenson M.L., Henderson T.L. & Baugh E. Vital Defenses: Social Support Appraisals of Black Grandmothers Parenting Grandchildren // Journal of Family Issues 2007; 28; 182
  4. Brown-Standridge M.D. Healing bittersweet legacies: Revisiting contextual family therapy for grandparents raising grandchildren in crisis // Journal of Marital and Family Therapy, 2000.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика