Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 119Рубрики 53Авторы 9360Новости 1847Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Электронный сборник статей портала психологических изданий PsyJournals.ru

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

Издается с 2009 года

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Тематическая библиография научных статей в избранных психологических периодических изданиях за 2009 год («Психологические проблемы детей с девиантным поведением»)

Бондаренко И.Н.
кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник, лаборатория психологии саморегуляции, Психологический институт РАО, Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0001-5539-1027
e-mail: pondi@inbox.ru

Глушкова О.В.
аспирантка факультета cоциальной психологии МГППУ, научный сотрудник лаборатории психологических проблем детей с девиантным поведением МГППУ, Москва, Россия

Полный текст

Работа выполнена в Лаборатории «Психологические проблемы детей с девиантным поведением» МГППУ лаборантом-исследователем Бондаренко Ириной Николаевной и научным сотрудником Глушковой Ольгой Валентиновной и представляет собой сравнительный обзор отечественных и зарубежных научных статей (психология девиантного поведения подростков). Работа проведена в 2010 году.

Методика отбора статей

Для составления настоящего аннотированного списка научных статей нами были выбраны следующие отечественные психологические издания:

  • Вопросы психологии;
  • Психологический журнал;
  • Психологическая наука и образование;
  • Культурно-историческая психология.

Также с нашей точки зрения представляют интерес следующие иностранные периодические издания, предоставленные МГППУ (база данных электронных изданий):

  • Журнал о подростковом возрасте (Journal of Adolescence);
  • Журнал специального образования (The Journal of Special Education);
  • Журнал экспериментальной социальной психологии (Journal of Experimental Social Psychology);
  • Ежегодный обзор по психологии (Annual Review of Psychology)
  • Журнал изучения подростков (Journal of Adolescent Research);
  • Роль компьютера в человеческом поведении (Computers in Human Behavior).

При составлении рубрик дайджеста статей из журналов мы исходили из концепции основной деятельности Лаборатории, в которой зафиксированы следующие направления исследований:

  • Подростки;
  • Девиантное поведение;
  • Сознание как высшая психическая функция (в подростковом возрасте);
  • Гендерные различия.

Исходя из этих оснований, нами принимались к анализу статьи по следующей тематике:

  1. Психологические проблемы развития в подростковом возрасте;
  2. Девиантное поведение подростков: причины, проявления, преодоление;
  3. Сознание: онтогенез и регулирующая функция;
  4. Процесс овладения научными понятиями;
  5. Гендерные различия в сознании и поведении.

Примечание 1. Нумерация статей в аннотированном списке совпадает с их нумерацией в таблице и состоит из номера темы (первая цифра), индикатора отечественного (1) или зарубежного (2) источника – вторая цифра и третья цифра - порядковый номер статей, отсортированных по дате печати.

Примечание 2. В таблице приведены переводы названий зарубежных изданий и публикаций.

1. Психологические проблемы развития в подростковом возрасте
Отечественные издания Зарубежные издания

1.1.1. Нехорошева И.В., Зубов В.Н. Диагностика предрасположенности молодёжи к девиантному поведению // Вопросы Психологии. 2009. № 5

1.1.2. Фломина М.В. Особенности ценностных ориентаций разных возрастных групп в России и Азербайджане // Вопросы Психологии. 2009. № 6

1.1.3. Астрейко П. П. Временная организация «образа Я» младших подростков с умственной отсталостью // Психологическая наука и образование. 2009. № 1

1.1.4. Медведев А.М., Судьина И.С. Риски взросления в самосознании молодых людей пятнадцати и двадцати лет // Психологическая наука и образование. 2009. № 2

1.2.1. Самтер С. Р., Вокхорст К., Стейнберг Л. и Уэстенберг М., Паттерны развития устойчивости подростков к влиянию сверстников. Будут ли подростки способны сопротивляться  // Журнал о подростковом возрасте.- Август 2009.-Т.32, Вып.4,- с. 1009-1021

1.2.2. Де Гоуд И., Бранье С.,  Миус У., Изменения в процессе развития// Журнал о подростковом возрасте, - октябрь 2009, Т.32, вып. 5, С. 1105-1123

2. Девиантное поведение подростков: причины, проявления, преодоление
Отечественные издания Зарубежные издания

2.1.1. Моросанова В.И., Горалёва М.Д. Индивидуальные особенности и саморегуляция агрессивного поведения // Вопросы Психологии. 2009. № 3

2.1.2. Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г., Евдокимова Я.Г., Москова М.В. Психологические факторы эмоциональной дезадаптации у студентов // Вопросы Психологии. 2009. № 3

2.1.3. Корнилова С.А., Григоренко Е.Л., Смирнов С.Д. Лонгитюдное исследование академических, творческих и практических способностей как предпосылок успешности обучения // Вопросы Психологии. 2009. № 5

2.1.4. Нехорошева И.В., Зубов В.Н. Диагностика предрасположенности молодёжи к девиантному поведению // Вопросы Психологии. 2009. № 5

2.1.5. Польская Н.А. Предикторы и механизмы самоповреждающего поведения (по материалам исследований) // Психологический Журнал, Т.30, № 1, 2009

2.1.6. Марьин М.И., Бирюков С.Д., Смирнова М.В. Личностные факторы суицидального риска // Психологический Журнал, Т.30, № 4, 2008

2.1.7. Смотрова Т.Н., Гриценко В.В. Ценностные ориентации личности и склонность к нарушению социальных норм // Психологический Журнал, Т.30, № 6, 2008

2.1.8. Хатинец В.Ю., Сунцова Я.С. Согласованность социальных и культурных ценностей в регуляции межличностного взаимодействия // Психологический Журнал, Т.30, № 6, 2008

2.1.9. Гаранян Н.Г., Андрусенко Д. А. , Хломов И. Д. Перфекционизм как фактор студенческой дезадаптации // Психологическая наука и образование. 2008. № 1

2.1.10. Костина Л.Н. Использование психологических знаний в практике расследования групповых преступлений несовершеннолетних // Психологическая наука и образование. 2008. № 2

2.1.11. Авдеева Н.Н. Развитие «Образа Я» у воспитанников дома ребенка в первые три года жизни (ПН и О № 3, 2009) // Психологическая наука и образование. 2008. № 3

2.1.12. Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Особенности развития личности детей, воспитывающихся в условиях материнской депривации // Психологическая наука и образование. 2008. № 3

2.1.13. Холмогорова А.Б., Смирнова Н.С. Комплексная модель интерперсональных отношений как теоретическая основа для их изучения у подростков с нарушениями поведения // Культурно-историческая психология. 2008. № 4

2.2.1. Дебра Занд, Николь Томпсон, Ричард Сервантс, Рашель Эспириту, Донна Клэйгхольц, Лора ЛаБланк и Андреа Тэйлор, Союз наставник-воспитанник: роль отношений наставничества в стимулировании компетентности молодежи // Журнал о подростковом возрасте. — Февраль 2009. — Т.32, Вып. 1 — С. 1-17.

2.2.2. Торольфюр Торлиндссон и Йон Гуннар Бернбург, Структурная нестабильность общества: аномия, имитация и суицидальное поведение подростков // Журнал о подростковом возрасте, - Апрель 2009.-Т.32, Вып.2.- С. 233-245

2.2.3. Пэдилл-Уокер Л. и Бин Р., Негативное и позитивное влияние подростков-сверстников: Отношения, способствующие позитивному и негативному поведению Афро-американских, европейских-американских и испанских подростков // Журнал о подростковом возрасте,- Апрель 2009,-Т.32, Вып.2, - С. 323-337

2.2.4. Кэрол М. Рокхилл, Энн Уандер Стойп, Элизабет МакКоли и Уэйн Дж. Кейтон, Опосредствующая роль социальной компетентности и социальной поддержки при сопутствующих депрессии проблемах поведения и наличии функциональных расстройств в средней школе//Журнал о подростковом возрасте.- Июнь 2009.-Т.32, Вып.3.-с.  535-553

2.2.5. Коннор Дж. и Рютер М., Предикторы суицидального поведения подростков: сравнение информации, полученной из различных источников и с помощью различных методик //Журнал о подростковом возрасте.- Июнь 2009.-Т.32, Вып.3.-с. 619-631

2.2.6. Юстгард М., Эрнсман Э., Хоутон К., Мэдж Н.,  ванн Хиринген К., Ньюитт Э., Джан дэ Уилд Э., Дэ Лео Д. и Фэкет С., Сравнение подростков получивших и не получивших помощь в случае самоповреждающего поведения //Журнал о подростковом возрасте.- Август 2009.-Т.32, Вып.4, с.- 875-891

2.2.7. Туиски В., Пелконен М., Кивирууси О., Карлсон Л.,Руутти Т., Мартунен М., Факторы, связанные с преднамеренным самоповреждающим поведением у амбулаторных пациентов с диагностированной депрессией // Журнал о подростковом возрасте, - октябрь 2009, Т.32, вып. 1, С. 1125-1136

2.2.8. Моретти М. и Обсут И., Эффективность программы обучения родителей подростков, находящихся в группе риска из-за агрессивного поведения // Журнал о подростковом возрасте.- декабрь 2009, Т.32. вып.6, С. 1347-1357

2.2.9. Барлинг Дж., Дюпре К., Келлоуэй К. Предсказание возможности агрессии и насилия на рабочем месте / Джулиан Барлинг, Катрин Дюпре, Кевин Келлоуэй // Ежегодное ревю по психологии. — 2009. — Вып. 60 — С. 671-92.

3. Сознание: онтогенез и регулирующая функция
Отечественные издания Зарубежные издания

3.1.1. Гулевич О.А. Влияние восприятия справедливости действий человека на представление о нем и причинах его поведения // Вопросы Психологии. 2009. № 1

3.1.2. Осницкий А.К. Бякова Н.В., Истомина С.В. Развитие саморегуляции на разных этапах профессионального становления // Вопросы Психологии. 2009. № 1

3.1.3. Приходько А.И. Проблема эмоций в зарубежной социальной психологии // Вопросы Психологии. 2009. № 1

3.1.4. Якобсон С.Г., Адилова Л.Р. Становление ранних форм самосознания детей // Вопросы Психологии. 2009. № 1

3.1.5. Шляпников В.Н. Исследования волевой регуляции в современной зарубежной психологии // Вопросы Психологии. 2009. № 2

3.1.6. Чудновский В.Э. Смысложизненный аспект современного процесса образования // Вопросы Психологии. 2009. № 4

3.1.7. Князев Г.Г., Слободской-Плюснин Я.Ю., Бочаров А.В. Биологические основы трёх типов психофизиологического реагирования // Вопросы Психологии. 2009. № 5

3.1.8. Ермакова И.В., Цукерман Г.А. Поиск новых средств решения учебных задач в начальной и основной школе // Вопросы Психологии. 2009. № 6

3.1.9. Корнилова Т.В., Новотоцкая-Власова Е.В. Соотношение уровней нравственного самосознания, эмоционального интеллекта и принятия неопределённости// Вопросы Психологии. 2009. № 6

3.1.10. Поляков М.А. Особенности целеобразования у подростков с интеллектуальной недостаточностью  // Вопросы Психологии. 2009. № 6

3.1.11. Абульханова К.А. Сознание как жизненная способность личности // Психологический Журнал, Т.30, № 1, 2009

3.1.12. Салихова Н.Р. Реализуемость личностных ценностей // Психологический Журнал, Т.30, № 1, 2009

3.1.13. Аллик Ю., Мыттус Р., Реало А., Пуллманн Х., Трифонова А., МакКрэй Р.Р., Мещеряков Б.Г. Конструирование национального характера: свойства личности, приписываемые типичному русскому // Культурно-историческая психология. 2009. № 1

3.1.14. Болотова А.К., Башкин Е.Б. Самосознание и развитие личности как «особый временной момент» // Культурно-историческая психология. 2009. № 1

3.1.15. Сапогова Е.Е. Преодоление лиминальности как способ личностного жизнетворчества // Культурно-историческая психология. 2009. № 1

3.1.16. Горбатков А.А. Эмоциональное благополучие и общительность: кросскультурный аспект // Культурно-историческая психология. 2009. № 3

3.1.17. Зверева Н.В., Рощина И.Ф. Проблемы дизонтогенеза в клинической психологии  // Культурно-историческая психология. 2009. № 3

3.1.18. Абраменкова В.В. Поименование как культурный феномен — в истории и современности // Культурно-историческая психология. 2009. № 4

3.1.19. Бусыгина Н.П. Психические феномены и дискурс: перспектива социального конструкционизма // Культурно-историческая психология. 2009. № 4

3.1.20. Патяева Е.Ю. К истокам культурно-исторического понимания человеческой мотивации:французская социологическая школа (к-и п, № 4, 2009) // Культурно-историческая психология. 2009. № 4

3.2.1. М. Клойп, Н. Гюни, Ф. Кок, О. Ф. Симсек, Мотивы рискованного поведения в подростковом возрасте: Кросс-культурное исследование // Журнал о подростковом возрасте - 2009.-Т.32, Вып. 1, Pages 135-151

3.2.2. Уинсток Ж., От способности к самоконтролю и потребности в контроле других к проактивной и  реактивной агрессии у подростков // Журнал о подростковом возрасте .-Июнь 2009.-Т.32, Вып.3.-С. 455-466

4. Процесс овладения научными понятиями
Отечественные издания Зарубежные издания

4.1.1. Будрина Е.Г. Динамика интеллектуального развития подростков в условиях разных моделей обучения // Психологический Журнал, Т.30, № 4, 2009

4.1.2. Васюкова Е.Е. Межситуативный перенос вербализованных операциональных смыслов при решении мыслительных задач // Психологический Журнал, Т.30, № 6, 2009

4.1.3. Григорьева М.В. Субъективное благополучие личности как результат школьной адаптации в разных условиях обучения // Психологическая наука и образование. 2009. № 2

4.1.4. Зак А.З. Диагностика интеллектуального развития выпускников начальной школы как оценка рисков обучения в основной школе // Психологическая наука и образование. 2009. № 2

4.1.5. Голерова О.А., Гурова Е.В., Харченко Е. В. Изучение представлений детей-сирот о структуре поддерживающего окружения на основе метода «семейной доски» // Психологическая наука и образование. 2009. № 3

4.1.6. Веракса А. Н. Формы знаковой и символической репрезентации в познавательной деятельности младших школьников // Культурно-историческая психология. 2009. № 1

4.1.7. Уточкин И.С. Непроизвольное запоминание слов при различных требованиях к вниманию // Культурно-историческая психология. 2009. № 2

4.1.8. Хирова М.А. Исследование припоминания знаний о предметной области // Культурно-историческая психология. 2009. № 2

4.1.9. Александров Ю.И. Системно-эволюционный подход: наука и образование // Культурно-историческая психология. 2009. № 4

4.1.10. Поливанова Н.И., Ривина И.В. Суждения учителей и учащихся об учебном взаимодействии на уроках в школе // Культурно-историческая психология. 2000. № 4

4.1.11. Чудинова Е.В., Зайцева В.Е. Учебная модель как единица обучения и «зерно» развития (к-и п, № 4, 2009) // Культурно-историческая психология. 2009. № 4

4.2.1. Роберто Бьякко, Фьоренцо Лаги и Мария Д’Алессио, Стиль принятия решений у подростков. Связь между поиском ощущений и локусом контроля // Журнал о подростковом возрасте.- Август 2009.-Т.32, Вып.4.-с. 963-976

4.2.2. Джо Ф. Питтман, Дженнифер Л. Кепельман, Лианн К. Лэмке и Донна Л. Солли, Развитие и валидизация методики определения стиля процесса идентификации: Стиль процесса идентификации (Q-сортировка) // Журнал о подростковом возрасте.- октябрь 2009, Т.32, вып. 5, С. 1239-1265

4.2.3. Эрийгит У. и Керпельман Д., Использование опросника Стиль процесса идентичности на основе Q-сортировки для определения стиля идентичности у турецких молодых людей // Журнал о подростковом возрасте.- октябрь 2009, Т.32, вып.5, С. 1137-1158

4.2.4. Адольфс Р., Социальный интеллект: Нейрологические основы социальных знаний / Ральф Адольфс //  Ежегодное ревю по психологии. — 2009. — Вып. 60 — С. 693

5. Гендерные различия в сознании и поведении
Отечественные издания Зарубежные издания

5.1.1. Малкова Е.Е. Возрастная динамика проявлений тревожности у школьников  // Вопросы Психологии. 2009. № 4

5.2.1. Олмгрин Г., Магарати М. и Моугфорд Л., Исследование влияние гендера, расы, этнической принадлежности и социального опыта на субъективное здоровье подростков// Журнал о подростковом возрасте — 2009. — Т.32, Вып.1— С. 109-133.

5.2.2. Фро Д., Юркевич Ч. и Кэшдан Т., Благодарность и субъективное благополучие в раннем подростковом возрасте: изучение гендерных различий// Журнал о подростковом возрасте.- Июнь 2009.- Т.32, Вып.3, С.- 633-650

5.2.3. Огден Т. и Хаген К., Что работает для кого? Гендерные различия в характеристиках и результатах лечения в мультисистемной терапии //Журнал о подростковом возрасте, Т.2, Декабрь 2009, С. 1425-1435

5.2.4. Кун Й., Холлинг Х. Измерение инвариантов дивергентного мышления в группах разделенных по гендеру, возрасту и школьным классам / Йорг-Тобиас Кун, Хайнц Холлинг // Европейский журнал психологической оценки. — 2009. — Вып. 25, №1 — С. 1-7.

5.2.5. Гентил Б., Грейб Ш., Долан-Пэской Б., Твендж Дж, Уэллс Б. Гендерные различия в различных аспектах самооценки: мета-анализ / Бриттани Гентил, Шелли Грейб, Бренда Долан-Пэской, Джин М. Твендж, Брук И. Уэллс // Обзор по общей психологии. — 2009. — Вып. 13, №1 — С. 34–45.

1. Психологические проблемы развития в подростковом возрасте

1.1.1. Нехорошева И.В., Зубов В.Н. Диагностика предрасположенности молодёжи к девиантному поведению // Вопросы Психологии. 2009. № 5

Обсуждается проблема раннего выявления лиц, склонных к девиантному поведению, с целью проведения с ними индивидуальной профилактической работы. Экспериментальные исследования с использованием нескольких методов психологической диагностики показали высокую склонность к девиантному поведению более чем 60% обследованных учеников. Выявленная неоднозначность, а иногда и крайняя противоположность полученных результатов говорит о необходимости дальнейшей доработки и совершенствования опросных методов психодиагностики, а также дополнительного привлечения принципиально других методов, в качестве которых предлагаются инструментальные методы психодиагностики.

1.1.2. Фломина М.В. Особенности ценностных ориентаций разных возрастных групп в России и Азербайджане // Вопросы Психологии. 2009. № 6

Пилотное исследование было направлено на изучение ценностных ориентаций представителей трёх возрастных групп российской и азербайджанской культур. Итогом работы, проведённой с помощью опросника ценностных ориентаций М. Рокича и теста Ш. Шварца для изучения ценностей личности, стали предположения о большей несогласованности ценностных ориентаций у разных возрастных групп россиян в отличие от возрастных групп азербайджанцев, а также в большем сходстве ценностей представителей старшего поколения россиян и азербайджанцев по сравнению с молодёжью.

1.1.3. Астрейко П. П. Временная организация «образа Я» младших подростков с умственной отсталостью // Психологическая наука и образование. 2009. № 1

В статье представлены материалы исследования, посвященного рассмотрению «образа Я» в контексте проблемы понимания субъектом собственной изменчивости во времени. Приводятся данные эмпирического изучения временной организации «образа Я» подростков 12–14 лет в норме и с умственной отсталостью, в которых выделены структурные типы самооценок и их содержательные характеристики.

1.1.4. Медведев А.М., Судьина И.С. Риски взросления в самосознании молодых людей пятнадцати и двадцати лет // Психологическая наука и образование. 2009. № 2

 Предмет исследования – переживания возможных рисков взросления в самосознании молодых людей в подростничестве и юности. В основе исследования представления о кризисе и возрастной задаче в их связи с изменениями самосознания. Исследование выполнено в опоре на традицию культурно-исторической психологии и основывается на работах Л.С. Выготского, Д.Б. Эльконина и Л.И. Божович. В качестве дополнительных привлечены представления, об интеграции идентичности в подростковом и юношеском возрасте, относящиеся к традиции эго-психологии – подходу, предложенному Э. Эриксоном. Кроме этого, в контекст обсуждения предмета включены размышления отечественного философа А.С. Арсеньева, а также отечественного психиатра А.Е Личко и польского психотерапевта К. Обуховского о возможных рисках взросления в современных условиях. Собственное предположение авторов состоит в том, что переход от инфантильного к зрелому самосознанию опосредствуется рефлексивной фазой и поиском смысла существования. В исследовании использована техника эпистолярной метафоры. Обнаружена феноменология переживаний рискованности перехода.

1.2.1. Sindy R. Sumter, Caroline L. Bokhorst, Laurence Steinberg and P. Michiel Westenberg, The developmental pattern of resistance to peer influence in adolescence: Will the teenager ever be able to resist? // Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 4, August 2009, Pages 1009-1021.    .  Самтер С. Р., Вокхорст К., Стейнберг Л. и Уэстенберг М., Паттерны развития устойчивости подростков к влиянию сверстников. Будут ли подростки способны сопротивляться  // Журнал о подростковом возрасте.- Август 2009.-Т.32, Вып.4,- с. 1009-1021

Бытует мнение, что подростки особенно восприимчивы к влиянию сверстников. Однако мы не смогли обнаружить в литературе данные, которые бы убедительно показали возрастные различия в этом вопросе. Настоящее исследование нацелено на прояснение этой проблемы и ставит задачу выявить возрастные различия в восприятии влияния сверстников на примере подростков 10-18 лет. Выборка исследования - 464 человека, основной метод – шкала устойчивости к влиянию сверстников (RPI). В данной работе удалось получить однофакторную структуру, которая подтвердила данные предыдущего исследования с помощью RPI. Также RPI подтвердила пригодность использования ее для всех возрастов. Как и предполагалось, общая резистентность к влиянию сверстников повышается в течение всего подросткового возраста. В дополнение гендерные различия имеют наибольшую выраженность в среднеподростковом возрасте, который характеризуется тем, что девочки более резистентны к влиянию сверстников по сравнению с мальчиками. Эти результаты объяснены с точки зрения психосоциального взросления в течение подросткового возраста.

1.2.2. Irene H.A. De Goede, Susan J.T. Branje and Wim H.J. Meeus, Developmental changes and gender differences in adolescents' perceptions of friendships // Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 5, October 2009, Pages 1105-1123.   Де Гоуд И., Бранье С.,  Миус У., Изменения в процессе развития// Журнал о подростковом возрасте, - октябрь 2009, Т.32, вып. 5, С. 1105-1123

Цель данного исследования - изучение развития восприятия подростками поддержки, отрицательного взаимодействия и доминирования в дружеских отношениях в возрасте 12 - 20 лет. Кроме того, исследовались гендерные различия и взаимосвязи между этими тремя измерениями. Участвовало в общей сложности 593 подростка раннего подросткового возраста (53.6% мальчиков) и 337 подростка среднего подросткового возраста (43.3% мальчиков). Мультигрупповой анализ показал усиление поддержки и для  мальчиков, и для девочек. Было показано, что негативная взаимосвязь временно усиливалась и затем уменьшалась для мальчиков, оставаясь устойчивой для девочек. Доминирование в дружбе временно увеличивалась для мальчиков и уменьшалась для девочек. Результаты указали, что (1) дружба становится более поддерживающей в подростковом возрасте, (2) проблемы доминирования являются более очевидными в дружбе мальчиков, и более влиятельные сверстники восприниются мальчиками как более поддерживающие, для девочек эта закономерность не подтвердилась, и (3) дружба мальчиков имеет тенденцию стремиться к большему равенству.

2. Девиантное поведение подростков: причины, проявления, преодоление

2.1.1. Бахадова Е.В. Неблагополучная семья как фактор формирования девиантного поведения детей // Вопросы психологии. 2009. № 1

Представлено исследование 299 детей с девиантным поведением разных возрастов из неблагополучных семей, их родителей и ближайшего окружения. Рассматриваются результаты анкетирования таких детей по оценке качества их жизни и сравниваются с популяционными данными. Анализируется связь социальной дезадаптации у младших, девиантное поведение у старших детей с негативными факторами социального окружения

2.1.2. Моросанова В.И., Горалёва М.Д. Индивидуальные особенности и саморегуляция агрессивного поведения // Вопросы психологии. 2009. № 3

Проведён анализ различных подходов к проблеме агрессивности с точки зрения того, в какой мере используется саморегуляция и близкие к ней понятия для исследования агрессивного поведения. Обобщены результаты эмпирического исследования регуляторных и личностных основ агрессивного поведения на материале сравнения психологических особенностей и проявлений агрессивного поведения у осуждённых за агрессивно-насильственное поведение, военных, спортсменов и студентов. Показано, что характер агрессивного поведения (антисоциальный или просоциальный) зависит не только от направленности личности, но и от степени развития индивидуальной саморегуляции: чем она выше, тем ниже риск формирования антисоциального поведения (агрессивно-насильственного). Выделены и описаны три типа агрессивно-насильственного поведения: планируемая агрессия, спонтанная агрессия и агрессия, обусловленная психопатическими отклонениями. Каждый из типов можно охарактеризовать комплексом личностных и стилевых особенностей саморегуляции.

2.1.3. Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г., Евдокимова Я.Г., Москова М.В. Психологические факторы эмоциональной дезадаптации у студентов // Вопросы психологии. 2009. № 3

Приводятся данные комплексного исследования психологических факторов эмоциональной дезадаптации студентов-первокурсников (всего 145 человек), проведённого на основе оригинальной многофакторной психосоциальной модели эмоциональных расстройств, которая включает макросоциальный, семейный, личностный и интеперсональный уровни. Показано, что 25% студентов-первокурсников находятся в состоянии эмоциональной дезадаптации и испытывают высокий уровень стресса. Результаты исследования доказывают тесную связь дезадаптивных личностных черт перфекционизма и враждебности, а также низкого уровня социальной поддержки и выраженности семейных дисфункций (избыточной родительской критики, индуцирования тревоги и недоверия к людям, элиминирования эмоций и т.д.) с симптомами депрессии, тревоги, суицидальной направленностью и высоким уровнем повседневного стресса у студентов. Приводятся данные регрессивного анализа, доказывающие, что семейные дисфункции являются предикаторами дисфункциональных личностных черт (перфекционизма и враждебности), которые в свою очередь, приводят к снижению уровня социальной поддержки. Делаются выводы об эвристичности многофакторной психосоциальной модели как теоретической основы научных исследований, а также о необходимости организации психологических служб помощи студентам. Выделяются мишени психологической помощи студентам, находящимся в состоянии эмоциональной дезадаптации.

2.1.4. Корнилова С.А., Григоренко Е.Л., Смирнов С.Д. Лонгитюдное исследование академических, творческих и практических способностей как предпосылок успешности обучения // Вопросы психологии. 2009. № 5

Представлены результаты лонгитюдного исследования связи академических, практических и творческих интеллектуальных способностей с успешностью обучения студентов в вузах Москвы. С помощью метода иерархического линейного моделирования выявлен гетерогенный профиль изменения успешности обучения студентов на протяжении всего времени обучения. Уровень развития академических способностей значимо предсказывал первоначальную успешность обучения, тогда как уровень развития креативности и практического интеллекта предсказывал темп изменения показателей успешности обучения на ранних его этапах.

2.1.5. Нехорошева И.В., Зубов В.Н. Диагностика предрасположенности молодёжи к девиантному поведению // Вопросы психологии. 2009. № 5

Обсуждается проблема раннего выявления лиц, склонных к девиантному поведению, с целью проведения с ними индивидуальной профилактической работы. Экспериментальные исследования с использованием нескольких методов психологической диагностики показали высокую склонность к девиантному поведению более чем 60% обследованных учеников. Выявленная неоднозначность, а иногда и крайняя противоположность полученных результатов говорит о необходимости дальнейшей доработки и совершенствования опросных методов психодиагностики, а также дополнительного привлечения принципиально других методов, в качестве которых предлагаются инструментальные методы психодиагностики.

2.1.6. Польская Н.А. Предикторы и механизмы самоповреждающего поведения (по материалам исследований) // Психологический Журнал, Т.30, № 1, 2009

Представлен теоретико-аналитический обзор зарубежных и отечественных исследований самоповреждающего поведения. Анализируются различные концепции самоповреждающего поведения, обсуждаются его признаки, определения, классификации, предикторы и механизмы формирования.

2.1.7. Марьин М.И., Бирюков С.Д., Смирнова М.В. Личностные факторы суицидального риска // Психологический Журнал, Т.30, № 4, 2009

Представлены результаты сравнительного анализа личностных особенностей группы сотрудников, покончивших жизнь самоубийством (714 чел.), и группы работающих сотрудников органов внутренних дел (526 чел.). Общая выборка составила 1240 мужчин в возрасте от 24 до 53 лет, стаж работы – от 1 до 20 лет. Цель исследования – определение факторов суицидального риска по данным психодиагностического обследования при поступлении сотрудников на службу в органы внутренних дел. Установлены различные факторные структуры личностных показателей в группах сравнения. Выявлены  различия в типах  реагирования на психотравмирующие ситуации, определены отличия в психологических защитных механизмах, особенностях возникновения и развития состояний психической дезадаптации. Разработано уравнение множественной регрессии для прогнозирования суицидального риска по данным психодиагностического обследования и осуществлена проверка его эффективности в целях профилактики самоубийств среди сотрудников органов внутренних дел.

2.1.8. Смотрова Т.Н., Гриценко В.В. Ценностные ориентации личности и склонность к нарушению социальных норм // Психологический Журнал, Т.30, № 6, 2009

Рассматривается проблема психологической предрасположенности населения к нарушению социальных и нравственных норм в динамике за последние 5 лет. Дан сравнительный анализ ценностных ориентаций, существующих в сознании населения на уровнях групповых идеалов и индивидуальных эталонных моделей. Показана взаимосвязь ценностных ориентаций и склонности к нарушению социальных норм. Эмпирически установлено содержание ценностно-ориентационных моделей, следование которым является показателем предрасположенности к соблюдению или нарушению социальных норм.

2.1.9. Хатинец В.Ю., Сунцова Я.С. Согласованность социальных и культурных ценностей в регуляции межличностного взаимодействия // Психологический Журнал, Т.30, № 6, 2009

Рассматривается процедура определения согласования/рассогласования ценностей личности. Анализируются результаты эмпирического изучения согласованной и рассогласованной структуры социальных и культурных ценностей представителей удмурдской этногруппы (городской и сельской молодёжи, молодёжи, приехавшей из сельской местности в город, n = 195) с помощью процедур кластерного и факторного анализов показателей методик М.Рокича, С.Шварца и Е.Б.Фанталовой. Выдвигается гипотеза о том, что приобщение к иной социокультурной среде приводит к рассогласованию между социальными и культурными ценностями в ценностной сфере личности. Выявлена обусловленность межличностного взаимодействия этнических субъектов рассогласованием/согласованиепм социальных и культурных ценностей.

2.1.10. Гаранян Н.Г., Андрусенко Д. А. , Хломов И. Д. Перфекционизм как фактор студенческой дезадаптации // Психологическая наука и образование. 2009. № 1

Представлены результаты исследования первокурсников московского вуза (309 студентов) накануне первой экзаменационной сессии. Оценивались показатели перфекционизма, эмоциональной дезадаптации и избегающего поведения. У студентов с высокими показателями перфекционизма зафиксированы достоверно более высокие показатели депрессии, суицидальных намерений, общей тревоги, повседневного стресса, экзаменационной и социальной тревожности, прокрастинации и социального избегания.

2.1.11. Костина Л.Н. Использование психологических знаний в практике расследования групповых преступлений несовершеннолетних // Психологическая наука и образование. 2009. № 2

В статье изложены результаты исследования психологических трудностей, которые испытывают сотрудники органов внутренних дел при расследовании групповых преступлений несовершеннолетних, а также реальные и возможные формы участия психолога на этапе предварительного следствия. Предложены функции психолога как специалиста и консультанта, привлекаемого для участия в расследовании групповых преступлений несовершеннолетних. Использование следователем психологических знаний и психотехнологий, а также обращение к помощи психолога-специалиста и (или) психолога-консультанта по наиболее сложным уголовным делам будет способствовать повышению эффективности расследования групповых преступлений несовершеннолетних.

2.1.12. Авдеева Н.Н. Развитие «Образа Я» у воспитанников дома ребенка в первые три года жизни // Психологическая наука и образование. 2009. № 3

В статье представлены результаты исследования развития «образа Я» в младенческом и раннем возрасте у воспитанников дома ребенка в сравнении с семейными детьми. Изучение проводилось с помощью батареи методик, позволяющих фиксировать следующие особенности: восприятие зеркального отражения, узнавание себя на фотографии, проявление чувства собственности, половой идентификации, сопереживания, умение влиять на поведение другого человека, отношение к себе. Было установлено, что у детей из дома ребенка наблюдается существенное отставание в развитии основных компонентов «образа Я»: «отношения к себе» и «представления о себе». Делаются выводы о том, что отсутствие полноценного личностно-ориентированного общения с взрослыми на первом году жизни затрудняет формирование субъектности, стержневого образования в структуре «образа Я»; в раннем возрасте у воспитанников дома ребенка, по сравнению с детьми из семьи, нарастает отставание в формировании представлений о себе, своих возможностях и способностях.

2.1.13. Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Особенности развития личности детей, воспитывающихся в условиях материнской депривации // Психологическая наука и образование. 2009. № 3

В статье представлены результаты многолетнего многоаспектного исследования особенностей развития интеллектуальной, аффективно-потребностной, волевой сферы воспитанников детского дома. Полученные результаты интерпретируются с позиции концепции развития личности Л. И. Божович и расцениваются как недоразвитие внутренних механизмов опосредования, формирование которых создает возможность перехода от реактивного, ситуационного к активному, свободному поведению. Последнее, в свою очередь, и определяет магистральный путь личностного развития. Материалы эмпирического исследования показывают, в чем именно проявляется «реактивность, а не активность» поведения учащихся школьных возрастов, воспитывающихся в учреждении для детей-сирот, при решении ими интеллектуальных задач, в общении со взрослыми и сверстниками, в произвольной регуляции поведения, в мотивации и «Я-концепции». Выявленные особенности личности и поведения рассматриваются авторами как проявление различного рода защитных образований, обеспечивающих адаптацию к условиям закрытого детского учреждения, но препятствующих формированию активной личности.

2.1.14. Холмогорова А.Б., Смирнова Н.С. Комплексная модель интерперсональных отношений как теоретическая основа для их изучения у подростков с нарушениями поведения // Культурно-историческая психология. 2009. № 4

В статье описана оригинальная комплексная модель, в которой во взаимосвязанном виде представлены различные аспекты интерперсональных отношений, традиционно исследуемые в разных психологических традициях: объектные репрезентации — образы себя и значимых других (интрапсихический аспект), мотивация общения (динамический аспект) и актуальные социальные связи (интерпсихический аспект). Осуществлена эмпирическая проверка предложенной модели в процессе исследования интерперсональных отношений подростков с девиантным поведением из социально неблагополучных семей, обучающихся в специальных школах (всего 67 человек), и подростков из благополучных семей, обучающихся в обычных школах (всего 60 человек). Описан методический комплекс и изложены результаты изучения связи выделенных аспектов интерперсональных отношений между собой и с эмоциональным благополучием подростков. Показано, что существует значимая связь между образами родительских фигур, представлениями о себе и структурой мотивации общения (мотивами принятия и отвержения), а также социальными связями и уровнем эмоционального благополучия подростков. Обоснован комплексный подход к коррекционной работе по выстраиванию межличностных отношений подростков с девиантным поведением, учитывающий негативный характер объектных репрезентаций и преобладание страха отвержения в общении у этих подростков.

2.2.1. Klagholz, Laura LaBlanc and Andrea Taylor, The mentor–youth alliance: The role of mentoring relationships in promoting youth competence // Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 1, February 2009, Pages 1-17.   Дебра Занд, Николь Томпсон, Ричард Сервантс, Рашель Эспириту, Донна Клэйгхольц, Лора ЛаБланк и Андреа Тэйлор, Союз наставник-воспитанник: роль отношений наставничества в стимулировании компетентности молодежи // Журнал о подростках. — Февраль 2009. — Т.32, Вып. 1 — С. 1-17.

Программы наставничества являются перспективными в вопросах воспитания молодежи из неблагополучных семей. Несмотря на значительные теоретические исследования, объясняющие роль отношений наставничества в позитивном развитии молодежи, эмпирических исследований этого вопроса очень немного. Настоящее исследование развивает и обосновывает инструментарий для оценки восприятия воспитанниками отношений со своими наставниками. Этот опросник позволяет исследовать отношение между этим союзом и компетентностью молодежи в определенных областях. Основываясь на экспериментальных данных, полученных в четырех кросс-национальных программах наставничества (N=276), был создан опросник «Шкала союза наставник-воспитанник», состоящий из 10 пунктов и двух показателей. Последующий конфирматорный факторный анализ, выполненный на данных национального многоаспектного анализа наставнических программ (N=219), позволил вывить только один фактор. MYAS с однофакторным решением значимо предсказал компетентность молодых людей в четырех областях: Семейная привязанность, Отношения со взрослыми, Школьные обязательства, и Жизненные навыки - через 8 месяцев после обследования. Более высокая компетентность скорее будет наблюдаться у лиц женского пола, в среднем более молодых и имеющих более высокое качество отношений с наставниками по сравнению лицами, имеющими более низкую компетентность. Обсуждены возможности развития и перспективы отношений наставник-протеже.

2.2.2. Thorolfur Thorlindsson and Jón Gunnar Bernburg, Community structural instability, anomie, imitation and adolescent suicidal behavior // Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 2, April 2009, Pages 233-245.  Торольфюр Торлиндссон и Йон Гуннар Бернбург, Структурная нестабильность общества: аномия, имитация и суицидальное поведение подростков // Журнал о подростках, - Апрель 2009.-Т.32, Вып.2.- С. 233-245

В данном исследовании изучается контекстуальное влияние структурных характеристик сообщества, а также смягчающая роль ключевых социальных механизмов на суицидальное поведение подростков в Исландии. Мы не согласны с тем, что контекстуальное влияние структурной нестабильности общества на суицидальное поведение опосредствуется слабой приверженностью социальным нормам и ценностям и контактами с другими суицидальными подростками. Данные были получены в результате национального опроса 14-16-летних подростков. Валидность опросника достигалась за счет большого количества опрошенных (7018). Результаты показали, что частая смена мест жительства позитивно связана с суицидальным поведением подростков. Также было выяснено, что контекстуальный эффект места жительства усиливается аномией и подражанием суицидальному поведению. В результате исследования было предложено идентифицировать условия, которые несут потенциальный риск суицидального поведения, опосредствуют влияние структурных характеристик среды, которая способствует рискованному поведению подростков.

2.2.3. Laura M. Padilla-Walker and Roy A. Bean,. Negative and positive peer influence: Relations to positive and negative behaviors for African American, European American, and Hispanic adolescents// Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 2, April 2009, Pages 323-337.     Пэдилл-Уокер Л. и Бин Р., Негативное и позитивное влияние подростков-сверстников: Отношения, способствующие позитивному и негативному поведению Афро-американских, европейских-американских и испанских подростков // Журнал о подростках,- Апрель 2009,-Т.32, Вып.2, - С. 323-337

Целью данного исследования явилось изучение восприятия подростками негативного и позитивного влияния ровесников (то есть непрямой связи с ровесниками и прямого их давления) как условия, влияющего на поведение подростков. Регрессионный анализ был проведен на примере афроамериканских, европейско-американских и испанских подростков (N = 1659, возраст М. = 16.06, SD = 1.10). Исследование обнаружило различия и сходства в отношении того, как подростки общаются между собой внутри своего этнического сообщества и как это влияет на их поведение. Хотя некоторые различия национального характера были обнаружены в случае непрямой негативной связи с ровесниками, непрерывная позитивная связь не была постоянной и не была однозначно связана с поведением так, как это наблюдалось, например, у европейских и американских подростков.

2.2.4. Carol M. Rockhill, Ann Vander Stoep, Elizabeth McCauley and Wayne J. Katon, Social competence and social support as mediators between comorbid depressive and conduct problems and functional outcomes in middle school children // Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 3, June 2009, Pages 535-553.  Кэрол М. Рокхилл, Энн Уандер Стойп, Элизабет МакКоли и Уэйн Дж. Кейтон, Опосредствующая роль социальной компетентности и социальной поддержки при сопутствующих депрессии проблемах поведения и наличии функциональных расстройств в средней школе//Журнал о подростках.- Июнь 2009.-Т.32, Вып.3.-с.  535-553

В работе исследовалась роль социальной компетентности и социальной поддержки с точки зрения опосредствующих факторов взаимосвязи между психопатологией и функциональными результатами на примере учеников средней школы (n = 521). Участники были объединены в четыре группы риска с точки зрения психопатологии (только депрессия, только проблемы поведения, заболевания, сопутствующие депрессии, и слабые признаки проблем поведения). Данные были получены в результате скрининг-исследования в 6-м классе. Использовались функциональные результаты шестиклассников (средний балл GPA) и родительская оценка общего адаптивного функционирования у семиклассников. Было обнаружено, что низкие уровни социальной компетентности опосредствовали связь между симптомами и обоими более младшими годами обучения, а также общим функционированием в группе подростков с только депрессивными симптомами и сопутствующими заболеваниями. В группе детей только с проблемами поведения такой закономерности обнаружено не было. Недостаток социальной поддержки приводит к таким же последствиям. Это было не так в группе только с проблемами поведения. Эти результаты позволяют предположить, что помощь в повышении социальной компетентности и социальной поддержки может улучшить функциональные результаты, особенно у подростков с депрессивными симптомами или сопутствующими депрессии заболеваниями и проблемами поведения.

2.2.5. Jennifer Connor and Martha Rueter, Predicting adolescent suicidality: Comparing multiple informants and assessment techniques//Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 3, June 2009, Pages 619-631.  Коннор Дж. и Рютер М., Предикторы суицидального поведения подростков: сравнение информации, полученной из различных источников и с помощью различных методик //Журнал о подростках.- Июнь 2009.-Т.32, Вып.3.-с. 619-631

Суицидальное поведение подростков является серьёзной проблемой для американской молодежи. Общие факторы риска для подобного поведения включают депрессию и проблемы поведения. В данной работе предпринята попытка предложить лучшее средство для оценки этих факторов. Мы сравнили мнения нескольких респондентов (матери, отцы, подростки и сиблинги) и различные способы оценки. Выборка составила более 460 семей. Методы оценки включали опросники типа «ручка-бумага», наблюдение и диагностические интервью. Суицидальное поведение оценивалось на текущий момент времени и через два года после первого обследования. Результаты опросников типа «ручка-бумага» и диагностических интервью были высоко значимо связаны и с актуальным и с возможным в будущем суицидальным поведением. Отчеты родителей о чувствах и поведении подростков оказались также очень полезны. При этом наблюдаемое поведение ничего не добавило к оценке факторов риска. Клинические рекомендации включают предложенный опросник для диагностики и оценки факторов риска и предлагают обращать больше внимания на эмоции.

2.2.6. Ystgaard M. Arensman E., Hawton K., Madge H., van Heeringen K., Hewitt A., Jan de Wilde E., De Leo D,. and Sandor Fekete. Deliberate self-harm in adolescents: Comparison between those who receive help following self-harm and those who do not, //Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 4, August 2009, Pages 875-891.   Юстгард М., Эрнсман Э., Хоутон К., Мэдж Н.,  ванн Хиринген К., Ньюитт Э., Джан дэ Уилд Э., Дэ Лео Д. и Фэкет С., Сравнение подростков получивших и не получивших помощь в случае самоповреждающего поведения //Журнал о подростках.- Август 2009.-Т.32, Вып.4, с.- 875-891

Было проведено международное сравнительное исследование, направленное на выявление различий между подростками, вовлеченными в преднамеренное самоповреждающее поведение (DSH), подростками, которые получили помощь после эпизода DSH, и теми, кто ее не получил. Школьники 14-17 лет из Австралии, Бельгии, Англии, Венгрии, Ирландии, Нидерландов и Норвегии (n = 30 532) заполнили стандартизированный опросник. О случаях DSH за год до исследования сообщили 1660 респондентов. Почти половина (48.4 %) не получила помощи после DSH, 32.8 % получили помощь от представителей социальных служб и 18.8 % - от служб здравоохранения. За исключением Венгрии, кросс-национальный сравнительный анализ выявил примерно одинаковые данные. Подростки, которые получали помощь от представителей служб здравоохранения чаще говорили о желании умереть, способах ухода из жизни, алкогольных и наркотических проблемах и случаях DSH в своих семьях в сравнении с другими детьми. Однако те, кто не получил помощи или получил помощь только от социальных служб, также были серьезно травмированы, но не сообщали об этом.

2.2.7. Virpi Tuisku, Mirjami Pelkonen, Olli Kiviruusu, Linnea Karlsson, Titta Ruuttu and Mauri Marttunen, Factors associated with deliberate self-harm behaviour among depressed adolescent outpatients // Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 5, October 2009, Pages 1125-1136.    Туиски В., Пелконен М., Кивирууси О., Карлсон Л.,Руутти Т., Мартунен М., Факторы, связанные с преднамеренным самоповреждающим поведением у амбулаторных пациентов с диагностированной депрессией // Журнал о подростках, - октябрь 2009, Т.32, вып. 1, С. 1125-1136

В исследовании изучалось, отличались ли стационарные пациенты-подростки с депрессией и преднамеренным самоповреждающим поведением (DSH) от несклонных к суициду депрессивных стацинарных пациентов-подростков в проявлении депрессивных симптомов, тревожности, употреблении алкоголя, восприятии социальной поддержки и ряда негативных событий жизни. Стационарные подростки с депрессией (n = 155) в возрасте 13 - 19 лет были проинтервьюированы с помощью  K-SADS-PL для DSM-IV ось I и заполнили предложенные опросники. Суицидальное поведение оценивалось с помощью соответствующих пунктов K-SADS-PL. Депрессивные подростки с DSH были моложе, чувствовали меньшую поддержку семьи, имели более серьезные симптомы депрессии и употребляли больше алкоголя по сравнению с несклонными к суициду депрессивными подростками. Подростки с DSH, суицидальными намерениями или суицидальными попытками имели более выраженные депрессивные и тревожные симптомы по сравнению с подростками только с DSH. Подростки с серьезными интернализованными признаками дистресса находятся в группе риска не только DSH, но также риска суицидального поведения. При лечении депрессивных подростков с DSH может потребоваться вмешательство семьи.

2.2.8. Marlene M. Moretti and Ingrid Obsuth, Effectiveness of an attachment-focused manualized intervention for parents of teens at risk for aggressive behaviour: The Connect Program // Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 6, December 2009, Pages 1347-1357.   Моретти М. и Обсут И., Эффективность программы обучения родителей подростков, находящихся в группе риска из-за агрессивного поведения // Журнал о подростках.- декабрь 2009, Т.32. вып.6, С. 1347-1357

Возрастающее агрессивное, жестокое и антисоциальное поведение детей и подростков вызывает беспокойство во всем мире. Исследование сосредоточилось на взаимоотношениях «родители-подростки», предполагая, что их улучшение приведет к уменьшению проблем поведения. «Контакт» - 10 недельная программа для родителей или выполняющих их функции взрослых, имеющих детей-подростков, находящихся в группе риска. Программа строится из стандартных блоков: родительская чувствительность, взаимодействие, способности к рефлексии, способность управлять своим эмоциональным состоянием в диадных отношениях.

Через обучение и опыт родители развивают компетентность, необходимую, чтобы понять и ответить на потребности своих детей так, чтобы обеспечить их безопасность и  сохранить качество детско-родительских отношений. В первом исследовании двадцать родителей сообщили о существенном увеличении родительской удовлетворенности и эффективности и о снижении агрессии, антиобщественного поведения и других проблем умственного здоровья у подростков после завершения программы по сравнению с контрольной группой (родители, стоящие в листе ожидания на участие в программе).

Полученные результаты отличались устойчивостью, кроме того в последующие 12 месяцев уменьшились сопутствующие проблемы, депрессия, тревожность. Данная программа в виде стандартного тренинга и супервизорской поддержки была передана в 17 организаций, обслуживающих 309 родителей. Во втором исследовании подведены итоги  значимости до и после тренингового снижения экстернализации и интернализации проблем в подростковом возрасте; улучшения эмоциональной саморегуляции. Родители также сообщили о значимом увеличении родительской удовлетворенности и уменьшении возможных трудностей.

2.2.9. Barling J., Dupre K., Kelloway K. Predicting Workplace Aggression and Violence / Julian Barling, Kathryne E. Duprґe, E. Kevin Kelloway // Annual Review of Psychology. — 2009. — Vol. 60 — P. 671-92.   Барлинг Дж., Дюпре К., Келлоуэй К. Предсказание возможности агрессии и насилия на рабочем месте / Джулиан Барлинг, Катрин Дюпре, Кевин Келлоуэй // Ежегодное ревю по психологии. — 2009. — Вып. 60 — С. 671-92.

В связи с относительной новизной исследований агрессии на рабочем месте и значительным вниманием, уделяемым СМИ нашумевшим инцидентам, сформировались многочисленные мифы о природе агрессии на рабочем месте. В данной работе мы исследуем эти мифы с точки зрения фактов, привнося большую ясность в понимание предикторов агрессии на рабочем месте. В работе рассматриваются следующие мифы.

  • Миф 1: агрессия на рабочем месте и насилие взаимозаменяемы.
  • Миф 2: социально-демографические особенности проявления агрессивности у работников
  • Миф 3: психические расстройства как фактор насилия на рабочем месте
  • Миф 4: возникновение агрессии между подчиненными и начальниками
  • Миф 5: агрессия на рабочем месте случайна, непредсказуема и, следовательно, её невозможно предотвратить
  • Миф 6: сокращения штата вызывают агрессию
  • Миф 7: агрессия на рабочем месте не может быть уменьшена, но может быть смещена
  • Миф 8: агрессия на рабочем месте выходит за рамки актуального контекста

2.2.10. Aquino K., Thau S. Workplace Victimization: Aggression from the Target’s Perspective. / Karl Aquino, Stefan Thau // Annual Review of Psychology. — 2009. — Vol. 60 — P. 717-41. Аквино К., Тоу С. Насилие на рабочем месте: Агрессия с точки зрения жертвы. / Карл Аквино, Стефан Тоу // Ежегодное ревю по психологии. — 2009. — Вып. 60 — С. 717-41.

Эта статья описывает исследование насилия на рабочем месте, которое мы определяем как акт агрессии, совершенный одним или несколькими членами организации, наносящий психологический, эмоциональный и физический вред жертве. Мы сравниваем несколько типов насильственного поведения, которые представлены в литературе по организационной психологии, чтобы проиллюстрировать их различия и общие черты. Мы, таким образом, делаем обзор исследований, направленных на выяснение того, кто скорей станет жертвой агрессии. Рассматриваются такие предикторы, как личные характеристики, демографические, поведенческие, структурные и организационные переменные. Мы также рассматриваем исследования копинговых стратегий у жертв, которые включают стратегии, сфокусированные на проблеме и на эмоциях. Наше исследование завершается кратким обзором новых направлений в исследованиях по этой тематике. В заключении мы приводим список основных конструктов и тем, встречающихся в литературе, делаем попытку прояснить противоречивые результаты, а также используем теорию для того чтобы выделить значимые переменные.

3. Сознание: онтогенез и регулирующая функция

3.1.1. Гулевич О.А. Влияние восприятия справедливости действий человека на представление о нем и причинах его поведения // Вопросы психологии. 2009. № 1

Целью экспериментального исследования явилось изучения влияния оценки поступка как справедливого на восприятия психологических особенностей совершившего его человека, на объяснение его действий, а также на проявление симпатии по отношению к нему. Члены одной экспериментальной группы вспоминали справедливый поступок, совершённый по отношению к ним, а члены другой - несправедливый. После этого они оценивали человека, совершившего поступок, по ряду черт, описывали причины его поведения и определяли степень своей симпатии к нему. Результаты исследования показали, что справедливость поступка оказывает влияние на оценку психологических особенностей и на симпатию, но не на характер причин, побуждающих совершить его.

3.1.2. Осницкий А.К. Бякова Н.В., Истомина С.В. Развитие саморегуляции на разных этапах профессионального становления // Вопросы психологии. 2009. № 1

Рассматриваются показатели сформированности регуляторного опыта на разных этапах профессионального становления (период профессионального самоопределения старшеклассников и следующий за ним период профессионального обучения). Выявлено влияние уровня сформированности отдельных компонентов регуляторного опыта, обеспечивающих возможность осознанной регуляции деятельности, на успешность профессионального становления.

3.1.3. Приходько А.И. Проблема эмоций в зарубежной социальной психологии // Вопросы психологии. 2009. № 1

Рассматриваются основные направления изучения эмоций в зарубежной социальной психологии. Приводятся данные исследований на нескольких уровнях анализа: индивидуальном, межличностном, групповом и культурном. Обсуждаются ключевые вопросы социально-психологического изучения эмоциональных явлений.

3.1.4. Якобсон С.Г., Адилова Л.Р. Становление ранних форм самосознания детей // Вопросы психологии. 2009. № 1

Ранние формы осознания себя детьми изучались методом вопросов о том, кто они и какие они. Ответы 292 детей 2,5 - 7 лет на четыре блока таких вопросов обнаружили две формы осознания своих психологических характеристик: целостные представления о себе и знания о своих отдельных качествах. Первые возникают в 2,5 года, реализуют тенденцию к "опредмечиванию" своего "Я" и не несут познавательной информации, вторые появляются в 3,5 года и служат познанию себя.

3.1.5. Шляпников В.Н. Исследования волевой регуляции в современной зарубежной психологии // Вопросы психологии. 2009. № 2

Проводится обзор современных исследований волевой регуляции в зарубежной психологии, представленных двумя основными направлениями; в рамках одного воля понимается как психологический механизм целенаправленного поведения, в рамках второго - как компонент системы саморегуляции деятельности. В целом для зарубежных исследований характерно чёткое разведение мотивационных и волевых процессов: последние преимущественно рассматриваются в контексте операционально-технической стороны деятельности. Волевая регуляция поведения представляют собой сложный процесс, обеспечивающий интеграцию различных психических функций в ходе реализации намерения действий.

3.1.6. Чудновский В.Э. Смысложизненный аспект современного процесса образования // Вопросы психологии. 2009. № 4

Обсуждается соотношение феноменов «смысл жизни» и «смысл процесса образования». Процесс поиска и обретения смысла жизни рассматривается, как психологическая реальность, единое смысловое пространство, существенно обусловливающее судьбу человека. Автор исходит из положения о том, что процесс образования также представляет собой единое смысловое пространство, являющееся результатом своеобразного взаимодействия двух тенденций: динамической (инновационной) и инвариантной. Даётся характеристика некоторых «смысловых инвариантов» процесса образования как условия устойчивости и целенаправленности его развития. Обосновывается тезис о том, что основное назначение процесса образования – создание личностного фундамента, на котором впоследствии происходит «строительство» индивидуального, своеобразного для каждого человека смысла жизни.

3.1.7. Князев Г.Г., Слободской-Плюснин Я.Ю., Бочаров А.В. Биологические основы трёх типов психофизиологического реагирования // Вопросы психологии. 2009. № 5

Предложена гипотеза, согласно которой три типа психофизиологического реагирования («чрезмерный контроль», «недостаточный контроль», «гибкость») отличаются друг от друга по балансу активности описанных Дж.Греем систем активации и торможения поведения, а также осцилляторных альфа- и дельта-систем. Гипотеза проверялась на 1015 российский подростках в возрасте от 10 до 18 лет с использованием как психометрических, так и электроэнцефалографических методов. Полученные данные указывают на то, что необходимым условием успешной социальной адаптации является баланс активности мотивационных и тормозных систем.

3.1.8. Ермакова И.В., Цукерман Г.А. Поиск новых средств решения учебных задач в начальной и основной школе // Вопросы психологии. 2009. № 6

На материале восьмилетнего лонгитюда были исследованы основные этапы становления учебной самостоятельности, ядром которой является поиск новых способов и средств решений учебных задач. Методом факторного анализа доказано, что начальная ступень образования отчетливо распадается на две фазы, различные по уровню, поисковой самостоятельности школьника. На переходе в основную школу поисковая активность учеников падает. В дальнейшем склонность ученика к поиску новых способов действия существенно зависит от поисковых установок, складывающихся в начальной школе.

3.1.9. Корнилова Т.В., Новотоцкая-Власова Е.В. Соотношение уровней нравственного самосознания, эмоционального интеллекта и принятия неопределённости// Вопросы психологии. 2009. № 6

На выборке из двухсот сорока человек средствами структурного моделирования верифицирована гипотеза о регулятивной роли уровней нравственного самосознания личности по отношению к эмоциональному интеллекту. Выделены четыре латентные переменные, обусловливающие его уровни. Показано, что принятие неопределённости влияет на эмоциональный интеллект во взаимодействии с личностными переменными саморегуляции.

3.1.10. Поляков М.А. Особенности целеобразования у подростков с интеллектуальной недостаточностью // Вопросы психологии. 2009. № 6

Представлены результаты эмпирического исследования динамики целеобразования у подростков с задержкой психического развития (ЗПР) и умстве6нной отсталостью. Динамика проявляется в изменении формы, целей, преобладающего механизма цели образования. У нормально развивающихся подростков происходит переход от образования целей в форме образов-представлений к их построению в абстрактно-вербальной или символической форме. У них меняется механизм целеобразования от выделения промежуточных целей, обусловленного препятствиями, к механизму конкретизации общей цели в частных. При умственной отсталости и ЗПР преобладает движение от образования целей в форме образов восприятия к их построению в форме образов представлений. У умственно отсталых подростков наблюдается динамика механизмов от усвоения знания о готовых целях, к превращению отдельных требований в цели, а у их сверстников с ЗПР - от превращений отдельных требований в цели к выделению промежуточных целей, обусловленному препятствиями.

3.1.11. Абульханова К.А. Сознание как жизненная способность личности // Психологический Журнал, Т.30, № 1, 2009

Раскрываются роль и функции сознания как жизненной способности, а также в обеспечении основных позиций личности (общественной, социальной, индивидуальной) и типа их связей. Рассматриваются три модальности сознания: как процесса, образования и способности данной личности.

3.1.12. Салихова Н.Р. Реализуемость личностных ценностей // Психологический Журнал, Т.30, № 1, 2009

Представлены результаты исследования динамических тенденций согласования (реализуемости) и рассогласования (барьерности) параметров важности и доступности личностных ценностей как функционального механизма структурирования жизненного пространства человека. На эмпирическом материале показано, что данные тенденции отражают изменения ценностно-смысловой сферы личности, возникающие в ситуации жизненного кризиса, вызванной опасным соматическим заболеванием. В них проявляется действие как актуальных барьеров в осуществлении жизнедеятельности при скоротечных заболеваниях, так и барьеров в отношении перспектив собственной жизни, возникающих при заболеваниях, имеющих долгосрочные последствия.

3.1.13. Аллик Ю., Мыттус Р., Реало А., Пуллманн Х., Трифонова А., МакКрэй Р.Р., Мещеряков Б.Г. Конструирование национального характера: свойства личности, приписываемые типичному русскому // Культурно-историческая психология. 2009. № 1

Три тысячи семьсот пять участников, включенных в 40 различных выборок из 34 регионов по всей территории Российской Федерации, участвовали в опросном исследовании, в котором их просили оценить личностные черты типичного русского, живущего в их регионе. Исследование проводилось с помощью Опросника национального характера с 30 пунктами (National Character Survey, NCS). По сравнению с усредненным кросскультурным профилем автостереотипов, построенным на основе данных 49 национальных выборок (Terracciano и др., 2005), полученные оценки показали, что типичный русский редко чувствует себя эмоционально угнетенным или неполноценным, он является доминирующим, волевым и говорит без колебаний, имеет живое воображение, яркую фантазию и интеллектуальное любопытство, способен произвести переоценку социальных и политических ценностей. На широкой территории от Камчатки до границ Европейского союза наблюдался лишь один стереотип типичного русского без какой-либо заметной географической или иной закономерной изменчивости от выборки к выборке. Профили типичного русского имели слабую конвергенцию с оцененными чертами личности молодого, но не старшего поколения этнических русских. Сильная связь установлена между социальным капиталом (social capital) и стереотипами национального характера: люди, которые склонны верить в честность других людей и доверять им, также были расположены характеризовать типичного русского в более социально желательных терминах

3.1.14. Болотова А.К., Башкин Е.Б. Самосознание и развитие личности как «особый временной момент» // Культурно-историческая психология. 2009. № 1

Недостаточная разработанность и фрагментарность в решении проблемы места и роли времени в онтогенезе и развитии личности вызывает необходимость проанализировать эту проблему, выделив такой структурный компонент, в становлении которого в качестве системообразующего фактора выступает временная перспектива. В статье дается анализ представлений о природе возникновения и развития самосознания и его структурных компонентов во временном аспекте. Предполагается, что на разных этапах онтогенеза самосознание проявляется как самопознание, самоотношение, самооценка и саморегуляция. Показано, что самосознание, возникающее онтогенетически позже сознания, включает временную детерминацию «ощущения себя во времени жизни».

3.1.15. Сапогова Е.Е. Преодоление лиминальности как способ личностного жизнетворчества // Культурно-историческая психология. 2009. № 1

Представлена авторская трактовка лиминальных периодов, понимаемых как субъективно переживаемый разрыв в непрерывно длящемся потоке жизненного опыта человека, связанный с осознанием смысловой завершенности определенного фрагмента жизни, когда необходима активизация внутренних эмоционально-когнитивных ресурсов для преодоления «себя-наличного» и становления «себя-иного». Преодоление лиминальности рассмотрено как поиск и построение новых смыслов, как акт свободного выбора и жизнетворчества субъекта, реализующиеся в выборах и поступках. Описана внутренняя структура лиминальных периодов как состоящих из фаз деструкции, реконструкции и конгруэнции. Рассматривается феномен синхронистичности и переживание «чувства верного пути»

3.1.16. Горбатков А.А. Эмоциональное благополучие и общительность: кросскультурный аспект // Культурно-историческая психология. 2009. № 3

В работе сформулирована гипотеза об отрицательной связи между эмоциональным благополучием индивида и его общительностью, как вероятной в обществах с негативно-асимметричной эмоционально-экспрессивной нормативной системой коммуникации. В проведенном в Польше исследовании получены данные в пользу указанной гипотезы. Кроме того, получены данные о том, что связь эта касается прежде всего позитивных эмоций, наличие которых может склонять индивида к ограничению общения.

3.1.17. Зверева Н.В., Рощина И.Ф. Проблемы дизонтогенеза в клинической психологии  // Культурно-историческая психология. 2009. № 3

Предлагается новое понимание термина «дизонтогенез» в клинической психологии. Дизонтогенез рассматривается как нарушение психического развития, возникающее в любом возрасте и продолжающееся в течение жизни человека. Рассматривается проблема кризисов развития и связанных с ними особенностей возрастных проявлений дизонтогенеза. Обозначаются проблемы систематики дизонтогенеза, методов его психологической диагностики.

3.1.18. Абраменкова В.В. Поименование как культурный феномен — в истории и современности // Культурно-историческая психология. 2009. № 4

В контексте культурно-исторической теории Л. С. Выготского предлагается новое понятие «поименование». Это социальное средство формирования образа Я, объединяющее различные варианты (формы) имени субъекта как определенных граней его личности. Важнейшей сакральной и «личностно-образующей» формой поименования является личное имя, различным аспектам онтологии которого автор уделяет в статье особое место. Очерчиваются самые общие представления о присвоении своего имени ребенком как первой личностной категории, усваиваемой им уже на первом году жизни. В статье также излагаются некоторые аспекты отношения к формам имени в истории культуры и иллюстрируется механизм присвоения поименования как прозвища и никнейма в современной подростковой субкультуре. Делается предположение о социальном характере выбора некоторых форм поименований и оснований имяречения в детском сообществе. Автором выделяются общие для всех поименований как «социокультурных инвариантов» функции обособления группы ее структуризации и др. Обосновывается возможность определения таких социально-психологических параметров группы, как уровень ее развития и направленности межличностных отношений по характеру прозвищ, кличек, никнеймов и т. п. В силу слабой изученности этой междисциплинарной сферы в психологии и на основании нескольких поисковых исследований автор предлагает широкую программу возможных направлений изучения феноменологии поименований в сфере психологии развития.

3.1.19. Бусыгина Н.П. Психические феномены и дискурс: перспектива социального конструкционизма // Культурно-историческая психология. 2009. № 4

В статье дан анализ социоконструкционистского представления о психике как продукте дискурсов. Показано, что в перспективе социального конструкционизма психологические понятия не являются «жесткими десигнаторами»: их функция состоит не в описании объективных процессов и состояний, а в приписывании им смысла в соответствии с тем контекстом культурных смыслов, к которому они принадлежат. Делая акцент на дискурсивной природе психики и присущих ей нормативных и семантических (а не каузальных) отношениях, социальный конструкционизм ориентирует психологию на интерпретивистскую эпистемологию и построение концептуально-методологического каркаса, характерного для гуманитарных («понимающих») наук. В статье также поднимается более широкая проблема соотношения языка (или дискурса, т. е. языка в его социокультурных и интерактивных аспектах) и реальности. Автор показывает, что в связи с социальным конструкционизмом, радикализирующим языковой характер человеческого опыта, приобретает актуальность рефлексия границ дискурсивного конструирования. Раскрывается необходимость анализа иных — внедискурсивных — аспектов «жизненного мира», и прежде всего практической составляющей бытия в мире, феноменологии телесной и эмоциональной связи с миром и т. п.

3.1.20. Патяева Е.Ю. К истокам культурно-исторического понимания человеческой мотивации: французская социологическая школа (к-и п, № 4, 2009) // Культурно-историческая психология. 2009. № 4

Статья посвящена анализу мотивации человеческого поведения в одном из первых детально развернутых подходов культурно-исторического направления мировой психологии — во французской социологической школе. В определенном смысле ее представители — Э. Дюркгейм, Л. Леви-Брюль, М. Хальбвакс, М. Мосс и другие — существенно опередили «основной поток» мотивационных исследований своего времени, разработав в первые десятилетия прошлого века представления об обществе как совершенно особом источнике человеческих побуждений, способном, в частности, создавать «священное» путем обожествления тех или иных объектов, вождей, государства как целого, а также разного рода идейсимволов, увлекающих людей на подвиги и преступления. Некоторые идеи Дюркгейма и его коллег — например, о «коллективных представлениях», диктующих людям значительную часть их действий, о тотемах как репрезентациях социальных групп, о «сопричастных индивидах», ощущающих себя частью социального целого, о социальных рамках, определяющих мотивы и особенности поведения людей, — все еще представляют собой «зону ближайшего развития» современной психологии мотивации.

3.2.1.M. Kloep, N. Güney, F. Çok and Ö.F. Simsek, Motives for risk-taking in adolescence: A cross-cultural study // Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 1, February 2009, Pages 135-151.   М. Клойп, Н. Гюни, Ф. Кок, О. Ф. Симсек, Мотивы рискованного поведения в подростковом возрасте: Кросс-культурное исследование // Журнал о подростковом возрасте - 2009.-Т.32, Вып. 1, Pages 135-151

Большинство исследований рискованного поведения подростков было проведено в западном обществе, но до сих пор неизвестно, различаются ли факторы проявления рискованного поведения в зависимости от культурного своеобразия. Это исследование поставило своей задачей изучить различия в выявленных мотивах вовлеченности в рискованное поведение среди турецких и валлийских респондентов (N=922) в возрасте от 14 до 20 лет. Для оценки мотивов риска была создана измерительная шкала; было проведено ее кросс-культурное обоснование. Теоретической основой явились работа Клоепа и Хендри [(1999) Вызовы, риски и копинг-стратегии в подростковом возрасте. Под редакцией Мессера и Миллара, Исследование психологии развития (стр. 400-416)]. Лондон: Арнольд], а также экспериментальная работа Гюнэ и Чока [(2006) Рискованное поведение в подростковом возрасте: осознаваемый риск, турецкий опыт. В статье, представленной на десятой юбилейной конференции европейской ассоциации исследования подростков, Анталия, Турция)]. Результаты показали, что существует связь между различными мотивами и различными типами рискованного поведения, что подтвердила модель, предложенная Клойпом и Хендри. Были выявлены небольшие, но значимые национальные различия, подразумевающие, что мотивы риска в противоположность реальному рискованному поведению могут быть аналогичными в среде подростков независимо от культуры.

3.2.2. Zeev Winstok,. From self-control capabilities and the need to control others to proactive and reactive aggression among adolescents // Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 3, June 2009, Pages 455-466.  Уинсток Ж., От способности к самоконтролю и потребности в контроле других к проактивной и  реактивной агрессии у подростков //Журнал о подростковом возрасте .-Июнь 2009.-Т.32, Вып.3.-С. 455-466

Целью данного исследования явилось изучение связи между отдельными аспектами контроля (способность к самообладанию и потребность управлять другими) и формами агрессии (реактивной и превентивной). Данные были получены в результате структурированного опроса, охватившего 660 подростков женского и мужского пола (средний возраст 14.99 лет) двух городских школ в северном Израиле. Результаты показали наличие отрицательной связи между потребностью управлять другими и способностью управлять собой. Результаты также показывают, что превентивная агрессия особенно тесно связана с высокой потребностью управлять другими, тогда как реактивная агрессия наиболее значимо связана с низкой способностью к самообладанию. Выявлено влияние пола и возраста на факторы контроля и агрессии. В обсуждении показано, каким образом полученные данные проявляются на поведенческом и мотивационном уровнях.

4. Процесс овладения научными понятиями

4.1.1. Будрина Е.Г. Динамика интеллектуального развития подростков в условиях разных моделей обучения // Психологический Журнал, Т.30, № 4, 2009

Рассматривается динамика интеллектуального развития подростков в условиях разных моделей обучения (коррекционной, традиционной и обогащающей). Анализируются результаты эмпирического исследования интеллектуального развития подростков с 5-го по 9-й класс (n = 566 чел.) в единстве конвергентных, дивергентных и стилевых свойств интеллекта. С помощью процедуры кластерного анализа представлена динамика стилевых свойств интеллекта и проведено “расщепление” полюсов когнитивных стилей узкий/широкий диапазон эквивалентности и импульсивность/рефлективность в подростковом возрасте. Выдвигается гипотеза о том, что динамика интеллектуального развития в подростковом возрасте имеет разнонаправленный характер, включая прогрессивные, регрессивные и скачкообразные изменения. Рассматривается влияние образовательного фактора на динамики интеллектуального развития в подростковом возрасте.

4.1.2. Васюкова Е.Е. Межситуативный перенос вербализованных операциональных смыслов при решении мыслительных задач // Психологический Журнал, Т.30, № 6, 2009

Изучали перенос вербализованных операциональных смыслов (ВОС) из ситуации в ситуацию. Выявляли их особенности в процессе выбор лучшего хода в связанных и несвязанных позициях у 44 шахматистов от второго разряда до гроссмейстера в возрасте от 16 до 80 лет. Испытуемые были разделены на четыре равночисленные группы, уравненные по возрасту и квалификации. Использовался метод рассуждения вслух при 5-минутном выборе лучшего хода в шахматной позиции, строили графы решения. Обнаружено, что перенос ВОС - сложный феномен, зависящий от позиции, возраста и квалификации субъектов.

4.1.3. Григорьева М.В. Субъективное благополучие личности как результат школьной адаптации в разных условиях обучения // Психологическая наука и образование. 2009. № 2

В статье рассматривается возможность оценивания результата школьной адаптации личности по одному из внутренних критериев – субъективному благополучию. Современные условия обучения представляются как динамичные, что дополняет и усиливает динамичность отношений «индивид – среда». С таких условиях для школьников важны как внешние показатели успешности адаптации (успеваемость, социально-психологический статус, успешность), так и благополучие по внутренним критериям адаптации (комфортные внутренние состояния, переживания, субъективное благополучие и т.п.). В статье показано и статистически обосновано, что удовлетворенность учащихся различными сторонами жизнедеятельности и их нервно-психическая устойчивость, составляющие основу структуры субъективного благополучия, зависят от условий обучения и социализации в целом. Осуществлено сравнение данных структур в условиях обучения в общеобразовательной школе и гимназии. Показано, что с точки зрения оптимального использования адаптивных механизмов, структура субъективного благополучия учащихся гимназий является более предпочтительной по сравнению со структурой учащихся общеобразовательных школ.

4.1.4. Зак А.З. Диагностика интеллектуального развития выпускников начальной школы как оценка рисков обучения в основной школе // Психологическая наука и образование. 2009. № 2

В статье обсуждается проблема диагностики интеллектуальной готовности выпускников начальной школы к обучению в основной школе. Такую диагностику целесообразно проводить в русле логико-психологического подхода к развитию мышления школьников, заложенного С. Л. Рубинштейном (1946), продолженного В. В. Давыдовым (1996) и конкретизированного автором (А.З. Зак, 1984 - 2004). Согласно этому подходу в начальной школе последовательно формируется аналитический способ теоретического мышления (сначала при решении задач в предметно-действенной форме, далее в наглядно-образной, затем в словесно-знаковой), в средней школе – его рефлексивный способ. Исходя из указанного подхода, автор разработал методики диагностики степени освоения аналитического способа теоретического мышления при обследовании четвероклассников в конце учебного года. Данные об особенностях освоения этими испытуемыми учебных программ в пятом классе позволили сделать вывод о связи характеристик их учения со степенью сформированности у них аналитического способа теоретического мышления к концу начальной школы. Наличие этой связи позволяет, проводя диагностику четвероклассников, прогнозировать характер их адаптации к обучению в средней школе.

4.1.5. Голерова О.А., Гурова Е.В., Харченко Е.В. Изучение представлений детей-сирот о структуре поддерживающего окружения на основе метода «семейной доски» // Психологическая наука и образование. 2009. № 3

В статье обсуждаются теоретические подходы к изучению представлений о структуре поддерживающего окружения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, воспитывающихся в условиях интернатных учреждений. Представлены результаты эмпирического исследования, проведенного с помощью метода семейной доски. Для каждой расстановки представлены фотографии, приведены комментарии авторов в отношении расстановки и ее интерпретация. Также обсуждается возможность применения данного метода при работе с детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, для диагностики структуры поддерживающего окружения. Делаются выводы о том, каким образом внутренние представления о структуре поддерживающего окружения у ребенка-сироты могут быть включены в практику психологической работы в интернатном учреждении.

4.1.6. Веракса А. Н. Формы знаковой и символической репрезентации в познавательной деятельности младших школьников // Культурно-историческая психология. 2009. № 1

В статье описываются два исследования, проведенные с помощью авторских методик «Неопределенная ситуация» (26 третьеклассников и 31 четвероклассник) и «Подбери картинку» (40 третьеклассников и 44 четвероклассника). В результате были выделены различные стратегии решения познавательных задач. Стратегии характеризуются применяемыми детьми формами репрезентации и находятся в структурных отношениях прямой и обратной зависимости.   

4.1.7. Уточкин И.С. Непроизвольное запоминание слов при различных требованиях к вниманию // Культурно-историческая психология. 2009. № 2

В экспериментальном исследовании изучалась эффективность непроизвольного запоминания слов в четырех различных ориентировочных заданиях, предъявляющих разные требования к вниманию: простое обнаружение, обнаружение с пространственной подсказкой, поиск определенной буквы в слове и отслеживание заданного алгоритма появления слов. Тестировались объективная эффективность запоминания и уровень субъективной уверенности в мнемических суждениях. Четыре ориентировочных задания сравнивались с заданием на произвольное запоминание. Было обнаружено различие в эффективности запоминания между первым и вторым заданиями, с одной стороны, и третьим и четвертым с другой, при отсутствии различий внутри этих пар. Тем не менее значимые различия внутри указанных пар проявились в показателях субъективной уверенности. Полученные результаты обсуждаются с позиций уровневого подхода к вниманию, развиваемого автором исследования (Уточкин, 2008).

4.1.8. Хирова М.А. Исследование припоминания знаний о предметной области // Культурно-историческая психология. 2009. № 2

Статья содержит описание эмпирического исследования извлечения предметных знаний из семантической памяти. Анализировались индивидуальные стратегии извлечения знаний и их связь с эффективностью припоминания. Выделение стратегий основывалось на предпочтении семантических или эпизодических «ключей» в ходе воспроизведения. Исследование включало этап прослушивания испытуемыми лекции по искусственно созданной предметной области и два этапа отсроченного воспроизведения содержания лекции (4 и 15 месяцев спустя) с последующей реконструкцией хода воспроизведения с использованием категориальных полей, а также анализом эффективности воспроизведения и субъективных отчетов испытуемых о процессе припоминания. Показано, что предпочтение той или иной стратегии не является свидетельством ее большей эффективности. Для эффективного извлечения предметных знаний из семантической памяти необходимо обращение к семантическим «ключам», тогда как эпизодические «ключи» в большей степени эффективны в рамках своей собственной подсистемы памяти.

4.1.9. Александров Ю.И. Системно-эволюционный подход: наука и образование // Культурно-историческая психология. 2009. № 4

В статье указывается на значение специального анализа проблемы взаимодействия науки и образования. Отмечается, что одним из вызовов как для науки, так и для образования является нарастающее дробление дисциплин. Уравновесить данную тенденцию может синтез материала этих дисциплин с целью построения научного описания единой реальности, разные аспекты которой выделяются данными дисциплинами. Утверждается, что оптимальным «языком» подобной интеграции является методология системно-эволюционного подхода, позволяющего осуществить междисциплинарный синтез и избежать при этом редукционизма и элиминативизма. Описано, как соотносятся исследования, проведенные в рамках системно-эволюционного подхода, с мейнстримом мировой науки. Показано, каким образом согласуется содержание исследований, проводимых в лаборатории нейрофизиологических основ психики им. В. Б. Швыркова Института психологии РАН, и содержание преподавания соответствующих дисциплин на кафедре психофизиологии ГУГН.

4.1.10. Поливанова Н.И., Ривина И.В. Суждения учителей и учащихся об учебном взаимодействии на уроках в школе // Культурно-историческая психология. 2000. № 4

В статье анализируются особенности учебной коммуникации педагогов с детьми на уроках различной предметной направленности. Авторы связывают учебную успешность детей с их психологической комфортностью, во многом обусловленной поведением педагога, а также с адекватным содержательным и эмоциональным взаимодействием учителя и детей на уроке. В таких условиях у детей в большей степени развивается их самостоятельность, инициативность, познавательная активность, а также направленность на взаимопонимание с учителем, желание сотрудничать с ним и эмоциональное принятие педагога. В статье описываются две авторские анкетные методики диагностики учебного взаимодействия (одна — для учителей, вторая — для учащихся основной школы), построенные по одним и тем же принципам и основанные на одних и тех же шкалах и показателях. В основу этих методик положены гуманистические принципы организации образования, направленные на равенство, партнерство, развитие участников образовательного процесса. Сопоставление результатов обеих анкет может позволить оценить одни и те же психологические характеристики образовательной среды с точки зрения взрослых и детей, выявить степень их согласованности и понять, насколько достигается взаимодействие и взаимопонимание учителей и учащихся в реализации учебной деятельности. Сопоставление результатов учителей и учащихся позволяет квалифицировать типы установок на учебное взаимодействие у педагога и учащихся и их взаимопонимание на уроке.

4.1.11. Чудинова Е.В., Зайцева В.Е. Учебная модель как единица обучения и «зерно» развития № 4, 2009) // Культурно-историческая психология. 2009. № 4

В статье обсуждается проблема выделения «шага» обучения, приводящего к акту развития. Формирующий эксперимент, проведенный на материале учебного предмета «биология», позволяет обосновать гипотезу о «зерне» развития, возникающем в ходе работы учеников по построению и преобразованию учебной модели. Подробно описывается характер деятельности класса по построению и освоению такой управляющей модели; анализируются детские работы, в которых проявляется сложившееся понимание, используются оперативные возможности построенной модели. Выявляются свойства учебной модели, необходимые для того, чтобы на полюсе индивидуального субъекта образовалось саморазвивающееся «зерно», преобразующее опыт человека и позволяющее ему расценивать новую ситуацию как ситуацию действия, для осуществления которого у него есть собственный ресурс.

4.2.1. Roberto Baiocco, Fiorenzo Laghi  and Maria D'Alessio, Decision-making style among adolescents: Relationship with sensation seeking and locus of control// Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 4, August 2009, Pages 963-976.   Бьякко Р., Лаги Ф. и Д’Алессио М., Стиль принятия решений у подростков. Связь между поиском ощущений и локусом контроля//Журнал о подростковом возрасте.- Август 2009.-Т.32, Вып.4.-с. 963-976

Основной целью данного исследования явилась проверка психометрических свойств и конструктной валидности общей шкалы принятия решений (GDMS) на примере 700 подростков (в возрасте 15-19 лет). Конфирматорный и эксплораторный факторный анализы представили данные для пятифакторного решения, отражающего теоретические конструкты: рациональность, интуиция, зависимость (тревожность-замкнутость), самостоятельность. Гендерных различий обнаружено не было, однако подростки старшего возраста отличались более рациональным стилем принятия решений по сравнению с более молодыми и имели более низкие средние оценки по интуиции, тревожности-замкнутости, самостоятельности. Корреляции между GDMS,  показателями ощущений и локуса контроля продемонстрировали конвергентную валидность. Высокие школьные достижения положительно взаимосвязаны с рациональным стилем принятия решений, в то время как пропуски школы были позитивно связаны с самостоятельным и тревожным стилями. Результаты показывают, что GDMS полезно использовать не только при изучении личности, но и в целях улучшения образования и в консультировании.

4.2.2. Joe F. Pittman, Jennifer L. Kerpelman, Leanne K. Lamke and Donna L. Sollie, Development and validation of a Q-sort measure of identity processing style: The identity processing style Q-sort // Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 5, October 2009, Pages 1239-1265.  Питтман Д., Кепельман Д., Лэмке Л. и Солли Д., Развитие и валидизация методики определения стиля процесса идентификации: Стиль процесса идентификации (Q-сортировка) // Журнал о подростковом возрасте.- октябрь 2009, Т.32, вып. 5, С. 1239-1265

Стили идентичности представляют собой стратегии, которые используют люди, для того чтобы исследовать проблемы, связанные с идентичностью. Берзонский  (Berzonsky, (1992). Стиль идентичности и копинг-стратегии. Журнал психологии личности, 60, 771-788), выделил три стиля: информационный, нормативный и диффузный.

В трех проведенных исследованиях представлены следующие результаты: (a) предложена методика IPSQ - новый инструмент, позволяющий определить стиль процесса идентификации, наряду с надежностью и валидностью трех критериев, которые представляют «идеальные типы» для трех соответствующих стилей, (b) описание стилей выполнено на выборке 480 студентов колледжа; произведено сравнение с результатами, полученными с помощью оригинального опросника, созданного самим Берзонским, и (c) определение конвергентной и дискриминантной валидности IPSQ на выборке 321 студента колледжа, подтвержденной корреляционными взаимосвязями со следующими переменными: выявленный статус идентичности, качество семейных отношений, социальная компетентность, стили копинг-стратегий и социальная желательность. В обсуждении результатов обсуждены вопросы надежности и валидности сортировки, направления дальнейших исследований и возможности ее применения.

4.2.3. Suna Eryigit and Jennifer Kerpelman, Using the Identity Processing Style Q-Sort to examine identity styles of Turkish young adults // Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 5, October 2009, Pages 1137-1158.  Эрийгит У. и Керпельман Д., Использование опросника Стиль процесса идентичности на основе Q-сортировки для определения стиля идентичности у турецких молодых людей // Журнал о подростковом возрасте.- Октябрь 2009, Т.32, вып.5, С. 1137-1158

В данной работе приводятся результаты опроса турецких молодых людей с помощью турецкой версии опросника Стиля процесса идентичности на основе Q-сортировки (IPSQ). IPSQ разработан для оценки стилей идентичности, предложенных Берзонским: информационного, нормативного и диффузного. Респонденты сортировали описания стилей и раскладывали их, опираясь на свои предпочтения. В первом исследовании были изучены паттерны, наиболее часто встречающиеся в исследуемой выборке. Во втором исследовании была проверена конструктная валидность IPSQ-турецкой версии, основанная на связях между IPSQ и показателями культурной направленности, самоопределения, ясности самопонимания, самооценке, копинг-стратегии. Результаты первого исследования согласовывались с данными, приведенными в литературе с точки зрения наличия отрицательной корреляции между информационным и диффузным/замкнутым стилем и относительно более слабой связью между информационным и нормативным стилями. Доказательством конструктной валидности турецкой версии IPSQ послужила совместимость результатов второго исследования с результатами, полученными другими исследователями.

4.2.4. Adolphs R. The Social Brain: Neural Basis of Social Knowledge / Ralph Adolphs // Annual review of psychology. — 2009. — Vol. 60 — P. 693-716.   .Адольфс Р., Социальный интеллект: Нейрологические основы социальных знаний / Ральф Адольфс //  Ежегодное ревю по психологии. — 2009. — Вып. 60 — С. 693-716

Социальное познание у людей определяется как психологический процесс, который позволяет им делать выводы о том, что происходит с другими людьми – их намерения, чувства, мысли. Некоторые из этих процессов, вероятно, позволяют объяснить те аспекты человеческого социального поведения, которые мы можем назвать уникальными, например, культуру и цивилизацию. Большинство исследований разделяют социальные и информационные процессы на те, которые являются относительно автоматическими и определяются стимулами, и те, которые являются продуктами размышления и контроля, а также чувствительны к контексту и стратегии. Эти различия отражены в нейронных структурах, которые лежат в основе социального познания, там же, где располагается непочатый край текущей информации, полученной от функциональных нейровизуализаций. В данной работе представлен широкий обзор ключевых способностей, процессов и путей, которые имеют отношение к теории познания в нейронауках.

5. Гендерные различия в отношениях и самоотношении личности

5.1.1. Малкова Е.Е. Возрастная динамика проявлений тревожности у школьников  // Вопросы Психологии. 2009. № 4

Приводятся данные об исследовании возрастной динамики тревожности у детей и подростков школьного возраста с использованием оригинального многошкального опросника «Многомерная оценка детской тревожности» (МОДТ), позволяющего оценить уровень тревожности школьников. Обследованы 942 здоровых школьника, учащихся с 1 по 11 класс. Все испытуемые были разделены на четыре половозрастные группы: 7-10 лет (младший школьный возраст), 11-12 лет (предпубертатный возраст), 13-15 лет (пубертатный возраст, 15-17 лет (юношеский возраст). Обнаружены отличия проявлений тревожности у детей 7-10 лет и старших подростков 15-17 лет, причём показатели тревожности у девочек оказались значительно выше таковых у мальчиков.

5.2.1. Gunnar Almgren, Maya Magarati and Liz Mogford, Examining the influences of gender, race, ethnicity, and social capital on the subjective health of adolescents / Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 1, February 2009, Pages 109-133   Олмгрин Г., Магарати М. и Моугфорд Л., Исследование влияние гендера, расы, этнической принадлежности и социального опыта на субъективное здоровье подростков// Журнал о подростковом возрасте — 2009. — Т.32, Вып.1— С. 109-133.

Исследовались факторы, влияющие на оценку подростком своего здоровья. Исследование учеников старшей школы штата Вашингтон основано на данных обзоров, проведенных между 2000 и 2004 годах (N=6853). 30% выборки составили потомки первой и второй волны иммигрантов из Азии, Латинской Америки, и Восточной Европы. Результаты включают устойчивое негативное влияние женского пола на самооценку здоровья, которая практически не изменяется в зависимости от демографических, социальных факторов и факторов развития, а также показателей родительской поддержки, гендерных различий в ковариациях самооценки здоровья. Выявлена тенденция среди респондентов мужского пола камбоджийского и вьетнамского происхождения оценивать давать более низкие самооценки здоровью независимо от других исследованных индивидуальных характеристик, имеющих отношение к здоровью. У девочек-подростков обнаружены ковариации между самоотчетами здоровья и такими социальными достижениями как позитивное отношение к школе, социальная сплоченность и надежное безопасное окружение.

5.2.2. Jeffrey J. Froh, Charles Yurkewicz and Todd B. Kashdan,  Gratitude and subjective well-being in early adolescence: Examining gender differences//Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 3, June 2009, Pages 633-650.   Фро Д., Юркевич Ч. и Кэшдан Т., Благодарность и субъективное благополучие в раннем подростковом возрасте: изучение гендерных различий// Журнал о подростковом возрасте.- Июнь 2009.- Т.32, Вып.3, С.- 633-650

Для того чтобы выявить пользу от способности чувствовать и выражать благодарность, было проведено исследование  на выборке из 154 студентов. Студенты заполнили опросники, позволяющие оценить субъективное благополучие, социальную поддержку, просоциальное поведение и физические симптомы. Выявленные позитивные взаимосвязи между благодарностью и позитивными чувствами, общей и специфической удовлетворенностью жизнью, оптимизмом, социальной поддержкой и просоциальным поведением в большинстве сохранялись даже после тестирования. Были получены негативные взаимосвязи с физическими симптомами; с негативными чувствами подобных взаимосвязей не обнаружено. Ощущение себя относительно счастливым опосредствует отношение между благодарностью и физическими симптомами.  Благодарность оказалась тесно связана со следующими положительными чувствами: гордостью, надеждой, воодушевлением, прощением и вдохновением. Показана высокозначимая взаимосвязь между благодарностью и семейной поддержкой. Эта связь опосредствуется полом, и показывает, что мальчики, по сравнению с девочками, оказывается, получают больше социальных бонусов от выражения благодарности. Обсуждены сильные стороны и ограничения исследования.

5.2.3. Terje Ogden and Kristine Amlund Hagen. What works for whom? Gender differences in intake characteristics and treatment outcomes following Multisystemic Therapy // Journal of Adolescence, Volume 32, Issue 6, December 2009, Pages 1425-1435.    Огден Т. и Хаген К., Что работает для кого? Гендерные различия в характеристиках и результатах лечения в мультисистемной терапии //Журнал о подростковом возрасте, Т.2, Декабрь 2009, С. 1425-1435

Цели исследования: изучалось, имеют ли мальчики и девочки сходные симптомы и базовые характеристики, которые приводят их в мультисистемную терапию (MST) и помогает ли девочкам-подросткам с серьезными поведенческими проблемами данный вид терапии в большей степени, чем мальчикам. Мы также изучили гендерные различия в уровне сопутствующих заболеваний в начале терапии и различаются ли семьи мальчиков и девочек, прошедших MST, в своих оценках полученного лечения.

Методы: выборку составили 117 норвежских девочек (35 %) и мальчиков (65 %) подростков в возрасте от 12 до 17 (М. = 14.58), подвергшихся MST лечению на первом и втором году проведения этого исследования.

Результаты: гендерные различия проявились в зависимости от причин обращения ко врачу, характеристик восприимчивости и особенностей лечения, но схожесть между мальчиками и девочками намного превосходила эти различия.

Заключения: хотя девочки могут демонстрировать некоторые особенности заявленных проблем по сравнению с мальчиками и факторы риска развития сопутствующих проблем, также могут различаться, похоже, что MST может считаться эффективной для большинства подростков в исследуемом примере независимо от гендера.

5.2.4. Kuhn J., Holling H. Measurement Invariance of  Divergent Thinking Across Gender, Age, and School Forms / Jörg-Tobias Kuhn, Heinz Holling // European Journal of Psychological Assessment. — 2009. — Vol. 25, №1 — P. 1-7.   Кун Й., Холлинг Х. Измерение инвариантов дивергентного мышления в группах разделенных по гендеру, возрасту и школьным классам / Йорг-Тобиас Кун, Хайнц Холлинг // Европейский журнал психологической оценки. — 2009. — Вып. 25, №1 — С. 1-7.

В данном исследовании изучается факторная структура и уровень инвариантности  12 показателей  тестов интеллекта, оценивающих дивергентность мышления. На большой выборке немецких школьников (N = 1328) была апробирована  трехфакторная модель, отражающая вербальное, пространственное и числовое дивергентное мышление. Мультигрупповой конфирматорный факторный анализ показал, что частные ярко выраженные инварианты демонстрируют постоянство внутри групп, разделенных по гендеру, возрасту и классам школы. Сравнение латентных средних показало значимо высокий уровень способности к дивергентному мышлению у девушек и школьников с более высокими средними показателями  IQ. Более старшие студенты  имели более высокие латентные средние показатели вербального и пространственного  факторов, чего нельзя сказать о числовом факторе. Эти результаты показывают,  что модель дивергентного мышления, выделяющая отдельные его области, может быть принята к рассмотрению, хотя для того чтобы выявить источники, влияющие на постоянство этих измерений, требуются дальнейшие исследования.

5.2.5. Gentil B., Grabe Sh., Dolan-Pascoe B., Twenge J., Wells B. Gender Differences in Domain-Specific Self-Esteem: A Meta-Analysis / Brittany Gentil, Shelly Grabe, Brenda Dolan-Pascoe, Jean M. Twenge, Brooke E. Wells // Review of General Psychology. — 2009. — Vol. 13, №1 — P. 34–45.    Гентил Б., Грейб Ш., Долан-Пэской Б., Твендж Дж, Уэллс Б. Гендерные различия в различных аспектах самооценки: мета-анализ / Бриттани Гентил, Шелли Грейб, Бренда Долан-Пэской, Джин М. Твендж, Брук И. Уэллс // Обзор по общей психологии. — 2009. — Вып. 13, №1 — С. 34–45.

Данный мета-анализ исследует материалы 115 работ, посвященных изучению  гендерных различий в 10 областях, составляющих самооценку. Выборка составила  32 486  человек, изучались  428 различных параметров. Анализ смешанных эффектов показал, что мужчины имели значимо более высокий уровень оценок физического облика  (d=0.35), атлетизма (d=0.41), личности (d=0.28), чувства собственного достоинства, самооценки  (d=0.33) по сравнению с женщинами. Женщины выигрывали по сравнению с мужчинами в поведенческих навыках (d= - 0.17) и  морально-этической оценке себя (d= - 0.38). Значимые гендерные различия в оценке физического облика, связанного с чувством собственного достоинства, проявились только  после 1980 года и достигли наивысшего уровня лишь у взрослых. Никаких существенных гендерных различий не удалось обнаружить ни в академической сфере, ни  в социальном принятии, ни в семье, ни в эмоциональном чувстве собственного достоинства. Результаты демонстрируют влияние рефлексивных оценок на чувство собственного достоинства.

Ссылка для цитирования

Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2021 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика