Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 105Рубрики 53Авторы 8859Новости 1768Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Электронный сборник статей портала психологических изданий PsyJournals.ru

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

Издается с 2009 года

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Стандарт — как много в этом слове...

Полный текст

В Московском городском психолого-педагогическом университете прошла Всероссийская конференция «Проектирование основных образовательных программ по направлению «Психолого-педагогическое образование» на основе ФГОС ВПО», в которой участвовали более 200 ректоров, деканов, заведующих кафедрами из различных регионов России, которые присутствовали сначала на пленарном заседании, а потом работали на секциях: «Проектирование основных образовательных программ ООП бакалавра и магистра по направлению «Психолого-педагогическое образование», «Проектирование учебного плана и программ дисциплин в области дошкольного образования», «Проектирование учебного плана и программ дисциплин в области начального образования», «Проектирование учебного плана и программ дисциплин в области социальной педагогики», «Проектирование учебного плана и программ дисциплин в области инклюзивного образования, специальной психологии и педагогики», «Проектирование учебного плана и программ дисциплин в области психологии образования».

Лев Любимов, заместитель научного руководителя Высшей школы экономики:

— Во многом все стандарты педагогического образования «завязаны» на психологическую подготовку. Речь идет о том, что в последние три десятилетия педагогическое образование на практике сталкивается с совершенно новым явлением, которое радикально отличается от того, к чему мы привыкли. Одно дело, когда в начале прошлого века высшее образование получали 1,5 процента молодых людей, другое дело, когда число получающих высшее образование выпускников школ возросло до 75 процентов. Высшее образование стало общим, и в значительной степени это стало менять школьное образование. Педагоги в США жалуются, что 85% первокурсников — сплошь троечники. Те же проблемы и в нашей стране.

В недавнем послании Дмитрия Медведева описание новой школы очень похоже на тот стандарт, что принят по начальному образованию, и те стандарты по средней и старшей школе, которые нынче обсуждаются. На каких идеях основана сегодня эта работа? Не столько на трансляции знаний от учителя ученикам, сколько на воспитании компетенций. Это важно, так как современная экономика устроена совсем не так, как она была устроена в индустриальную эпоху, она устроена как горизонтальная сетевая система. Гетерогенной экономике должно соответствовать гетерогенное образование, которое позволяет выбрать любые индивидуальные траектории. Сетевая экономика предполагает совершенно иные отношения между людьми.

Если мы попробуем посмотреть на работы выдающихся русских мыслителей Серебряного века, то обнаружим у них упоминание об очень многих свойствах нашего народа, которые мы найдем в статье Дмитрия Медведева «Россия, вперед!». Например, свойственный нам монологизм, замкнутость на себя, понимание того, что есть два мнения — мое и ошибочное. Конечно, с такой психологией нельзя жить в современном обществе и инновационную экономику не построить. Сетевая экономика и экономика коммуникаций требуют человека-исследователя, ассоциативного человека, это надо уметь подпитывать, но этому не учат на предмете «Физика» или на предмете «Экономика». Этому нужно учить ежеминутно. Поэтому, наверное, в стандарте предусмотрено обогащение личности такими свойствами, как умение учиться самому, коммуникация. Инновационная экономика — это экономика, где бюрократия, технократия заменяются на людей, которые работают в меняющихся командах, команды меняются раз в неделю, раз в две недели и так далее. В этих командах ожидать, пока съешь пуд соли, невозможно. Ассоциативный человек должен обладать умением коммуникации. В ВШЭ мы страдаем от того, что есть нехватка сильных специалистов, которые могли бы на каждом факультете читать курс коммуникаций, очень мало специалистов, которые реально могли бы читать курс по эффективным коммуникациям. Современная экономика нуждается в людях, которые могут быстро менять роли, быстро менять не профессию, а подпрофессии, формы занятости, человек должен быть мобилен во всех отношениях. Великие философы и психологи писали, что наш народ в принципе не рефлексивен, а отсутствие рефлексии значит, что нет и прогресса. Рефлексивность — психологическая проблема, это проблема общего и высшего образования.

Игорь Реморенко, директор Департамента госполитики в образовании:

— Мне особенно близки программы психолого-педагогического образования, так как я был выпускником одного из первых психолого-педагогических факультетов, которые создавались в 80-е годы. Но, мне кажется, важно понять, какие запросы общества, граждан мы решаем с помощью психолого-педагогического образования. Если раньше мы обсуждали, какое педагогическое образование считать наиболее успешным, то могли сказать, что есть два направления оценки успешного учителя. Одно заключается в том, что успешный учитель — учитель, получивший фундаментальную подготовку по предметам, научным дисциплинам, а дальше он работает с ребятами. Второе: успешный учитель — учитель, имеющий хороший багаж навыков, компетенций, связанных с организацией учебной работы, с работой с детьми в летних лагерях. В 90-е годы ситуация изменилась в силу того, что фундаментальная подготовка по некоторым техническим направлениям и их востребованность совершенно изменились, с другой стороны, структура воспитательной работы, ранее связанная с комсомольской и пионерской организациями, тоже изменилась, и наступил пик идей психолого-педагогического образования. Тогда возникает психолого-педагогическое образование, которое как новое направление в отечественной педагогике связывается в первую очередь с тем, что становятся востребованными широкие поля гуманитарной деятельности. Появление психолого-педагогического образования, на мой взгляд, обусловлено двумя вещами. С одной стороны, это то, что позволило обобщить весь багаж инновационной работы, накопленный к началу 90-х годов, с другой стороны, это то, что стало основой для появления целого ряда гуманитарных практик. Многие из тех, с кем я учился, работали в школах, а после этого стали находить себя в других практиках и работают в сфере кадрового менеджмента, экономического и политического консалтинга. Можно сказать, что широкое поле гуманитарных практик позволило выпускникам психолого-педагогических вузов реализовать себя не только в школе, но и в других сферах, я не думаю, что это плохо, потому что расширение рамок всегда становится провокатором развития.

Сейчас ситуация изменилась, и роль психолого-педагогического развития, на мой взгляд, несколько иная, во-первых, потому, что сформировались гуманитарные практики и сферы подготовки к ним, а во-вторых, потому, что роль школы, роль подготовки, суть стандартов психолого-педагогической подготовки начали меняться. Думаю, что это непростая задача и нам предстоит осмысливать и находить специфику психолого-педагогического образования сейчас. Наверное, психолого-педагогическое образование должно найти свое место в работе с теми, кто приходит в школы, не имея базового педагогического образования, получив какое-то иное высшее образование. Здесь возрастает роль магистратуры.
Я считаю, что психолого-педагогическое образование должно оставаться той базовой, фундаментальной основой для подготовки современного учителя.

Виктор Рябов, доктор педагогических наук, профессор, ректор Московского городского педагогического университета, председатель Совета ректоров педагогических вузов Москвы и Московской области:

 — Педагогические вузы часто упрекают за то, что их выпускники не идут в школы. Но ведь не только педагогические вузы выпускают учителей. У меня есть справка: в России 39 процентов специалистов по профильным специальностям выпускают 67 педагогических вузов вместе со своими филиалами, классические университеты, технические вузы, гуманитарные, медицинские, вузы искусства, культуры и другие вузы — 33 процента. Таким образом, педагогическое образование как подготовка учителей раздроблено, растаскано. Если современная модернизация, объявленная и ставшая ключевым словом, сведется только к тому, что мы будем преобразовывать, переименовывать и передавать педагогические вузы классическим университетам, то это может привести к тому, что в очередной раз реформа завершится пшиком. Поэтому я, как человек, возглавлявший в своей жизни три педагогических вуза и один классический университет, представляю себе, что все разговоры о модернизации высшего педагогического образования должны сводиться к одному — к изменению содержания, технологии и методологии подготовки учителя. Но для того чтобы это осуществить, педагогические вузы должны быть в законе, а не так, как это было в советское время, когда у этих вузов была самая слабая материально-техническая база, самое низкое финансирование, которое определялось словом высших инстанций, а не потребностью самих вузов. Педагогические вузы называли «педиками», это слово и определяло отношение к ним. На мой взгляд, чтобы реально решать проблемы педагогического образования, нужно прежде всего изучить их учебно-материальную базу, состав профессорско-педагогического коллектива, состояние научно-исследовательской работы, а после этого говорить: мы столько вам даем, создаем все условия, а вы сделайте то, что нужно для страны. Я говорю не о московских, а о федеральных педвузах. У московских городских педвузов таких проблем нет, все позиции (учебно-материальная база, профессорско-преподавательский состав, технологическое и лабораторное оборудование, компьютерное оборудование, мультимедийная техника и многое другое) у нас есть.

В Москве нет дефицита педагогических кадров. В этом году в столице практически был конкурс 2-3, а то и больше человек на одно учительское место в школе. Как могла возникнуть такая благополучная ситуация, почему в Москве нет дефицита педагогических кадров, почему выпускники трех городских педагогических вузов стремятся на работу в школы? Потому что в столице в последние годы исполнительная и законодательная власть проводит умную государственную политику. Дело не только в том, что власть понимает важность и нужность высшего педагогического образования для системы образования в целом, но и в том, что она отдает себе отчет в том, что социальное и экономическое развитие города напрямую зависит от подготовки кадров. Именно поэтому из года в год в городском бюджете значительные средства закладываются на поддержку и развитие образования. Нам нужно ввести педагогическую интернатуру для бакалавров. Между тем в законе она предусмотрена только для специалистов и магистров. Но бакалавры, которые будут учиться четыре года, не смогут качественно работать в школе — бакалавриат не считается законченным высшим образованием. В Москве в городских педвузах введена непрерывная педагогическая практика на пятом курсе, когда студент-пятикурсник работает учителем, продолжая обучение в вузе. В результате практически все выпускники идут на работу в школы, причем часто в те, где они проходили практику. Наша непрерывная годичная практика — прообраз той педагогической интернатуры, которая требуется для бакалавров.

В нашем университете летом был проведен установочный семинар для участников Всероссийского конкурса «Учитель года-2009». С лучшими педагогами страны встретились министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко и заместитель министра Исаак Калина, председатель Комитета Госдумы РФ по образованию Григорий Балыхин. Руководители министерства и депутат поставили вопрос о подготовке педагогических кадров. Это сложная проблема, которую каждый регион решает в одиночку, причем многое зависит от позиции федеральных и региональных органов власти. Когда на семинаре речь зашла о компьютеризации педагогических вузов, лучшие учителя были поражены тем, что в Московском городском педагогическом университете на 1 сентября прошлого года имели 50 компьютерных и около 100 мультимедийных классов, на 1 сентября нынешнего года мы получили 50 миллионов рублей еще на 40 компьютерных и 20 мультимедийных классов. Это позиция Москвы, которая позволила нам получить из городского бюджета 3 миллиарда рублей на капитальное строительство зданий университета. При этом по России на 350 вузов в год на капитальное строительство точно такая же сумма. Вот о чем нужно говорить Министерству образования и науки РФ, а не о том, как перелопачивать педагогические вузы и сводить на нет систему высшего педагогического образования России.
Наше высшее педагогическое образование — уникальная система. Если оно не будет сохранено, ни о каком прорыве, ни о каком движении вперед, ни о каких инновациях не может быть и речи.

Михаил Тихонов, первый заместитель руководителя Департамента образования, доктор философских наук:

— Москва надеется с третьей четверти в 187 школах приступить к практической реализации нового стандарта начального образования. Завершается процедура утверждения государственных стандартов по трем направлениям высшего педагогического профессионального образования: педагогическому, психолого-педагогическому и коррекционному. Это означает, что для всех нас наступает новый этап. Его новизна в том, что здесь мы должны решать одновременно три задачи: вводить собственно новые стандарты, готовить педагогов для работы по новым стандартам и заниматься повышением квалификации учителей, которые будут реально отвечать за введение новых стандартов. Я рискну предположить, что во всей России сегодня не найти такую корпорацию специалистов, как та, что собралась на конференции в МГППУ, посвященной введению новых стандартов психолого-педагогического образования, для того чтобы грамотно высказаться по части разработки программ для высшего педагогического профессионального образования. Два московских городских педагогических вуза — МГППУ и МГПУ — совместно с учеными были авторами этой конференции. Стандарт психолого-педагогического образования был отработан на базе МГППУ, в то же время он примечателен тем, что, кроме подготовки психолога, включает в себя подготовку и воспитателя, и учителя начальной школы, то есть непосредственно педагогических кадров по данным профилям. Мне особенно важным кажется профиль, определяющий подготовку кадров для инклюзивного образования. Сейчас уже ясно, что без целенаправленной подготовки таких кадров едва ли возможно эффективно, на высоком уровне решить крайне сложную проблему инклюзивного образования, между тем это один из главных приоритетов российского образования.

Виталий Рубцов, ректор Московского городского психолого-педагогического университета, академик Российской академии образования:

— Появление стандартов — это следствие появления новой парадигмы, в которой образование рассматривается как ресурс построения инновационной экономики. С этой точки зрения Федеральные образовательные стандарты — это ресурс фундаментализации современного образования. Эта ситуация возникла не понаслышке, изнутри начала складываться такая ее оценка, что оказалось: люди, которые должны делать инновационную экономику, такую экономику сформировать не могут. Поэтому образование сейчас становится стратегическим направлением для того, чтобы каким-то образом решить эту сложную проблему. Я-то убежден в том, что никакие инновационные технологии сами по себе (ни нанотехнологии, ни информационные технологии и другие) не будут работать, пока не появится «инновационный человек», который может работать с ними, а главное — создавать такие технологии. Сейчас этим занимается руководство страны, Министерство образования и науки РФ рефлексирует на эту ситуацию. Все это указывает на необходимость содержательной модернизации школьного образования. При этом я убежден, что нельзя разделять между собой стандарты общего и высшего образования. Вообще кто-то странно придумал, что нужно было создавать одни стандарты без других, но сейчас министерство увидело этот парадокс, и поэтому мы говорим об этих стандартах вообще как о социокультурных ресурсах.
Школе нужен новый учитель, владеющий современными технологиями развивающего образования, определяющими новые параметры школы ХХI века, способный видеть многообразие учащихся, учитывающий в учебно-воспитательном процессе индивидуальные и личностные особенности различных детей (одаренных, девиантных, с ограниченными возможностями здоровья, с задержками развития) и умеющий реагировать на их потребности. Отсюда возникают новые требования к учителю, о которых в последнее время говорят очень много. Например, сегодня учителю нужно применять здоровьесберегающие технологии, но он этого делать не умеет. Сегодня формируется принципиально иной заказ общества и государства на психолого-педагогическую подготовку учителя, оформляется востребованность на эту подготовку — о ее необходимости говорят 89% педагогов, опрошенных в Северо-Западном отделении РАО.
Инициатива Президента России Дмитрия Медведева «Наша новая школа» — по сути, заказ на формирование инновационных человеческих ресурсов, проект социокультурной модернизации на основе образования. К этому так и нужно относиться, так как это не указание, не штамп, это целевая национальная установка, которую нужно сейчас брать на вооружение и говорить: стандарты — первый ход к тому, чтобы реализовать эту задачу. Подготовка новых педагогических кадров, способных создавать новую школу, — органическая составная часть проекта «Наша новая школа». Невозможно говорить об эффективности этого проекта без разговора о модернизации нашего высшего педагогического образования, так как создавать новую школу при новых стандартах общего образования может только совершенно новый учитель. Нам нужно много обсуждать и делать для того, чтобы директор школы и педагог, психолог и врач смогли обеспечить все то, что обрисовано в проекте Президента РФ «Наша новая школа».

Стратегическим ресурсом инициативы «Наша новая школа» должны стать государственные образовательные стандарты. Стандарты общего начального образования и стандарты высшего профессионального образования. Если стратегические задачи стандарта общего начального образования — выполнение требований к условиям, обеспечивающим появление новой школы, то стратегические задачи стандарта высшего профессионального образования — подготовка педагогических кадров для новой школы.

Сегодня есть сложность из-за явного несовпадения стандартов общего и высшего образования. Между тем их согласованность — важнейшее условие, при котором можно говорить о стандартах ВПО как важнейшей социокультурной технологии модернизации образования. Иначе непонятно, каким образом компетентностями, которые должен осваивать ученик, может овладеть сам учитель. Нельзя вводить стандарты общего образования с помощью учителя, который не владеет нужными для этого компетентностями, и это совершенно понятно.

Впервые для России стандарт общего начального образования разработан РАО на основе деятельностного подхода, впервые в основу стандарта положен комплекс наук о развитии ребенка, и это стратегический курс построения нового стандарта. Впервые в стандарте есть предпосылки для того, чтобы строить новую школу.

Если мы возьмем стандарт высшего профессионального образования по психолого-педагогическому направлению, то основанием этого стандарта стали подходы к использованию эффективных технологий организации деятельности детей и взрослых на различных этапах школьного детства. Тут накоплены различные научно обоснованные знания о процессах и механизмах развития детей в условиях обучения. Если прочитать стандарты, подготовленные к утверждению, то можно обнаружить там очень интересные вещи. Что значит психолого-педагогический подход к образованию? На самом деле наряду с методиками обучения в недрах самой науки на протяжении истории развивалось то, что называется нынче психодидактикой. Психодидактика, по существу, есть суть психолого-педагогического образования. Фактически это дидактика и методика, сопряженные с возрастными особенностями детей, когда возрастные формы определяют формы деятельности взрослого и ребенка. Ответ на это давала современная психодидактика, сейчас назрела такая возможность и необходимость, когда это можно реализовать. С этой точки зрения стандарт общего начального образования и стандарт психолого-педагогического образования должны быть сопряжены и соответствовать друг другу.

Психолого-педагогическое образование рассматривается в рамках этого стандарта как фундаментальная научно-методическая и практическая база для подготовки учителя, который может работать с проблемами детей и детства в целом, используя деятельностные технологии организации совместной работы взрослых и детей, самих детей. В этот стандарт было вложено много сил, его создавали два наших городских педвуза вуза — МГППУ и МГПУ, представители РАО, Совета ректоров вузов Москвы, МГУ, Российской академии госслужбы при Президенте РФ.

Учительская газета №49 (10286), 8 декабря 2009

Ссылка для цитирования

 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика